Главная Сочинения Рефераты Краткое содержание ЕГЭ Русский язык и культура речи Курсовые работы Контрольные работы Рецензии Дипломные работы Карта
загрузка...
Главная arrow Рефераты arrow Биография arrow Десницкий как представитель буржуазного либерализма

Десницкий как представитель буржуазного либерализма

Десницкий как представитель буржуазного либерализма
Введение 3
1. Краткая биография С.Е. Десницкого 4
2. Философские и правовые взгляды С.Е. Десницкого 7
3. Либеральные взгляды С.Е. Десницкого 10
4. Правовые взгляды С.Е. Десницкого 16
Заключение 25
Список литературы 26
Введение
Актуальность работы. Во второй половине XVIII века в социально-экономической жизни России наблюдались существенные изменения. Феодально-крепостническая система хозяйства переживала пору расцвета, но вместе с тем начинали обнаруживаться новые тенденции экономического развития, которые позднее пришли в резкое противоречие с существующей системой хозяйства. В это время происходит развитие юридической и социологической мысли, выдвигаются идеи о преобразованиях в российском государстве. И это весьма важно, так как в изучаемый период была заложена основа дальнейшего развития русской юриспруденции.
Цель работы состоит в изучении деятельности С.Е. Десницкого как представителя буржуазного либерализма.
Достижение цели предполагает решение ряда задач:
1) привести краткую биографию С.Е. Десницкого;
2) рассмотреть философские и правовые взгляды С.Е. Десницкого;
3) охарактеризовать либеральные взгляды С.Е. Десницкого;
4) изучить правовые взгляды С.Е. Десницкого.
Одной из заметных фигур русского просветительского движения второй половины XVIII века, был Семен Ефимович Десницкий. Он написал целый ряд научных работ, в которых излагал свои взгляды на происхождение права, семьи, частной собственности и государства, кроме того, выдвигал предложения по реорганизации государственной бюрократической системы в России. Это наиболее заметный деятель русского просветительства, который помимо прочего также занимался юриспруденцией, и не только в России, но и за границей.
. Краткая биография С.Е. Десницкого
Семён Ефимович Десницкий (ок. 1740 года, Нежин -1789, Москва) - русский просветитель, учёный правовед. Также коллежский асессор, доктор римских и российских прав, публичный ординарный профессор юриспруденции Московского университета, член Императорской Российской академии. По выражению Н. М. Коркунова, «праотец русской юридической профессуры» [5, с. 17].
Семён Ефимович Десницкий родился в Нежине и происходил из мещанского либо духовного сословия, возможно из казацкой семьи. Точных данных об этом периоде нет, даже год рождения указывается приблизительно. Первоначальное образование получил в семинарии Троицкой Лавры. В 1759-1760 годах стал студентом Московского университета, но вскоре послан в Российскую Академию наук в Санкт-Петербург.
По указанию И. И. Шувалова С. Е. Десницкий и И. А. Третьяков (тоже впоследствии профессор) были командированы в Великобританию (точнее в Шотландию) в Университет Глазго, где они изучали юриспруденцию, математику, химию, историю. Также Десницкий слушал курс нравственной философии у Адама Смита. В 1765 году он был удостоен степени магистра искусств, а в 1767 году получил звание доктора гражданского и церковного права. При этом С. Е. Десницкому специально были пожалованы «привилегии английского гражданства», несмотря на то, что он оставался российским подданным.
Вернувшись в Россию и выдержав экзамен на право чтения лекций, в 1767-1787 годах С. Е. Десницкий занимал должность профессора права в Московском университете, где сначала читал римское право, а потом первый начал разработку русского права и вообще преподавание права на русском языке (ранее преподавание велось на латыни). Причём, он изначально придал преподаванию права практическое направление (анализ действующего российского законодательства и юридической практики).
Чтение лекций Десницким на русском языке встретило поначалу резкое противодействие со стороны профессоров-иностранцев, преподававших на латинском и немецком языках, вплоть до того, что вопрос этот был рассмотрен Екатериной II, принявшей сторону Десницкого. Императрица прямо высказалась, «что в университете пристойнее читать лекции на русском языке, а особливо юриспруденцию» [5, с. 79].
Поскольку Десницкий получил английское образование, он уважительно отзывался о законах и учреждениях Великобритании, и неодобрительно относился к Германии и немецким учёным, которых считал излишне увлёкшимися схоластическими тонкостями в праве.
С. Е. Десницкий выступил одним из экспертов по составлению записок для Уложенной комиссии 1767-1768 годов (формально комиссия действовала до 1780-х годов, хотя после 1768 года не созывалась). В частности, он написал «Представление о учреждении законодательной, судительной и наказательной власти в Российской империи» 1768 года, отражённое императрицей Екатериной II в её «Наказе» Уложенной комиссии. 8 мая 1768 года Десницкий был возведен в звание экстраординарного профессора и допущен к заседаниям конференции. Через 5 лет - в 1773 году - он был наименован ординарным профессором.
Десницкий считается членом-основателем петербургской масонской ложи Озириса (с 1781 года работала в Москве). В 1776 году он был одним из трёх ораторов ложи. Некоторыми историками указывается, что в масоны он был принят ещё в Шотландии.
С 1783 года при самом основании литературной Российской Академии С. Е. Десницкий был избран её действительным членом, как популярный оратор. Желая послужить делу, предпринятому Академией, а именно составлению русского словаря, он взял на себя труд сделать выборку правовых терминов начиная со старинных русских законодательных памятников, кончая Уложением Алексея Михайловича. В 1783-1786 годах Десницкий осуществлял также преподавание английского языка.
В 1787 году С. Е. Десницкий оставил профессорскую службу по болезни, и вскоре (15 июня 1789 года) скончался (не дожив месяца до начала Великой французской революции).
По торжественному признанию Морошкина на акте 1834 года русский юридический факультет Московского университета создан всецело Семёном Ефимовичем Десницким. Им намечена и получившая осуществление программа, им же привлечены и слушатели. До его вступления на кафедру был период, когда один лишь профессор представлял собою факультет, и был год, когда на факультете был лишь один слушатель.
Вообще, С. Е. Десницкий сыграл видную роль не только в становлении Московского университета, но и в российской правовой науке и российском Просвещении
2. Философские и правовые взгляды С.Е. Десницкого
Огромное влияние на воззрения С. Е. Десницкого оказала поездка за границу. Он застал там зарождение исторического направления в изучении права (отрицавшего концепцию естественного права, данного от Бога). Большой след в образе мыслей Десницкого оставили: Дэвид Юм как философ и теоретик права, а также Теория нравственных чувств - нравственная философия Адама Смита. Именно в этике он стал видеть своего рода фундамент всех сфер социальной деятельности, включая правовую.
Существенное место в сочинениях Десницкого-философа занимали натурфилософские и космологические вопросы. Он придерживался теории множественности миров, писал о бесконечности и вечности Вселенной.
Важнейшим звеном в развитии общества С.Е. Десницкий признавал установление частной собственности и прежде всего земельной собственности. Им была выдвинута теория «четырёх состояний рода человеческого»: звероловческого и собирательного; скотоводческого; хлебопашеского; коммерческого. Каждому из этих этапов соответствует особый тип собственности. Десницкий приходит к убеждению, что «понятие о праве собственности слагается в зависимости от количества труда, затраченного на производство вещи; таким образом институт собственности устанавливается с той поры, когда человек начинает заниматься земледелием и от кочевого образа жизни переходит к оседлому» [4, с. 213]. Однако в полной мере отношения собственности формируются только на современной, «коммерческой» стадии. Уровень богатства общества, согласно Десницкому, в решающей мере определяет и уровень его цивилизованности.
Нужно отметить, что Десницкий не просто писал о вымышленных состояниях рода человеческого, а стремился путём изучения и вывления закономерностей истории показать, каким образом возникает и ограничивается собственность, владение, наследство и прочее.
С. Е. Десницкий являлся сторонником абсолютной монархии, а также правовой регламентации общественных и государственных отношений. Однако, он критиковал существующие ограничения в правах целых слоев общества (особенно крепостное право), а также выступал в защиту равноправия женщин. В целом, видно антифеодальный характер позиций С.Е. Десницкого, его сочувствие буржуазному развитию общества.
Как ценящий Юма и Адама Смита правовед, Десницкий с пренебрежением отзывается о Пуфендорфе, чьи труды тогда служили авторитетом во всех заведениях, где преподавалось право. Эта самостоятельность мышления Десницкого имела большое значение значение, так как ему приходилось закладывать основы для изучения российского законоведения.
Из его трудов наиболее известны: «Слово о прямом и ближайшем способе к научению юриспруденции» и «Юридическое рассуждение о пользе знания отечественного законоискусства».
Юристу, по мнению Десницкого, совершенно необходимы четыре науки: нравоучительная философия, натуральная юриспруденция, римское право и отечественное право; последние должны быть изучаемы на основании сравнительно-исторических данных. Важнейшим моментом обучения студентов он считал практику, наряду с кафедрой теории права он призвал открыть кафедру практики, где профессор должен руководить студентами в практических занятиях по разбору тяжебных дел (позднее эта мысль была осуществлена, руководство практикой поручили его ученику - Горюшкину).
Сравнительно-исторические идеи встречаются и в других исследованиях Десницкого:
1) «Юридическое рассуждение о разных понятиях, какие имеют народы о собственности», где установление и развитие института собственности объясняется последовательными изменениями экономического быта;
2) «Юридическое рассуждение о начале и происхождении супружества», где автор описывая происхождение семьи, ратует за равноправность мужчин и женщин;
3) «Слово о причинах смертных казней в делах криминальных», одно из первых сочинений такого рода;
4) «Юридическое рассуждение о вещах священных и прочих».
Рассматривая вопрос об основании и цели наказания Десницкий выдвинул теории «самозащиты» и «предостережения». Карательная деятельность государства коренится, по его мнению, в инстинкте мести, в потребности отплатить за причиненное зло; казнь тем только разнится от обыкновенной мести, что «она согласна всячески с удовлетворением обидимых и в то же время с общим благоволением посторонних зрителей». Указывая, как на цель наказания, на необходимость поддержания порядка, Десницкий вместе с тем требует, чтобы «учиненные казни не выходили за предел человечества» [1, с. 46]; иначе, говорит он, зрители могут почувствовать сожаление к преступнику, и сами казни не будут иметь «действительного успеха в пресечении злотворства». Тем самым, он отмечал насколько чрезмерно жестока современная ему карательная система (хотя, например, тогда смертная казнь была отменена, вернее заменена на каторгу и ссылку).
Как переводчик Десницкий известен тем, что перевёл с английского «Наставник земледельческий» Томаса Боудена, а также начало крупнейшего английского юридического сочинения того времени Уильяма Блэкстона - «Комментарии к английским законам»
3. Либеральные взгляды С.Е. Десницкого
Одним из первых представителей буржуазного либерализма в России был профессор Московского университета Семен Ефимович Десницкий.
В произведениях Десницкого широко использовались достижения теоретической мысли других стран. Он высоко ценил книгу Гроция «О праве войны и мира», но резко критиковал чисто умозрительные построения ряда представителей естественно-правовой школы, особенно Пуфендорфа. Вслед за Адамом Смитом, лекции которого он слушал в Глазго, Десницкий связывал развитие общества, государства и права с хозяйственным бытом народов, способом добывания средств к жизни.
Десницкий решительно отвергает широко распространенную в XVIII веке аналогию развития общества с развитием живого организма, в соответствии с которой «род человеческий» проходит в своем развитии четыре этапа: отрочество, юность, мужество и престарелость. Десницкий признает, что были периоды упадка наук и искусств, но убежден, что отдельные попятные движения не могут изменить общей картины поступательного развития человеческого общества, что творческие возможности человечества во все времена остаются весьма значительными, и только отдельные временные обстоятельства в некоторые периоды истории мешают им развернуться с полной силой.
Изучая историю, Десницкий видит в ней «основу понимания основных общественных институтов. Опираясь прежде всего на данные этнографии, С. Е. Десницкий пытается установить действительную картину происхождения и развития власти, государства, права, собственности, родительской власти над детьми и других институтов» [3, с. 439].
Он делил историю человечества на четыре этапа (состояния) - охотничий, пастушеский, земледельческий, коммерческое состояние. С переходом народов от одного состояния к другому связаны возникновение (с переходом к земледелию) и изменения государства и законов. В - коммерческом состоянии земледелие, ремесло и искусства достигают совершенства; большое развитие получают торговля, купечество и право собственности. Все это предопределяет необходимость ряда изменений государства и права.
В коммерческом состоянии «превосходное богатство есть первый источник всех достоинств, чинов и преимуществ перед другими». Коммерция обусловливает развитие права - у простых народов законов мало (все законы древних римлян умещались на двенадцати таблицах); чем выше народ в развитии, тем больше законов ему нужно (только сокращенное изложение законов Великобритании, «где ныне законы в великом совершенстве», занимает 25 книг). Богатство - причина и основание разделения властей; Десницкий с одобрением отзывался о государственном строе Англии, но считал парламентское правление неприменимым к России. «Монарх всероссийский, - писал Десницкий, - в Российской церкви и империи есть самодержец» [1, с. 48]. Одобряя идеи Монтескье о разделении властей, Десницкий стремился «приноровить учреждение таких властей к нынешнему возвышающемуся российскому монаршескому состоянию».
В ранних работах С. Е. Десницкий, подобно Юму, исходит из того, что природа человека остается неизменной на всех этапах развития общества и что наблюдения о влечениях и склонностях человека любой эпохи остаются верными для всех остальных эпох. Такой подход к вопросу был характерен для общественной науки XVIII века. Сторонники этого подхода наделяли человека, жившего в условиях разложения родового строя, качествами члена буржуазного общества своего времени. На представлениях о неизменности природы человека базируются такие работы Десницкого, как «Слово о прямом и ближайшем способе к научению юриспруденции» (1768 г.) и «Слово о причинах смертных казней по делам криминальным» (1779 г.)
К 1775 году русский просветитель меняет свою точку зрения. Начиная с этого времени, он ни разу не ссылался в своих теоретических построениях на неизменную природу человека.
Созыв Комиссии для сочинения нового Уложения представлялся Десницкому подходящим временем и поводом для проведения в России хотя бы некоторых реформ, приближающих коммерческое состояние. Он написал «Представление о учреждении законодательной, судительной и наказательной власти в Российской империи» (датировано 30 февраля 1768 г.). Особенность изложенных здесь идей в том, что предлагается не «разделение властей» в смысле создания конституционной монархии с системой «сдержек и противовесов», а образование или реформа подчиненных неограниченному монарху учреждений, осуществляющих законодательную, судебную и исполнительную функции.
Поскольку развитие коммерции требует все большего количества законов, для их подготовки при монархе безотлучно должно состоять специальное учреждение. Им должен стать сенат; Десницкий предлагал преобразовать сенат в законосовещательный представительный орган (600-800 человек), избираемый («по изволению монархов») на пять лет на основе высокого имущественного ценза.
Учреждение «судительной власти» мыслилось как упорядочение системы профессиональных судей и организация суда присяжных, «если б монархи российские соблаговолили узаконить по примеру английскому». Десницкий - сторонник гласности судопроизводства, публикации в печати решений судов, учреждения адвокатуры, принципа состязательности. «Во многих государствах опытом дознано, что без споров в суде справедливости доходить иного средства другого никакого нет» [2, с. 129].
«Наказательная власть» должна осуществляться воеводами, ведающими местами заключения, исполнением приговоров, сбором подушных и пошлин. На воевод можно подавать жалобы в суд; обоснованные жалобы докладываются сенату, «где воевода произвольному монарха штрафу и наказанию подвержен будет». Кроме того, в столицах и крупных городах предлагалось учредить «гражданскую власть» из купцов (большинство) и дворян, ведающую градостроительством и благоустройством, ценами, векселями, сбором пошлины и др.
Законодательная власть, рассуждал Десницкий, является первой и в полном значении принадлежит только монарху; однако исполнение законов зависит от организации и деятельности других властей. «Многие народы опытом дознали, что лучше не иметь иных законов, нежели имея, не исполнять» [2, с. 131].
Основной целью проекта было создание условий для упорядочения законодательной деятельности, а также (главное) организационно-правовых гарантий законности деятельности бюрократического и судебного аппарата самодержавной России.
Взгляды Десницкого на коммерческое состояние в России и на Западе своеобразны. В его трудах немало критических суждений о «сокровиществующих миллионщиках», использующих богатство, чтобы «пленить в послушание себе целый свет», делающих «нечувствительно тьмы народов от себя зависящими», у которых (как в Англии) «даже и самое правосудие может быть нечувствительно на откупе» и т.п. Но, оговаривает Десницкий, это результат «безмерной и худо управляемой коммерции», «весьма опасной коммерции, когда оная вся перевалится на руки немногих богачей» [1, с. 49]. В духе политики и идеологии просвещенного абсолютизма Десницкий одобряет государственное покровительство промышленности и торговле, поддержку мануфактур, учреждение банков, покровительство развитию наук и художеств; это относится к задачам полиции, ведающей гражданским благоустройством и благосостоянием.
Десницкий признавал существование таких природных прав человека, как права на жизнь, здоровье, честь, собственность; он утверждал, однако, что исторические, географические и иные обстоятельства могут обусловливать такое развитие господской или отеческой власти, которая, как у римлян, была необходимой по политическим соображениям, «сколько бы ни казалась в теории противною натуре человеческой». Рабство у римлян, рассуждал Десницкий, было вызвано обширными размерами страны, наличием множества людей «подлого состояния», склонных к бунтам и возмущениям, которых по этой причине лучше держать в неволе.
Десницкий не выступал с осуждением крепостного права и не призывал к его отмене. О крепостных крестьянах России он писал: «Нет возможности без нарушения спокойствия государства дать оным земледельцам права и преимущества» [2, с. 133]. Ссылаясь на екатерининский «Наказ», он предлагал «означить некоторый род собственности для крестьян», которой помещик для собственной выгоды награждал бы трудолюбивых.
Как почти все мыслители того времени, Десницкий осуждал продажу крестьян в розницу и предлагал определить законом, чтобы такие продажи или переводы крестьян в дальние деревни не делались без их согласия. При этом даже и весьма умеренные «учреждения для крестьянства», оговаривал Десницкий, необходимо сделать «с крайнею осторожностью» (их исполнение должно всецело зависеть только от «воли помещичьей»; они не должны «подать крестьянину поползновения к непослушанию и дерзости» и т.п.).
Возникающий в России буржуазный либерализм отличался от дворянского либерализма, который не содержал программы политических реформ уже по той причине, что самодержавие выражало общие интересы дворянства, а каждый отдельный дворянин был в какой-то мере защищен от чиновничьего произвола своими привилегиями. Иным было положение торгово-промышленных сословий России, чьи экономические интересы и пожелания в середине XVIII в. не шли далее приобретения права владеть крепостными, однако в области политико-правовой состояли не только в одобрении политики протекционизма, но и еще более в стремлении получить хоть какие-то юридические гарантии и защиту от почти бесконтрольного произвола сановников, чиновников, военных, судей, помещиков.
Заслуги Десницкого очевидны. Их отмечали еще его современники. Его роль и в истории русской юридической мысли, и в истории университетского юридического образования трудно преувеличить. Он создал новое и оригинальное учение, выработал основы системы права применительно к русскому законодательству, заложил основы науки истории русского права. Первый представитель русской юридической кафедры стал пропагандистом принципов правды и гласности. Неслучайно последующие поколения российских юристов назвали его «отцом русской юриспруденции». С.Е. Десницкий был крупным ученым международного масштаба, достойным европейской славы. Во многом он опередил современную ему западноевропейскую правовую науку.
Блестящая характеристика была дана Десницкому на торжественном собрании Московского университета в 1834 г. профессором С.Ф. Морошкиным: «Читая его сочинения, я совершенно убежден, что ему недоставало только читателей и иностранного имени для занятия места близ Монтескье и других знаменитых юристов прошлого века...» [6, с. 11].


4. Правовые взгляды С.Е. Десницкого

Для просветителей было характерно сближение права и морали. Законы должны иметь нравственное основание.
Разбирая с нравственной точки зрения существующие порядки, просветители сделали нравственность острейшим орудием критики явлений феодального строя, в том числе феодального права. Сближая право и нравственность в целях критики феодального права, они проводили между тем и другим определенную грань. Десницкий различал «воздаятельную истину» - нравственность и справедливость, «исполнительную истину» - право. «Воздаятельная» истина, писал просветитель, «перед исполнительной ту имеет разность, что за неисполнение ее люди не подвергаются наказанию, хотя, впрочем, исполнением оной заслуживают себе великую похвалу» [7, с. 23].
Десницкий делил законы на справедливые и несправедливые, исходя из положение нравоучительной философии, а не ссылаясь на естественное право, как это делали многие другие просветители. Этические нормы, по теории Десницкого, не абсолютны и зависят от той ступени хозяйственной деятельности, на которой в данный момент находится конкретный народ. Для Десницкого было характерно стремление преодолеть антиисторизм в решении вопросов этики.
Отмечая, что неисполнение правовой нормы в отличии от моральной влечет за собой принуждение, русские просветители в то же время писали, что исполнение подлинно разумных законов должно основываться в первую очередь не на страхе наказания, а на сознании общественного долга. Просветители высоко ставили чувство общественного долга. Десницкий называл его «чувствованием должности своей в человечестве» и говорил, что это чувствование «... наиважнейшее в житии человеческом нравоучительной начало, по которому только единому род человеческий может управлять свои поведения и соблюсти оных благопристойность» [7, с. 24].
Десницкий придавал большое значение воспитательной роли суда. «Натуры глас вопиет:... ,,Дозволь ходатайствующим с обеих сторон иметь свободный и публичный голос перед судом за судимых, дабы ничто в тайне, но откровенно и посторонним известно судимо было и исходило бы во свет для научения народного"», - писал просветитель [6, с. 17]. Он рекомендовал также издавать судебные решения «во всенародное известие».
Выдвигая идею совершенного законодательства, просветители в то же время много внимания уделяли проблеме законности. Одной из гарантий соблюдения законности они считали знание законов каждым членом общества. «Нужно всем вообще прилежать к познанию своего закона для соблюдения единственно токмо собственности и свободы», - писал Десницкий. В этом сказывались просветительские иллюзии, что знание закона оградит от беззакония и несправедливости. Добиваясь распространения знания законодательства, просветители требовали, чтобы законы писались простым и ясным языком.
В произведениях Десницкого мы встречаем ряд положений, которые затрагивают вопросы политики. Таково положение о том, что не следует чрезмерно расширять сферу правового регулирования, его соображения о воспитательной роли суда, высказывания о необходимости прекращения и истребления «злоупотреблений, неправд, обид и притеснений, происходящих от несогласия и криводушного толкования законов и от непорядка судов». К сожалению, детальной разработки принципов «юридической политики» в произведениях просветителя мы не находим.
«Политический метод» был использован Десницким при догматической разработке русского права. Просветитель подвергал резкой критике не одушевленную общественными идеями эмпирическую юриспруденцию, которая сводится к «безмерному и беспорядочному множеству законоучительных примечаний», чтение которых отнимает «у всех почти размышление», утомляет «рачительную память» и в изнеможение приводит «всю остроту разума и рассуждения».
Десницкий ставит вопрос о необходимости составить «самократчайшие наставления всероссийских прав, в которых разделение и оглавление надлежит иметь весьма применительное к свойству российского правления и закона» [6, с. 19]. Просветитель придает этому труду очень большое значение. «Наставления» должны были ознакомить широкие круги населения с отечественным правом, что, по мнению Десницкого, должно способствовать укреплению законности в стране.
Чтобы облегчить работу по составлению «Наставлений», Десницкий сформулировал определения ряда важнейших юридических понятий, высказал ряд соображений о системе русского права.
Систему права Десницкий строил по институционной системе, различая «троякий предмет законов, то есть персоны, вещи и обязательства с принадлежащими к сим последним челобитными». Значительное внимание в своих трудах Десницкий уделял праву собственности. Отсутствие права владения в Определении Десницкого, на наш взгляд, связано с тем, что он приспосабливал его к действующему русскому праву, в котором до 1832 г. отсутствовал термин «собственность», а его роль выполнял термин «владения». После 1832 г. термины «собственность» и «владение» некоторое время были взаимозаменяемы. Десницкий относил право собственности к числу неотъемлемых прав человека. Это положение имело огромное прогрессивное значение в условиях крепостничества, когда помещичьи крестьяне не имели права собственности не только на землю, но даже на движимое имущество.
Опубликованные произведения Десницкого дают возможность судить о том, в каком направлении он вел исследование вопроса об объекте права собственности. Русский просветитель определяет право собственности как право на вещи. Своей юридической конструкцией он косвенно критикует крепостное право, в соответствии с которым человек - крепостной крестьянин рассматривался как объект собственности помещика.
Значительное внимание Десницкий уделял вопросам семейного права. Кроме «Рассуждения о родительской власти, которую у римлян имел отец над своими детьми...» и «Юридического рассуждения о начале и происхождении супружества», им, по-видимому, было подготовлено обширное «особливое дополнение» к последнему «Рассуждению», посвященное анализу и объяснению действовавшего семейного законодательства.
В «Слове о причинах смертных казней по делам криминальным» Десницкий, опираясь на некоторые положения этики А. Смита, предпринял попытку отграничить юридическую ответственность от прочих видов ответственности, определив сферу действия уголовно-правовой ответственности. Как известно, А. Смит различал два виды справедливости - «истина исполнительная» и «истина воздаятельная» «Исполнительная истина велит девать все то, что только по строгости прав требовано быть может от целого света.... Напротив сей, истина воздаятельная требует только того, что всякому по людскости и человечеству должно отдавать», - пишет русский просветитель [1, с. 52].
Теория Десницкого о том, что основанием юридической ответственности может быть только нарушение исполнительной истины, резко расходилась с практикой русского государства, которое активно вмешивалось в нравственную сферу. Десницкий, видимо, ясно осознавал противоречие его теории сложившейся практике, но не решался безоговорочно осудить эту практику. В «Слове о причинах смертных казней по делам криминальным» содержится лишь попытка как-то очертить те рамки, за которыми вмешательство государства в нравственные отношения является явно недопустимым. В постановке этого вопроса большая заслуга Десницкого. Смит, по-видимому, не придавал ему большого значения. Десницкий же считал проблему определения границ государственного вмешательства в нравственную сферу очень важной и уделял ей большое внимание.
Десницкий вынужден признать, что в ряде случаев государство может закреплять в законе требования истины воздаятельной. «Однако, - подчеркивает русский просветитель, - и самим законодавцам в таких законоположениях премудрость велит весьма законоискусно поступать, дабы в противоположном случае и их воздаятельная истина не была налогом в тяжесть народу... Святые инквизиции в Европе много мучеников наделали, однако не много святых произвели во свет, а благодарящего за оные совестно - ни одного». Он формулирует общий принцип: правила истины воздаятельной должны в закон «с благопристойностью и благоволением всех», то есть активно поддерживаться общественным мнением .
Существование уголовного наказания вытекает, согласно Десницкому, из природы человека. «Наблюдение сей истины (исполнительной) утверждается единственно на страхе наказания, и натура, предвидя ее необходимую в обществе надобность, влияла в сердце человеку особливое чувствование мздовоздаяния и оный страх достойного наказания, какие обращаются на главу всякого за нарушение сей истины. Сие врожденное всякому страшное и понуждающее всякого к исполнению сей истины натура обществу приставила как стража для защищения невинны, для сокрушения гордых и для наказания виноватых» [7, с. 28].
Учение о мстительной склонности человека развивал А. Смит. По его мнению, стремление к мести может выражаться с разной силой. «Самые священные законы справедливости, законы, нарушение которых заслуживает мести и самого жестокого наказания, суть, стало быть законы, охраняющие жизнь и личность человека: за ними следуют законы, охраняющие собственность и обладание; наконец, последнее место занимают законы, имеющие своим предметом охранение личных прав и обязательств, заключенных между гражданами».
Десницкий полностью разделяет эти взгляды Адама Смита и, отталкиваясь от них, отграничивает уголовную ответственность от прочих видов юридической ответственности. Уголовная ответственность возможна только за нарушение законов, «которыми защищаются наши здравие и жизнь» и «которые берегут нашу собственность и владение». Что же касается нарушения контракта, то это «дело некриминальное».
Правильно назначенное уголовное наказание вызывает всенародное одобрение. «Предстоящие при том зритель и непристрастные слушатели внутренне благоволят о наказании такого законопреступника и в тревогу бьют на зачинщика такого злотворства», - пишет Десницкий. Однако, это одобрение основано не только на чувстве «мздовоздаяния». «Нарушение истины исполнительной и восстание против нее подвергает всякого жестокому истязанию потому, что через то самое другому непосредственно следует действительной зло и разорение», - пишет Десницкий [6, с. 21]. Это замечание русского просветителя весьма многозначительно, оно свидетельствует, что Десницкий неудовлетворен психологической теорией наказания, развивавшейся Адамом Смитом, и ищет свои пути объяснения этого явления.
Десницкий настаивает на том, чтобы уголовные наказания были «согласны всячески с удовлетворением обидимых, с общим благоволением посторонних зрителей». Они будут иметь «действительный успех в пресечении злотворства» только в том случае, если будут «умерены по делам, учинены без изъятия всякому и не выходят за пределы человечества».
Десницкий выступает за смягчение уголовного наказания и говорит о том, что чрезмерная жестокость вызывает «сожаление об виноватом « и негодование против судей. Призыв к смягчению уголовного наказания был смелым гражданским подвигом Десницкого.
Десницкий энергично защищал принцип равенства всех перед уголовным законом. В «Представлении об учреждении законодательной, судительной и наказательной власти в Российской империи, он писал «о надобности, повсеместной в Российской империи, что всяк без изъятия в своей вине казнен был, например, убийца - смертью, вор - шельмованием и самым бесчестным наказанием и прочая» [6, с. 22].
Русский просветитель предвидит, что «многие благородные и знатные фамилии возопиют на такую строгость законов, представляя свой род и свою кровь достойным сожаления и исключения от такой строгости», но решительно отвергает поползновения дворянства получить неосновательные привилегии в сфере действия уголовного права. «Знатные ж притом и благородные дворяне, - пишет русский просветитель, - приличены в криминальных и смертоубийственных делах, исключения себе из такой строгости и святости прав разве для того только будут просить, чтобы все и самые спасительные законы недействительными в отечестве сделать, чего они и сами, как сыны отечества, не могут желать» [5, с. 178].
Столь категорично защищая принцип равенства всех перед уголовным законом, Десницкий все же счел необходимым допустить от него отступление в пользу дворянства. Совершенно очевидно, что в этом сказалось влияние взглядов А. Смита. Смит считал, что самый страшный позор для дворянина - потерять свою честь. С связи с этим, приговаривать их к кнуту или позорному столбу - зверство. В «Представлении» Десницкий почти дословно воспроизводит аргументы Смита и делает вывод, что «благородных можно штрафовать, в ссылку ссылать и смертно казнить, только не шельмовать».
В «Слове о причинах смертных казней по делам криминальным» принцип равенства всех перед уголовным законом сформулирован почти в тех же выражениях, что и в «Представлении об учреждении законодательной, судительной и наказательной власти в Российской империи», но оговорки о нераспространении его в некоторых случаях на дворян в «Слове» нет. Возможно, что в период написания «Слова» Десницкий, уже отказавшийся по многим вопросам от воззрений Адама Смита, считал этот принцип распространяющимся без всякого изъятия и на дворян.
Исходя из своей теории о границах уголовной ответственности, Десницкий решительно отвергает возможность применения уголовного наказания за преступление против религии. «Если взять в рассуждение человека, истязуемого смертью за то только, что он от несправедливости рассуждения и неосторожности выговорил что-либо противное божьему закону, и другого, напротив такому, ежели представить убийцу множества невинных и наглого разбойника, истязуемого смертию ж , - в первом случае народ внутренне будет сожалеть и просить самого того бога, против которого закона виноватый погрешил, чтоб он каким-нибудь образом избавился от наказания и не был бы живой сожжен; и верховная власть весьма благоразумно во многих государствах к таким несчастливым делает милости и богоугоднейшее снисхождение, оставляя такие дела виноватых судить самому богу. В другом, напротив сему, случае, когда смертоубийца убежит, все бегут в погоню за ним, и когда умрет прежде понесения казни, все слышащие и ведающие про то думают, что такого бог за человека невинного и в будущем накажет житии...», - пишет Десницкий [5, с. 183].
В произведениях русского просветителя совершенно отсутствует упоминание о таком виде преступлений, как «оскорбление величества». Между тем борьбе с этим преступлением в России придавали большое значение. Мы видим здесь резкое расхождение взглядов Десницкого с началами уголовной политики феодально-абсолютистского государства.
Десницкий предпринял попытку проследить историю развития уголовных наказаний, а также некоторых составов преступлений.
По мнению Десницкого, наиболее естественным является «мздовоздаяние злом за зло», поскольку «невинно от наглости другого претерпевший удар всеми силами старается отплатить оный равномерным поражением своему врагу». Этот принцип, говорит Десницкий, «строго наблюдается во всех почти державах просвещенных».
В русской литературе второй половина XVIII века нередко раздавались призывы усилить наказание за воровство, причем шли они как от представителей дворянства, так и от представителей нарождающейся русской буржуазии. Весьма характерно, что Десницкий не поддерживал этих требований. По его мнению, «натуральнее представляется правлению смягчать наказания по таким криминальным делам, особливо когда народы начнут приходить в совершеннейшее и просвещеннейшее состояние».
В целом, вся работа выдающегося мыслителя была пронизана чувством глубокого патриотизма и опиралась на веру в созидательные силы народа. Как и М.В. Ломоносов, С.Е. Десницкий боролся с засильем иностранного влияния в России вообще и в науке в частности. Он стремился к развитию отечественной науки и был уверен в ее великом будущем, мечтал, «чтобы возымели россы свободный доступ к чести, достоинству и возвышению».
Заключение
Одним из первых представителей буржуазного либерализма в России был профессор Московского университета Семен Ефимович Десницкий. В произведениях Десницкого широко использовались достижения теоретической мысли других стран. Важнейшим звеном в развитии общества С.Е. Десницкий признавал установление частной собственности и прежде всего земельной собственности.
С. Е. Десницкий являлся сторонником абсолютной монархии, а также правовой регламентации общественных и государственных отношений. Однако, он критиковал существующие ограничения в правах целых слоев общества (особенно крепостное право), а также выступал в защиту равноправия женщин. В целом, видно антифеодальный характер позиций С.Е. Десницкого, его сочувствие буржуазному развитию общества. Из его трудов наиболее известны: «Слово о прямом и ближайшем способе к научению юриспруденции» и «Юридическое рассуждение о пользе знания отечественного законоискусства».
Созыв Комиссии для сочинения нового Уложения представлялся Десницкому подходящим временем и поводом для проведения в России хотя бы некоторых реформ, приближающих коммерческое состояние. В коммерческом состоянии «превосходное богатство есть первый источник всех достоинств, чинов и преимуществ перед другими». Коммерция обусловливает развитие права. Он написал «Представление о учреждении законодательной, судительной и наказательной власти в Российской империи» (датировано 30 февраля 1768 г.). Особенность изложенных здесь идей в том, что предлагается не «разделение властей» в смысле создания конституционной монархии с системой «сдержек и противовесов», а образование или реформа подчиненных неограниченному монарху учреждений, осуществляющих законодательную, судебную и исполнительную функции.
Список литературы
1. Баркалов, О.В. С.Е. Десницкий о разделении властей / О.В. Баркалов // Вопросы политологии и политической истории. - Барнаул, 2008. - С. 45-53.
2. Грацианский, П.С. А. Смит, Дж. Миллар и С.Е. Десницкий о происхождении и сущности государства / П.С. Грацианский // Историко-юридические исследования: Россия и Англия. - М., 2010. - С. 127-136.
3. История политических и правовых учений / под ред. В.С. Нерсесянца. - М.: НОРМА-ИНФРА, 2009. - 944 с.
4. История политических учений / под ред. О.В. Мартышиной. - М.: Юристь, 2006. - 457 с.
5. Покровский, С.П. Политические и правовые взгляды С.Е. Десницкого / С.П. Покровский. - М.: Наука, 1999. - 342 с.
6. Томсинов, В.А. Юридический факультет Московского университета во второй половине XVIII века / В.А. Томсинов // Вестник Московского университета. Серия «Право». - 2008. - № 6. - С. 3-26.
7. Томсинов В. А. Семен Ефимович Десницкий (около 1740-1789) / В.А. Томсинов // Преподаватели юридического факультета Московского университета (1755-1917). - М.: Городец, 2005. - С. 18-31.

 
След. »
Понравилось? тогда жми кнопку!

Заказать работу

Заказать работу

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
3 гостей
загрузка...
Проверить тИЦ и PR