Главная Сочинения Рефераты Краткое содержание ЕГЭ Русский язык и культура речи Курсовые работы Контрольные работы Рецензии Дипломные работы Карта
загрузка...
Главная arrow Курсовые работы arrow Философия, Политология, Социология arrow Правовые проблемы организации борьбы с национальным терроризмом

Правовые проблемы организации борьбы с национальным терроризмом

Правовые проблемы организации борьбы с национальным терроризмом 
План
Введение.
1. Проблемы организации борьбы с терроризмом.
2. Международная судебная практика по рассмотрению территориальной проблемы.
3. Принципы "право на самоопределение" и "территориальная целостность
в международных документах.
4. Меры юридической защиты от терроризма.
5. Источники угроз национальным интересам.
6. Программа государств-участников Содружества Независимых Государств по борьбе с международным терроризмом.
Заключение.
Литература.
ВведениеВ настоящее время международным сообществом осуществляется процесс выработки всеобщей политической договоренности в формировании глобальной коалиции против терроризма, в создании общеприемлемой идеологии антитеррора в независимости от мотивов его осуществления. Многие страны и международные организации уже создали всемирную коалицию по борьбе с терроризмом, в том числе НАТО, Европейский союз, Организация американских государств, Ассоциация стран Юго-Восточной Азии, Организация африканского единства, Лига арабских государств, Организация Исламская конференция, Генеральная ассамблея и Совет Безопасности ООН. Совет Безопасности ООН единодушно принял историческую резолюцию, обязывающую все 189 государств-членов ООН пресекать поездки террористов, их денежные потоки, планы и другую поддержку и сотрудничать в предании террористов правосудию. Совет Европейского Союза 29 декабря 2001 года принял также "Общую позицию", представляющую собой рамочное постановление по усилению административных возможностей ЕС в борьбе с терроризмом и их пособниками "во всех его видах и формах".
Таким образом, вырабатываются принципиальные международные позиции по борьбе с терроризмом, имеющие жизненно важное значение и для коалиции государств-участников СНГ, эффективность применения которых с учетом их геополитического пространства во многом зависит от взаимодействия и взаимопомощи. В настоящее время также на Южном Кавказе осуществляется сотрудничество в борьбе с терроризмом на региональном уровне между Азербайджаном, Грузией и Турцией. Анализ осуществляемых актов терроризма и прогнозы его развития свидетельствуют о постоянном качественном изменении совершаемых террористических преступлений, что говорит о его угрожающих масштабах. Заметно наметился рост разведывательной и подрывной деятельности международных террористических организаций. Существенное расширение географии терроризма не только осложняет отношения между социальными, национальными группами и народами, а порою и между государствами СНГ, свидетельством которого являются существенные противоречия и разногласия между Азербайджаном и Арменией, Грузией и Россией. Возникают правовые проблемы взаимодействия спецслужб и правоохранительных органов, а в ряде случаев и армейских подразделений этих государств, а также стран-участниц СНГ на этапе выявления, предупреждения и пресечения террористических преступлений, особенно при проведении сложных и острых оперативно-розыскных мероприятий, требующих их продолжения на территории другого государства. В этом деле немаловажное значение имеют дальнейшая разработка и совершенствование межгосударственных соглашений и реальные действия государств Южного Кавказа, как на межрегиональном уровне, так и в рамках участников СНГ в создании международной системы совместных мер по борьбе с терроризмом.
В настоящей работе нам хотелось бы остановиться на правовых проблемах организации борьбы с национальным терроризмом. 1. Проблемы организации борьбы с терроризмомРазвал Союза ССР, образование на территории постсоветского пространства независимых суверенных государств одновременно сопровождался возникновением в ряде из них межнациональных конфликтов. Применительно к проблематике борьбы с терроризмом в рамках СНГ она сводилась к следующему. Та или иная нация, компактно проживающая на территории суверенного государства, и, имеющая статус национально-территориального обустройства в качестве автономии (или иного национально-территориального образования в составе суверенного государства), ссылаясь на п.2 ст. I Устава ООН о самоопределении народов, провозгласила государственную независимость. Не добившись решения вопроса парламентским путем, организаторы подобных акций перешли на путь террористического насилия. В свою же очередь государства СНГ, исходя из принципа, также закрепленного в ст. I Устава ООН, о территориальной целостности и нерушимости границ суверенных государств и внутригосударственного законодательства, отказали последним в территориальном отторжении. Одновременно ими были предприняты меры для восстановления конституционного строя, в основном сопровождаемые применением силового воздействия.
Впервые рассматриваемые явления проявились в Азербайджане (Нагорный Карабах), в Грузии (Абхазия, Южная Осетия), в Молдове (Приднестровье). Широкое распространение терроризма в форме религиозного экстремизма получило в государствах СНГ Центрально-азиатского региона (Киргизия, Узбекистан, Таджикистан).[1] Террористическое насилие национал-экстремистского толка проявляется в ряде регионов Российской Федерации.
Сегодня масштабы терроризма достигли столь высокого уровня, что под их контролем находятся целые области, районы. Нередко террористическое противостояние переходит в современные полномасштабные войны. По оценкам Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, в результате развала СССР свыше 60 млн. человек оказались за границей.[2] Наибольшее же их число - беженцы из мест, охваченных межнациональными конфликтами.
Так, только в результате трагических событий, происшедших в Грузии (Абхазия, Южная Осетия) количество беженцев составило 300 тыс. человек, в Абхазии погибло 1600 мирных граждан, 86 российских миротворцев, сожжено 6 тыс. домов. Сегодня Абхазия - главный камень преткновения в политических взаимоотношениях между Грузией и Россией.[3]
Более удручающая картина в Азербайджане, где в результате нагорно-карабахского конфликта количество беженцев и вынужденных переселенцев составило около 1 млн. граждан. Количество же погибших составило 18 тыс. человек и более 50 тыс. инвалидов. Экономический же ущерб исчисляется десятками миллиардов долларов.[4]
Анализ причинно-следственных связей террористических акций, совершенных по всему миру за последние 40 лет, свидетельствует о том, что подавляющее большинство этих преступлений было осуществлено лицами и группировками, исповедующими сепаратизм. По оценкам специалистов, в настоящее время на Земле существует около 30 конфликтов, обусловленных сепаратистскими притязаниями. Около 70% всех террористических акций, совершенных в мире, напрямую или опосредованно связаны с этими конфликтами, деятельностью сепаратистов.[5]I Примеров более чем достаточно: Баскская организация "Отечество и Свобода" (ЭТА) создана в 1959 г. с целью образования независимой территории в населенном басками районе Испании; Рабочая партия Курдистана (РПК), созданная в 1974 г. из числа турецких курдов. Цель - создание независимого марксистского государства на юго-востоке Турции; Временная Ирландская Республиканская Армия "Провос" сформировалась в 1969 г. Имеет марксистскую ориентацию. Основная цель состоит в изгнании британских сил из Северной Ирландии и воссоединении с Ирландией; Ассоциация корсиканских революционеров, возникшая в 1967 году, ведет борьбу не за отделение от Франции, а за предоставление корсиканцам прав автономии[6]; действующая также во Франции Фронт освобождения Бретани - "Бретонская Национальная Армия", возникшая в результате объединения националистических группировок и проведшая в 1966 г. свою первую совместную акцию. Преследуемая ею цель - "освобождение от французского гнета и создание независимой Бретани".[7]
Аналогичные организации экстремистского толка созданы и успешно функционируют в государствах СНГ, где проявляется националистический терроризм. Ими созданы сепаратистские самообразования Нагорного Карабаха, Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья, руководители "внешнеполитических ведомств" этих образований систематически проводят совещания и консультации.[8]
Естественно, что данная проблема не могла оставить в стороне глав государства содружества независимых государств. Проблемы сотрудничества государств СНГ в борьбе с терроризмом сегодня являются наиболее злободневными, так как, не имея цельной программы, единых скоординированных действий по пресечению терроризма, ни одно государство не сможет добиться каких-либо результатов в этом направлении.
Однако сегодня невозможно вести речь об организации борьбы с терроризмом (не говоря уже об ее эффективности), не решив ряд фундаментальных вопросов этой проблемы.
I. Первая проблема, с которой столкнулись лидеры СНГ - это определение понятия терроризма. Этот вопрос до последнего времени не получил своего однозначного решения со стороны международного сообщества и, в частности, ООН.[9]
Как было отмечено выше, все существующие организации и им подобные без всяких на то оснований пытаются обосновать законность своей террористической деятельности, ссылаясь на Устав ООН и другие международные документы, признающие за всеми нациями и народами их право на самоопределение. В связи с этим возникает вопрос о совместимости применения террористического насилия с правом на самоопределение. В то время, когда одни политические лидеры называют насильственные акции террористов международным терроризмом, другие квалифицируют их как освободительные войны.
Суть ее применительно к исследуемой проблематике сводится к тому, что политический характер акций внутригосударственного и международного терроризма до последнего времени неоднозначно расценивался как международное преступление. Так, Устав Интерпола (ст. 3) предусматривает, что преступления, осуществляемые по политическим, национальным, региональным и военным мотивам, не подпадают под его юрисдикцию.
Некоторые международные акты до 1994 г. не запрещают международный терроризм, если он направлен против деятельности, не совместимой с Уставом ООН.[10] Эти обстоятельства нередко берут в расчет и организаторы террористических акций, осуществляемых по мотивам политического характера.
Как справедливо отмечает Ващенко Ю.В., в настоящее время нельзя высоко оценить эффективность сотрудничества государств по борьбе с терроризмом, ибо даже по главным направлениям этого сотрудничества, как на практике, так и в теории не достигнуто единства взглядов. В названных соглашениях имеется целый ряд пробелов и труднопреодолимых в настоящее время недостатков, что ставит под сомнение адекватность данных соглашений потребностям нашего времени.[11] Полагаем, что здесь главной проблемой является отсутствие единой правовой оценки многих факторов преступного насилия. Так следует ли признать терроризмом насилие (убийства, захват заложников) в отношении мирного населения в процессе "национально-освободительных движений"? Ведь в Уставе ООН закреплено два принципа, один из которых провозглашает право наций на самоопределение, другой - нерушимость границ и территориальной целостности государства. Непонятно, какой же принцип является главенствующим.
Отсутствие определения международного терроризма во многом препятствует международному сообществу в принятии действенных мер против этого явления. Прав Ващенко Ю.В., указывая, что "заинтересованность большинства государств в предотвращении и пресечении террористических актов находится в противоречии с их нежеланием и даже неспособностью осуществлять международное сотрудничество на универсальной основе, выработать общее определение этих актов и создать единый международный механизм и необходимые гарантии борьбы с ним. Во многих международных конвенциях, соглашениях и проектах дается определение актов терроризма путем перечисления конкретных видов преступлений. Одни и те же акты насилия квалифицируются различными государствами как террористические или как борьба за свободу, а лица, их осуществляющие, рассматриваются как террористы - одними государствами и как борцы за свободу - другими".[12]
По мнению английских ученых У. Гуттеридж[13], Г. Уордлоу[14], отсутствие четкого определения соотношения понятий самоопределения и терроризма не дали никаких результатов международных мероприятий по борьбе с терроризмом.
Применительно к ситуации, складывающейся в СНГ, необходимо точно уяснить международно-правовые подходы относительно квалификаций рассматриваемых явлений.
Так, мы часто встречаемся с такими понятиями как движение национальных меньшинств за освобождение; национально-освободительная борьба; национально-освободительное движение; национально-освободительная война и сепаратизм. Ввиду отсутствия кодификации по этой гипотезе, полагаю необходимо уточнить эти понятия, так как указанное имеет существенное значение в решении вопроса, являются ли эти конфликты международными или нет. Если эти конфликты квалифицируются как международные, то к ним применяется вся совокупность права международных вооруженных конфликтов. К немеждународным же вооруженным конфликтам применимы лишь некоторые его нормы.
По нашему мнению, такие понятия, как движение национально-освободительных меньшинств за освобождение, национально-освободительная война, национально-освободительное движение, национально-освободительная борьба - единые понятия. Указанные акты следует отличать от сепаратистского движения, тогда как в первом противоборствуют колониальное, расистское или иностранное правительство и народ, чьей территорией оно управляет, и чье право на самоопределение было признано Организацией Объединенных Наций, в войне за отделение противостоят друг другу правительство того или иного государства, с одной стороны, и с другой - население части территории этого государства, которое желает от него отделиться. Отличие от народа, который ведет национально-освободительную войну, состоит в том, что ООН не признает за населением, желающим отделиться, право на подобное отделение.[15]
Но даже народ, за которым ООН признал право на национально-освободительное движение, не в праве прибегать к террористическому насилию. Здесь нельзя не согласиться с мнением Л.М. Моджарян, который отмечает, что методы терроризма, используемые в процессе национально-освободительной борьбы, недопустимы. Если цель национально-освободительной борьбы вполне законна, то такой метод ее ведения, как совершение террористических актов, является тягчайшим преступлением против человечества. Если в международных пактах о правах человека предусмотрено неотъемлемое право народов на самоопределение (ст. 1 обоих пактов), то в ст. 5 этих же пактов подчеркивается: ничто в них "не может толковаться как означающее, что какое-либо государство, какая-либо группа или какое-либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на уничтожение любых прав и свобод, признанных в настоящем Пакте, или на ограничение их в большей мере, чем предусматривается в настоящем Пакте". При этом, в качестве основных в Пактах приводятся право на жизнь, неприкосновенность и свободу личности, грубо попранные террористами[16] (насилие).
Не менее важная ясность дается вo "Всеобщей декларации прав народов", принятой в Алжире 4 июля 1976 года, в частности, в разделе VI "Права меньшинств" ст. 21 предусматривает, что осуществление вышеизложенных прав должно производиться при должном уважении законных интересов всего общества и не приводить к покушению на территориальную целостность и политическое единство государства.
Существует множество международных политических и правовых актов, декларирующих нерушимость сложившихся после II-ой Мировой войны границ в Европе (например, Хельсинкский Заключительный Акт 1975 г., Парижская Хартия для Новой Европы, Европейская Конвенция о защите прав меньшинств). Все вышеперечисленные документы закрепляют принцип нерушимости границ и территориальной целостности государств как превалирующий над принципом самоопределения народов. То есть, самоопределение народов может иметь место с условием нерушимости границ и территориальной целостности государства. По своей сути, вышеупомянутые документы закрепляли раздел границ в Европе, основа которой была поставлена на Потсдамской конференции.
Рассматривая данную проблему применительно к государствам СНГ, следует отметить, что распад Советского Союза не является результатом национально-освободительного движения. Распад СССР произошел в силу сложившихся политических обстоятельств. В соответствии с принципом международного обычного права - uti possidetis juris - линии границы федеративного государства после его распада становятся официальными границами образовавшегося государства.
Уже сегодня можно отметить, что ряд государств (в т.ч. делегация Российской Федерации) в рамках сессии Рабочей группы Шестого комитета, проходившей с 25 сентября по 6 октября 2000 г., учрежденной резолюцией ООН 51/210 от 17 декабря 1996 г. с целью разработки международно-правовых документов в области борьбы с международным терроризмом поднят вопрос о созыве под эгидой ООН конференции высокого уровня для разработки совместных организованных действий международного сообщества по борьбе с международным терроризмом во всех его формах и проявлениях. Именно на этой конференции предложено рассмотреть необходимость четкого разграничения между терроризмом и законной борьбой народов в порядке осуществления права на самоопределение и права на самооборону против агрессии и оккупации.
2. Международная судебная практика по рассмотрению
территориальной проблемыНе менее интересной представляется международная судебная практика по рассмотрению исследуемой проблемы.
Так, при рассмотрении Международным судом ООН спора о границе между Буркина-Фасо и Мали определилось соотношение принципов "права на самоопределение" и "территориальной целостности".[17] В основу разрешения конфликта был поставлен не принцип самоопределения, а ставший традиционным в международном праве принцип uti possidetis, т.е. принцип недопустимости изменения территориального статус-кво. Было установлено, что на самом деле "сохранение статус-кво в Африке часто считается лучшим образом действий". Аналогично высказалась в 1992 году Арбитражная комиссия ЕС по Югославии, заявив, что "не взирая на какие бы то ни было обстоятельства, право на самоопределение не может включать в себя изменение существующих границ во время независимости (uti possidetis juris)". Хотя не имеет прецедентного характера для стран Европы, но представляет интерес решение Африканской комиссии по правам человека и народов по делу Katangese Peoples Congres v Zaire (1996), в котором констатировалось, что осуществление самоопределения должно быть совместно с суверенитетом и территориальной целостностью государств и не может санкционировать сецессию. Достаточен опыт внутригосударственного обеспечения верховенства права в правовых государствах Конституционными судами. Конституционный суд Южной Африки, рассматривая вопрос "масштаба" коллективного права на самоопределение, постановил, что самоопределение, в соответствии с Конституцией не содержит понятия "политическая независимость" или "отделение". Постановлением Конституционного суда Российской Федерации от 13 марта 1992 года установлено, что Конституция РСФСР, с изменениями и дополнениями на день рассмотрения, не предусматривает права республик на выход из федерации. Не предусмотрено оно и Конституцией Республики Татарстан.[18] Одностороннее установление Республикой Татарстан подобного права означало бы признание правомерности полного или частичного нарушения территориального единства суверенного федеративного государства и национального единства населяющих его народов. Любые действия, имеющие целью нарушение этого единства, наносящие вред конституционному строю Российской Федерации, несовместимы с международными нормами о правах человека и правах народов. Данная формула находит свое отражение в Конституции Российской Федерации 1993 года.
В Постановлении от 31 июля 1995 года Конституционного суда Российской Федерации отмечено, что "конституционная цель сохранения целостности Российского государства согласуется с общепризнанными международными нормами о праве народа на самоопределение".[19] Ст.1 Устава ООН прямо указывает в качестве основополагающего принципа нерушимость границ государств, ее территориальной целостности.3. Принципы "право на самоопределение" и "территориальная
целостность в международных документахПопытаемся рассмотреть нормативные документы ООН о соотношении принципов "право на самоопределение" и "территориальная целостность". В соответствии с пунктом 2 работи 1 Устава ООН одной из целей ООН является развитие дружественных отношений между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов. А работя 55 этого акта рассматривает данный принцип в качестве основы для международного экономического и социального сотрудничества. При этом следует отметить, что изначально под
принципом равноправия и самоопределения народов в Уставе ООН понималось право на самоуправление, а не право на отделение.
Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам, принятая 14 декабря 1960 года (См.: резолюция 1514 (XV) Генеральной Ассамблеи ООН), развила и дала более расширительное толкование принципа самоопределения народов. Международное сообщество в работе 2 данной Декларации установило, что "все народы имеют право на самоопределение; в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое и культурное развитие". А работя 6 данного документа устанавливает ограничительные пределы реализации этого права: "всякая попытка, направленная на то, чтобы частично или полностью разрушить национальное единство и территориальную целостность страны, не совместима с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций".[20]
Данные положения получили свое дальнейшее подтверждение в более поздних международных документах: Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.); Международном пакте о гражданских и политических правах (1966 г.); Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций (резолюция Генеральной Ассамблеи 2625 (XXV), 1970 г.); Декларации и Программе действий, принятых в 1993 году на Всемирной конференции по правам человека в Вене. Но что особенно важно - часть 3 работи 2 Венской Декларации устанавливает, что право на самоопределение не должно истолковываться как разрешение или поощрение любых действий, нарушающих или подрывающих, полностью или частично, территориальную целостность или политическое единство суверенных или независимых государств. 4. Меры юридической защиты от терроризмаМировое сообщество последовательно продолжало предпринимать серьезные меры юридической защиты от терроризма вне зависимости от форм его проявления - как в национальных законодательствах, так и в рамках международно-правовых отношений. Во всех этих документах терроризм и агрессивный сепаратизм рассматриваются как явление одного порядка, звенья одной цепи, которая угрожает суверенитету, конституционному строю, территориальной целостности государств.
Такой подход находит отражение в основополагающих документах ООН. Так, в соответствии с "Декларацией о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН", принятой Генеральной Ассамблеей ООН 24 октября 1970 года, понятие "территориальной целостности" и "территориальной неприкосновенности" возведены в ранг важнейшего принципа международного права, регулирующего всю систему международных отношений.
Этот принцип зафиксирован и в "Декларации о мерах по ликвидации международного терроризма", которая была принята Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1994 года в качестве базового международно-правового акта для всех последующих документов, регулирующих сотрудничество в сфере борьбы с терроризмом.
В этой декларации впервые говорится о терроризме, в основе которого лежит нетерпимость или экстремизм. В декларации, дополняющей Декларацию о мерах по ликвидации международного терроризма 1994 года, утвержденной резолюцией 51/20 Генеральной Ассамблеи от 17 декабря 1996 года в п.п. I прямо указывается на опасность терроризма экстремистского толка для территориальной целостности и безопасности государств. В этом контексте в рассматриваемой Конвенции государствам рекомендуется при заключении или применении соглашений о выдаче не рассматривать в качестве политических преступлений преступления, связанные с терроризмом, которые являются источником опасности или физической угрозы для безопасности и защиты лиц, какими бы ни были мотивы, которые могут приводиться в их оправдание.
Международная Конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом, принятая резолюцией 52/164 Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1997 г., а также Международная Конвенция о борьбе с финансированием терроризма, принятая резолюцией 54/109 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1999 г. уже в первых абзацах преамбул констатируют факт того, что "государства-члены ООН торжественно подтверждают, что они безоговорочно осуждают как преступные и не имеющие оправдания все акты, методы и практику терроризма, где бы и кем бы они не осуществлялись, в том числе те, которые ставят под угрозу дружественные отношения между государствами и народами, и угрожают территориальной целостности и безопасности государств".
В резолюции 1269 Совета Безопасности ООН, принятой 19 октября 1999 г. после специальных дебатов о международном терроризме, организованных Российской Федерацией, уже в более жесткой форме, недвусмысленно утверждается необходимость сотрудничества всех стран, лишение и подавление на своих территориях всеми законными средствами подготовку и финансирование терроризма, не предоставление убежища лицам, виновным в террористическом насилии независимо от мотивов, во всех их формах ипроявлениях, где и кто бы их не совершал.[21]
Анализ дальнейшей практики деятельности ООН по борьбе с терроризмом свидетельствует об ужесточении рассматриваемой позиции после трагических событий, произошедших в США 11 сентября 2001 года, которые расценены ООН как вызов всем государствам и всему человечеству. Так в своих резолюциях (1368 от 12 сентября 2001 года; 1373 от 28 сентября 2001 года; 1377 от 12 ноября 2001 года; 1438, принятая Советом Безопасности ООН на его 4624-м заседании 14 октября 2002 года; 1440, принятая Советом Безопасности ООН на его 4632-м заседании 24 октября 2002 года; 1450, принятая Советом Безопасности ООН на его 4667-м заседании 13 декабря 2002 года; 1456, принятая Советом Безопасности ООН на его 4688-м заседании 20 января 2003 года; 1465, принятая Советом Безопасности ООН на его 4706-м заседании 13 февраля 2003 года) ООН заявляет и подтверждает своё недвусмысленное осуждение всех актов, методов и практики терроризма как преступных и не подлежащих оправданию, независимо от их мотивов, во всех их формах и проявлениях, где бы и кем бы они ни совершались. Впервые Совет Безопасности ООН, до принятия Всеобъемлющей конвенции о борьбе с терроризмом, продемонстрировал своё принципиальное осуждение политического терроризма.
Примечательно, что в этих многосторонних международно-правовых документах, регламентирующих борьбу с терроризмом, ясно и недвусмысленно указывается на связь этого явления с угрозами территориальной целостности, к каковым наряду с прямой агрессией относится и сепаратизм. Практически это означает конвенциальное, то есть признанное международным правом на универсальном уровне, подтверждение взаимозависимости террористической и сепаратистской деятельности. 5. Источники угроз национальным интересамКак отмечалось ранее, к источникам угроз национальным интересам многих государств-участников СНГ, а в некоторых ситуациях и безопасности России, можно отнести кризисные ситуации и вооруженные конфликты на территории стран ближнего зарубежья и государств сопредельных регионов. К ним же следует относить попытки вмешательства различных сил из стран ближнего и дальнего зарубежья или с их территории во внутренние дела государств СНГ путем поощрения и поддержки, действующих на их территории сил агрессивного сепаратизма и национализма, а также явно террористических группировок через механизмы политического и экономического лоббирования чужих интересов, искусственной инициации национальных проблем и др. Но все же следует остановиться на других внешних угрозах, возникших вследствие распада бывшего СССР. Сегодня некоторые из этих угроз, которые классифицируются как региональные, уже реализуются в форме региональных вооруженных конфликтов и разномасштабных террористических акций на постсоветском пространстве. Безусловно, что внешние угрозы национальным интересам и безопасности государств СНГ, произрастающие на региональной геополитической почве, вызваны теми новыми процессами, событиями и явлениями, которые возникли и развивались на постсоветском пространстве после распада бывшего СССР, в ходе формирования новых независимых государств и их последующего развития в 1992-2000 годах. Непринятие решительных мер в рамках государств-участников СНГ по пресечению конфликтов, по подавлению любых террористических выпадов, будь это на уровне внутригосударственного терроризма, международного терроризма или политики государственного терроризма, будет поощрять процессы продолжающегося отхода правящих элит ряда стран ближнего зарубежья от участия в системе СНГ и усиления их переориентации на развитие связей и стратегического сотрудничества с другими государствами. На этой почве, как показывает жизнь, нередко возникают острые конфликтные ситуации. Поэтому борьба с терроризмом в своей реалии является первостепенной задачей, стоящей перед государствами-участниками СНГ. Свое отношение к проблеме борьбы с терроризмом национального толка, в основе которой лежит агрессивный сепаратизм, неоднократно выражало и высшее руководство стран СНГ, в том числе и посредством принятия соответствующих документов в рамках многостороннего сотрудничества. Так, соответственно 15 апреля 1994 г. в Москве и 10 февраля 1995 г. вАлма-Аты главами государств-участников Содружества были подписаны, за исключением Республики Армения, "Декларация о соблюдении суверенитета, территориальной целостности и нерушимости границ государств-участников Содружества независимых государств" и "Меморандум о поддержании мира и стабильности в Содружестве независимых государств". По этим документам государства Содружества взяли на себя обязательства по "обеспечению выполнения в своих взаимоотношениях принципов суверенитета, территориальной целостности, неприкосновенности границ", "отказу от противоправных территориальных приобретений и от любых действий, направленных на расчленение чужой территории", "пресечению в соответствии со своим национальным законодательством создания и деятельности на своих территориях организаций, групп или отдельных лиц, направленных против независимости, территориальной целостности и неприкосновенности границ, ... любых проявлений сепаратизма, национализма, шовинизма и фашизма".
Лидеры стран СНГ заявили, что руководимые ими государства обязуются "не поддерживать на территории других государств-участников сепаратистские движения, а также сепаратистские режимы, если таковые возникнут, не устанавливать с ними политических, экономических и других связей; не допускать использования ими территорий и коммуникаций государств-участников Содружества; не оказывать им экономической, финансовой, военной и другой помощи". 6. Программа государств-участников Содружества Независимых Государств
по борьбе с международным терроризмомОдним из самых серьезных актов по взаимодействию в антитеррористической деятельности явилось принятие программы государств-участников Содружества Независимых Государств по борьбе с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма на период до 2003 года. В связи с истечением рассматриваемого срока представляется необходимым проанализировать основные положения и высказать ряд предложений, направленных на совершенствование сотрудничества в борьбе с терроризмом. Это имеет прямое отношение и к государствам Южного Кавказа, так как они все являются участниками государств СНГ. Программа разработана во исполнение Решения Совета глав государств Содружества Независимых Государств от 25 января 2000 года "О противодействии международному терроризму в свете итогов Стамбульского саммита ОБСЕ" в целях осуществления сотрудничества в вопросах предупреждения, выявления, пресечения и расследования актов терроризма и иных проявлений экстремизма в государствах-участниках Содружества Независимых Государств (далее - СНГ).
Программа имеет целью координировать усилия государств-участников СНГ, направленные на противодействие терроризму и иным проявлениям экстремизма. Она разработана в развитие Межгосударственной программы совместных мер борьбы с преступностью на период с 2000 до 2003 года, утвержденной Советом глав государств Содружества Независимых Государств 25 января 2000 года.
Программа предусматривает проведение согласованных мероприятий, направленных на выполнение международных конвенций по борьбе с терроризмом и экстремизмом. Так, весьма существенным аспектом с учетом прозрачности границ государств СНГ является: организация и проведение межгосударственного розыска и задержания скрывающихся лиц, причастных к террористической и иной экстремистской деятельности; пресечение деятельности террористических групп и организаций, а также перекрытие каналов поступления им финансовой, военно-технической и иной помощи; выявление баз, тренировочных лагерей, мест лечения и отдыха террористов; перекрытие маршрутов передвижения на территории государств-участников СНГ террористических групп и причастных к ним лиц; пресечение на своей территории подготовки к совершению террористических актов на территориях других государств-участников СНГ.
Мировая практика борьбы с терроризмом свидетельствует, что террористы с целью того, чтобы добиться выполнения правительствами своих стран политических требований, посягают на самые уязвимые объекты, способные вызвать катастрофу в межгосударственном масштабе.
В связи с этим Программа предусматривает осуществление комплекса мероприятий по совершенствованию защиты объектов, представляющих повышенную техногенную или экологическую опасность.
Террористические нападения с применением взрывных или иных смертоносных устройств приобретают все более широкие масштабы, что вызывает серьезную озабоченность всего международного сообщества. Программа предусматривает разработку, создание и модернизацию технических средств обнаружения взрывчатых веществ (в том числе маркированных) и оружия.
Успешная борьба с терроризмом невозможна без информационно-аналитического обеспечения. Анализ терроризма в странах СНГ показывает, что, как правило, в них присутствует иностранный элемент. В связи с этим специфика их проявления требует обязательного создания банка данных о международных террористических и иных экстремистских организациях, их лидерах и лицах, причастных к ним, о состояниях, динамике и тенденциях распространения международного терроризма и иных проявлениях экстремизма в государствах-участниках СНГ и других государствах, о неправительственных структурах и лицах, оказывающих поддержку международным террористам. С этой целью программа предусматривает интенсификацию обмена оперативной информацией, в том числе с использованием базы данных Антитеррористического центра государств-участников СНГ, касающихся фактов, способов и методов совершения террористических актов; лиц и групп, причастных к деятельности террористических, экстремистских организаций и незаконных вооруженных формирований, а также осуществляющих вербовку, использование, финансирование и обучение наемников; незаконного перемещения сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, радиоактивных и взрывчатых устройств, огнестрельного оружия, боеприпасов, ядерного, химического, биологического и других видов оружия массового уничтожения, материалов и оборудования, которые могут быть использованы при его создании.
Программой предусмотрено осуществить совместные научные исследования актуальных проблем борьбы с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма и обеспечить обмен основными результатами научно-исследовательских работ в этой области, в том числе: провести научно-практическую конференцию по проблемам борьбы с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма; подготовить к изданию словарь основных терминов и понятий в сфере борьбы с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма; рассмотреть вопрос об издании информационного бюллетеня по проблемам борьбы с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма.
Программой рекомендуется подготовка методических пособий для сотрудников правоохранительных органов и спецслужб государств-участников СНГ по предупреждению, выявлению, пресечению и раскрытию преступлений террористического характера. Как нам представляется, ученые стран СНГ должны сконцентрировать свое внимание на конкретных формах и видах террористического проявления, и с учетом этого провести вышеуказанные исследования. Существенной проблемой, подлежащей разработке, должна работ выработка рекомендаций по ведению переговоров на предмет освобождения заложников, методов оперативного упреждения терроризма, в организации взаимодействия различных служб, в том числе армейских подразделений и следственных органов при проведении антитеррористических операций и т.д.
Программой рекомендовано: изучать и осваивать мировой опыт борьбы с терроризмом; обобщать материалы о террористических актах и диверсиях в государствах-участниках СНГ, проводимых в них антитеррористических операциях, разрабатывать рекомендации правоохранительным органам и спецслужбам государств-участников СНГ; организовать обучение специалистов и инструкторов подразделений, участвующих в борьбе с терроризмом; осуществлять обмен учебно-методическими материалами по подготовке и повышению квалификации кадров подразделений, участвующих в борьбе с терроризмом.
С этой целью, как нам представляется, явилось бы целесообразным в одном из государств СНГ организовать Научный центр по подготовке специалистов в борьбе с терроризмом. Центр наряду с обучением мог бы проводить работы по проведению повышения квалификации кадров. В Центре могли бы принять участие ученые, специализирующиеся по различным аспектам борьбы с терроризмом. Немаловажное значение в программе уделено вниманию разработке комплекса мероприятий: по активизации участия общественности и средств массовой информации в предотвращении пропаганды терроризма и иных проявлений экстремизма, широкому освещению мер противодействия террористической и иной экстремистской деятельности компетентных органов в данной сфере; по обеспечению скоординированного противодействия и изготовлению и распространению материалов, пропагандирующих культ насилия и жестокости в средствах массовой информации на рынке кино - и видеопродукции и информационной сети Интернет и т.д.
Крупным достижением лидеров государств СНГ стали межведомственные соглашения (Министерства внутренних дел, соответствующих органов безопасности и специальных служб государств-участников СНГ) в борьбе против террористической, сепаратистской и иной экстремистской деятельности. В этих соглашениях, в отличие от государств дальнего зарубежья, недвусмысленно впервые даны разъяснения терминам не только "террористической деятельности". Заключение
Объективно терроризм представляет собой сложное, многомерное явление, посягающее на различные охраняемые законом блага, общественные установления, различными способами, что, естественно, вызывает трудности в выработке его общего понятия и отличительных признаков, причин и условий, способствующих совершению этого преступления. При проведении исследований терроризма неизбежно возникают трудности следующего характера. Во-первых, терроризм как явление исследовался в различных аспектах - философском, политическом, историческом, психологическом, правовом, публицистическом и т.д., и все исследователи (историки, политологи, психологи, журналисты и т.д.) рассматривали это явление со своей точки зрения, давая понятию "терроризм" собственную интерпретацию; но поскольку этим явлением занимались не только и не столько юристы, то в литературе стало господствовать не правовое, а обыденное понимание этого явления.[22]
Первое направление связано с исследованием терроризма как международно-правовой категории политического характера. В силу известных причин оно было господствующим в нашей правовой литературе вплоть до начала 90-х годов. Наиболее заметные разработки в этом направлении были сделаны в научных трудах Н.С. Бегловой, И.П. Блищенко, В.И. Блищенко, Т.С. Бояр-Созонович, Л.Н. Галенской, Н.В. Жданова, И.И. Карпеца, Е.Г. Ляхова, Л.А. Моджорян, Ю.А. Решетова и других ученых.
В то же время последние годы отмечены появлением научных исследований другого направления, которые рассматривают проблему терроризма сугубо с уголовно-правовых и криминологических позиций, что, безусловно, непосредственно связано с принятием соответствующих статей в уголовных кодексах различных государств и специальных законов, регулирующих антитеррористическую деятельность. Наиболее обстоятельные разработки в этом направлении осуществлены в научных работах Ю.М. Антоняна, Т.А. Боголюбовой, С.С. Босхолова, М.П. Киреева, В.С. Комиссарова, В.А. Липкана, Н.Д. Литвинова, В.В. Лунеева, В.В. Мальцева, Г.А. Миньковского, С.М. Мохончука, А.В. Наумова, В.Е. Петрищева, В.П. Ревина, К.Н. Салимова, О.Ф. Шишова и многих других исследователей. Опубликовано не только много научных статей, но и ряд монографий, а также осуществлены защиты кандидатских и докторских диссертаций.[23]
Между тем, как было отмечено ранее, эти исследования явно недостаточны для охвата столь обширной проблемы, ее научного осмысления и выработки конкретных рекомендаций по различным направлениям борьбы с терроризмом.
Так, терроризм - это совершение взрывов, поджогов и иных действий, создающих опасность гибели людей, причинение значительного имущественного ущерба, либо наступление иных тяжких последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, либо оказания воздействия на принятие решений органами власти в соответствии с требованиями виновного, а также угрозы совершения указанных действий.
"Сепаратистская деятельность" определяется как противоправные действия, направленные на отделение той или иной части государства и создание нового государственного образования или на предоставление части страны определенного рода автономии по национальному, языковому или религиозному принципу.
"Экстремистская деятельность" - преступная деятельность различных организаций, групп, осуществляемая под религиозным, этническим и политическим прикрытием и направленная на: насильственное изменение конституционного строя, нарушения суверенитета и территориальной целостности государства; насильственный захват власти; разжигание расовой, национальной или религиозной вражды; иное применение насилия для достижения политических целей.
Тем самым, была дана терминологическая ясность и четкость в правовом определении сепаратизма и экстремизма как элементов терроризма, что способствовало принятию эффективных мер по пресечению и предупреждению любых форм терроризма, которые затрагивают всех государств-участников СНГ в целом (кроме Республики Армения, не подписавшейся в рассматриваемых документах по борьбе с терроризмом и по их искоренению).
Перечень юридических документов, свидетельствующих о международно-правовой обоснованности использования терминов "терроризм" и "сепаратизм" во взаимозависимом контексте может быть продолжен. Но самым важным аргументом является ухудшение ситуации в тех регионах СНГ, где сепаратистская деятельность составляет мотивационную основу террора. Изменились формы осуществления "террористической эрозии" государства: этнический сепаратизм дополнился религиозным экстремизмом. Так, например, согласно данным ФБР, столица Азербайджана находится в "зоне интересов" Усамы бен Ладена. Так, например, именно из Баку во время подготовки взрывов посольств США в Африке звонили соратникам бен Ладена в Афганистан и Кению, отправляли факс с предупреждением о взрыве в Лондон и т.д. Сообщает газета The East African со ссылкой на материалы суда, последние 10 лет организация бен Ладена конспиративно действовала на территории США. Но, как отмечается, главное "оперативное присутствие" "Аль-Кайда" осуществляла в Чечне и Азербайджане. Цель "Аль-Кайда" - создание мирового исламского государства. Она работает с союзническими исламскими экстремистскими группами по свержению режимов, которые считает "неисламскими" и удалению западных граждан из мусульманских стран.[24]
Военной коллегией Верховного Суда Азербайджанской Республики было завершено разбирательство уголовного дела в отношении представителей экстремистской религиозной группировки "Джейшуллах" ("Армия Бога"). Всего 11 осужденных активных участников группировки, обвиняемых в целом букете злодеяний - бандитизме, терроризме, убийствах, разбоях, незаконном хранении огнестрельного оружия, попытке угона воздушного судна. Религиозная организация "Джейшуллах" незаконно действовала на территории Азербайджана с 1996 года. Судом было установлено, что члены группы пытались организовать теракт в бакинском представительстве "Международного общества сознания Кришны" в ночь с 8 на 9 мая 1997 года.Ими было совершено вооруженное нападение на бакинское представительство Европейского банка реконструкции и развития 8 декабря 1998 года и зверское убийство экстрасенса Этибара Эркина и членов его семьи 14 января 1999 года. Члены "Джейшуллах" вынашивали планы осуществления теракта на территории посольства США в Баку. Все участники "Джейшуллах" проходили боевую подготовку в лагерях международных террористических организаций дальнего зарубежья.[25]
Серьезную угрозу государственности Азербайджана и России представляет распространение ваххабизма, которое пропагандирует возврат к истокам ислама. Для достижения своих целей члены этого течения используют насильственные методы террористической направленности. Именно как форму правовой самозащиты мусульман Дагестана от ваххабизма необходимо рассматривать вступивший в силу в конце сентября 1999 г. Закон Республики Дагестан "О запрещении ваххабистской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан".[26]
Судебно-следственная практика Азербайджана последних лет свидетельствует, что нередко разжигание межнациональной розни осуществляется уже вкупе с инициированием конфликтов на религиозной основе. Изменились и методы этой деятельности - от локальных этнических конфликтов и отдельных террористических акций до тотальной борьбы на территории ряда стран, перманентной террористической активности.
Практика показывает, что террористические, сепаратистские и экстремистские организации хорошо взаимодействуют друг с другом. Причем не только по направлениям "основной деятельности", но и через такие виды организованной преступности, как контрабанда оружия и наркотических веществ, создание незаконных вооруженных формирований, легализация доходов от преступной деятельности и другие.
Терроризм является не единственным проявлением сепаратизма, который может быть выражен и прямой военной агрессией, и этническими чистками, и политикой "выжженной земли". Но именно терроризм является самой одиозной формой реализации агрессивных замыслов сепаратистов: он направлен против мирного населения, проживающего за сотни километров от линии фронта.
Так, например, взрыв электропоезда на одной из станций метро 19 марта 1994 года, в результате которого погибло 14 и ранено 42 человека, был исполнен членами террористической сепаратистской организации "Садвал". Боевики этой организации прошли специальную подготовку на базах спецслужб в другом государстве, которые профинансировали и обеспечили террористический акт необходимыми взрывчатыми материалами и техническими средствами. Министерством национальной безопасности Азербайджана установлено 43 организатора и исполнителя этого преступления, из них 30 были привлечены к уголовной ответственности, в отношении лиц, скрывающихся за пределами страны, розыскные меры продолжаются.[27]
Безусловно, как было отмечено выше, реализация столь масштабной Программы государств-участников Содружества Независимых Государств по борьбе с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма направлена на активизацию взаимодействия спецслужб государств СНГ и должна основываться на прочном правовом фундаменте международного сотрудничества спецслужб, как на базе двустороннего, так и многостороннего.
Однако изучение и обобщение международной практики борьбы с терроризмом, в том числе ряда стран Содружества Независимых Государств показывает, что кроме программы должна быть еще выработана и определенная позиция в борьбе с терроризмом. Как нам представляется, она должна быть основана на следующих принципах сотрудничества: во-первых, это отказ от политики "двойных стандартов" в отношении к терроризму, экстремизму и сепаратизму применительно к интересам своей страны и иностранных государств. Нельзя эффективно бороться с этими явлениями на собственной территории, не реагируя (а иногда и поддерживая) на аналогичные процессы в соседних государствах; во-вторых, это применение принципа "всюду и всегда", что означает принятие каждой стороной обязательств по розыску, обнаружению и наказанию (выдаче) преступников независимо от их времени и места нахождения; в-третьих, осуществление согласованных санкций в отношении тех спецслужб, которые в той или иной форме поддерживают террористическую, экстремистскую и сепаратистскую деятельность; в-четвертых, принятие всех исчерпывающих мер по предупреждению и пресечению возможностей использования третьими силами территории одного государства для террористической деятельности в отношении другого; и, наконец, в-пятых, это отказ от использования информации, полученной в результате сотрудничества спецслужб в данном направлении, в качестве компонента так называемых "грязных" политических технологий. С этой целью, как нам представляется, необходимо:
1. Разработать и утвердить концепцию национальной безопасности государств-участников СНГ. В этой концепции должна найти свое отражение проблема обеспечения национальной безопасности каждого суверенного государства СНГ в контексте межнациональной безопасности всего содружества независимых государств, где борьба с терроризмом должна работ одним из приоритетных направлений деятельности государств СНГ.
2. Разработать проект соглашения "О неконтролируемых территориях в составе границ независимых суверенных государств", где изложить предпринимаемые санкции в отношение "самообразований", т.к. не секрет, что все эти самообразования имеют незаконные вооруженные формирования, широкий доступ к приобретению оружия, где не исключены и ядерные компоненты, и биологическое вооружение и т.д. Одновременно от имени государств-участников СНГ представить на рассмотрение и утверждение в ООН указанный проект в качестве "Конвенции о неконтролируемых территориях в составе границ суверенных государств".
3. Незамедлительно приступить к разработке проекта статуса автономии или другого национального образования в составе суверенного государства, где были бы изложены с учетом мировой практики основные положения правового статуса национальных образований с предоставлением им самого высокого правового статуса. Этот проект можно было бы использовать для выработки применяемых соглашений в урегулировании конфликтов.
4. Разработать проект программы по экономическому возрождению национальных образований в составе суверенных государств (имевших вооруженные конфликты), предусмотрев особый перечень льгот, направленных на быстрейшее возрождение экономики этих территорий. Лоббировать через международные финансовые структуры, донорские организации разработку специальной методики кредитования и т.п.
5. Разработать проект международной конвенции "О статусе международных миротворческих сил и ее организаций" в целях поддержания стабильности в конфликтных регионах.
6. Самое главное - заключить всеобъемлющий договор о межгосударственном взаимопризнании в случае наличия террористического движения (террористическая организация, район действия, цель, дислокация и т.д.). Этот договор должен распространяться не только в рамках границ государств-участников СНГ, но и на территории государств, подверженных терроризму сепаратистского или экстремистского толка.
7. Разработать проект международной Конвенции о недопустимости использования международным сообществом трагического прошлого народов - воин, межнациональных столкновений, иных конфликтов - в формировании межгосударственных взаимоотношений.
Безусловно, перечень предложений можно было бы продолжить. Однако ясно одно: мировая практика борьбы с терроризмом в своей основе должна строиться не только на подавлении террористического насилия, но и противопоставлении идеям ее лидеров о всеобщем рае реальной возможности увидеть этот рай и ощутить на себе. Нами представлены на Ваше рассмотрение общие направления борьбы с терроризмом.
Мы уверены, что только приверженность государств Южного Кавказа, как и других государств СНГ, точному и беспрекословному соблюдению указанных принципов, реально будет способствовать достижению главной цели - ликвидации терроризма.[28]
[1]См.: Бурнашев Р. "Конфликтная стратегия" России в Центральной Азии. Журнал "Центральная Азия: политика и экономика", №2(4), февраль 2001, сс. 18-21.
[2]См.: Силасте Г.Г. Русские в ближнем зарубежье.// Социологические исследования. 1992, №12, сс. 111-112; Оников Л. "Русский вопрос" как эхо национальной политики.// Российская газета. 25 августа 1995 года.
[3] Бурджанидзе Н. Абхазия - главный камень преткновения в грузино-российских отношениях. Независимая газета. 4 декабря 2001 г., с. 2.
[4] Данные статистики представлены из официально представленного отчета Государственной комиссии Азербайджанской Республики по пленным и заложникам
[5] Терроризм - проявление агрессивного сепаратизма". Зеркало, №99, 30 мая 2001 года, с.5.
[6]См.: Op. Cit. S. 169.
[7]См.: Dobson Ch. and Payne R. The Weapoon of Terror. London, 1979, p. 176.
[8]См.: Алиев Н. Сепаратисты делают еще один шаг. Газета "Эхо", 7 июля 2001 г., сс. 1-2.
[9]Салимов К.Н. "Современные проблемы терроризма". М., 2000 г., сс. 8-16.
[10]См.: Wardlaw G. Op. cit., p. 1.
[11]См.: Ващенко Ю.В. Опыт борьбы с терроризмом за рубежом. // В сб. "Преступность и законодательство". М., 1997, с. 377.
[12]См.: Ващенко Ю.В. Указ соч., с. 378.
[13]См.: Dobson Ch. and Payne R. Op. cit., p. 185.
[14]См.: The New Terrorism./ Ed. By W. Gutteridg, London, 1986.
[15]См.: Эрик Давид. Принципы права вооруженных конфликтов. Курс лекций юридического факультета открытого Брюссельского Университета. М., 2000, с. 142.
[16]См.: Моджарян Л.А. Терроризм и национально-освободительное движение. Государство и право, 1998, №3, с.82.
[17] International Court ofJustise Report of 1986, p.554.
[18] Конституционный Суд РФ. Постановления и определения, 1992-1996 - М.- Юрид.лит, 1997,сс.530-532.
[19]Конституционный Суд РФ. Постановления и определения, 1992-1996 - М.- Юрид.лит, 1997, сс.612-613.
[20] См.: Сборник международных договоров по правам человека.\ Универсальные договоры. Том 1 (часть первая). ООН, 1994, cc. 63-64.
[21]См.: ERF 402 10/22/1999.
[22]Емельянов В.П. Уголовная ответственность за терроризм и преступления с признаками терроризирования. Автор. диссерт. на соиск. ученой степени доктора юридических наук. М., 2000 г., сс. 2-5.
[23]Салимов К.Н. Современные проблемы терроризма. Автор диссерт. на соиск. ученой степени доктора юридических наук. М., 2000 г.
[24]См.: Бен Ладен бежал из Афганистана. Газ. "Эхо", 25 августа 2001 г., с.2.
[25]См.: М. Багиров. Начался суд над активистами "Джейшуллах". Газ. "Зеркало", 2 сентября 2000 г., с. 2.
[26]См.: Игнатенко А. Эндогенный радикализм в исламе. Общественно-политический журнал "Центральная Азия и Кавказ". Изд-во ИАЦ "Central Asia and Caucasus" (Швеция) №2(8) 2000 г., с. 126; Халледдин Р., Оруджев Р. Ваххабизм на севере Азербайджана. Газ. "Эхо" 7 августа 2001 г., с. 1.
[27]См.: Газ. "Зеркало", 30 мая 2001 года, с. 5.
[28] См.: Газ. "Зеркало", 30 мая 2001 года, с. 5
 
« Пред.   След. »
Понравилось? тогда жми кнопку!

Заказать работу

Заказать работу

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
4 гостей
загрузка...
Проверить тИЦ и PR