Главная Сочинения Рефераты Краткое содержание ЕГЭ Русский язык и культура речи Курсовые работы Контрольные работы Рецензии Дипломные работы Карта
загрузка...

Физическая культура древнего мира

Курсовые работы - Философия, Политология, Социология
Физическая культура древнего мира
Введеие.
Глава I. Физическая культура Древнего мира (от IV тысячелетия до н.э. до
476 г. н.э.).
Глава II. Физическая культура стран древнего Востока.
Глава III. Древний Египет.
Глава IV. Расцвет физической культуры в Древней Греции (VI - V вв. до н.э.).
Глава V. Физическая культура Древнего Рима.
5.1. Период империи (VIII - VI вв. до н.э.).
5.2. Период республики (VI - I вв. до н.э.).
Заключение
Литература ВВЕДЕНИЕ
Предыстория физической культуры уходит корнями в тот период, когда вся физическая и умственная деятельность человека ограничивалась непо¬средственным обеспечением условий существования. Вопрос заключается в том, какие факторы в этих условиях, в непрекращающейся борьбе с приро¬дой, побу-дили наших предков разработать комплекс физических упражне¬ний, служащих формированию человека.
Авторы международных трудов по истории спорта объясняют слож¬ную проблему происхождения спорта, исходя, в сущности, из трех гипотез:
- из теории игры в духе Шиллера;
- из теории магии, впервые изложенной Рейнаком;
- из теории излишней энергии, сформулированной Спенсером.
Ясно, что изучение примитивных форм физической культуры не позволя-ет сформулировать такие понятия, как «излишек биологической энергии», «иг-ра» и еще в меньшей степени «магия». Для совершения про¬стейшего движения необходим определенный запас энергии. Элементы игры в какой-то форме с самого начала скрываются в деятельности, моделирую¬щей движения человека. А представление о магии имела даже высокоразвитая греческая физическая культура.
Однако на основе упомянутых теорий нельзя дать приемлемого объясне¬ния на вопрос о формировании физической культуры. Вряд ли можно было ожидать от древнего человека, боровшегося за свое существование и стра¬шившегося опасностей, чтобы он в духе шиллеровской эстетики предавался чистому наслаждению «игрой ради игры». Магия также не породила самостоя-тельную деятельность, связанную с физическим воспитанием, а использовала уже существующие формы: формы движений во время охоты, бега, борьбы и танцев. И наконец, доказанным является и тот факт, что даже самая примитив-ная деятельность в области физической культуры тоже явля¬ется продуктом об-щественного развития и как таковая не может вытекать лишь из инстинктивных биологических факторов.
Глубокий анализ содержит монография Н. Понома¬рева «Возникновение и первоначальное развитие физического воспитания». Опираясь на обширный материал, автор в ходе своих рассу¬ждений пришел к выводу о том, что человек стал человеком не только в ходе развития орудий труда, но и в ходе постоянно-го совершенствования самого человеческого тела, организма человека как главной производительной силы. В этом развитии ключевую роль играла охота как форма работы. Использование средств труда для целей охоты требовало ка-чественно новых навыков движений, прежде всего увеличения воздействия си-лы, навыков быстроты, выносливости и активности в работе. Человек освобо-дился от безграничного господства биологических законов, и определяющими в его развитии стали общественно-исторические закономерности.
Создание физической культуры как специфической сферы обществен¬ной деятельности, обособленной от добывания материальных благ, необходимых для существования, произошло в более поздний период древней истории (80000 - 8000 гг. до н.э.). В это время появилось метательное ору¬жие с костяным на-конечником и зубчатые остроги.
Главным источником существования стала охота на крупных животных.
Однако мамонты, пещерные медведи и туры оказались опасными про-тивни¬ками. Удачную охоту на них можно было обеспечить только с помощью заранее изготовленных и опробованных средств, организованных совмест¬ных действий всех членов клана. В процессе этого древний человек научился наи-более рационально использовать в качестве метательного оружия разно¬образные предметы: палку, пращу, острогу, копье. Он открыл для себя способ метания, значительно увеличивающий дальность полета. В процессе примене-ния метательного оружия он, владея своими мышцами, мог рассчи¬тывать за-трачиваемую энергию в зависимости от отдаленности цели, коорди¬нировать собственные движения.
От инстинктивных атакующих и оборонительных движений до скоорди¬нированных акций, до приобретения опыта наиболее эффективного владе¬ния оружием он на протяжении многих тысячелетий прошел путь, исполнен¬ный многочисленных трагедий. На основе сменявших друг друга успехов и неудач человек обнаружил, что одни действия ведут к успешным результатам, а другие - к неудачам. В то же время он осознал значение возможности научиться наи-более рациональному владению оружием, атакующим и оборо¬нительным дви-жениям и возможности заимствовать эти способы у других. Овладение жизнен-но необходимыми навыками движения происходило, оче¬видно, путем наблю-дения и копирования, но все большее значение приобре¬тало развитие выра-жавшегося в магической деятельности абстрактного мышления, членораздель-ной речи и изображения знаков. С этой же целью рисовали раненных копьем или стрелой зубров. Древний человек все чаще наблюдал и применял те зако-номерности в движениях, с помощью которых можно было преодолеть водные препятствия, рыхлый снег, топкие, болоти¬стые места. Запас мяса убитого жи-вотного, которое в холодное время года могло сохраняться в течение длитель-ного времени, создавал возможность для деятельности социального характера, которая не была непосредственно связана с добычей пищи или сохранением жизни. В конце концов, возникли условия для того, чтобы процесс обучения и передачи опыта организационно отделился от непосредственной работы. При-менявшиеся при охоте на дичь или при спасении бегством от противника бег и прыжки через препятствия в рамках магических действий начали самостоя-тельное развитие. Появились синтезированные формы бега на расстояние, прыжков, танцевальных и метательных движений.
Наступивший в конце этой эпохи скачок в развитии человечества был вы-зван изобретением лука приблизительно в 12000 г. до н.э. Очевидно, в приме-нении лука большую роль сыграло также то обстоятельство, что сокра¬тилось число животных, на которых можно было охотиться с помощью мета¬тельного оружия и ловушек. Стрела, выпущенная из нового механического «стрелкового оружия», давала возможность добывать много мелкой дичи, птицы и рыбы. Те-перь уже не нужно было бродить по следам кочующих животных. В образе жизни племен, владевших луком, наступили значитель¬ные изменения. В бога-тых дичью низинах и долинах рек возникали относи¬тельно постоянные поселе-ния. В то же время на пещерных рисунках, ранее изображавших только сцены охоты, стали появляться изображения борю¬щихся между собой людей. В арсе-нал движений, которым обучалась моло¬дежь, стала входить военная подготов-ка. Вероятно, в связи с возросшими в этой области задачами получили развитие формы подготовки к вступлению в зрелый возраст, а точнее, в ее заключитель-ный акт - обряд посвящения. Формировались организованные формы воспи-тания и начальные формы воспитательной деятельности.
На следующих этапах развития - в эпоху мезолита н неолита (8000-3000 гг. до н.э.) - главными источниками существования стали земледелие и животноводство. Отдельные группы племен перешли к осед¬лому образу жизни. Начиная с VII тысячелетия до н.э. стали появляться разрозненные центры пат-риархального родового общества. Начался распад первобытнообщинного строя.
В физической культуре народов, занимавшихся пастушеством, потеряли свою жизненную важность бег, прыжки, метание и преследование дичи. На пе-редний план выдвинулись верховая езда и облавная охота верхом на лоша¬дях, интерес земледельческих обществ к борьбе и поднятию тяжестей, а также к танцам и медитациям типа йоги, основывавшимся на верованиях, связанных с плодородием. Переход к оседлости обострил борьбу за лучшие земли и терри-тории, более богатые. Это вызвало необходимость усложнения процесса подго-товки юношества к самостоятельной жизни. Центр тяжести церемоний посвя-щения, приспосабливаемых к новым условиям испытаний, стал все более со-средоточиваться на формах движений, характерных для боевой подготовки. Преследование дичи и облавная охота, в которых принимал участие практиче-ски весь мужской состав племени, приобрели характер военных маневров. Про-ведение предшествовавших схваткам поединков, призванных служить «пробой сил» или «предсказанием», органи¬зовывалось таким образом, чтобы они сим-волизировали непобедимость веду¬щих борьбу и олицетворяющих собой силу сообщества героев. Точно такую же цель - «примериться» и «запугать» - преследовал и бросаемый про¬тивнику перед битвой вызов, упоминание о кото-ром имеется в мифологии почти всех народов
ГЛАВА I. ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА ДРЕВНЕГО МИРА
(от IV ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ДО Н.Э. ДО 476 Г. Н.Э.
На территориях, расположенных непосредственно к востоку от Среди¬земного моря, на равнине между Тигром и Евфратом, вдоль Нила и далее в до-линах Инда и Хуанхэ в течение V и IV тысячелетий до н.э. начали происхо¬дить такие изменения, которые вызвали коренной поворот в истории челове¬чества. Отдельные народы, создав земледельческие и скотоводческие поселе¬ния, дос-тигли уровня урбанизации. В результате интенсивного развития их обществ в направлении частной собственности и классовых отношений там впервые воз-никли государственные образования. В процесс производства с большей или меньшей степенью участия был включен труд рабов.
В соответствии с изменением условий жизни ключевой задачей физиче¬ской культуры, начавшей носить классовый характер, стало воспитание типа человека, годного для удержания власти и завоеваний. Сохранявшие трудо¬вые мотивы виды физической культуры в среде обособившихся от народа господ-ствующих слоев постепенно преобразились и превратились в практи¬ческое приложение к военной подготовке.
Общеизвестно, что древнее военное искусство характеризовалось распо¬ложенными в линию боевыми порядками и серией примитивных маневров. Судьбу сражений, ведшихся легко выходившим из строя и деформировав¬шимся холодным оружием, в конечном итоге решали сила мускулов отдельных вои-нов, их выносливость, ловкость, опытность, волевая и мораль¬ная стойкость. В соответствии с этим введенное вместо подготовки к риту¬альным испытаниям посвящения обязательное физическое воспитание юно¬шества почти во всех го-сударствах основывалось на атлетике, стрельбе из лука, гонках колесниц, скач-ках, плавании, охоте, фехтовании, контактных физических поединках и танцах с оружием, имевших целью поднятие боево¬го духа. Повышению же эффектив-ности обучения служили различные со¬стязания, организуемые по большей час-ти с торжественными внешними атрибутами.
Заслуживает внимания одна бросающаяся в глаза закономерность в соот-ношении развития древней физической культуры и военного искусства. Там, где в физической культуре аристократии атлетические формы движений отхо-дят на задний план и начинают господствовать репрезентативная охота, культ бань, игра в мяч, развлечения, не требующие большой подвижности, а боевые танцы превращаются в театральные зрелища, речь уже идет либо об использо-вании армии наемников, либо об упадке самого государства.
Изучение форм состязаний, регулируемых различного рода нормами, по-зволяет обнаружить второй ключевой фактор общественной саморегули¬рующей роли физической культуры древнего мира - чрезмерное количество магическо-мистических ограничений. Несущие на себе отпечаток различных религиозных идеологических течений и одновременно выполняющие функ¬ции воспитательного, лечебного, военно-прикладного и выразительного характера в рамках своих связей с магией мотивы движений - особенно в эпоху становле-ния физической культуры - переплетаются столь тесно, что, отделив их друг от друга, едва ли можно понять что-либо. В условиях, суще¬ствовавших в госу-дарствах Древнего Востока, физическая культура тоже предстает в качестве сферы мнимых средств развития. Свою роль посредника между человеком и природой она может осуществлять, лишь будучи подчи¬ненной застывшим, от-чужденным от человека представлениям. Творческая деятельность человека по формированию и совершенствованию культуры движений оказывается вынуж-денной обслуживать культ.
Третий ключевой фактор особенностей физической культуры древнего мира таится в ограничивающих рамки общественного развития различиях оп-ределяющего характера между двумя основными способами производства и их оттенках. Забегая вперед, скажем только, что в характерных для Древ¬него Вос-тока способах производства (азиатский и др.) труд отдельного инди¬видуума но-сил не общественный, а всего лишь побочный характер. Согласно системе цен-ностей, сформировавшейся в этих условиях, из достижений инди¬видуума в рамках физической культуры также принимались только те взятые из прошлого и раз и навсегда закрепленные основные нормы, которые находились в строгом соответствии с представлениями обществен¬ности, а точнее, олицетворяющего ее деспотического режима власти. В противовес этому с появлением способа производства, предполагавшего вза¬имозависимость индивидуального и обще-ственного труда, физическая куль¬тура народов Средиземноморья освободилась от характерных для Древнего Востока культовых ограничений. Здесь смогла сформироваться такая эла¬стичная гуманоцентрическая система канонов, при которой физическая куль¬тура не только обособилась от непосредственных практических условностей, но и сумела создать самостоятельные эстетические и этические категории.
ГЛАВА II. ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА СТРАН ДРЕВНЕГО ВОСТОКА
Первые известные нам следы физической культуры древнего мира были обнаружены в районе, примыкающем с востока к Средиземному морю, а точнее - в Месопотамии. В IV тысячелетии до н.э. здесь сложились обще¬ственные системы, в условиях примитивного воинственного деспотизма которых воен-ные и культурные функции политической власти были поде¬лены между свет-скими и религиозными кругами господствующих классов.
Древнюю Месопотамию и прилегающий к ней регион правомерно счи¬тают колыбелью человеческой культуры и цивилизации. На рассвете истории здесь впервые начали выращивать злаки, разводить скот, обрабатывать метал-лы. В этом регионе люди научились строить постоянные жилища из глины, де-рева и камыша. В южной части сегодняшнего Ирака на террито¬рии, заселенной тогда шумерами, образовались самые древние на земле города-государства - поселения, окруженные оборонительными стенами. И именно здесь впервые на службу государственной организации были постав¬лены искусство, письмен-ность, календарь, а также физическая культура.
«История началась в Шумерии», - утверждает пользующийся мировой известностью американский ученый Сэмюэл Крамер. Его вывод, по существу, подкрепляют и находки советских археологических экспедиций. Почти пять тысячелетий назад в долинах рек Тигра и Евфрата зародилось искусст¬во пись-ма, которое спасло от забвения жизнь и дела одного из самых удиви¬тельных народов древности - шумеров. Начиная с того времени зона Месо¬потамии в течение почти половины тысячелетия была главным центром мировой культу-ры. Ее влияние ощущается во всех уголках Европы, в глубине азиатских пус-тынь, на Дальнем Востоке. Культуру шумеров продол¬жали развивать Митанни, Вавилон, а затем и государство воинственных ассирийцев. Парфяне, скифы, халдеи, персы, греки, римляне и арабы - все они так или иначе являются на-следниками древней цивилизации Междуречья.
Сохранились лишь разрозненные сведения о физической культуре госу-дарственных образований, сменявших друг друга на территории Месопота¬мии с IV тысячелетия до н.э. В период формирования и укрепления отдельных госу-дарств активное участие в поддержании и развитии физиче¬ской культуры при-нимало, в частности, свободное сельское население, из которого рекрутировал-ся слой простых воинов. Однако на более поздних этапах развития этих госу-дарств участие в демонстративных мероприятиях состязательного характера и ритуальных танцах, предъявлявших высокие требования к физическим данным участников, с многочисленными акробати¬ческими элементами (поскольку они служили военным и культовым целям), постепенно становилось привилегией замкнутых групп господствующего класса. Наемная же армия, возникавшая обычно в периоды упадка (ее формировали из представителей сопредельных народов), обогащала физи¬ческую культуру элементами своей военно-прикладной подготовки.
Решающую роль в революционизации физической культуры Месопота-мии, а затем Ближнего Востока и всего древнего мира сыграло то обсто¬ятельство, что в начале II тысячелетия до н.э. была изобретена легкая (с приме-нением оси) и быстрая боевая повозка (колесница) на конной тяге. Массовое использование лошадей не только привело к преобразованию военного искус-ства и физической культуры, но также улучшило транспорт¬ное сообщение ме-жду странами и тем самым ускорило обмен культурными ценностями и опы-том. Среди прочих памятников об этом, в частности, свиде¬тельствует «Книга тренинга» митаннийца Киккули, которая является самым древним из известных методических пособий по тренингу лошадей. (До нас дошел перевод на хетт-ский язык, датируемый 1360 г. до н.э.)
На основе различных писаных и неписаных источников, а также неко¬торых аналогий можно установить, что именно здесь палка, изготовленная из очищенного стержня листа финиковой пальмы, стала применяться для игры в так называемый мяч с битой, а затем и в конном поло. Самый древний памят-ник культа борьбы на поясах, в основе которой лежали боевые приемы плене-ния противника, - бронзовая статуя, изготовленная примерно в 2800 году до н.э. (Выставлена в Багдадском музее.) Ритуальные состязания, проводившиеся в новогодние праздники в честь бога Мардука, более чем на тысячу лет пред-восхитили олимпиады античных греков.
О развитии физической культуры Вавилона свидетельствуют терракото¬вые изображения охоты, загона животных, стрельбы из лука, кулачного боя и состязаний на колесницах, а также высеченные на камне тексты Законов Хам-мураппи, датируемые 1800-1750 гг. до н.э.
От ассирийского государства до нас дошло рельефное изображение плы-вущих воинов, движения которых напоминают стиль «кроль» (приблизи¬тельно 1200 г. до н.э.), а из более поздних времен - изображения власти¬телей и знати, охотящихся на колесницах. Согласно другим находкам, асси¬рийцы организова-ли обучение фехтованию на мечах и метанию копья.
В отношении персов, помимо свидетельств памятников материальной культуры, до нас дошли также записки древнегреческих историографов Геро-дота и Ксенофонта, из которых ясно, что они обучали своих детей в возрасте 7-16 лет в «воспитательных домах», действовавших при дворах сатрапов, борьбе, бегу, верховой езде, метанию копья, стрельбе из лука и правдивости. (Позднее из этих заведений образовались так называемые дома развития силы, которые вплоть до распространения современного школьного физического вос-питания и спортивных организаций оставались центрами физической культуры Персии). Дальнейшей подготовкой юношей служили обязательные охотничьи испытания на смелость, состязания по конному поло (чауган), возникшие на основе «игры в мяч с битой» и разви¬вавшие скорость и ловкость, и, наконец, получившая известность под назва¬нием «шатранг шахматнах» игра индийского происхождения, воспитывав¬шая способность к стратегическому мышлению.
ГЛАВА III. ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ
С опозданием примерно на полтысячи лет в долине Нила развернулся та-кой же процесс развития, как в Месопотамии. В конце IV тысячелетия до н.э. в местах обитания крупных племен Северного и Южного Египта образовалось несколько относительно небольших центров политической власти. По преда-нию - примерно в 3000 г. до н.э. - мифический царь Менес основал первую единую империю. Наиболее древний из известных рельефов на спортивную те-матику изображает победу Джосера (2778-2723 гг. до н.э.) в культовом состя-зании по бегу. Бег древнеегипетского царя-бога со всей очевидностью объясня-ется теми же мотивами, что и испытания героев греческой мифологии и совре-менных вождей отдельных африкан¬ских племен, в ходе которых кандидаты фи-зическими достижениями под¬тверждают, что они достойны быть избранными.
Позднее испытания в беге при избрании царя-бога были вытеснены борь-бой, лучше выражающей превосходство в силе и ловкости, приемы которой на-поминают современную вольную борьбу, акробатики и охоты на стене гробни-цы Фиоххотена в Саккаре (середина III тысячелетия до н.э.). Наиболее ранний памятник, связанный с этой борьбой, - изображение серии движений, извле-ченное из гробницы Фиоххотена (середина III тысяче¬летия до н.э.) в Саккаре. Оно свидетельствует о владении фараоном техникой борьбы и его боевом на-строе. Требование, чтобы властители обла¬дали всесторонней физической под-готовкой, соответствовало сущности при¬митивного классового государства Древнего Египта, в котором фараоны, будучи царями-богами, обладали почти безграничной централизованной вла¬стью. В то же время на других изображе-ниях заметны черты, характерные для физической культуры Месопотамии. А именно признаки процесса, в результате которого в период правления V-VI династий господствующие классы уже присвоили себе военную подготовку, способствовавшие культу власти охоту, борьбу, фехтование на палицах и риту-альные танцы.
Заслуживает внимания то обстоятельство, что в изображениях танцу¬ющих фигур было бы напрасно искать мотивы нежности и чувственности. Фи-гуры женщин столь же плоски и сухопары, сколь и мужские. Движения рук, похожие на те, которые делаются при гребле, «мосты», упражнения с переворо-тами на руках по нынешним понятиям ближе к гимнастике, нежели к танцу. Все это свидетельствует о том, что разграничение полов в период Древнего царства было еще не столь резким, каким оно стало позднее.
По мере всеобщего распространения рабовладельчества в области соци-альной роли и структуры физической культуры также происходил важ¬ный про-цесс перестройки. Магический обряд оттеснялся на задний план, все большее значение приобретал эстетический аспект публичного зрелища. Фараоны Сред-него царства (2040 - 1730 гг. до н.э.) стремились создать социальный слой и одновременно новую базу власти из торговцев, ремесленников, мелких чинов-ников и военных. Эта политика вызвала значительные изменения в образе жиз-ни, мировосприятии, что в конечном счете привело к расширению базы физи-ческой культуры. В результате различных реформ образования физическое воспитание, первоначально распространенное только в семьях родовой знати, стало практиковаться и в заседаниях, готовивших чиновников и жрецов. Обра-зовались также училища для подготовки и отбора храмовых танцовщиц для мистерий Изиса - Озириса- Гороса. О большой популярности физических уп-ражнений свидетельствует то обсто¬ятельство, что в книгах правил приема rocтей, писанных для привилегированных кругов, специальные главы посвяща-лись указаниям о развлечении гостей акробатическими и танцевальными уп-ражнениями.
К периоду Среднего царства относятся и самые древние надписи, содер-жащие обстоятельное описание парных игр с мячом. Заслуживает внимания, что различные рельефы, рисунки и скульптурные фигуры изображают только бросающих мяч или бъющих по нему игроков - в основном в женских одеждах, - которые никогда не борются за мяч. На этом основании можно сделать вы-вод, что физической культуре Древнего Египта были не известны командные игры. С другой стороны, это свидетельствует о том, что в играх с мячом, кото-рые культивировались для эстетического воспи¬тания и веселого времяпрепро-вождения женщин из господствующих слоев общества, цель действия не была связана с качественными критериями результата (в широком смысле этого сло-ва). Аналогичная ситуация была ха¬рактерна и для танцев. Как сопутствующее явление этого процесса появи¬лись и рабы, профессионально развлекающие зрителей эффектной ловко¬стью своих движений. Аргумент очень авторитетно-го специалиста по египет¬ским играм А. Видеманна, согласно которому «игро-ками в мяч и гимнастами могли быть только рабы, поскольку восточный чело-век никогда не любил двигаться, предпочитая этому созерцание движения», де-лает маловероятным изображения одежд игроков и танцоров, а также ту широ-кую общественную активность, с которой относились к физической культуре восточные народы древнего мира.
Физическая культура наступившего после свержения господства гиксосов периода Нового и Позднего царства (1562-332 гг. до н.э.) с самого начала ста-ла обогащаться новыми чертами. На созданных при правлении Аменхотепа II (1447-1420 гг. до н.э.) знаменитых изображениях сфинксов запечатлены уже соревнования гребцов и воины, бегущие за колесницами. О соревновательном характере этих действий можно судить по тому, что скульптор показал фигуры бегунов в виде беспорядочной толпы, а не фрон¬тально, как мы наблюдаем на барельефах, изображающих строй воинов. В период правления наследников этого фараона появились первые докумен¬ты, свидетельствующие о распростра-нении состязаний лучников и кулачных бойцов. На храмовых празднествах Рамзеса II (1290-1223 гг. до н.э.) стали уже проводиться соревнования по борьбе и фехтованию на палицах с представителями Нубии, Ливии и других народов, которыми в соответствии с установленными правилами руководили судьи. Все чаще увековечивались бои на лодках, отражающие борьбу за даю-щую жизнь воду, но затем превра¬тившиеся в традиционные зрелищные состя-зания. В ходе таких баталий - в отличие от позднейших лодочных турниров в Западной Европе - состяза¬ющиеся, вооруженные длинными шестами, стреми-лись не только столкнуть друг друга в воду, но также потопить судно против-ника. После завоевания Египта персидским царем Камбюзесом II (529-522 гг. до н.э.) здесь также стало распространяться конное поло. Однако и персидское владыче¬ство не внесло кардинальных перемен в сам строй, театрализованные каноны физической культуры египтян.
О своеобразном процессе развития физической культуры свидетель¬ствуют характерные рельефы различных эпох, надгробные камни, настен¬ные изображения в гробницах фараонов и предметы, помещенные рядом с мумия-ми. Изображенные на надгробных памятниках в Саккаре и Бени-Гассане иг-рающие в мяч, выполняющие групповые упражнения, делающие «мо¬стик», танцующие девушки, фигуры борцов, охотников, пловцов и фехто¬вальщиков в различных фазах выполнения приемов с точки зрения современ¬ного человека выглядят как настоящие наглядные пособия. На их основа¬нии, разумеется, еще нельзя сделать выводы о том, что древние египтяне достигли уровня гармони-ческого духовного и физического воспитания в классическом греческом смыс-ле, хотя среди государств Древнего Востока именно здесь обращали наиболь-шее внимание на физическое воспитание женщин из господствующих классов.
В то же время жесткая социальная иерархия и жрецы, строго хранившие традицию, делали невозможным создание стадионов, расположенных обосо¬бленно от мест совершения религиозных обрядов, а также систем периоди¬чески проводимых соревнований, выпадающих из религиозного ритуала. Во время поединков, которые можно назвать ранними предтечами международ¬ных со-ревнований, определяющее значение имело не сопоставление степени владения спортивной техникой, спортивных достижений. Подобные встречи организо-вывали прежде всего для того, чтобы показать перед посланцами окружающих народов власть фараона, воплощенную в победе египтянина, которая была за-ранее предрешена, продемонстрировать устрашающее пре¬восходство воинов фараона. В отличие от других областей жизни состяза¬ния на палицах, борьба и лодочные сражения не носили кастового характера, но в то же время предста-вители привилегированных сословий получали преимущества в соответствии со своим социальным положением. Так, при фехтовании на палицах они полу-чали более длинную палку, в лодочных бата¬лиях - более острые шесты, а при борьбе имели право применять больше приемов и, очевидно, имели возмож-ность освоить больше приемов, не¬жели их менее знатные партнеры. Египтяне жестко ограничивали себя от обычаев остальных народов. Этим можно объяс-нить тот факт, что среди памятников физической культуры Древнего Египта почти не встречается сле¬дов соревнований на боевых колесницах, игры в пешее и конное поло, полу¬чивших распространение почти у всех народов древнего мира. Их отрица¬тельное отношение к этим соревнованиям и одновременно спе-цифический для Древнего Востока подход к оценке результатов отражены в за-писях, связанных с приемом олимпийских послов из Греции.
Перестройка своеобразной системы канонов древнеегипетской физиче¬ской культуры произошла под влиянием эллинизма, распространившегося здесь после завоевания страны Александром Македонским (332 г. до н.э.). Вре-менный расцвет эллинистической культуры был сведен на нет хрис¬тианской церковью, а затем арабским владычеством, укреплявшимся с 641 г. н.э.
В древнеиндийских описаниях впервые встречаются упоминания и о та-ких формах поединка и единоборства, стиль которых характеризуется нанесе-нием ударов рукой или ногой по чувствительным к боли частям тела противни-ка а также проведением удушающих приемов.
ГЛАВА IV. РАСЦВЕТ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ (VI-V ВВ. до н.э.)
Классическая Эллада в общественно-экономическом отношении не была наиболее развитым рабовладельческим образованием. Ближневосточные мо-нархии, а также Китай и Рим намного превосходили греческие города-государства по производственной базе, технике, науке и богатству. Несмотря на это, физическая культура греческих полисов в VI-V веках до н.э. достигла та-кого уровня, к которому не мог даже приблизиться ни один другой народ того времени (многогранное начальное физическое обучение, агонистика, движу-щим мотивом которой было достижение более высоких качественных показа-телей, система регулярных состязаний, сеть стадионов и па¬лестр - специаль-ных учебных заведений). Именно поэтому целесообразно познакомиться со специфическими условиями, которые сделали возможным расцвет физической культуры в Греции. Сюда относится, прежде всего, демократическое устройст-во большинства постоянно соперничавших друг с другом полисов, которое при всей ограниченности являлось предпосылкой подлинного развития физической культуры. Во-вторых, ни у какого другого народа древности не переплетались столь тесно, как в греческих городах, физическая культура и тяга к объедине-нию. В-третьих, в пору расцвета физической культуры в Греции человек сбро-сил с себя путы ритуалов и начал познавать свой потенциал на более высоком уровне.
Расцвет системы физического воспитания греческих городов-государств нашел наиболее яркое выражение в физической культуре Спарты и Афин. При знакомстве с ними можно отметить два противоположных процесса. В Спарте коснеющие общественные условия загоняют воспитание, ограни¬ченное почти целиком задачами физической и психологической подготовки, в русло военной муштры. В Афинах, напротив, именно следующие друг за другом социальные сдвиги позволяют создать систему всестороннего воспи¬тания, отвечающего идеалу тогдашнего общества. Даже четыре основные задачи античной гимна-стики (гигиеническая, военная, эстетическая и нрав¬ственная) в полной мере могли реализоваться только здесь. Именно поэтому в более узком смысле слова историю физического воспитания периода, расцвета Эллады лучше всего про-следить на сопоставлении развития этих двух полисов.
Физическая культура Спарты, упорно державшаяся за племенные тради¬ции, достигла апогея в VI веке до н.э. В это время в Лаконии около девяти ты-сяч спартанцев правили примерно тридцатью тысячами полусвободных граж-дан и почти двумястами тысячами рабов. При таких пропорциях правящий класс на тогдашнем уровне военной техники, разделения труда и идеологии мог удерживать власть, лишь организовав все государство по образцу военного ла-геря. Центральной задачей политики в области воспита¬ния ставилось соответ-ственно этому формирование подрастающего поколе¬ния, способного победить в любых условиях, отважного, настойчивого и слепо подчиняющегося стар-шим.
Спартанец-отец обязан был показывать новорожденного ребенка совету старейшин. Растить его дальше разрешалось только в случае, если совет нахо-дил его жизнеспособным. Тех же, кого сочли слабыми, сбрасывали в ущелье с горы Тайгет. Оставшихся детей не пеленали, чтобы они с течением времени за-калялись.
Систему физического воспитания Спарты освещают педагогические за-метки Платона (427-347 гг. до н.э.), по которым игры детей направля¬лись та-ким образом, чтобы они с малых лет привыкали к образу жизни взро¬слых. В соответствии с этим предписанные правила игр считались неруши¬мыми, исходя из того, что ребенок, который стремится к новому уже в играх, став взрослым, не удовлетворится родительскими обычаями и законами.
Детей, достигших семилетнего возраста, отнимали у родителей и, разбив на группы, передавали в распоряжение государственных воспитателей. Эффек-тивность воспитания обеспечивалась прежде всего тем, что ответ¬ственность за развитие детей несли все взрослые. В то же время воспита¬телей выбирали не из числа равнодушных рабов, а среди наиболее заслу¬женных вольных людей. В этих условиях к четырнадцати годам каждый ребенок привыкал к физическим и душевным испытаниям и получал пред¬ставление об основах гимнастики и ор-хестрики, которым в соответствии со спартанскими представлениями об эсте-тике придавался более жесткий харак¬тер. В ходе физических занятий дети не должны были исключать ударов ногами, укусов и даже царапания ногтями. Чтобы убедиться в том, что дети растут «удальцами», в их среде иногда наме-ренно провоцировали раздоры и драки. Каждый год завершался соревнования-ми с использованием также мистификаций, связанных с различными древними культами.
Так, например, состязания устраивали перед открытыми могилами героев прошлого, культивируя тем самым чувство ответственности перед свершения-ми предков. Посвящаемых же заставляли соревноваться в ударах бичом перед алтарем Артемиды.
Из ужесточенных форм испытаний перед посвящением в подростки в пятнадцатилетнем возрасте был выработан обычай криптий. Он означал по су-ществу испытательный год, в течение которого группы в 30-40 будущих по-свящаемых проходили определенные боевые учения в районе мятежных дере-вень илотов. В ходе таких акций молодежь вместе с руководителем была пол-ностью самостоятельной. Само название криптий (сокрытие) связано с тем, что на дома и деревни считавшихся наиболее опасными илотов совер¬шали ночные налеты, а намеченные жертвы уводили и убивали в неизвестном месте.
По истечении испытательного года подростки попадали в группу эйре-нов. Здесь в основу обучения были положены строевые занятия и овладение оружием. Базу собственно физических упражнений составляли пятиборье и ку-лачный бой, который вместе с примыкающими к нему элементами руко¬пашной схватки именовался «спартанской гимнастикой». Даже танец служил боевой подготовке: по ходу ритмических движений требовалось имитировать поеди-нок с противником или метание копья, ловко манипулируя щитом и подпрыги-вая, чтобы увернуться от камней, которые бросали воспитатели или другие взрослые, осуществлявшие надзор. Эйрены участвовали в подготовке младших, выполняли в криптиях функции руководителей отрядов.
Достигших двадцатилетнего возраста снова подвергали испытаниям и переводили в группу эфебов. Систематическое военное обучение длилось до возраста в 30 лет, однако и после этого в определенные периоды полагалось выходить на учебные площадки.
До достижения двадцатилетнего возраста девушек обучали подобно юно¬шам, ибо, когда мужчины уходили в поход, обеспечение порядка становилось задачей в первую очередь отрядов женщин, остающихся дома. Некоторые запи-си Филострата свидетельствуют и о наличии у спартанцев своеобразной кон-цепции «улучшения рода».
Однако характер спартанского воспитания был связан, по нашему мне¬нию, не с племенными традициями, а прежде всего с нарастанием классовой борьбы порабощенных Спартой народов. Этот процесс обострился с конца VI в. до н.э., когда главная роль в хозяйстве Эллады перешла от суши к морю, а лидерство - от Спарты к Афинам. В то же время даже спартанская физическая культура не могла остаться в стороне от воздействия преобразо¬ваний, происхо-дивших в течение V в. во всей Греции. Перемены ощущались прежде всего в боевых плясках. В пиррики были введены мотивы, имитиру¬ющие боевые прие-мы, и танец с оружием пополнился, превратился в подобие драматической сценки. В женском танце эти элементы настолько привились, что в IV в. пирри-ки уже утратило свой боевой характер, превратившись в зрелищного типа уп-ражнение для развития ловкости и чувства ритма. В танце борцов, предписан-ном для мальчиков и исполнявшемся в определен¬ном ритме под аккомпанемент флейты, также взяла верх выразительность жеста, движения.
Расцвет физической культуры Афин приходится на VI - начало IV вв. до н.э. Для осуществления функций власти в городе-государстве, живущем ремес-лом и торговлей в условиях рабовладельческой демократии, требова¬лись гораз-до более сложные средства, чем в Спарте. Иначе складывался и состав населе-ния. По приблизительным данным, в Афинах V в. до н.э. из 400 тыс. жителей насчитывалось 150 тыс. свободных граждан. Понятно, что при известных сов-падениях, вытекающих из рабовладельческого базиса, физическое воспитание афинской молодежи существенно отличалось от обу¬чения спартанской. Препо-давание - за исключением содержания гимнасий - считалось частным делом. Кроме физической подготовки, принима¬лись меры по развитию умственных способностей. Развитую систему эстети¬ческого и этического воспитания афи-няне органически увязывали с физиче¬ской культурой. В то же время физиче-ская подготовка для женщин своди¬лась к орхестрике.
Физическое воспитание детей начиналось в возрасте семи лет в особом уч-реждении - палестре. Наряду с палестрами в период расцвета Афин на первый план вышли гимнасии.
Наряду с подвижными детскими играми, известными с незапамятных времен, постепенно получают распространение орхестрика - выполняемые под музыку упражнения в танцах и беге, обязательные упражнения в прыж¬ках, приседания и различные виды игры в мяч. В середине V в. до н.э., то есть одно-временно с допуском детей на общегреческие соревнования, в обучение вклю-чаются в облегченном виде основные компоненты пятиборья. (Также в середи-не V в. до н.э. в Греции наблюдается стремление привести нагрузку в физиче-ских упражнениях в соответствие с потенциалом юного организма.) Дети более состоятельных родителей до 15-18-летнего воз¬раста продолжали занятия в гимнасиях. Здесь программа физической подго¬товки уже совпадала с требова-ниями пятиборья для взрослых, а затем была дополнена приемами кулачного боя и плаванием.
Юноши из семей наиболее богатых горожан и аристократов до 18-20-летнего возраста усваивали в группах эфебов познания из области управ¬ления государством, философии, а также командования войсками, изучали тактику, строевую подготовку, верховую езду, плавание, греблю, стрельбу из лука, фех-тование и владение другими видами оружия.
К концу классической эпохи физическая культура Афин претерпела серь-езные изменения, на первый план в системе двигательных упражнений вышли игры в мяч. При учебных заведениях создавались купальни, бани, бас¬сейны. Появилась постоянная должность мастера игр в мяч. Те же, кого не удовлетво-ряли элементы движений, содержащиеся в орхестрике, могли брать частные уроки у учителей драматического танца.
ГЛАВА V. ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА ДРЕВНЕГО РИМА
Физическая культура в государстве, достигшем наивысшей ступени раз¬вития в эпоху древнего мира, относится к числу наиболее противоречивых про-блем истории культуры. Именно здесь при рабовладельческом строе бы¬ла ар-мия, наилучшим образом подготовленная в физическом отношении. Беспреце-дентными были масштабы и пышность состязаний, носивших харак¬тер народ-ных развлечений. В Риме не было организованного школьного физического воспитания. Римский господствующий класс не чувствовал жиз¬ненной потреб-ности в том, чтобы активно включаться в занятия спортом. Спорт вызывал не-который интерес, но тех, кто участвовал в соревнованиях, презирали. Историки спорта объясняют этот подход принципом целесообраз¬ности и полезности, ко-торым руководствовались римляне, таким образом вольно или невольно проти-вопоставляя физическую культуру идеалу прак¬тически мыслящего римлянина. Однако их утверждения чрезвычайно спор¬ны. Намного вероятнее, что причи-ны этого явления кроются не во взглядах, а прежде всего в условиях развития Рима.
1. Многочисленные источники указывают на то, что физическая подго¬товка юношей до 16 - 17-летнего возраста, т.е. до службы в армии, являлась ис-ключительно задачей семьи. Правда, в IV веке до н.э. было создано учебное за-ведение под названием «лудус», однако из этого мы можем сделать вывод только о том, что и в Риме были стремления к организации физического воспи-тания подобно греческому. Но в III веке до н.э. подго¬товка воинов была уже со-средоточена в общих лагерях. Физическая и духовная подготовка были обособ-лены друг от друга. В последнем столетии существования республики боль-шинство граждан забросили физические упражнения.
2. Основой, на которой держалась Римская империя, ее внутренней опре-деляющей силой являлись наводнявшие Рим народные массы, на кото¬рые Рим в конечном счете всегда мог рассчитывать. (На Древнем Востоке, в Индии и Спарте о такой опоре даже речи быть не могло.) Однако народу нужен был не только хлеб, но и духовные наслаждения, соответствовавшие укладу жизни. Этой цели служили такие зрелища, как бои гладиаторов и состязания колесниц.
3. В отличие от греческих полисов в Риме власть всегда была сосредото¬чена в руках немногочисленной группы людей. В этой атмосфере не могло воз-никнуть общественного движения, которое придало бы занятиям физиче¬ской культурой организованный характер и поощряло бы к этому народные массы. В этих условиях физические упражнения оставались средством удовлетворения личных потребностей и формой индивидуального развле¬чения.
4. Не могли принести существенных изменений и попытки отдельных го-сударственных деятелей и политиков, преклонявшихся перед эллинизмом.
В период, когда граждане Рима познакомились с греческой физической куль¬турой, физическая сила и ловкость там не были в почете. «Глупость, доро-гой Луций, - писал Сенека, - и для образованного человека менее всего под-хо¬дящее дело тренировать мышцы рук, шеи, укреплять грудную клетку. Даже если твое тело увеличивается в объеме, растут твои мышечные связки, ни сила твоя, ни вес не достигнут силы и веса раскормленного быка». Не говоря уже о том, что греческая гимнастика и агонистика, предназначав¬шиеся служить об-разцом, также утратили прежние престижные ценности. Кстати, воспитатели не переняли из греческой физической культуры даже те элементы формы, которые применялись в Риме устроителями зрелищ.
5.1. Период империи (VIII-VI вв. до н.э.)
Крушение патриархата и периода военной демократии создало в Италии условия для развития физической культуры на классовой основе. Рисунки на вазах и в местах захоронения этрусков, обнаруженные в ходе раскопок, сохра-нили следы состязаний по легкой атлетике, борьбе и плаванию в исто¬рический период, предшествовавший Древнему Риму. Подобные же памят¬ники сохрани-лись из жизни греческих колоний в южной Италии с той разни¬цей, что здесь были распространены гимнасии и палестры греческого типа.
Таким образом, физическая культура Рима складывалась из особенно-стей, отличавших физическую культуру населявших Италию греков, создавших свое государство этрусков и латинских племен латинян.
Приблизительно в VIII веке до н.э. Рим и окружающие его селения за-ключили союз городов во главе с Альба Лонга. Союз городов имел общие хра-мы, предположительно здесь устраивались общие состязания, сопрово¬ждавшиеся ритуальными церемониями. Спортивные игры, проводившиеся союзом, были самым тесным образом связаны с ритуалами, призванными обес-печить плодородие, успех в бою, с остатками тотемизма, родовыми куль¬тами, поклонением семейным божествам и почитанием предков. Согласно предани-ям, в программу соревнований входили бег, гонки колесниц, фехтование и борьба. Образ главного бога-покровителя, ритуал и сами игры с изменением соотношения сил приобретали постепенно все более «римский» характер. На играх VIII-VII веков до н.э. соседние народы присутствовали только в качест-ве гостей. В истории описан случай, когда сабинян пригла¬сили на культовые состязания и ограбили их.
По мере отмирания праздеств, устраивавшихся союзом городов, патри¬ции стали демонстрировать свою силу во время военных игр. Они устраива¬лись перед боевыми походами, по случаю победы или принятия присяги. Постоян-ное место проведения конных скачек и состязаний колесниц в долине между Палатином и Авентином получило название «цирка». Здесь прово¬дились т.н. троянские игры, устраивались боевые пляски. Однако танцы этрусков и латин-ских племен того времени не имели прикладного значения, как средство физи-ческого воспитания. Возможно, этим объясняется и то, что классический жанр орхестрики не получил своего развития.
5.2. Период республики (VI-1 вв. до н.э.)
В конце VI века до н.э. власть этрусков ослабла. Рим прогнал послед¬него короля этрусков и стал республикой. После возникновения новой формы госу-дарственности Рим попал под перекрестный огонь нападавших на него сосед-них государств. Игры под названием Луди Магни, устроенные по случаю клят-воприношения и в память о победе, одержанной над бывшими союзниками, но-сили всенародный характер. Однако по мере обострения борьбы между патри-циями и плебеями каждая из этих общественных групп образовала свои обо-собленные игры. В 287 году до н.э. плебеи, без которых не могла обходиться армия, торговля и мануфактурное производство, доби¬лись, наконец, предостав-ления им равных прав, чему способствовало и то обстоятельство, что римляне наряду с внутриполитическими баталиями к этому времени завоевали всю Ита-лию.
Во времена завоевательных походов постепенно менялась структура об-щества, а вместе с ней менялся и характер римской физической культуры. С арены цирка исчезли представления, во время которых молодые патриции и плебеи демонстрировали умение владеть оружием. Представители муж¬ского пола лучшие свои годы проводили в военных лагерях. Вследствие этого отпала необходимость в организации обычных упражнений и соревно¬ваний. Прежние гимнастические традиции были забыты или перекочевали в военные лагеря в качестве элементов военной подготовки.
Военная подготовка в лагерях была очень жесткой и всесторонней. Тре-нировки в беге, по прыжкам в высоту, в длину, по преодолению препят¬ствий, плаванию проводились вначале в обнаженном виде, а затем при полной боевой выкладке. Наряду с овладением различными движениями очень важным счита-лось умение владеть оружием. При снаряжении весом в 20-25 кг устраивались переходы на 30-40 км со средней скоростью 6 км в час. Эти упражнения должны были выполнять не только новобранцы, но и легионеры-ветераны для того, чтобы сохранить бодрость и гибкость тела и чтобы тяготы и лишения ос-тавались для них привычным делом. Конники проходили особую подготовку. Умение быстро вскакивать на лошадь отраба¬тывалось на деревянном коне.
В высших кругах, хотя и не по¬всеместно, сохранился обычай упраж-няться в беге, прыжках, с гантелями. В сферистериумах, построенных рядом с дворцами патрициев, проводились оздоровительные упражнения с мячом. Ов-ладение искусством плавания также входило в число этических норм. Во вся-ком случае, об этом свидетельствуют те памятники письменности, в которых восхваляются успехи в плавании отдельных высокопоставленных государст-венных деятелей. Именно из них вышли те, кого высокая степень развития фи-зической культуры в завоеванных греческих полисах побудила следовать их примеру. Для них в I веке до н.э. во многих городах Италии были сооружены гимнасии по образцу греческих. Многие известные римские граждане - среди них Цицерон - то или иное время проводили в греческих гимнастических за-лах. В то же время внимание средних слоев и т.н. античного пролетариата был привлечено только к игровым площадкам.
Здесь в любое время дня всегда толпилось много народа. Одни упражня-лись в верховой езде, другие отрабатывали навыки езды на колесницах, играли в мяч, занимались борьбой. Некоторые же плавали и занимались греблей в Тибре.
Цирковые состязания колесниц, символизировавшие круговое движение небесных тел, обрели новое содержание: стали средством развлечения знати и разорившихся, хлынувших в город народных масс, «античного пролетариа¬та». А потому их цель теперь состояла уже не в том, чтобы оказать магиче¬ское воз-действие на природу или в состязаниях публично продемонстриро¬вать силу и ловкость, научиться владеть своим телом, а в том, чтобы заво¬евать расположе-ние народа, заполучить голоса, сдерживать народный гнев и обогащаться! Цир-ковые представления стали более жестокими, поскольку эстетические и этиче-ские запросы бездельничающего населения Рима приту¬пились; оно жаждало крови и острых ощущений. Осторожничающих вла¬дельцев колесниц освисты-вали. Кумирами становились те профессионалы, которые не щадили себя для того, чтобы завоевать симпатии капризной публики. Точно так же все более грубую форму принимали заимствованные у греков состязания по боксу.
Наряду с представлениями в цирках в Ш веке до н.э. стали устраиваться новые зрелища: заимствованные у этрусков поединки гладиаторов. Вначале они являлись исключительно составной частью культа жертвоприношения усопшим. Со временем, по мере того как возрастал интерес к ним, они были отделены от похоронного церемониала и превратились в одно из средств борь-бы за власть.
Характерным эпизодом в этом процессе явился жест Гая Сампориуса Гракха, который в эпоху народных трибунов значительно увеличил свою попу-лярность тем, что разрушил ограду вокруг арены форума, и тем самым народ получил бесплатный доступ к зрелищам (122 г. до н.э.). В I веке до н.э. поедин-ки проходили уже на специальных, окруженных трибунами пло¬щадках - ам-фитеатрах.
Бои гладиаторов времен республики были намного более жестокими, чем во времена империи. За исключением нескольких отчаянных авантюри¬стов, большинство гладиаторов выбрали этот путь, подчиняясь силе. Это были по-хищенные жители, военнопленные, осужденные, преступники и т. д.
Пополнение гладиаторов обеспечивалось благодаря трем видам наказа¬ний:
1) осуждение мечом гладиатора. Такого осужденного выставляли про¬тив опытного гладиатора. Естественно, что победителем в этих поединках всегда выходил гладиатор, искусный фехтовальщик, опытный, владеющий приемами нападения и защиты боец;
2) осужденного бросали к диким зверям. В этом случае осужденным да-вали примитивное оружие, чтобы поединок мог протянуться подольше;
3) согласно приговору, осужденный зачислялся в школу гладиаторов. Эта форма наказания не означала обязательную смерть. После определен¬ного коли-чества боев гладиатор освобождался от обязанности участвовать в поединках. В знак этого ему вручался деревянный меч, и, если он был ра¬бом, он получал сво-боду.
Чем же объяснялась популярность поединков гладиаторов, которые в эпоху республики почте оттеснили на задний план театральные и цирковые представления? Рассмотрим только некоторые факторы. Во-первых, они оказы-вали огромное психологическое воздействие на суеверных римлян тем, что в их представлении с помощью крови они могут покончить с губительной властью покойных. Во-вторых, поединок должен был означать, что народ также привле-кается к публичному отправлению правосудия над осужден¬ными и мошенни-ками. В-третьих, захватывающие поединки полностью удов¬летворяли массовые потребности той эпохи в развлечениях и зрелищах. И не в последнюю очередь преследовали ту цель, чтобы приучить юношей-римлян безразлично относиться к смерти, не быть чувствительным к человеческим страданиям
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В эпоху перехода от первобытнообщинного строя к классовому обще¬ству возник эстетический идеал наделенного сверхъестественными телес¬ными и ду-ховными способностями легендарного героя, который осмелива¬ется вступать в борьбу с потусторонними силами и добывает для человечества тайны, тщатель-но скрытые от него и охраняемые этими силами. Гильгамес у вавилонян, Ози-рис у египтян, Великий Ю у китайцев, Геракл, Прометей и Ахиллес у греков, Зигфрид у германцев, Кешар у тибетцев, Рустем у персов - все они были не-победимыми мастерами борьбы. Нет охотников более ловких, лучших, чем они, бегунов, метателей диска, камня или копья. Человечество, у которого просну-лось самосознание, возвеличивая себя до героев своей фантазии, начало бро-сать вызов силам природы. Появился будущий идеал физической культуры на-рождавшейся рабовладельческой эпохи - которого еще не сломила социальная несправедливость - силь¬ный, гордый и победоносный титан.
Процесс разложения физической культуры первобытнообщинного строя, происходивший с VII тысячелетия до н.э. и до эпохи расцвета Римской импе-рии, охватывал сравнительно небольшую часть заселенной территории Земли. Ее остатки сохранились вплоть до распространения современной цивилизации на Севере, в тропической и субтропической Африке, на архипе¬лагах Ост-Индии и Тихого океана, а также в большей части Северной и Южной Америки.
Сведения о привычках абориге¬нов зафиксировали многие этнографы, пу-тешественники, миссионеры и колониальные чиновники. Учитывая то, что от-дельные племена по сей день живут в условиях, напоминающих первобытный уровень производственных отношений, эти сведения позволяют выработать от-правные позиции для при¬близительного реконструирования памятников физи-ческой культуры перво¬бытнообщинного строя.
По словам норвежского путешественника Карла Лумхольца, тарахумары - индейцы, живущие на склонах горной цепи Сьерра Мадре, простирающейся по северной границе Мексики, - способны проводить состязания по бегу на дистанции длиной в несколько сот километров. Эти способности связаны, ви-димо, с преследованием дичи и суровыми природными условия¬ми. Мексикан-цы пытались использовать данные качества тарахумаров в марафонском беге на Олимпиаде 1928 года, однако индейцы, стартовав¬шие без серьезной трениров-ки, вызвали разочарование, поскольку при¬шли к финишу с результатами ниже средних, но без каких-либо признаков усталости.
Восточноафриканские вахумы способны, отталкиваясь босыми ногами от низкой термитной кучи, прыгнуть вверх на высоту свыше двух метров. Условия жизни вынуждают их в первую очередь развивать прыгучесть, что является главным критерием в обряде посвящения в мужчины. Тот, кто во время испы-таний не способен прыгнуть выше своего роста, не может попасть в число пол-ноправных мужчин своего племени. Подобные же сведения можно обнаружить о состязаниях по борьбе на Канарских островах и в Гвинее, о соревнованиях по «мячу с перьями» и водных поединках жителей индонезийского архипелага, о метании бумеранга коренными жите¬лями Австралии.
На одном из небольших островов архипелага Новые Гебриды кульмина¬цией устраиваемых ежегодно традиционных состязаний являются своеобраз¬ные «прыжки с вышки» на суше. Участник этого состязания летит вниз головой с высоты 30 метров. К щиколоткам его ног привязываются концы сплетенных из лиан веревок, противоположные концы которых закрепля¬ются на вершине вышки. Когда голова прыгуна почти достигает земли, точно отмеренные упру-гие лианы сокращаются и слегка подбрасывают его, в результате чего он плав-но приземляется на ноги. Самым большим автори¬тетом пользуются те участни-ки состязания, которые в последнее мгновение свободного падения касаются земли руками. В прежние времена те, кто не осмеливался участвовать в этом обряде посвящения, не имели права появ¬ляться на людях до тех пор, пока не проходили все испытания. Сегодня же от этого избавляются, преподнеся в дар сельской общине свинью или какой-либо иной ценный выкуп.
Даже из приведенных выше отрывочных сведений видно, что первобыт¬ная физическая культура гармонично сочетала в себе личную физическую под-готовку каждого члена племени и воспитание у соплеменников чувства общно-сти. Между прочим, именно это развило ту стойкость и твердую волю, которую народы колоний в течение столетий противопоставляли, и часто небезуспешно, своим завоевателям, вооруженным современным огнестрель¬ным оружием.
В развитии физической культуры древнего мира дважды происходил ка-чественный скачок. В ходе первого - охота на крупных животных вызвала к жизни обособившуюся от процесса труда и постепенно совершенствующуюся систему движений и ее перенос на другие области жизни. В рамках возникшей новой сферы деятельности (физическое воспита¬ние) началась дифференциация непосредственно полезных телесных упраж¬нений, танцевальных движений и игровых элементов. В ходе же второго скачка - в эпоху разложения перво-бытнообщинного строя - возникли те институированные нормы подготовки и отбора, которые стали средствами общественного подчинения.
От основных элементов форм движений, сложившихся в рамках перво¬бытной магии, через противоречивые условия классовых обществ человече¬ство пришло к высокой степени систем движений физической культуры наших дней. В ходе этого процесса материал движений физической культуры постоянно подвергался стилизации, дифференциации и интеграции. Но даже в наиболее развитых видах физкультурной и спортивной деятельности таятся элементы, отражающие стремление человека к покорению природы, которые либо по-рознь, либо в сочетании друг с другом вросли в сегодняшнюю физи¬ческую культуру. Так, например:
а) за играми с мячом, тяжелой атлетикой, толканием ядра и охотой стоят производственные процессы;
б) за конным спортом, бегом, прыжками, автогонками, лыжным и конь¬кобежным спортом, соревнованиями судов - виды деятельности, свя-занные с передвижением и преодолением препятствий, и соответственно средства Достижения этого;
в) за плаванием и полетами - движения, подмеченные в природе;
г) за лечебной гимнастикой и массажем - опыт врачевания;
д) за соревнованиями по стрельбе, метанием копья и диска, борьбой и мас-совыми выступлениями физкультурников проглядываются отдельные боевые действия или их элементы.
Таким образом, физическая культура древнего мира заложила основы со-временной физической культуры и по некоторым аспектам может считаться
достойной подражания.
ЛИТЕРАТУРА
1. Голощапов Б.Р. История физической культуры и спорта. - М., 2001.
2. Кун Л. Всеобщая история физической культуры и спорта. - М., 1982
3. Пономарев Н.И. Возникновение и первоначальное развитие
физического воспитания. - М., 1970.
4. Столбов В.В. История физической культуры и спорта. - М., 1975.
5. Юрегди Д. Древний Рим. Будапешт, 1967.
 
« Пред.   След. »
Понравилось? тогда жми кнопку!

Заказать работу

Заказать работу

Кто на сайте?

загрузка...
Проверить тИЦ и PR