Главная Сочинения Рефераты Краткое содержание ЕГЭ Русский язык и культура речи Курсовые работы Контрольные работы Рецензии Дипломные работы Карта
загрузка...
Главная arrow Курсовые работы arrow Философия, Политология, Социология arrow Участие в граждансом процеесе государственнх органов и органов местного самоуправления

Участие в граждансом процеесе государственнх органов и органов местного самоуправления

Курсовые работы - Философия, Политология, Социология
Участие в граждансом процеесе государственнх органов и органов местного самоуправления
Введение 4
Глава 1. Института участия в гражданском процессе государственных органов и органов местного самоуправления: история развития, основания и цели 8
1.1. История становления и развития института участия в гражданском процессе государственных органов и органов местного самоуправления 8
1.2. Основания и цели участия государственных органов и органов местного самоуправление в гражданском процессе 17
Глава 2. Формы участия государственных органов и органов местного самоуправление в гражданском процессе 26
2.1. Обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц 26
2.2. Защита прав, свобод и законных интересов других лиц для дачи заключения по делу 33
Глава 3. Проблемы и перспективы развития института участия органов государственной власти и местного самоуправления в гражданском процессе 45
Заключение 55
Библиографический список 58
Введение
Актуальность темы исследования видится в следующем. Российская Федерация предоставляет своим гражданам большой комплекс прав и свобод. Однако любое право или свобода теряет свою ценность и значимость, если в правовой системе не закреплены юридические меры, направленные на их охрану от посягательств со стороны других участников различных по своему характеру материальных правоотношений. Одной из таких мер выступает гарантируемая статьей 45 Конституции РФ государственная защита прав и свобод человека и гражданина, практическое осуществление которой возлагается на государственные органы и специально уполномоченные органы местного самоуправления.
В сфере гражданского судопроизводства упомянутая конституционная гарантия реализуется не только судом, осуществляющим правосудие по гражданским делам, но и государственными органами, а так же органами местного самоуправления, процессуальная деятельность которых имеет своей целью оказание помощи заинтересованным лицам в получении судебной защиты нарушенного или оспариваемого субъективного права или охраняемого законом интереса.
Закрепленный в ГПК РФ институт участия публичных органов в гражданском процессе полностью соответствовал политическому, идеологическому и экономическому строю страны.
Однако, проведенные в 90-ых годах прошлого века реформы, восстановившие многообразие форм собственности, обусловившие развитие рыночных отношений, характеризующихся свободой их участников, привели к закреплению в материальных отраслях права нового подхода к пониманию соотношения личных и публичных интересов, к решению вопроса о пределах вмешательства государства в частную сферу.
Влияние экономических реформ отразилось непосредственно и на гражданском процессуальном законодательстве. Изменению подверглись нормы института участия в гражданском процессе государственных органов и органов местного самоуправления.
В свете расширения принципа диспозитивности проблема зашиты государственными органами, органами местного самоуправле ния чужих прав приобретает иное содержание. Нового подхода требуют вопросы, возникающие в процессе применения на практике положений обновленной редакции ст.46 ГПК РФ.
Цель дипломной работы состоит в проведении комплексного изучения рассматриваемого правового института через призму обновленного законодательства, определении перспектив его существования в российской правовой действительности, выявлении и решении теоретических и практических проблем, связанных с правозащитной деятельностью в гражданском процессе государственных органов и органов местного самоуправления.
Для достижения поставленных целей обозначены следующие задачи исследования:
1) выявить факторы, обусловившие возникновение института участия в гражданском процессе государственных органов и органов местного самоуправления, и причины сохранения его в гражданском процессуальном праве Российской Федерации;
2) проанализировать действующее законодательство, составляющее правовую основу реализации указанными органами правозащитной функции в сфере гражданского судопроизводства;
3) установить и рассмотреть особенности предъявления исков в суд общей юрисдикции государственными органами, органами местного самоуправления в защиту прав граждан, неопределенного круга лиц;
4) изучить предусмотренный ст. 47 ГПК РФ порядок привлечения (допущения) государственных органов, органов местного самоуправления к участию в деле для дачи заключения;
5) определить правовую природу и значение заключения, даваемого государственными органами, органами местного самоуправления суду по существу спора;
6) на основе аналитического изучения судебной практики в сочетании с осмыслением научных взглядов на рассматриваемую проблему, определить надлежащее процессуальное положение государственных органов, органов местного самоуправления, обращающихся в суд в защиту чужих прав и участвующих в процессе для дачи заключения.
Предметом исследования являются институт участия в гражданском процессе государственных органов и органов местного самоуправления, действующее законодательство, определяющее компетенцию органов в гражданском судопроизводстве, формы защиты государственными органами, органами местного самоуправления чужих прав, практика участия органов в процессе.
Объект исследования - участие в гражданском процессе органов государственной власти и местного самоуправления.
Теоретическую основу исследования составляют труды ученых в области гражданского процессуального права: М.А. Викут, А.А. Добровольского, М. К.Треушникова, М.С. Шакарян, В.В. Яркова и других.
Нормативная база включает действующее законодательство, предусматривающее возможность и раскрывающее формы участия государственных органов, органов местного самоуправления в гражданском и арбитражном процессе в целях защиты чужих прав и интересов.
В работе отражены материалы практики рассмотрения судами общей юрисдикции гражданских дел с участием государственных органов и органов местного самоуправления, выступающих в защиту чужих прав.
Методологическую основу работы составили как частнонаучные, так и общенаучные методы научного познания.
Ана¬лиз теоретических и практических аспектов изучаемой проблемы позволил наглядно показать необходимость в дальнейшем совершенствовании отдельных положений законодательства, регулирующего институт участия в гражданском процессе государственных органов и органов местного самоуправления.
Структура и содержание работы обусловлены целями и задачами иссле¬дования. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка.
Глава 1. Института участия в гражданском процессе государственных органов и органов местного самоуправления: история развития, основания и цели
1.1. История становления и развития института участия в гражданском процессе государственных органов и органов местного самоуправления
В науке гражданского процессуального права Российской империи не было исследований института защиты в суде какими-либо субъектами от своего имени прав и интересов частных лиц или государства. В то же время, отдельные черты правовой защиты чужих интересов были присущи праву Российской империи.
Главным образом они проявлялись в деятельности специально созданного надзорного органа - прокуратуры. Участие прокуроров в гражданском судопроизводстве ограничивалось только формой дачи заключения по определенным категориям гражданских дел, затрагивающих государственные и частные интересы, перечень которых исчерпывающе устанавливался Уставом гражданского судопроизводства.
Материальное право того времени содержало лишь отдельные разрозненные нормы, определяющие право отдельных органов государственного управления выступать в защиту чужих прав. Однако формы обращения к суду органов государственного управления, используемые во исполнение их полномочий по защите не своих материальных интересов, а интересов государства, общества, граждан, их процессуальные права и обязанности не получили непосредственного закрепления в ГПК РСФСР 1923г.
Данное обстоятельство в сочетании с активным осуществлением органами на практике своих правозащитных полномочий делало объективно необходимой задачу научной разработки проблемы участия в гражданском процессе органов государственного управления. Работа ученых по теоретической разработке нового института была призвана подготовить основу для воплощения его в нормах законодательства.
Таким образом, можно прийти к выводу, что предмет науки гражданского процесса как совокупность знаний об участии органов государственного управления в гражданском процессе в целях защиты чужих интересов сформировался еще до того, как соответствующий институт гражданского процессуального права получил четкое оформление в законодательстве.
Дореволюционному законодательству были известны отдельные черты института защиты органами государства чужих прав, проявлявшиеся лишь в участии прокуратуры в гражданском процессе для дачи суду заключения по делам, затрагивающим интересы, как государства, так и отдельных граждан, перечень которых четко оговаривался в законе.
В науке гражданского процессуального права Российской империи не было исследований института защиты в суде какими-либо субъектами от своего имени прав и интересов частных лиц или государства. В то же время, отдельные черты правовой защиты чужих интересов были присущи праву Российской империи. Главным образом они проявлялись в деятельности специально созданного надзорного органа - прокуратуры. Прокуратура, созданная в России Петром I, в течение первых почти полутора веков своей истории (до судебных реформ 60-х годов XIX в.) была преимущественно органом надзора за администрацией на местах, а «собственно судебная обвинительная или исковая деятельность составляла лишь одно из частных дополнений к функции надзора, едва намеченное в законе, слабое и незначительное на практике» .
После судебной реформы 1864 г. концепция прокурорской деятельности была пересмотрена и основная ее функция перенесена в сферу судопроизводства. Участие прокуроров в гражданском судопроизводстве ограничивалось только формой дачи заключения по определенным категориям гражданских дел, затрагивающих государственные и частные интересы, перечень которых исчерпывающе устанавливался Уставом гражданского судопроизводства. Участие прокурора в гражданском судопроизводстве того времени состояло в следующем. Как правило, прокурор вступал в процесс как «примыкающая сторона», представляя суду заключение после состязания сторон. В виде исключения по некоторым делам прокурор выступал и как «главная сторона», состязаясь, с другой стороны, как истец или ответчик. Прокурор действовал в качестве главной стороны, если дело имело публичный характер, затрагивало интересы государства и общества. Вступить в уже начавшийся процесс для дачи заключения прокурор мог по своей инициативе или по инициативе суда.
Редакторы гражданского судопроизводства (УГС) исходили из того, что «состязательный процесс не представляет достаточного обеспечения в достижении истины, если бы при суде не было кроме судей, представителей точного разума действующих узаконений и защитника во имя закона тех лиц, юридических и физических, кои по естественному порядку вещей не могут, по положению своему, принимать участие в деле». Прокурор обязан «одинаково защищать не права лиц или ведомств, а самую силу закона и только в том смысле, в коем судья по своему значению в состязательном процессе не имел бы права сделать непосредственно от себя какого-либо указания» .
В соответствии со ст. 343 УГС прокурор обязан был давать заключения: по делам казенного управления, по делам земских учреждений, городских и сельских обществ, по делам лиц, не достигших совершеннолетия, безвестно отсутствующих, глухонемых и умалишенных, по вопросам о подсудности и пререканиях о ней, по спорам о подлоге документов и вообще в тех случаях, когда в гражданском деле выясняются обстоятельства, влекущие возбуждение уголовного дела, по просьбе об устранении судей, по делам брачным и законности рождений, по просьбам выдачи свидетельства на право бедности.
В мае 1922г. ВЦИК утвердил Положение о прокурорском надзоре. На прокуратуру возлагалось: осуществление надзора от имени государства за законностью действий всех органов власти, хозяйственных общественных и частных организаций и частных лиц (общий надзор); наблюдение за деятельностью следственных органов; поддержание обвинения в суде; наблюдение за правильностью содержания заключенных под стражей.
После революции составители первого советского ГПК основывались на известном высказывании В. И. Ленина о необходимости «продвинуться дальше в усилении вмешательства государства в «частноправовые отношения», в гражданские дела», что применительно к процессу означало, что государство должно иметь максимум возможностей для вмешательства в гражданско-правовой спор.
Широкое распространение возможность защиты чужих прав получила после Октябрьской революции, что было обусловлено комплексом политико-экономических и социальных причин. Политическое господство нового строя проявлялось в специфической организации социалистической экономики, основу которой составляла не частная, а государственная собственность. Чтобы не допустить распространение капиталистических отношений, законодательным путем устанавливались рамки «буржуазного права», предоставляя государству преимущества перед частными лицами. Государство могло вмешиваться в отношения, которые выходили за границы «государственного капитализма», вступали в противоречие с публичными интересами. В области гражданского процесса это находило выражение в деятельности субъектов, обращавшихся в суд от своего имени в защиту чужих прав и интересов по делам о признании недействительными противозаконных сделок, ведущих к явному ущербу для государства (ст.30 и 147 ПС РСФСР 1922г.) или совершенных в обход закона (ст.ст.31, 148 ПС РСФСР 1922г.); об изъятии бесхозяйственных строений и др.
ГПК РСФСР 1923 г. устанавливал только формы защиты чужих прав в суде прокурором. Ему предоставлялось право начать дело путем предъявления иска, а так же право вступить в уже начавшийся процесс в любой стадии, если, по его мнению, этого требовала охрана интересов государства и трудящихся масс. Материальное право того времени содержало лишь отдельные разрозненные нормы, определяющие право отдельных органов государственного управления выступать в защиту чужих прав. Однако формы обращения к суду органов государственного управления, используемые во исполнение их полномочий по защите не своих материальных интересов, а интересов государства, общества, граждан, их процессуальные права и обязанности не получили непосредственного закрепления в ГПК РСФСР 1923г. Данное обстоятельство в сочетании с активным осуществлением органами на практике своих правозащитных полномочий делало объективно необходимой задачу научной разработки проблемы участия в гражданском процессе органов государственного управления. Работа ученых по теоретической разработке нового института была призвана подготовить основу для воплощения его в нормах законодательства.
Закрепление в советском законодательстве института защиты чужих прав и интересов было объективно обусловлено комплексом политико-экономических и социальных причин. По сравнению с формами защиты чужих прав и интересов, предусмотренных в ГПК РСФСР 1923 г., данное правовое явление претерпело значительную трансформацию в 1964 г., когда непосредственно в нормах нового ГПК был закреплен институт участия в гражданском процессе органов государственного управления
Закрепленный в ГПК РСФСР 1964 г. институт участия органов в гражданском процессе полностью соответствовал политическому, идеологическому и экономическому строю страны. Однако, проведенные в 90-ых годах прошлого века реформы, восстановившие многообразие форм собственности, обусловившие развитие рыночных отношений, характеризующихся свободой их участников, привели к закреплению в материальных отраслях права нового подхода к пониманию соотношения личных и публичных интересов, к решению вопроса о пределах вмешательства государства в частную сферу. Влияние экономических реформ отразилось непосредственно и на гражданском процессуальном законодательстве. Изменению подверглись нормы института участия в гражданском процессе государственных органов и органов местного самоуправления.
В свете расширения принципа диспозитивности проблема зашиты государственными органами, органами местного самоуправления чужих прав приобретает иное содержание. Нового подхода требовали вопросы, возникающие в процессе применения на практике положений обновленной редакции ст.42 ГПК РСФСР. Новым достижением гражданского процессуального права является предоставление органам права обращаться в суд не только в целях защиты частных интересов отдельных граждан, но и в интересах неопределенного круга лиц (ч.1 ст.42 ГПК РСФСР). Реформирование процессуального законодательства, затронувшего институт участия в гражданском процессе государственных органов, органов местного самоуправления в защиту чужих прав и интересов, обуславливало необходимость решения ряда вопросов. Возможность защиты чужих прав получила широкое распространение именно после Октябрьской революции. Можно утверждать, что это правовое явление не имело аналогов в российской истории.
Политико-экономическая причина тесно переплеталась с социальной, что соответствовало новой концепции соотношения интересов государства и личности, воплощаемой в жизнь законодателем. Оставив позицию стороннего наблюдателя, государство активно оказывало юридическую помощь тем из своих граждан, которые либо в силу неграмотности, либо в силу других причин не могли защитить свои права самостоятельно. При этом охрана частных прав несовершеннолетних, красноармейцев и членов их семьи, научных работников в других категорий граждан была направлена на защиту не только интересов данных конкретных лиц, но и на удовлетворение общественного, государственного интереса.
Таким образом, предмет науки гражданского процесса как совокупность знаний об участии органов государственного управления в гражданском процессе в целях защиты чужих интересов сформировался еще до того, как соответствующий институт гражданского процессуального права получил четкое оформление в законодательстве.
Первоначально институт, получивший наименование «участие в гражданском процессе органов государственного управления» был законодательно закреплен в Основах гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1962 г. Впоследствии его положения были воспроизведены нормами ГПК РСФСР 1964 г.
Впервые непосредственно в процессуальном законодательстве в 1962 и 1964 годах были закреплены две процессуальные формы участия названных органов в гражданском деле (п.3 ст.6, ст.30 Основ; п.3 ст.4, ст.42 ГПК РСФСР). Так, в соответствии со ст. 30 Основ, органы государственного управления, профсоюзы, государственные предприятия, учреждения, организации, колхозы, иные кооперативные организации, их объединения, другие общественные организации или отдельные граждане могут обратиться в суд с заявлением в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц. Органы государственного управления могли быть привлечены судом к участию в процессе или вступить в процесс по своей инициативе для дачи заключения по делу в целях осуществления возложенных на них обязанностей и для защиты прав граждан и интересов государства.
Органы могли использовать предусмотренные законом формы для реализации своих функций по защите чужих прав не только в делах искового производства, но и при рассмотрении дел особого производства. Регламентировалось в законодательстве и процессуальное положение органов государственного управления.
Произошедшие в начале 90-х годов политические и экономические преобразования обусловили необходимость реформирования процессуального института участия в гражданском процессе органов государственного управления. Однако назревшие преобразования правового института были учтены в ГПК РСФСР 1964 г. путем внесения изменений и дополнений.
7 августа 2000 года был принят Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный Кодекс РСФСР», ограничивший свободу в осуществлении правозащитной деятельности упомянутыми органами рамками инициативы материально заинтересованных лиц.
В ст. 42, ч. 1 ст.166, ч.3 ст. 185 ГПК РСФСР законодатель не только исключил термин «орган государственного управления», заменив его на понятие «государственный орган», но и предусмотрел возможность участия в процессе органов местного самоуправления в форме возбуждения гражданского дела в защиту прав и законных интересов других лиц, а также в форме дачи заключения по делу. Таким образом, институт участия в гражданском процессе органов государственного управления трансформировался в институт участия в гражданском судопроизводстве государственных органов и органов местного самоуправления. Помимо этого была расширена сфера применения правозащитных полномочий государственных органов, органов местного самоуправления путем установления новой категории субъектов, требующих дополнительных гарантий защиты, - неопределенного круга лиц.
Таким образом, формы защиты чужих прав и интересов, предусмотренные в ГПК РСФСР 1923 г., претерпели значительную трансформацию в 1964 и 2003 годах.
1.2. Основания и цели участия государственных органов и органов местного самоуправление в гражданском процессе
По общему правилу в соответствии с принципом диспозитивности возбуждение дела с целью защиты нарушенных или оспариваемых прав либо охраняемых законом интересов производится самим заинтересованным лицом - участником спорного материального правоотношения. Однако ст. 46 ГПК устанавливает особое правило, согласно которому в случаях, предусмотренных законом, возможна защита интересов гражданина другим лицом. Круг субъектов, которые могут осуществлять защиту "чужих" интересов, определен в ст. 46 ГПК.
К их числу относятся:
- органы государственной власти,
- органы местного самоуправления,
- организации или граждане.
Так, например, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 7 от 29 сентября 1994 г. "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей", указывается, что в числе органов, предъявляющих иски и участвующих в процессе в защиту чужих интересов, есть такие органы, как федеральный антимонопольный орган (его территориальные органы), федеральный орган исполнительной власти (их территориальные органы), осуществляющие контроль за качеством и безопасностью товаров (работ, услуг), органы местного самоуправления, общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы). Таким образом, значительно расширился круг органов государственного управления, принимающих участие в гражданском процессе наряду с теми органами, которые традиционно принимают участие в гражданском процессе (органы опеки и попечительства, финансовые, жилищные органы, органы социального обеспечения и др.).
В основном участвуют в гражданском процессе в порядке ст. 46 ГПК государственные органы и органы местного самоуправления. Любой из указанных органов является, как правило, юридическим лицом и может защищать в гражданском процессе собственные (учитывая условность данного термина применительно к государственным органам) имущественные интересы, например по искам о возмещении вреда, иным гражданско-правовым спорам. В таких делах данные органы занимают положение истцов, ответчиков, третьих лиц как субъекты спорных материальных правоотношений. Однако в соответствии со ст. 46 ГПК допускается участие данных органов (наряду с другими субъектами) в гражданском процессе с целью защиты не собственных интересов, а интересов других лиц, а также неопределенного круга лиц. При этом участие в гражданском процессе государственных органов и органов местного самоуправления чаще всего связано с их компетенцией и реализацией полномочий в определенной сфере управления. Например, на органы опеки и попечительства возложены обязанности по защите прав и интересов недееспособных или не полностью дее¬способных граждан. Поэтому указанные органы участвуют в гражданском процессе, защищая права граждан. Для данных органов участие в гражданском процессе в соответствии со ст. 46 ГПК является формой реализации их полномочий, которые они осуществляют и вне суда в сфере управления, когда они не в состоянии разрешить юридическое дело на основе имеющихся у них властных полномочий в рамках юрисдикционной деятельности. Обращение в суд для данных органов может быть также вызвано правилами подведомственности, в соответствии с которыми дело отнесено к исключительной компетенции суда, например о лишении родительских прав. Приведем пример. 7-летние Ивановы А. и Е. с малолетнего возраста остались без родительского попечения. Их родители злоупотребляли родительскими правами, оставили детей без жилья, средств к существованию, вели асоциальный образ жизни, орган опеки и попечительства обратился в суд общей юрисдикции Ленинского района с иском о лишении родительских права родителей Ивановых. Рассмотрение дела неоднократно отлагалось. Но затем было вынесено решение об удовлетворении иска. Супругов Ивановых лишили родительских прав .
Главной целью института защиты прав других лиц в гражданском процессе является оказание помощи и содействия в судебной защите лицам, которые сами не в состоянии в силу состояния здоровья, нетрудоспособности, возраста осуществить ее самостоятельно. В этом плане существование в гражданском процессе института защиты прав других лиц социально оправданно и является одной из гарантий осуществления конституционного права каждого на судебную защиту его прав и свобод (ст. 46 Конституции РФ).
Таким образом, цель их участия в деле состоит не в представлении собственных интересов, а, в силу возложенной на них законом процессуально-правовой заинтересованности, в защите чужих прав и охраняемых законом интересов, постановлении законного и обоснованного судебного решения
Защита прав других лиц осуществляется в двух формах.
Во-первых, путем обращения в суд с заявлениями в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц либо неопределенного круга лиц (ст. 46 ГПК). Такое право возбуждения дела предоставлено как государственным органам, органам местного самоуправления, так и организациям и гражданам. Здесь предусмотрен максимально широкий круг лиц, имеющих право на обращение в суд в защиту прав и интересов других лиц либо неопределенного круга лиц.
Во-вторых, государственные органы и органы местного самоуправления могут быть привлечены судом к участию в процессе или вступить в процесс по своей инициативе либо по инициативе лиц, участвующих в деле, для дачи заключения по делу в целях осуществления возложенных на них обязанностей и защиты прав, свобод и законных интересов других лиц или интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований (ст. 47 ГПК). Как видно, право дачи заключения предоставлено только государственным органам и органам местного самоуправления.
Например, в суде общей юрисдикции Ленинского района было рассмотрено дело Писарева В.А. к Кораблиной Ю.С. об определении места проживания дочери Писаревой Елены Владиславовны с истцом и лишении ответчицы родительских прав.
В судебном заседании было установлено, что стороны в фактических брачных отношениях состоят с августа 1993 года. 04 октября 1994 года родилась дочь Писарева Елена Владиславовна, о чем в книге регистрации актов о рождении 27 октября 1994 года произведена запись за №888. 29 декабря 1997 года отделом ЗАГС администрации Заельцовского района г.Новосибирска между истцом и ответчицей был зарегистрирован брак, о чем в книге регистрации актов гражданского состояния была произведена соответствующая запись. Жена не работала, так как решила посвятить себя воспитанию дочери. В мае 1998 года истец обнаружил, что деньги, которые он давал жене на ведение домашнего хозяйства стали очень быстро растрачиваться, ребенку жена не приобретала никаких новых вещей, игрушек. Причина была в том, что жена начала принимать наркотические средства. Истец неоднократно предупреждал жену о пагубности этого пристрастия, его последствиях; объяснял, что она должна заниматься воспитанием ребенка, заботиться о нем, но она продолжала употреблять наркотики, причем продолжая тратить на их приобретение большую часть нашего семейного бюджета. Истец приходил после работы, гулял и занимался с дочерью, вел домашнее хозяйство.
Дальнейшая совместная жизнь стала невозможна, брачные отношения были прекращены. Официально они не развелись, но вместе проживать не стали. Дочь осталась прописана по адресу вместе с истцом, а фактически стали проживать по адресу: г.Новосибирск, ул.Пестеля 35, в частном доме у родителей ответчицы. Помимо ответчицы и ребенка в доме проживают ее родители, причем ее отец болен туберкулезом, брат, который также злоупотребляет наркотическими средствами. Истец покупал вещи ребенку, игрушки, книги, передавал ответчице периодически денежные суммы на содержание ребенка, записал ребенка в целях подготовки к школе в детскую творческую студию «Журавушка», находящуюся в общеобразовательной школе № 85, оплачивая эти занятия. Но ответчица не стала водить ребенка на занятия, ничем не мотивируя свой отказ, деньги данные на оплату обучения и на содержание ребенка тратила на покупку наркотических веществ. Вещи, которые истец покупал ребенку, ответчица продавала. Когда истец приходил к ребенку, то видел, что ребенок не ухожен, предоставлен сам себе, не получает необходимую заботу, надзор. Ответчица вскоре совсем перестала заниматься обучением и воспитанием ребенка. Она водила дочь с собой по местам, где приобретала и употребляла наркотические вещества. Малолетний ребенок вынужден был смотреть на мать и ее знакомых, которые находились в наркотическом опьянении.
Узнав об этом, истец забрал ребенка жить к себе, ответчица не возражала. Ей была составлена 17 февраля 2001 года расписка, где она написала, что передает истцу на постоянное место жительства нашу дочь Писареву Елену Владиславовну, и претензий по данному поводу ко не имеет. После этого дочь постоянно живет у истца, жена не приходит и не интересуется как живет ребенок, никакого участия в воспитании не принимает, денежных средств на содержание ребенка не выплачивает, продолжает употреблять наркотические средства, неоднократно задерживалась работниками Ленинского РОВД по подозрению в незаконном изготовлении, сбыте, хранении наркотиков и СДВ. Осенью 2001 года брак был расторгнут. В судебном заседании не поднимался вопрос об определении места жительства ребенка, но после расторжения брака дочь так и продолжает жить с истцом, ответчица не заявляла о своем желании забрать дочь к себе и не поднимала вопрос о проживании ребенка у нее.
Так как был поставлен вопрос о лишении родительских прав и определении места проживания ребенка, то орган опеки и попечительства дал заключение по делу. Орган опеки и попечительства по итогам обследования условий проживания ребенка пришел к выводу: у ребенка своя комната, оборудованная для занятий, стоит письменный стол, полки с книгами, имеются все необходимые для возраста образовательные игрушки, также ребенок занимается в музыкальной школе. Для этого было куплено пианино, которое также стоит в комнате ребенка. Условия удовлетворительные. Жилищные условия позволяют иметь ребенку свое рабочее место, где она делает уроки; где играет.
Таким образом, ответчица долгое время и по настоящий момент уклоняется от своих родительских обязанностей; она не совершает действия, которые обязана совершать по закону. Статья 36 Семейного кодекса Российской Федерации предусматривает, что родители обязаны воспитывать своих детей, обязаны заботиться о их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии. Они несут ответственность за их воспитание и развитие. Неисполнение этих обязанностей существенно нарушает права несовершеннолетнего ребенка. В соответствии с п.2 ст.54 СК РФ ребенок имеет права на воспитание своими родителями, обеспечение его интересов, всестороннее развитие, уважение его человеческого достоинства. Исходя из положений Семейного кодекса было определено место жительство ребенка у истца. В отношении требований о лишении родительских прав было отказано.
При характеристике института защиты прав других лиц и не¬определенного круга лиц в гражданском процессе обращают на себя внимание следующие обстоятельства. Возбуждение дела и дача за¬ключения возможны в соответствии со ст. 46 и 47 ГПК по общему правилу только в случаях, предусмотренных законом, например ГПК, СК, Законом РФ "О защите прав потребителей" и др. Таким образом, норма ст. 46 ГПК носит бланкетный характер, определяя возможность возбуждения дела в защиту прав других лиц либо дачи заключения по делу наличием специального указания в законе. В частности, органы опеки и попечительства вправе возбуждать не любые дела в защиту прав подопечных, а только в тех случаях, когда право на обращение в суд им предоставлено специальным указанием закона.
Приведем несколько примеров из судебной практики.
Некоммерческой организации ни в Федеральном законе "О некоммерческих организациях", ни в других законах не предоставлено право обращаться в суд с заявлениями в защиту неопределенного круга лиц, поэтому судья обоснованно отказал в принятии заявления. Общественная организация «Слово и дело» обратилась в суд общей юрисдикции за защитой права на благоприятную окружающую среду. В исковом заявление было указано, что каждый человек имеет право жить в условиях экологической безопасности. Конституция РФ предусматривает равные права каждого гражданина. Поэтому все жители Ленинского района г.Новосибирска имеют право на чистый атмосферный воздух. Общественная организация «Слово и дело» требовали уменьшить выброс в атмосферу вредных веществ предприятиями Ленинского района
В другом случае было признано, что профсоюз не может подать в суд заявление от своего имени о признании нормативного акта не соответствующим закону в защиту прав неопределенного круга лиц, поскольку он не наделен таким правом по соответствующим законам.
Вместе с тем согласно ст. 47 ГПК в необходимых случаях суд вправе по своей инициативе привлечь к участию в деле соответствующий государственный орган или орган местного самоуправления. В данном случае привлечение к участию в деле в порядке ст. 47 ГПК по инициативе суда возможно и без специального указания в законе, но для достижения целей, указанных в ч. 1 ст. 47 ГПК, - осуществления обязанностей данных органов и защиты прав, свобод и законных интересов Российской Федерации и ее субъектов, а также муниципальных образований. В этом состоит отличие участия в гражданском процессе государственных органов и иных субъектов, указанных в ст. 46 и 47 ГПК, от участия в гражданском процессе прокурора. Прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов определенных субъектов (указанных в ч. 1 ст. 45 ГПК) без ограничения каким-либо конкретным кругом дел. Государственные органы и иные субъекты ст. 42 ГПК могут возбуждать дела в защиту прав других лиц или вступить в дело с целью дачи заключения не по своему усмотрению, а только в случаях, предусмотренных законом, а также при ряде дополнительных условий, установленных в ст. 47 ГПК.
Следует подчеркнуть, что ст. 46 и 47 ГПК, указывая на предъявление иска и дачу заключения в случаях, предусмотренных в законе, имеют в виду только федеральные законы. В соответствии со ст. 71 Конституции России.
Гражданское процессуальное законодательство отнесено к исключительному ведению Российской Федерации, поэтому не могут рассматриваться в качестве основания участия в гражданском процессе для субъектов ст. 46 и 47 ГПК законы субъектов РФ. Согласно ст. 1 ГПК в систему гражданского процессуального законодательства также включены только федеральные законы.
Таким образом, основанием участия в гражданском процессе для государственных органов и иных субъектов ст. 46 и 47 ГПК является гражданская процессуальная правоспособность. Данные субъекты относятся к числу лиц, участвующих в деле, и наделяются соответственно таким же кругом процессуальных прав и обязанностей, за рядом исключений, о которых речь пойдет ниже.
Глава 2. Формы участия государственных органов и органов местного самоуправление в гражданском процесс
2.1. Обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц
Новое гражданское процессуальное законодательство сохранило институт так называемых истцов, т.е. субъектов, которые обращаются в суд от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц. Основания и порядок участия процессуальных истцов в гражданском судопроизводстве потерпели незначительные изменения.
Обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц осуществляется целым рядом субъектов, указанных в ст. 46 ГПК, но в основном государственными органами, органами местного самоуправления и организациями по во¬просам, входящим в их компетенцию или сферу деятельности. В силу отсылочного характера правил ст. 46 ГПК каждый раз при обращении в суд с заявлением необходимо обоснование в виде специального указания в законе. При этом обращение в суд с заявлением в защиту прав других лиц возможно в исковом, особом производстве и производстве из публичных правоотношений. В основном право на обращение в суд в защиту прав других лиц предоставлено органам опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних и недееспособных граждан, а также для защиты социально значимых прав совершеннолетних дееспособных граждан (ст. 31, 32 ГК РФ).
Обращение в суд в защиту прав других лиц возможно только по их просьбе. Такое согласие, очевидно, должно быть выражено в письменной форме и может найти подтверждение в личном участии лица, чьи права защищаются поданным иском, в гражданском процессе. При обращении в суд в защиту недееспособных или несовершеннолетних граждан иск может быть предъявлен независимо от просьбы их законных представителей или иного заинтересованного лица. Данное правило объясняется последовательным проведением в процессуальном законодательстве принципа диспозитивности, в соответствии с которым развитие гражданского процесса, включая возбуждение дела, должно основываться только на волеизъявлении самого заинтересованного лица. Обращение в суд в интересах недееспособных и несовершеннолетних лиц по инициативе субъектов, указанных в ст. 46 ГПК, позволяет более быстро и эффективно защищать права таких граждан, не способных самостоятельно обращаться в суд в силу отсутствия у них полной гражданской процессуальной дееспособности.
Отсутствие у процессуального истца права на обращение в суд в защиту интересов других лиц является основанием к отказу в принятии заявления (п.1 ч.1 ст.134 ГПК) либо прекращению производства по делу (абз.2 ст.220 ГПК).
Федеральные и региональные органы исполнительной власти могут обращаться в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц по делам, возникающим из семейно-брачных отношений, по спорам о защите прав потребителей, по делам о нарушении антимонопольного законодательства, по спорам о защите прав инвесторов на рынке ценных бумаг.
Так, органы опеки и попечительства вправе в соответствии с СК возбуждать следующие дела: о признании брака недействительным, если брак заключен с лицом, не достигшим брачного возраста, при отсутствии разрешения на заключение брака до достижения этим лицом брачного возраста (ст. 28); о лишении родительских прав (ст. 70), дело о лишении родительских прав может быть также возбуждено по заявлению комиссий по делам несовершеннолетних, учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и других органов или учреждений, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей.; дело об ограничении родительских прав (ст. 73) может быть также возбуждено по заявлению органов и учреждений, на которые законом возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей, дошкольных образовательных учреждений, общеобразовательных учреждений и других учреждений.; о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей (ст. 80); о признании недействительным соглашения об уплате алиментов, нарушающего интересы получателей алиментов (ст. 102); об отмене усыновления ребенка (ст. 142).
Заявления об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами (ст. 281 ГПК) возбуждаются по заявлению самых различных лиц. Например, дело об ограничении гражданина в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами может быть возбуждено на основании заявления членов его семьи, органа опеки и попечительства, психиатрического или психоневрологического учреждения (ч. 1 ст. 281 ГПК).
Органы опеки и попечительства вправе предъявлять иски о возмещении ребенку вреда, причиненного его здоровью, имуществу, а также морального вреда.
Согласно п. 2 ст. 14 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" федеральный орган исполнительной власти по рынку ценных бумаг вправе обращаться в суд с заявлениями в защиту охраняемых законом интересов инвесторов. Такое же право п. 2 ст. 18 данного Закона предоставлено общественным объединениям инвесторов - физических лиц, которые вправе обращаться в суд с заявлениями о защите прав и законных интересов инвесторов - физических лиц, понесших ущерб на рынке ценных бумаг. Саморегулируемые организации арбитражных управляющих вправе осуществлять защиту прав и законных интересов своих членов, в том числе обжаловать в судебном порядке акты и действия федеральных органов государственной власти, органов местного самоуправления, нарушающие права и законные интересы любого из своих членов, а также подавать иски о защите прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве.
В гражданском процессе возможна не только защита определенного круга других лиц. В настоящее время возможно возбуждение дел и в защиту неопределенного круга лиц, если в момент возбуждения дела невозможно установить полностью всех участников группы, права и интересы которых нарушены. Здесь обращение в суд происходит независимо от просьбы самих заинтересованных лиц, поскольку исками о защите неопределенного круга лиц защищаются публичные интересы, например при прекращении экологически вредной деятельности, либо частные интересы большой и неперсонифицированной группы лиц, например потребителей. Так, согласно ч. 2 ст. 259 ГПК Центральная избирательная комиссия РФ и другие избирательные комиссии вправе обратиться с заявлением в суд в связи с нарушением избирательного законодательства, законодательства о референдуме и т. д., тем самым защищая право на участие в референдуме граждан России, проживающих либо на всей ее территории либо иного территориального образования. Федеральный компенсационный фонд вправе предъявлять иски о защите прав и законных интересов неопределенного круга инвесторов - физических лиц (п. 1 ст. 19 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг").
Федеральные и региональные органы государственной власти в сфере охраны окружающей среды вправе предъявлять иски о возмещении вреда, причиненного окружающей среде в результате нарушения природоохранительного законодательства.
Государственные органы, контролирующие качество и безопасность для потребителя, предъявляют в суды иски к изготовителям (исполнителям, продавцам) в случае нарушения ими требований по безопасности товаров, работ или услуг. Аналогичные иски в защиту интересов конкретных потребителей могут быть заявлены соответствующими муниципальными органами по защите прав потребителей.
Федеральный закон в ряде случаев предоставляет право обращения в суд в защиту интересов других лиц различным общественным объединениям. Так, общественные организации, осуществляющие деятельность в области охраны окружающей среды, вправе подать в суд заявление об отмене разрешения на строительство экологически вредных объектов, либо о прекращении или ограничении хозяйственной деятельности предприятий, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду.
Специальной процедуры разрешения дел о защите неопределенного круга лиц (как разновидности групповых исков) действующее гражданское процессуальное законодательство России до сих пор не содержит.
Таким образом, можно говорить о том, что по общему правилу предъявление иска в защиту прав других лиц возможно только при одновременном наличии двух условий - это:
1) прямое указание в федеральном законе;
2) наличие просьбы заинтересованного лица, в отношении которого закон допускает такое возбуждение дела государственными органами, органами местного самоуправления и другими субъектами (ст. 46 ГПК). Только при возбуждении дел в защиту недееспособных лиц и неопределенного круга лиц такого согласия не требуется, однако также необходимо специальное указание в законе о возможности обращения в суд государственных органов и других субъектов (ст. 46 ГПК).
Процессуальное положение государственных органов и иных субъектов, возбудивших дело в защиту прав других лиц, определяется по общим правилам ГПК с учетом ряда особенностей. Возбуждая дела, указанные органы подают заявление с соблюдением общих правил подсудности, собирают и представляют необходимые доказательства, подтверждающие обоснованность их требований. Хотя дело и возбуждается от имени соответствующего органа, но он не является участником спорного материального правоотношения, ему не принадлежит право требования. Поэтому субъект, возбудивший дело в защиту интересов других лиц, являясь стороной по делу, имеет особый процессуальный статус. Указанные органы пользуются только теми процессуальными правами, которые им необходимы для защиты прав и интересов других лиц, они совершают только те действия, которые направлены на развитие и окончание гражданского процесса, но не вправе распоряжаться материальным объектом спора, самим спорным субъективным правом.
Вместе с тем, возбуждая дело по собственной инициативе, они, хотя и наделены правами стороны по делу, не становятся таковой, не связаны позицией лица, в чьих интересах действуют, и вправе отказаться от заявленного требования. Однако такой отказ не лишает лицо права требования рассмотрения дела по существу.
В ч. 2 ст. 46 ГПК сказано, что лица, подавшие заявление в защиту законных интересов других лиц, пользуются всеми процессуальными правами и несут все процессуальные обязанности истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов. Данный круг ограничений неполон. К указанным субъектам не может быть также предъявлен встречный иск, на них не распространяются материально-правовые последствия законной силы судебного решения, поскольку они не могут быть выгодоприобретателями по судебному решению, которое не должно затрагивать лично принадлежащие им права. Поэтому иски акционеров в соответствии с п. 5 ст. 71 Федерального закона "Об акционерных обществах" нельзя рассматривать как подаваемые в порядке ст. 46 ГПК.
Субъекты, возбудившие дело в защиту других лиц, вправе участвовать в процессе исполнения судебного решения, например органы опеки и попечительства при исполнении решений, вынесенных по спорам о детях.
Согласно ч. 2 ст. 38 ГПК лицо, в интересах которого дело начато по заявлению органов, указанных в ч. 1 ст. 46 ГПК, извещается судом о возникшем процессе и участвует в нем в качестве истца, так как именно оно является субъектом спорного материального правоотношения - предмета судебного разбирательства. Отказ субъектов, возбудивших дело в защиту другого лица, от поданного заявления не связывает само заинтересованное лицо либо его законного представителя, которые вправе требовать рассмотрения дела по существу. Вместе с тем при отказе истца от иска, заявленного в защиту его нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, суд прекращает производство по делу.
2.2. Защита прав, свобод и законных интересов других лиц для дачи заключения по делу
Органы государственной власти и органы местного самоуправления, участвуя в гражданском процессе в порядке с. 47 ГПК, с одной стороны, реализуют права и обязанности, входящие в их компетенцию, а с другой осуществляют защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, а также интересов Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований.
Вторая форма защиты интересов других лиц в гражданском процессе: участие только государственных органов и органов местного самоуправления в случаях, предусмотренных законом, для дачи за¬ключения по делу. Такое участие имеет целью осуществление возложенных на них обязанностей и защиты прав, свобод и законных интересов других лиц или интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований.
Участие государственных органов и органов местного самоуправления возможно в случаях, предусмотренных федеральным законом:
во-первых, по инициативе государственных органов и органов местного самоуправления;
во-вторых, по инициативе лиц, участвующих в деле;
в-третьих, по инициативе суда. В этом случае привлечение возможно не только в случаях, предусмотренных законом, но и в иных необходимых случаях по усмотрению суда для достижения целей, указанных в ч. 1 ст. 47 ГПК.
Подобный подход соответствует тем предложениям, которые неоднократно высказывались в нашей литературе и самой природе данного заключения как формы использования специальных познаний. Кроме того, в ч. 1 ст. 47 ГПК специально оговаривается, что такое вступление государственных органов и органов местного самоуправления возможно до принятия решения судом первой инстанции.
Данная форма участия государственных органов и органов мест¬ного самоуправления в гражданском процессе также связана с их компетенцией и осуществлением ими управленческих функций в соответствующих сферах регулируемых правом общественных отношений. Правовая природа участия данных субъектов определяется тем, что указанные органы являются лицами, участвующими в деле, и в то же время их заключение рассматривается как одна из форм использования специальных познаний и в этом смысле представляет собой одно из средств доказывания.
Финансовое управление гор. Невинномысска Ставропольского края обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим и не подлежащим применению п. 11 Порядка предоставления и финансирования дополнительных выплат лицам, находившимся в Чеченской Республике, утвержденного Постановлением от 14 февраля 1995 года N 10 Министерства труда Российской Федерации,, поскольку оспариваемый нормативный правовой акт нарушает права органов местного самоуправления.
Представитель финансового управления гор. Невинномысска в судебное заседание не явился, о дне и времени слушания дела извещен, просил о рассмотрении дела в его отсутствие, а поэтому с учетом положений ч. 2 ст. 252 ГПК РФ возможно рассмотрение дела в его отсутствие, поскольку неявка представителя заявителя при данных обстоятельствах не является препятствием к рассмотрению дела.
В соответствии с ч. 2 ст. 251 ГПК РФ с заявлением о признании нормативного правового акта противоречащим закону полностью или в части в суд вправе обратиться орган местного самоуправления, считающий, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом нарушена его компетенция, а согласно ч. 2 ст. 253 ГПК РФ суд, установив, что оспариваемый нормативный правовой акт противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, признает его недействующим полностью или в части.
Из представленных заявителем доказательств следует, что оспариваемый нормативный правовой акт затрагивает интересы заявителя, так как в арбитражном суде имеется дело о взыскании с финансового управления администрации г. Невинномысска Ставропольского края понесенных расходов, указанных в Порядке предоставления и финансирования дополнительных выплат лицам, находившимся в Чеченской Республике, утвержденном Постановлением от 14 февраля 1995 года N 10 Министерства труда Российской Федерации.
В своем заявлении финансовое управление администрации гор. Невинномысска указывает, что оспариваемый Порядок незаконно возлагает на органы местного самоуправления финансирование указанных в нем выплат.
Данный Порядок принят в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 12 января 1995 года N 19 "О дополнительных выплатах лицам, находившимся в Чеченской Республике", где п. 3 предусмотрено, что Министерству труда Российской Федерации и Министерству социальной защиты населения Российской Федерации совместно с заинтересованными органами в 2-недельный срок следует определить порядок предоставления выплат, а Министерству финансов Российской Федерации - порядок финансирования мероприятий, предусмотренных настоящим Постановлением.
В связи с этим Постановлением N 10 от 14 февраля 1995 года Министерства труда Российской Федерации был утвержден Порядок предоставления и финансирования дополнительных выплат лицам, находившимся в Чеченской Республике, в п. 11 которого предусмотрено, что "расходы организаций или воинских частей, связанные с выплатами дополнительной единовременной материальной помощи и организацией похорон, возмещаются местными финансовыми органами по фактическим затратам, подтвержденным соответствующими документами, с последующим возмещением им этих расходов Министерством финансов Российской Федерации из федерального бюджета согласно представляемым ежеквартально сведениям о произведенных расходах". Правительство Российской Федерации в своем Постановлении от 12 января 1995 года предлагало определить только порядок предоставления выплат, а Министерство труда РФ в оспариваемом Постановлении изменило источник финансирования.
Из этого следует, что при возложении на местные финансовые органы обязанности по финансированию Министерство труда Российской Федерации превысило установленные в Постановлении N 10 от 14 февраля 1995 года полномочия.
Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 130; ст. 132 Конституции Российской Федерации, п. 2 ст. 2; п. 2 ст. 4 Федерального закона от 25 сентября 1997 года N 126-ФЗ "О финансовых основах органов местного самоуправления в Российской Федерации", ст. 19 Федерального закона от 6 октября 2003 года N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" местное самоуправление самостоятельно в решении вопросов местного назначения, во владении, пользовании и распоряжении муниципальной собственностью, в утверждении и исполнении местного бюджета, а наделение государственными полномочиями возможно только законом с одновременной передачей материальных и финансовых средств. Наделение государственными полномочиями Российской Федерации органов местного самоуправления иными нормативными правовыми актами не допускается.
При этом в силу п. 4 ст. 130 Бюджетного кодекса РФ финансовые средства, необходимые для осуществления отдельных государственных полномочий, должны предусматриваться в федеральном бюджете, передаваться из него расходы как отдельный вид расходов бюджета и учитываться раздельно по каждому передаваемому виду расходов.
В связи с тем, что осуществление государственных полномочий по данному нормативному правовому акту осуществляется без возложения законом такой обязанности и без соответствующего одновременного финансирования, то положения этого нормативного правового акта в части возложения на местные финансовые органы противоречит указанным нормам Конституции России и нормативным правовым актам, а поэтому заявление в этой части подлежит удовлетворению.
Доводы Министерства труда Российской Федерации о согласовании данного нормативного правого акта с Министерством финансов Российской Федерации не могут служить основанием к отказу в удовлетворении заявления и не освобождают Министерство труда Российской Федерации от обязанности, предусмотренной ч. 1 ст. 249 ГПК РФ, по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, его законности, возлагаемой на орган, принявший нормативный правовой акт.
Поскольку заявителем приведены доводы о противоречии оспариваемого нормативного акта только в части возложения обязанности на местные финансовые органы, то заявление подлежит удовлетворению только в этой части, оснований для удовлетворения заявления в полном объеме не имеется, так как положения п. 11 Порядка при удовлетворении заявления в части слов "местными финансовыми органами" в остальной части федеральному законодательству не противоречат, направлены на определение порядка реализации прав лиц, находившихся в Чеченской Республике.
Руководствуясь ст. ст. 194 - 199, 253 ч. 2, ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации решил заявление Финансового управления администрации гор. Невинномысска Ставропольского края о признании недействующим и не подлежащим применению п. 11 Порядка предоставления и финансирования дополнительных выплат лицам, находившимся в Чеченской Республике, утвержденного Постановлением от 14 февраля 1995 года N 10 Министерства труда Российской Федерации, удовлетворить частично.
Признать недействующим и не подлежащим применению со дня вступления решения в силу в части слов "местными финансовыми органами" п. 11 Порядка предоставления и финансирования дополнительных выплат лицам, находившимся в Чеченской Республике, утвержденного Постановлением от 14 февраля 1995 года N 10 Министерства труда Российской Федерации, в остальной части заявление оставить без удовлетворения.
Наиболее распространено участие в гражданском процессе с целью дачи заключения органов опеки и попечительства. Так, в соответствии с п. 1 ст. 78 СК при рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту ребенка, к участию в деле должен быть привлечен орган опеки и попечительства. В частности, обязательным по СК признано участие органов опеки и попечительства при рассмотрении дел:
• о признании недействительным брака, заключенного с лицом, не достигшим брачного возраста (п. 2 ст. 28);
• о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка (п. 2 ст. 66);
• о лишении родительских прав (п. 2 ст. 70);
• о восстановлении в родительских правах (п. 2 ст. 72);
• об ограничении родительских прав (п. 4 ст. 73);
• об усыновлении детей (п. 1 ст. 125);
• об отмене усыновления ребенка (п. 2 ст. 140).
Обязательность участия органов опеки и попечительства предусматривается также нормами ГПК, регулирующими порядок рассмотрения дел особого производства: об усыновлении (ст.273), дела об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным (ч.1 ст.284), об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами (ст.288).
Государственные и муниципальные органы в рамках своей компетенции изучают фактические обстоятельства дела, проводят необходимые обследования, составляют акты, изучают соответствующие документы и на их основе составляют письменные заключения по делу, которое представляется в суд. К заключению прилагаются необходимые документы.
Согласно п. 1 ст. 14 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" при рассмотрении в суде споров по искам или заявлениям о защите прав и законных интересов инвесторов федеральный орган исполнительной власти по рынку ценных бумаг вправе вступить в процесс по своей инициативе для дачи заключения по делу в целях осуществления возложенных на него обязанностей и для защиты прав инвесторов - физических лиц и интересов государства.
Так, при подготовке к судебному разбирательству дела об усыновлении органы опеки и попечительства обязаны представить в суд заключение об обоснованности и о соответствии усыновления интересам ребенка. К заключению прилагаются составленный указанными органами акт обследования условий жизни усыновителя, медицинское заключение о состоянии здоровья, о физическом и умственном развитии ребенка, письменное согласие родителей ребенка на его усыновление и другие документы (ст. 272). В частности, заключение органа опеки и попечительства должно быть подписано руководителем органа местного самоуправления либо уполномоченным на это должностным лицом подразделения органа местного самоуправления, на которое возложено осуществление функций по охране прав детей.
В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997г. №9 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении усыновления» со ссылкой на п.3 ст. 129 СК сохраняется разъяснение о том, что в случае усыновления ребенка отчимом или матерью соответствующего заключения не требуется. Однако с учетом положений гл. 29 ГПК, а так же п.2 ст.125 и п.3 ст.129 СК усыновление детей отчим, мачехой должно производиться на общих основаниях.
Суд имеет право по своей инициативе привлечь в процесс государственные или муниципальные органы для дачи заключения по делу. Такое право суда может быть прямо предусмотрено федеральным законом. Так, в соответствии с п.4 ст.40 Закона РФ «О защите прав потребителей» федеральный антимонопольный орган (его территориальные органы) может быть привлечен судом к участию в процессе для дачи заключения по делу в целях защиты прав потребителей. Суд может привлечь к участию в деле указанные органы не только в случаях, предусмотренных законом, но и в иных случаях, когда заключение компетентного органа необходимо для правильного разрешения дела и защиты законных интересов субъектов, перечисленных в п.1 ст.47 ГПК.
В судебной практике признается необходимым участие в процессе:
- жилищно-коммунальных органов для дачи заключения по спорам о выселении, о переводе жилых помещений в нежилые, о разделе жилых помещений, о переустройстве и перепланировке жилых помещений;
- органов санитарно-эпидемиологического надзора - по делам о возмещении ущерба, причиненного вследствие нарушения санитарного законодательства;
- финансовых органов - по делам об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) и др.
Дача заключения для государственного органа или органа местного самоуправления является обязательной, поскольку оно дается по вопросам, входящим в сферу его деятельности. В заключении выделяются две части.
Во-первых, сведения о фактах, которые были собраны с помощью специальных познаний работников соответствующих органов и зафиксированы в письменном документе.
Во-вторых, заключение в собственном смысле слова, где излагается мнение органа о правовом характере рассматриваемого спора, оцениваются собранные им, а также представленные другими лицами доказательства и предлагается свой вариант разрешения спора. Такая оценка основывается на положениях законодательства и практики его применения. Например, применительно к спорам о воспитании детей орган опеки и попечительства обязан провести обследование условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующего на его воспитание, и представить суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора (п. 2 ст. 78 СК).
Оценочная часть заключения - это важнейшая его часть, поскольку данные органы вправе давать правовую оценку обстоятельств дела на основе собранной ими доказательственной информации, например, высказать мнение, с кем из родителей при расторжении брака должен остаться ребенок, кто из них сможет обеспечить лучшие условия для его воспитания. Эта оценочная часть как заключение в собственном смысле слова является средством выполнения возложенных на орган задач по управлению и служит цели защиты прав и интересов граждан и государства. Таким образом, данные органы участвуют в гражданском процессе не только для представления доказательств, но и для получения судом компетентной оценки правового значения обстоятельств дела со стороны органа, наделенного властными полномочиями в данной сфере, т. е. для получения заключения.
Заключение государственного органа или органа местного самоуправления оглашается после исследования всех доказательств (ст. 189 ГПК), не обязательно для суда, но по сложившейся судебной практике и в соответствии со ст. 196 и 198 ГПК суд должен привести в судебном решении доводы, по которым он отвергает за¬ключение в целом или в части. Если дело было рассмотрено судом без привлечения соответствующего органа, а его участие в соответствии с законом признано обязательным, то такое судебное решение может быть отменено.
Заключение указанных органов не является для суда обязательным и оценивается им в совокупности с другими материалами дела. В случае если суд не соглашается с представленным заключением, он обязан в решении мотивировать свое несогласие, поскольку оно исходит от органа, специализирующегося на вопросах, являющихся предметом заключения.
Для участия в гражданском процессе органом должен быть выделен представитель, наделенный соответствующими полномочиями. В этом качестве обычно участвует специалист, который связан с непосредственной деятельностью данного органа. Не может выступать представителем органа технический секретарь или работник персонала, не связанный с осуществлением полномочий данного органа.
В гражданском процессе используются и другие формы получения специальных познаний, в частности заключение эксперта и консультация специалиста. Можно выделить два существенных отличия процессуального положения экспертов, специалистов и данных органов, дающих заключение по делу.
Во-первых, эксперт, в отличие от органа, относится к числу лиц, содействующих правосудию, в силу чего обладает более ограниченным кругом процессуальных прав и обязанностей по ст. 85 ГПК. То же самое относится к консультации специалиста (ст. 188 ГПК).
Во-вторых, эксперт и специалист не могут давать правовой оценки доказательственной информации, собранной с помощью их специальных познаний. Эксперт и специалист вправе касаться только вопросов фактического характера, поскольку они не заинтересованы в исходе дела. Представители же государственных органов и органов местного самоуправления привлекаются с целью не только установления фактических обстоятельств по делу, но и их правовой оценки, поскольку они имеют заинтересованность в деле, исходя из их компетенции и полномочий в системе органов исполнительной власти и местного самоуправления.
Итак: представление заключения не меняет качества органа. Наоборот, он участвует в указанной форме именно как орган, осуществляющий властное руководство определенной областью жизни общества. На первый план выступают его компетенция, опыт, полученный в процессе многолетней практики руководства в определенной области. Различное наименование государственных органов, органов местного самоуправления, обращающихся в суд с заявлением в защиту чужих прав, не должно рассматриваться как основание для поиска единого специального понятия, обозначающего положение органа, чем активно занимались многие процессуалисты. Наименование органа отражает лишь определенную сферу деятельности органа.. Исходя из этого, можно сделать вывод, что термины «государственный орган» или «орган местного самоуправления» имеет процессуальное значение, что позволяет использовать их для обозначения процессуального положения органа, принимающего участие в процессе для дачи заключения.
Глава 3. Проблемы и перспективы развития института участия органов государственной власти и местного самоуправления в гражданском процессе
Усложнение отношений в сфере гражданского оборота, появление необходимости защиты интересов больших групп граждан, оказавшихся в одинаковой ситуации вследствие нарушения их интересов одним и тем же лицом, привело к расширению сферы применения правозащитной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления. Новым достижением гражданского процессуального права является предоставление органам права обращаться в суд не только в целях защиты частных интересов отдельных граждан, но и в интересах неопределенного круга лиц. По причине своей новизны проблема участия органов в процессе в защиту интересов неопределенного круга лиц не получила достаточного освещения в научной литературе и требует глубокого изучения.
Проблемы участия государственных органов в гражданском процессе активно обсуждаются в юридической литературе с конца 40-х годов XX в. Высказывая различные мнения на процессуальное положение государствен¬ных органов, все исследователи, занимающиеся этим вопросом, единогласно признавали, что основанием для участия органов государственного управле¬ния в советском гражданском процессе было указание В. И. Ленина на необходимость продвинуться дальше в усилении вмешательства государства в «частноправовые отношения», в гражданские дела, не выпустить из своих рук ни малейшей возможности расширить вмешательство государства в «гражданские» отношения. Сегодня ленинские идеи перестали быть «основополагающими» для развития судопроизводства, а формы участия государственных органов в гражданском процессе остались. В связи с этим необходимо определить, является ли институт участия государственных органов в процессе рудиментом процессуального права или старые формы наполнились новым содержанием и могут существовать и развиваться в современных социально-экономических реалиях.
Нетрудно заметить различие между двумя формами участия государственных органов в процессе: иск предъявляется только для защиты прав и интересов других лиц, а заключение может даваться как для защиты прав и интересов других лиц, так и для защиты государственных и обществен¬ных интересов. Закономерно возникают вопросы: что такое государственные и общественные интересы и каким образом они соотносятся между собой?
Государственный интерес понимается как объективно существующий и выраженный в норме права интерес, который призван характеризовать и направлять экономическую, политическую и социальную деятельность общества в решении задач. Вопросы соотношения государственных и общественных интересов являются дискуссионными, граница между этими интересами проходит, главным образом, в экономической сфере. Так как политически средства производства при¬знавались общенародным достоянием, то право собственности на них принадлежал государству. В гражданском судопроизводстве действовал принцип «приоритета защиты государственных интересов», потому что государственная собственность защищалась приоритетным образом.
Если понятия «государственные интересы» и «общественные интересы» рассматривать как социальные, политические или философские категории, то в них можно найти определенные отличия. Но с учетом положений действующей Конституции отождествление этих понятий в гражданском процессуальном праве вполне допустимо. Согласно ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Если рассматривать общественные интересы несколько упрощенно, как совокуп¬ность интересов индивидов, членов общества, то из указанного конституцион¬ного положения вытекает, что органы законодательной, исполнительной, судебной власти, действуя в интересах граждан, защищают тем самым общественные и государственные интересы. При этом надо отметить, что под государственными интересами зачастую понимаются интересы аппарата управления, что недопустимо, однако данная проблема имеет скорее полити¬ческий, чем правовой характер. Безусловно, вопросы, связанные с защитой различных интересов в гражданском судопроизводстве, требуют более глубокого изучения, в частности, весьма актуальной представляется проблема соотношения общественных интересов и интересов неопределенного круга лиц.
Мнения правоведов о формах участия государственных органов в гражданском процессе резко разошлись, в частности, высказываются прямо противоположные суждения о возможности государственных органов обра¬щаться в суд с иском в защиту других лиц.
В. В. Ярков полагает, что под ст. 46 ГПК попадает любое участие государственных органов в процессе, связанное с реализацией их компетен¬ции и властных полномочий. «При этом государственные органы не являются непосредственными выгодоприобретателями по решению суда, поскольку предъявленный ими иск направлен на защиту государ¬ственных и общественных интересов». Чтобы ответить на вопрос, может ли государственный орган в арбитраж¬ном процессе быть истцом, нужно определить, может ли государственный орган предъявить иск в своих интересах.
Некоторые авторы под «своим интересом» государственного органа понимают интерес, связанный с деятельностью юридического лица. Государ¬ственные органы, как правило, имеют самостоятельную гражданскую право¬субъектность, будучи госбюджетными учреждениями - юридическими лицами с ограниченным вещным правом на имеющееся у них имущество. Бюджетные учреждения могут участвовать в гражданском обороте, в част¬ности, заключать различные договоры. Если из правоотношения, субъектом которого является бюджетное учреждение, возникает спор, это учреждение занимает положение стороны в гражданском или арбитражном процессе. В настоящее время этот тезис никто не оспаривает, хотя в советский период вопрос о «юридической личности государства и государственных учрежде¬ний, финансируемых из бюджета», был предметом научных дискуссий.
Российская Федерация и ее субъекты в соответствии со ст. 124 ГК РФ выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами. От имени Федерации и ее субъектов своими действиями приобретают и осуществляют гражданские права и обязанности, выступают в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов (ст. 125 ГК РФ). Закон прямо определил, что государство - Российская Федерация - может быть субъектом гражданско-правовых отношений, а стало быть, и стороной в споре. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ» указы¬вается, что в делах о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, ответчиком по такому делу должна признаваться Российская Федерация в лице соответ¬ствующего финансового или иного управомоченного органа Российской Федерации. Предъявление гражданином или юридическим лицом иска непосредственно к государственному органу, допустившему соответству¬ющее нарушение, не может служить основанием к отказу в принятии иско¬вого заявления либо к его возвращению без рассмотрения. В этом случае суд привлекает в качестве ответчика по делу соответствующий финансовый или иной управомоченный орган. Обозначив стороны, высшие судебные инстанции, к сожалению, не разъяснили процессуальное положение государ¬ственных органов в делах, где государство является субъектом спорного правоотношения.
В п. 1 ст. 125 ГК РФ предусмотрено, что от имени Российской Федера¬ции в суде могут выступать органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов. Противоречит ли это положение ГК РФ постулату гражданского процес¬суального права о том, что стороны в процессе - это всегда субъекты спорного материального правоотношения? Для ответа на данный вопрос необходимо определить правовую природу отношений государства и его органов. В литературе высказано мнение, что органы государственной власти - это особые представители государства. Предъявление иска к пред¬ставителю, пусть и к особому, не может рассматриваться как предъявление иска к надлежащему ответчику.
Но если мы по-иному представим отношения государства и его органов, то это видимое противоречие между гражданским и процессуальным правом исчезнет. Государство всегда вступает в отношения с другими субъектами посредством своих органов. Еще в начале прошлого века Н. Лазаревский писал: «...если отбросить полномочия отдельных должностей, то от государ¬ства останется пустое ничто». Рассматривая вопросы отношений государства и должностных лиц, он пришел к следующему выводу: «Именно тот факт, что в данном обществе выдеференцировались органы власти (государь и должност¬ные лица), и составляет то, что данное общество признается нами государ¬ством. Государство, по современным взглядам, не есть населенное имение, Land und Leute, состоящее в собственности государя и управляемое его органами и представителями. Теперь мы называем государством именно организованное общение людей. И органы власти не являются чем-то снаружи приставленным к государству, а составляют самую его структуру. Действия должностных лиц не являются для государства действиями других лиц. Наоборот, только тот факт, что должностные лица действуют, и создает наличность государства».
Если мы представим государство как сложную социальную систему (очевидно, что всякое представление такого многогранного понятия будет достаточно схематичным), где государственные органы - системообразу¬ющие элементы данной целостности, то государственный орган и государ¬ство будут соотноситься между собой как часть и целое. Участвуя в отноше¬ниях, субъектом которых является государство, государственные органы будут отождествляться с государством, так как носителем прав и обязан¬ностей, возникающих в результате действий государственных органов, будет непосредственно государство. Следовательно, участие в процессе государственного органа (не юридического лица - учреждения) можно расценивать как участие в процессе государства в целом. Здесь явно прослеживается связь с так называемой теорией органов германской юридической школы государствоведов, которые, по существу, перенесли разработанную в теории граждан¬ского права конструкцию о соотношении юридического лица и его органов («действия органов суть действия юридического лица») в область публичного права - на государство и его органы. Применительно к имущественным отношениям государства эта теория оказалась весьма удобной: она наиболее адекватно отражает положение государства-казны, противостоящего как единое юридическое лицо иным субъектам права - физическим и юриди¬ческим лицам.
Согласимся с мнением, что плюралистическая модель участия государ¬ства в гражданском обороте, когда его представляют несколько различных органов, менее удобна и демократична, чем монистическая модель, которая исходит из того, что государство участвует в гражданско-правовых отноше¬ниях в лице казны (фиска). Однако участие в судебных спорах различных государственных органов от имени Российской Федерации не должно создавать препятствий для реализации права на судебную защиту ни для граждан, ни для организаций, ни для государства, когда оно является субъектом спорных правоотношений.
Таким образом, государственный орган, предъявляющий иск в интересах государства - субъекта спорного правоотношения, будет занимать процес¬суальное положение истца. Участие в деле неуправомоченного государ¬ственного органа должно расцениваться как участие в деле не Российской Федерации, а другого, ненадлежащего, лица.
Суд, как указывается в ст. 18 Конституции РФ, будучи органом государ¬ственной власти, обеспечивает защиту прав и свобод граждан. Сохраняется ли при этом необходимость участия в процессе государственных органов, защищающих права и интересы частных лиц? Несомненно, сохраняется. Это связано, прежде всего с развитием принципа состязательности в гражданском процессе. Закон больше не обязывает суд принимать все меры для всесторон¬него, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон, поэтому участие в процессе квалифи¬цированного юриста становится чрезвычайно важным. Конституция РФ (ст. 48) гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, которая в случаях, предусмотренных законом, должна оказываться бесплатно. Полагаю, формы участия государственных органов в гражданском процессе должны развиваться с учетом этих конституционных норм. Социально незащищенные лица, которых в России с каждым годом становится все больше, могут защитить свои права в суде по гражданским делам фактически только с помощью государственных органов. До тех пор пока не получили развития иные формы бесплатной юридической помощи (социальная адвокатура и др.), необходимо совершенствовать институт участия в гражданском процессе государственных органов. Возможно, положение законного представителя позволит государственному органу более активно защищать интересы других лиц, в том числе неопределенного круга лиц. В предусмотренных законом случаях государственные органы могли бы представлять интересы не только истца, но и ответчика, третьего лица, т. е. это должен быть особый вид законного представительства.
Сразу отметим, что советскими правоведами исследовался вопрос о соотношении участвующих в процессе органов государственного управления и судебных представителей. В частности, А. А. Добровольский указывал на недопустимость отождествления указанных участников процесса. Это утверждение было совершенно справедливым, поскольку основывалось на действующих в то время нормативных актах.
Государственные интересы, как они понимались при социализме, не позволяли государственному органу занимать положение представителя в процессе, так как представитель всегда защищает интересы доверителя, а государственному органу необходимо было соотносить свою процессуаль¬ную деятельность с интересами государства. В настоящее время, когда права и свободы человека определяют деятельность органов власти, интересы государства и интересы лица, права и свободы которого нарушены, всегда
будут совпадать. Если исходить из того, что в суде могут участвовать лица, нуждающиеся в бесплатной квалифицированной юриди¬ческой помощи со стороны государственных органов, тогда указанная форма участия государственных органов (особое законное представительство) будет приемлемой и для гражданского процесса. В ином случае предъявление исков государственными органами от своего имени в интересах других лиц
(физических или юридических) представляется недопустимым вмешатель¬ством в частноправовые отношения.
Между тем, установление факторов, которые обусловили появление данного правового явления, представляется необходимым, особенно в настоящий период. Чтобы всесторонне совершенствовать институт участия органов в гражданском процессе в целях его наибольшей эффективности, необходимо, прежде всего, понять, какой смысл заложен в нем, что послужило причинами его возникновения.
Таким образом, значимость института участия в гражданском процессе государственных органов и органов местного самоуправления и та роль, которую играет этот институт в судебной защите нарушенных прав, свобод и охраняемых законом интересов многочисленных и разнообразных участников материальных правоотношений, необходимость его изучения с позиции действующего законодательства и практики его применения предопределили актуальность названных проблем.
Заключение
На основе изученных научных работ, законодательства и материалов практики подведем обобщающие выводы и практические предложения.
Проведенное исследование института участия органов государственной власти и органов местного самоуправления в гражданском процессе позволило сформулировать и обосновать следующие основные положения.
В обновленной редакции ст. 46 ГПК РФ, наряду с общими и специальными правовыми основаниями участия в гражданском процессе государственных органов и органов местного самоуправления, установлены дополнительные, как к условиям возбуждения дела, так и к порядку вступления (привлечения) в процесс, что вызывает ряд научных и практических вопросов.
Государственные органы и органы местного самоуправления могут обращаться в суд общей юрисдикции с заявлением в защиту нарушенных или оспоренных прав или охраняемых законом интересов других лиц, неопределенного круга лиц не только по исковым делам и делам особого производства, но и по делам, возникающим из публично-правовых отношений.
Иски, возбуждаемые в защиту прав, свобод и законных интересов, являются самостоятельными видами исков, в возбуждении которых основную роль выполняют государственные органы и органы местного самоуправления, а также прокурор.
Для обращения в суд с заявлением в защиту нарушенных или оспоренных прав, свобод или охраняемых законом интересов неопределенного круга лиц, публично-правовых интересов согласие истца (потенциальных, неперсонифицированных истцов) не требуется.
Органы вправе обращаться с иском в гражданский суд не только в защиту публично-правовых интересов, но и частных интересов конкретных участников гражданского оборота, связанных с общественными. Согласие истца на предъявление органом иска в арбитражный суд не требуется, так как правозащитная деятельность органа направлена в первую очередь на защиту интересов государства и общества.
Ст.47 ГПК РФ предоставляет суду право привлекать соответствующий государственный орган, орган местного самоуправления к участию в деле для дачи заключения в случаях, как предусмотренных в законе, так и не подвергшихся законодательному урегулированию, что соответствует частным и публичным интересам.
В процессе по конкретному делу может участвовать лишь один орган, дающий заключение по существу дела.
Заключение государственного органа, органа местного самоуправления нельзя приравнивать к доказательствам по делу.
Неучастие в процессе соответствующих государственных органов, органов местного самоуправления в случаях, когда оно признано законом обязательным, не должно влечь отмену судебного решения, если оно законно и обоснованно.
Термины «государственный орган», «орган местного самоуправления» имеют процессуальное значение, что позволяет использовать их для обозначения положения органа, принимающего участие в гражданском судопроизводстве как в форме обращения в суд, так и для дачи заключения по делу, и отличить его от процессуального положения других участников процесса (соистцов; третьих лиц; представителей; экспертов). Процессуальное положение органов значительно отличается от положения прокурора, хотя формы их участия в деле одинаковы.
Изучение практики деятельности судов общей юрисдикции показывает, что в процессе применения норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих правозащитную деятельность государственных органов, органов местного самоуправления в суде, продолжают оставаться неясными вопросы, касающиеся процессуального положения указанных органов. Это нередко оказывается причиной судебных ошибок, неизбежно приводящих к тому, что цели правосудия в области гражданского судопроизводства остаются нереализованными. Между тем, государство заинтересовано в создании эффективного, слаженно работающего механизма защиты прав и интересов граждан, восстановления нарушенной законности и правопорядка.
Реформирование процессуального законодательства, затронувшего институт участия в гражданском процессе государственных органов, органов местного самоуправления в защиту чужих прав и интересов, обуславливает необходимость решения ряда вопросов.
Библиографический список
Нормативные акты:
1. Конституция РФ. Принята всенародным голосованием 12.12.1993г. // Российская газета. 25.12.1993. №237.
2. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ // Российская газета. 20 ноября 2002 г. N 220.
3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 30.11.1994г. № 51-ФЗ // Российская газета . 1994. № 238-239.
4. Семейный кодекс РФ от 29.12.1995 №223-ФЗ (в ред. от 28.12.2004 №185-ФЗ) // Собрание законодательства РФ от 01.01.1996 №1. Ст.16
5. Закон РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992г. №2300-1 (в ред. от 21.12.2004 №171-ФЗ) // Собрание законодательства РФ от 15.01.1996. №3. Ст. 140.
6. Закон РФ от 26 октября 2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // Российская газета. 2002. 2 ноября.
7. ФЗ РФ от 24 июля 1998г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» // Российская газета 1998. 5 августа.
8. ФЗ от 5 марта 1999г. № 46-ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» // Российская газета. 1999. 11 марта.
9. ФЗ от 10 января 2002г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» // Российская газета. 2002. 12 января.
10. ФЗ от 26.12.1995 № 208-ФЗ « Об акционерных обществах» // Собрание законодательства РФ от 01.01.1996. №1. Ст. 1.
Материалы практики:
11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 7 от 29 сентября 1994 г. "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" (в ред. от 10.10.2001г. №11) // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М.: «Спарк», 2001.
12. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998г. «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей»// Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М.: «Спарк», 2001.
13. Бюллетень ВС РФ . 2005. №1 С. 23
14. Бюллетень ВС РФ. 2003. N 6. С. 22.
15. Бюллетень ВС РФ 2003 № 3. С.21
16. Бюллетень ВС РФ. 1997. №9. С. 22
17. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. №9. С.34.
18. Архив суда общей юрисдикции Ленинского района г.Новосибирска. -Дело № 435/02
19. Архив суда общей юрисдикции Ленинского района г.Новосибирска. -Дело № 123/04.
20. Архив суда общей юрисдикции Ленинского района г.Новосибирска. -Дело № 68/04.
Научная литература:
21. Аболонин Г.О. Групповые иски. М., 2001.
22. Арбитражный процесс: Учебник/ Под ред. В.В. Яркова. М., 2000.
23. Братусь С.Н. Юридическая личность государства и бюджетных учреждений// Ученые труды. Вып. IХ/ Под ред. И.Т. Голякова. М., 1947.
24. Викут М.А. Участие финансовых органов в гражданском судопроизводстве// Защита личных и общественных интересов в гражданском судопроизводстве. Калинин, 1985.
25. Горланова М.И. О формах участия государственных органов в гражданском процессе// Правоведение. 2002. №1
26. Гражданский процесс: Учебник для вузов/ Под ред. М.К. Треушникова. 3-е изд., испр. и доп. М., 1997.
27. Гражданский процесс: Учебник/ под ред. В.В. Яркова - М.: БЕК. 2005.
28. Добровольский А.А. Участие органов государственного управления в советском гражданском процессе. М., 1958.
29. Куланов Г., Орловская Я. Обязанности сторон в гражданском процессе // Российская юстиция. 2004.№ 4.
30. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный)/ под ред. Г.А. Жилина. - М.:ТК Велби, 2005.
31. Лазаревский Н. Ответственность за убытки, причиненные должностными лицами. Догматическое исследование. СПб., 1905.
32. Решетникова И.В. , Ярков В.В. Гражданское право и гражданский процесс в современной России. Екатеринбург - М., 1999.
33. Суханов Е.А. Об ответственности государства по гражданско-правовым обязательствам// Вестник ВАС РФ. 2001. №3.
34. Треушников М.К. Особенности рассмотрения отдельных категорий дел. М., 1987.
35. Хутыз М.Х. Состязательность в праве// Правоведение. 1998. №3
36. Ченцов Н.В. Проблемы защиты государственных интересов в гражданском судопроизводстве. Томск, 1989.
37. Шакарян М.С. Учение о сторонах в советском гражданском процессе. М., 1969.
38. Шакарян М.С. Участие в советском гражданском процессе органов государственного управления. М., 1978.
39. Шакарян М.С. Субъекты советского гражданского процессуального права. М., 1970.
40. Ярков В.В. Участие органов государственного управления в гражданском процессе по спорам, возникающим из брачно-семейных отношений // Законодательство о браке и семье и практика его применения (к двадцатилетию Основ и КоБС РСФСР). Свердловск, 1989.

 

 
« Пред.   След. »
Понравилось? тогда жми кнопку!

Заказать работу

Заказать работу

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
2 гостей
загрузка...
Проверить тИЦ и PR