Главная Сочинения Рефераты Краткое содержание ЕГЭ Русский язык и культура речи Курсовые работы Контрольные работы Рецензии Дипломные работы Карта

История Кубы

История Кубы
В В Е Д Е Н И Е
ГЛАВА I. ОТ ХРИСТОФОРА КОЛУМБА ДО ФИДЕЛЯ КАСТРО
1.1. Испанское и американское господство
1.2. Борьба за полную независимость
ГЛАВА II. КАРИБСКИЙ КРИЗИС
2.1. Предыстория событий
2.2. Советско-кубинские отношения
2.3. Реакция США
2.4. События лета-осени 1962 года
2.5. Ликвидация кризиса
ГЛАВА III. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ КУБЫ
З А К Л Ю Ч Е Н И Е
В В Е Д Е Н И Е
КУБА, Республика К у б а (Сuba), государство в Центральной Америке, в Вест-Индии, на островах Куба (свыше 94% территории), Пинос (2%) и других близлежащих мел¬ких островах. Площадь 114,5 тыс. кв. км. Население - более 1 млн. человек: кубинцы (потомки испанских колонистов и ввозившихся из Аф¬рики негров-рабов), свыше 1/4 - негры и мулаты. Язык - испанский, религия - католичество. В административном отно¬шении делится на 6 провинций. Столи¬ца - Гавана.
Куба - социалистическое государст¬во. По основному закону республики с 1959 г. высшим органом власти является со¬вет министров во главе с премьер-ми-нистром, назначаемым президентом. Одной из формой участия масс в управлении государством являются Генеральные На¬циональные ассамблеи народа Кубы. На местах созданы органы координации, ис¬полнения и контроля. Однако фактическое правление на острове осуществляется прямым правлением Ф.Кастро.
ГЛАВА I. ОТ ХРИСТОФОРА КОЛУМБА ДО ФИДЕЛЯ КАСТРО
1.2. Испанское и американское господство
Куба была открыта X. Колумбом в 1492 году. В начале 16 века испанские колонизаторы покорили страну, истребив большую часть на¬селявших её индейцев. Для работы на плантациях испанские колонизаторы ввозили негров-рабов. Рабовладельческий строй не устраивал коренное население и народ поднялся на борьбу с колонизаторами. Однако народная война 1868-78 гг. против испанского господства окончилась неудачей. Эксплуатация трудящихся усиливалась.
Народные революции, охватившие всю Латинскую Америку в начале XIX в., уничтожили испанское иго на Южноамериканском континенте. Но Куба - остров, а Испания располагала сильным флотом. Революционные армии Латинской Америки, сражавшиеся под предводительством народных героев Боливара, Сан-Мартина и других, не могли оказать поддержку народу Кубы, который вел борьбу за свободу в одиночестве. Но даже громад¬ная испанская армия не могла подавить неодо¬лимое
стремление народа к свободе, к незави¬симости. Мужественные и непоколебимые вож¬ди Хосе Марти, Масео, Гомес руководили борь¬бой белых и негров.
В 1895 г. на Кубе вспыхнуло новое восстание. Оно выли¬ ;лось в настоящую всенародную войну. Испа¬ния уже не смогла победить в этой войне. Сво¬бода Кубы была близка. Весной 1898г. в войну вмешались Соединенные Штаты Америки. Они решили помочь кубинцам прогнать испанцев, но в действительности стремились захватить остров. Первый день свободы Кубы от гнета Испании оказался и первым днем колониаль¬ного господства над ней США. Избавившись от одного колонизатора, народ Кубы оказался в тисках друго¬го, более сильного. Куба была объявлена независимой респуб¬ликой, но американцы очень быстро подчинили себе стра¬ну экономически и полити¬чески.
На острове воцарилось господство американских монополий и крупных землевладельцев-латифундистов, сочетавших до¬капиталистические методы эксплуатации с капиталистическими.
Монополиям США принадлежали большая часть предприятий, банков, половина железных дорог, почти все электростанции. Но в целом Куба оставалась аграрной страной. Основу ее монокультурной экономики составляло производ¬ство сахарного тростника и табака. Почти половина всей обрабатываемой зем¬ли принадлежала горстке латифундистов. Американские монополии владели 2 млн. гектаров самой плодородной земли. Куба превратилась в сырьевой при¬даток США: она доставляла туда табак и сахар-сырец, и ее называли «аме¬риканской сахарницей».
1.2. Борьба за полную независимость
Кубинский народ неоднократно поднимался против засилья американских монополий. Особенно активизировалась борьба трудящихся масс в 20-х годах после Октябрьской революции в России. В 1921-1922 гг. в стране происходил подъем стачечного движения промышленных и сельскохозяйственных рабочих. В условиях роста рабочего движения возникли коммунистические группы, кото¬рые в 1925 г. объединились в Коммунистическую партию Кубы (в 1944 г. компартия была переименована в Народно-социалистаческую партию.
Одним из ее основателей был активный участник студенческого и профсо-юзного движения Хулио Антонио Мелья (1904-1929). В январе 1929 г. Мелья был убит в Мексике наемниками кубинской реакции.
В те годы США стремились навязать Кубе ряд неравноправ¬ных договоров; по одному из таких договоров США захватили территорию Гуантанамо, превращённую в американскую военно-морскую базу. Американцы неоднократно прибегали к прямой вооруженной интервенции и оккупации Кубы (в 1899 - 1902, 1906-09, 1912, 1917-22 гг.). В 1925 г. на Кубе была установлена диктатура Мачадо, которую поддерживали США. В 1933 диктатура Мачадо была свергнута народным движением.
В годы 2-й мировой войны (1939-45 гг.) усилилось проникновение на Кубу американских монополий. После войны народные массы Кубы все больше выражали недовольство положением в стране. Они требовали ликвидации зависимости от США.
В 1952 г. в результа¬те военного переворота на Кубе к власти пришел генерал Ф. Батиста, установивший режим кровавого террора и полностью подчинивший страну США. В этом же Куба заклю¬чила с США двухстороннее военное согла-шение. Деятельность Народно-социалистической партии и всех прогрессивных организаций была запрещена.
Дипломатические отношения между нашей страной и Кубой были уста-новлены в 1942 г. Однако в 1952 г. ввиду действий правительства Кубы, лишившего миссию СССР нормальной дипломатической связи со своим правительством, советское руководство прекратило отношения с Кубой.
Большое значение для активизации борьбы против диктатор¬ского режима имели события 26 июля 1953 г. В этот день отряд молодых патриотов предпринял героическое нападение на казар¬мы Монкада в городе Сантьяго-де-Куба, имевшем пятитысячный гарнизон. Но силы были неравны. Некоторые из этих смельчаков погибли в бою, многие были схвачены и зверски замучены батистовцами. Оставшиеся в живых участники нападения, и среди них Фидель Кастро, оказались перед судом военного трибунала.
Ф. Кастро родился в 1926 г. в семье крупного землевладельца. С юношеских лет участвовал в революционной борьбе. Во время учебы в Гаванском универ¬ситете он становится одним из руководителей студенческого движения. После на¬падения на Монкада был приговорен к 15 годам заключения.
В 1955 г. под сильным давлением общественного мнения Бати¬ста вынужден был объявить амнистию политическим заключенным. Вышли на свободу и участники атаки на Монкада. Некоторые из них эмигрировали в Мексику, где под руководством Ф. Кастро на¬чала создаваться революционная организация под названием «Дви¬жение 26 июля». На Кубе стали возникать ее подпольные ячейки. Первоначально «Движение 26 июля» опиралось главным образом на студенческую молодежь, но потом в него стали вливаться рабо¬чие и крестьяне. Не прекращала борьбы с режимом Батисты и Народно-социалистическая партия, подвергавшаяся пресле¬дованиям.
Во второй половине 50-х годов на Кубе постепенно складыва¬лась революционная ситуация. Стремясь ускорить начало революции, группа кубинских патриотов во главе с Ф. Кастро, находив¬шаяся в Мексике, решила осуществить высадку на Кубе. Глубокой ночью 2 декабря 1956 г. к южному побережью провинции Орьенте подошла моторная яхта «Гранма», с которой на берег высадились 82 повстанца. Отряд попал в засаду и сразу же вступил в бой с войсками Батисты. Часть отряда была уничтожена. Около 20 уча¬стников высадки попали в плен. 22 «десантника» (Фидель Кастро, Ра¬уль Кастро, Камило Сьенфуэгос, Эрнесто Че Гевара и др.) к концу декабря собрались в горах Сьерра-Маэстра и призвали народ к вос¬станию против кровавого тирана. Позднее к ним присоединились еще некоторые уцелевшие «гранмовцы», сюда стекались крестьяне, батраки с сахарных плантаций, рабочие. Из них в горах создавалась Повстанческая армия.
Огромное значение для дальнейшего хода революции имел за¬кон «О праве крестьян на землю», обнародованный 10 октября 1958 г. повстанцами. Согласно этому закону каждый кресть¬янин получал право на бесплатное владение участком земли. Когда повстанческие отряды в ноябре 1958 г. спустились с гор, они были с энтузиазмом поддержаны крестьянами и сельскохозяйст¬венными рабочими. Началось быстрое освобождение территории Кубы.
В канун 1959 г. Батиста бежал из страны. Командование его деморализованной армии и правые элементы хотели захватить власть в столице. 1 января по призыву «Движения 26 июля» и На¬родно-социалистической партии рабочие начали всеобщую полити¬ческую стачку. Жизнь в Гаване была полностью парализована. Повсюду проходили митинги. Мощное народное выступление сме¬ло сторонников Батисты. 2 января в столицу вступили части Повстанческой армии. Революционная борьба увенчалась победой. Было создано новое правительство, главой которо¬го с февраля 1959 г. стал Фидель Кастро. Опираясь на под¬держку рабочих, крестьян и городской мелкой буржуазии, пра¬вительство приступило к проведению социально-экономических преобразований в стране.
10 января 1959 г. революционное правительство Кубы было признано СССР.
Ликвидация в 1959-60 гг. крупного ча¬стного землевладения и национализация основных промышленных, банковских и торговых предприятии сократили за¬висимость Кубы от монополий США. Законом от 17 мая 1959 была объявле¬на аграрная реформа, осуществление ко¬торой закончилось в основном к 1961 г. В этом же году на базе трёх революционных организаций: «Движения 26 июля», Народно-социалистической партии и «Революционного Директората 13 марта» были созданы Объе¬динённые революционные организации (ОРО) и затем на их основе - Единая партия социалистической революции.
ГЛАВА II. КАРИБСКИЙ КРИЗИС
2.1. Предыстория событий
Кубу, как объект для деятельности, СССР вначале вообще не рассматривал, из-за чрезмерного, как казалось, влияния США в этом регионе, это была невыполнимая мечта. Американцы же всерьез считали будущий «Остров Свободы» своим «задним двором», где их власть была, казалось, абсолютной.
Действительно, проамериканский режим Батисты создал все условия для усиления власти США на острове. Американские компании такие, как United fruit company, General sugar, Processing nickel Co., Nikaro nickel Co. и другие к 1958 году контролировали примерно 90% кубинской промышленности и сельского хозяйства. Куба стала сырьевым придатком, а затем - и центром развлечений, вторым Лас-Вегасом. Кубинские публичные дома приобрели всеамериканскую известность, сицилийская мафия «отмывала» на Кубе деньги. В будущем Куба должна была стать ассоциированным штатом, как Пуэрто-Рико.
Но в январе 1959 года на Кубе, как уже отмечалось, власть была захвачена партией «Движение 26 июля», возглавляемой человеком, по имени Фидель Кастро.
Историки и политики отмечают, что до этого события Кремль, вопреки своему обычаю, несколько скептически относился к перспективам революции на Кубе, считая, не без оснований, что там слишком велико влияние США.
Сам Кастро, получивший хорошее образование, первоначально черпал идеи из трудов антимарксиста Эдуардо Чибаса, основателя Партии кубинского народа. В 1955 году он обратился к Москве за поддержкой - ему отказали, считая его политические идеи слишком расплывчатыми и незрелыми, но взяли на заметку его решимость сохранять полный контроль над созданным им движением, а также желание придать будущему режиму социалистическую окраску. Было отмечено, что некоторые ближайшие сторонники Кастро уже считали себя марксистами.
2.2. Советско-кубинские отношения
Даже когда Фидель в 1959 году встал у власти, Москва продолжала сомневаться в его способностях. Переворот он произвел, опираясь на поддержку Кубинской компартии (НСП), которая не принимала его всерьез и рассматривала союз с ним, лишь как тактический ход, т.к. утверждала, при поддержке Москвы, что режим Батисты можно свергнуть только путем восстания кубинского пролетариата под руководством коммунистов. Однако Фидель застал НСП врасплох, проведя основательную чистку в рядах ее старого руководства. Потом он повторно обратился к Советскому Союзу с просьбой помочь ему с оружием, надеясь укрепить свои достижения.
В июле 1959 года начальник разведки Кастро майор Рамиро Вальдес приехал в Мехико, где провел секретные переговоры с советским послом и офицерами КГБ. После этого на Кубу было направлено более сотни советников КГБ, которые должны были перестроить систему разведки и безопасности Кастро. Но Москва не спешила предоставить открытую поддержку неортодоксальному режиму, слишком многое было поставлено на карту.
Следующий раунд переговоров между Москвой и Гаваной состоялся в Чехословакии, осенью 1959 года. Кубинская делегация во главе с Раулем Кастро произвела на хозяев хорошее впечатление, Рауль получил от Хрущева приглашение посетить Москву.
В то же самое время в Гавану прибыла советская «культурная делегация» во главе с бывшим резидентом КГБ в Буэнос-Айресе А.Н. Шитовым, чтобы подготовить почву для дипломатических отношений. Договоренность была достигнута, и уже в мае 1960 года СССР полностью признал режим Кастро.
Преодолев первоначальные колебания, Н.С. Хрущев в июле 1960 года заявил примерно следующее: «Мы все сделаем, чтобы поддержать Кубу в ее борьбе.... Теперь США не так уж недосягаемы, как когда-то». После этого Кастро и его сторонники стали заявлять, что Кубу защищает «величайшая военная держава в истории». Несмотря на то, что идейный фундамент режима Кастро еще вызывал сомнения, его успехи в достижении и укреплении власти заставили СССР пересмотреть свою стратегию в Латинской Америке. На смену традиционной ориентации на идейно правильные коммунистические режимы пришла политика «браков по расчету» с национально-освободительными движениями, пользовавшимися большей поддержкой среди народных масс.
2.3. Реакция США
Утверждение, что Соединенные Штаты никак бы не среагировали на беспорядки на их «заднем дворе», является неточным. Огромные суммы, вложенные в экономику острова, оказались потерянными из-за национализации, проведенной новым правительством. Более того, возникла реальная возможность полной потери Кубы для США.
Естественно, правительство США решило вмешаться, но способ вмешательства должен был быть очень корректным, во избежание ссоры с СССР, то есть американская армия не должна была в этом участвовать. Джон Кеннеди сделал заявление, в котором сказал, что «нынешнее правительство сделает все, что в его силах, ... чтобы ни один американский солдат не был замешан в каких-либо действиях на Кубе». И действительно, американские войска в последующих событиях не участвовали.
ЦРУ был разработан план, согласно которому к операции по «освобождению» Кубы должны были быть привлечены наемники из числа бывших приверженцев режима Батисты, бежавших в США. Наемники были собраны, обучены в лагерях на территории США, снабжены оружием и техникой, и 15 апреля 1961 года операция началась. После предварительной бомбардировки аэродромов Кубы, в районе Плайя-Хирон была произведена высадка десанта, состоящего все из тех же наемников.
К удивлению американских властей, операция с треском провалилась - 19 апреля отряды народного ополчения Кубы сбросили десант в море. После этого США объявили, со своей стороны, экономическую блокаду острова, а Советский Союз еще больше изменил свое мнение о кубинских властях. Оказалось, что США были уязвимы даже на своем «заднем дворе».
2.4. События лета-осени 1962 года
Сообщение о предоставлении Советским Союзом военной помощи Кубе не на шутку взволновали США. Наблюдение американской разведки за Кубой было усилено. Вскоре стало очевидно, что Советский Союз сооружает на Кубе стартовые площадки для зенитных управляемых ракет (ЗУР), которые считаются оборонительным оружием. Велось интенсивное строительство крупного рыбацкого поселка, под видом которого, как полагало ЦРУ, СССР создает крупную судоверфь и базу для советских подводных лодок. Американское правительство не только выразило свою «озабоченность» через посла СССР А. Добрынина, но провело в районе Кубы крупные маневры, в которых участвовало 45 военных кораблей и 10 тысяч морских пехотинцев. Увеличилось число разведывательных полетов У-2, непрерывно фотографировавших территорию Кубы, что можно было делать, не нарушая воздушного пространства острова. 4 сентября Кеннеди сделал публичное предостережение: Соединенные Штаты не потерпят размещения на Кубе стратегических ракет типа «земля-земля» и другие видов наступательного оружия. 7 сентября президентом был сделан запрос у Конгресса, на разрешение мобилизовать 150 тысяч резервистов.
Советское руководство оставило без внимания демарш президента США и маневры американского флота. А. Добрынин просил Роберта Кеннеди заверить своего брата, что ракеты на Кубе устанавливаться не будут.
12 сентября в советских газетах появилось сообщение ТАСС, в котором можно было прочесть: «Правительство СССР уполномочило ТАСС заявить, что Советскому Союзу не требуется перемещения в какую-либо другую страну, например в Кубу, имеющихся у него средств для отражения агрессии, для ответного удара. Наши ядерные средства являются настолько мощными по своей взрывной силе, и Советский Союз располагает настолько мощными ракетоносителями для этих зарядов, что нет нужды искать место для их размещения где-то за пределами СССР».
То же самое говорилось и в личном послании Хрущева Джону Кеннеди. Хрущев писал, что президент США может быть уверен, что ракеты «земля-земля» ни при каких обстоятельствах не будут отправлены на Кубу.
В конце сентября и в начале октября в районе Кубы сильная облачность не позволяла проводить фоторазведку. Это облегчало скрытное и срочное проведение работ по созданию пусковых установок. Хрущев и Кастро рассчитывали, что все работы будут завершены раньше, чем разведка США обнаружит, каким именно
«оборонительным оружием» располагает теперь Куба. Как откровенно писал позднее в своих мемуарах Хрущев, «этой силы было достаточно, чтобы разрушить Нью-Йорк, Чикаго и другие промышленные города, а о Вашингтоне и говорить нечего. Маленькая деревня».
Без сомнения, различного рода слухи о ракетах на Кубе и ведущихся там строительных работах доходили до американцев, но у них не имелось ясных доказательств. Только 10 октября они смогли возобновить фоторазведку, и полученные данные их крайне обеспокоили. Они увидели автомобильные дороги там, где десять дней назад темнели джунгли. Кеннеди приказал расширить фоторазведку, но на Кубу обрушился еще один тайфун, и новые снимки удалось сделать только 14 октября. Американские самолеты снимали не только с большой высоты, но и с малой - со 130 метров. Тысячи полученных снимков ясно свидетельствовали, что речь идет уже не о зенитных ракетах, а о ракетах «земля-земля», способных нести ядерное оружие. Новые снимки, полученные 17 октября, позволили увидеть несколько новых пусковых площадок, на которых расположились 16 или 32 ракеты, дальность полета которых, по заключению экспертов и данным разведки, составляла более тысячи миль.
16 октября Кеннеди создал особый военно-политический штаб - Исполнительный комитет Совета национальной безопасности, все члены которого уже не сомневались в грозящей Америке опасности и требовали ответных действий. Правда, они еще расходились во мнениях о характере и масштабах этих действий.
Образовалось две группировки в правительстве, выражающие два возможных подхода к решению этой проблемы. Одна группа, включавшая в себя большинство советников Кеннеди и военных, настаивала на массированной бомбардировке всех пусковых установок, на которых уже проводился монтаж ракет, доставленных ранее, и усиленно к этому готовилась.
Войска и авиация стягивались в районы, максимально приближенные к Кубе. Признавалось, что такая атака почти наверняка потребует последующего наземного вторжения, в результате которого потери США составят порядка 25 тыс. человек плюс соответствующее число убитых и раненых кубинцев. Далее предполагалось, что в то время как американское военное преимущество в Западном полушарии обеспечит успех воздушных налетов и наземного вторжения, Советский Союз, скорее всего, ответит военными действиями против флангов или даже Центральной зоны НАТО.
Те, кто выступал против воздушного нападения, рекомендовали ввести карантин, предназначенный для предотвращения советских поставок Кубе до тех пор, пока ракеты не будут убраны.
Президент США отклонил предложение о немедленной военной атаке, приказав, однако, начать блокаду, и 24 октября карантин был введен. Советский Союз продолжал утверждать, что на Кубе нет никаких ракет; полученные же военной разведкой и ЦРУ фотоснимки были убедительным доказательством для американских военных, но не для мирового общественного мнения, которое не исключало возможности фальсификации.
В Карибском регионе развернулась армада из 180 военных кораблей. Американские войска во всем мире приводились в состояние повышенной готовности. Атомные подводные лодки с ракетами «Поларис» изменили свои курсы в соответствии с полученными секретными приказами. Бомбардировщики стратегической авиации на всех базах получили приказ подняться в воздух с полной ядерной нагрузкой, и как только один из них приземлялся для заправки и отдыха, другой поднимался в воздух. Во Флориде были развернуты шесть дивизий, дополнительные войска перебрасывались на военную базу в Гуантанамо. Военное министерство США готовило бомбардировку и оккупацию Кубы, что требовало, по их подсчетам, 250 тысяч солдат, 90 тысяч бойцов морской пехоты и более ста десантных судов. Кеннеди получил сообщение о появлении в Карибском море советских подводных лодок, что являлось серьезной угрозой для американских авианосцев.
22 октября президент США Д. Кеннеди выступил по телевидению. Он объявил о блокаде Кубы и некоторых других принятых мерах, а также о причинах, которыми были вызваны действия США. «Это лишь первый шаг, - сказал он, - Пентагон получил приказ к проведению дальнейших военных мер». Речь Кеннеди, продолжавшаяся около 20 минут, повергла не только США, но все западные страны в состояние нервного ожидания.
Конечно, Хрущев немедленно узнал о выступлении Кеннеди, разведка докладывала ему обо всех военных приготовлениях США. Хотя в Кремле, как и в Белом Доме, шли непрерывные совещания политиков и военных, советские средства информации ничего не сообщили 23 октября о выступлении Кеннеди и о блокаде Кубы.
Все работы по установке ракет на Кубе проводились круглосуточно, но для окончания этих работ и приведения ракет в боевую готовность требовалось еще несколько дней. Хрущев хотел иметь на Кубе мощную ракетную базу, но он не хотел войны, опасность которой все возрастала. Для него важнее всего было в эти дни понять - являются ли действия США блефом, или же американцы действительно готовятся нанести мощный удар по Кубе и советским ракетным установкам.
24 октября Советское правительство заявило решительный протест против блокады Кубы и других военных мероприятий США. СССР просил немедленно созвать Совет Безопасности ООН. Министр обороны СССР приказал привести Вооруженные Силы страны в состояние повышенной боевой готовности, отменить отпуска и задержать демобилизацию старших возрастов. Советский Союз продолжал отрицать наличие на Кубе наступательного оружия, заявляя, что там находится только оружие, необходимое для самообороны, и что «с требованием об удалении этой техники не может согласиться ни одно государство, дорожащее своей независимостью». На срочно созванном заседании Совета Безопасности советский представитель В. Зорин решительно отрицал наличие на Кубе ракет с ядерным оружием. Как можно было прочесть в советских газетах, В. Зорин «разоблачил извлеченные из кучи всякого хлама сотрудниками государственного департамента США утверждения о так называемом установлении советских ракетных баз на Кубе».
В это время на пути к Кубе находилось более 20 советских кораблей, и первые из них приближались к линии блокады, Фидель Кастро объявил о проведении всеобщей мобилизации. Хрущев вел себя внешне спокойно, понимая, что за океаном внимательно следят за каждым его шагом, и вечером 23 октября посетил Большой театр.
Президент США направил Хрущеву письмо с призывом соблюдать правила блокады. Кеннеди писал, что США не намерены открывать огонь по советским кораблям. Он выражал желание, «чтобы оба мы держались осмотрительно и не допускали, чтобы события осложнили положение и еще более затруднили контроль над ним». Это послание не было опубликовано в СССР, как и призыв генерального секретаря ООН У. Тана приостановить перевозку оружия на Кубу. Аналогичный призыв исходил и от 89-летнего английского философа Бертрана Рассела.
Утром 24 октября два советских судна приблизились к линии блокады в 500 милях от Кубы, под прикрытием подводной лодки. Навстречу шел авианосец «Эссекс» с противолодочными вертолетами на борту. Р. Макнамара отдал приказ - в случае необходимости атаковать советскую подводную лодку глубинными бомбами со слабыми зарядами, чтобы заставить ее всплыть на поверхность.
Но Хрущев не хотел рисковать и приказал советским судам остановиться на линии блокады, предложив американскому президенту срочную встречу.
В своем первом послании к Кеннеди Хрущев придерживался угрожающего тона. Он называл действия США «чистейшим бандитизмом», «безумием выродившегося империализма» и заявлял, что СССР не будет считаться с блокадой и сумеет защитить свои права. Кеннеди ответил, что он готов встретиться с Хрущевым, но только после устранения с Кубы советских ракет.
Воздушная разведка и анализ данных, полученных от агентуры в СССР, показывали, что эти ракеты будут готовы к действию не раньше чем через несколько дней. Над Кубой дважды в день пролетали эскадрильи из восьми низко летящих американских самолетов. Другие самолеты непрерывно следили за советскими подводными лодками. Советские корабли, приближаясь к линии блокады, останавливались в океане, однако, некоторые из них получили приказ лечь на обратный курс. Монтаж ракетных установок и бомбардировщиков продолжался. На Кубу вылетел А.И. Микоян, чтобы наблюдать за ситуацией с близкого расстояния и увязывать действия Советского правительства с действиями Кубы. Хрущев опасался, что Кастро может предпринять какой-либо неосмотрительный и опасный шаг.
Напряжение нарастало. Один из американских самолетов У-2 был сбит, и летчик погиб. Узнав о гибели американского летчика, Кеннеди приказал увеличить в несколько раз число самолетов, патрулировавших острова. 26 октября был отдан приказ о подготовке к вторжению на Кубу. Вечером того же дня Кеннеди получил от Хрущева новое письмо, составленное в иных выражениях, - оно не появилось в советских газетах. Роберт Макнамара писал, что это было самое необычное дипломатическое послание, какое он когда-либо видел. Письмо было продиктовано лично Хрущевым и даже не отредактировано, текст был, совершенно очевидно, составлен человеком, находившимся в состоянии сильного эмоционального напряжения. Советский премьер убедился, что действия США не являются блефом, и что мир оказался на краю пропасти. Теперь он просил Кеннеди проявить сдержанность, ибо «если разразится война, то остановить ее будет не в нашей власти. Я сам участвовал в двух войнах и знаю, что война кончается только после того, как прокатится по всем городам и селам, сея повсюду смерть и разрушение».
Хрущев не отрицал теперь, что на Кубе имеются советские ракеты. Он писал, что раз все оружие уже доставлено, то американская блокада не имеет смысла, ракеты находятся под контролем советских офицеров и не будут использованы для нападения на США.
«В этом отношении, - говорилось в его послании, - вы можете быть спокойны. Мы находимся в здравом уме и прекрасно понимаем, что если мы нападем на вас, вы ответите нам тем же. Но тогда это обернется и против нас, и я думаю, что вы это тоже понимаете. Из этого следует, что мы люди нормальные. Как же мы можем допустить, чтобы произошли те несуразные действия, которые вы нам приписываете. Только сумасшедшие могут так поступать или самоубийцы, желающие и сами погибнуть и весь мир перед тем уничтожить».
Хрущев предлагал Кеннеди снять блокаду и дать обязательство не вторгаться на Кубу. В этом случае СССР заберет и уничтожит доставленное на Кубу ракетное оружие. Хрущев писал: «Мы с вами не должны тянуть за концы каната, на котором вы завязали узел войны, потому, что, чем крепче мы оба будем тянуть, тем сильнее стянется узел, и придет время, когда узел будет так туго стянут, что даже тот, кто завязал его, не в силах будет развязать, и придется разрубить... Давайте не только перестанем тянуть за концы каната, но примем меры к тому, чтобы узел развязать. Мы к этому готовы».
2.5. Ликвидация кризиса
В своем послании Хрущев предлагал Штатам компромисс. Правда уже на следующее утро, еще не получив ответа на отправленное письмо, Хрущев направил новое послание к Кеннеди, в котором требовал, чтобы американцы убрали свои ракеты с турецкой территории. Он предлагал провести в течение 2-3 недель переговоры с США по всему комплексу возникших проблем. Это не устраивало Кеннеди, и он ответил только на полученное вечером 26 октября письмо, оставив без внимания следующее. Кеннеди заявил о готовности США снять блокаду с Кубы, и о том, что США не будут нападать на Кубу, если Советский Союз уберет с территории этой страны наступательное оружие. Одновременно, используя конфиденциальные каналы, Кеннеди заверил Хрущева, что США уберут свои ракеты из Турции, но позднее, после ликвидации кризисной ситуации. В любом случае, Кеннеди требовал немедленного прекращения всех работ по установке ракет на Кубе и удаления под наблюдением ООН всего наступательного оружия с острова. В конфиденциальном порядке Кеннеди давал понять Хрущеву, что даже при желании президент США не в состоянии слишком долго сдерживать более жесткую реакцию американских властей на действия СССР. Послание Кеннеди от 27 октября было опубликовано в советской печати, что являлось, в сущности, официальным признанием присутствия советских ракет на Кубе. Не без внутреннего сопротивления и, возможно, не без борьбы внутри руководства, Хрущев принял предложение Кеннеди. У него оставалось мало времени и скудный выбор: или военные действия, или уступка.
Советский лидер решил уступить. В письме от 28 октября Хрущев заявлял: «Я отношусь с пониманием к вашей тревоге и тревоге народов США в связи с тем, что оружие, которое вы называете наступательным, действительно является грозным оружием. И Вы, и мы понимаем, что это за оружие».
Хрущев писал далее, что коль скоро США заявляют, что не совершат нападения на Кубу, то и мотивы, побудившие СССР поставить Кубе новое оружие, отпадают: налицо все необходимое для ликвидации конфликта. Поэтому Советское правительство отдает распоряжение о демонтаже, упаковке, и возвращении в СССР всего этого оружия. Впоследствии, чтобы не оставлять никаких сомнений в своем миролюбии, Хрущев даже разрешил американским экспертам осмотреть советские корабли и пересчитать увозимые в трюмах ракеты.
Это был решающий шаг в ликвидации Карибского кризиса, после этого все могли, наконец, вздохнуть спокойно, т.к. стало ясно, что войны все-таки не будет.
Единственной недовольной стороной осталась Куба. Поиск решения и обмен посланиями между Кеннеди и Хрущевым происходил без учета интересов Фиделя Кастро. Более того, даже информацию о происходивших событиях он получал через Микояна. Кастро не считал заверения американского президента достаточной гарантией неприкосновенности для Кубы, он также требовал прекращения полетов разведывательных самолетов США, прекращения торгового эмбарго и ликвидации на территории Кубы военно-морской базы США. Микояну пришлось потратить много усилий, чтобы убедить Кастро не создавать дополнительных препятствий к удалению советских ракет.
Но американцы до конца не успокоились. Организовав в дальнейшем фактическую блокаду Кубы, вызвав экономические трудности в стране, США в 1964 г. принудили латиноамериканские страны порвать все отноше¬ния с Кубой. Тогда только Мексика не подчинилась диктату. Впо¬следствии отношения с Кубой восстановили Перу, Аргентина, Панама и ряд других государств. Это значительно укрепило позиции рево¬люционной Кубы в Латинской Америке.
ГЛАВА III. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ КУБЫ
Летом 1975 г. была пол¬ностью ликвидирована блокада острова Свободы. Совещание ми¬нистров иностранных дел стран - членов ОАГ приняло резолюцию, фактически отменившую антикубинскую экономическую блокаду. Было установлено, что каждое государство Латинской Америки самосто¬ятельно решает вопрос о нормализации отношений с Кубой. США проявили чувство реализма и голосовали за это решение. Против выступили только три страны с реакционными режимами: Чили, Парагвай, Уругвай.
Международное положение и авторитет Кубы укрепились. Рес¬публика Куба, опираясь на помощь социалистических стран, уверенно выполняла решения своих партийных съездов. В этом ей неоценимую помощь оказывал СССР. На Кубе ежегодно трудились более 50 тыс. наших сограждан. Советское правительство оказывало финансовую помощь в размере более 7 млрд. рублей в год. Наши военные охраняли кубинские рубежи...
Но наступил 1985 год. В мире начались такие преобразования, в которые Ф.Кастро верил с трудом. Распад СССР привел к ослаблению, а затем и к полному прекращению российско-кубинских отношений. Уехали с солнечного острова наши специалисты, ушли военные. Куба практически осталась одна перед своими хозяйственными и социальными проблемами. Усилился голод. Возросла безработица. Население обнищало. Тысячи кубинцев побежали в Мексику и Америку. В стране установился режим военного коммунизма, а потом начались незначительные преобразования экономики в сторону рынка. Но государство, несмотря на «море» проблем, по-прежнему не сходит с выбранного социалистического пути, от которого, практически отказалось все человечество.
З А К Л Ю Ч Е Н И Е
У маленького государства Куба - большая история. По моему мнению, уважения заслуживает и его народ, постоянно стремившийся к свободе, и его руководитель.
На первый взгляд, содержание второй главы данной работы несколько удалено непосредственно от кубинской истории. Но это не так. В мире существуют много стран, в которых одни дворцовые перевороты сменяют другие, но нет ни одной страны как Куба, из-за которой бы человечество было в пяти минутах от мировой ядерной войны. Поэтому история Острова Свободы неразрывно связана и с нашей, и с мировой историей.
Говорят, что Ф.Кастро дважды подряд не ночует на одном месте. И так на протяжении более чем 40 лет. Осторожность и мудрость помогали и помогают ему оставаться у руля власти немыслимо долго. Сможет ли кто сегодня перечислить имена всех президентов такой великой страны как Америка? А Фиделя Кастро, я уверен, будут помнить всегда. С его именем связана вся истории Кубы 20 века.
Россия недавно снова вспомнила о Кубе. Стал ли причиной этому дефицит сахара в нашей стране? Или возобновлению российско-кубинских отношений послужили наши стратегические интересы? Так или иначе, визит Президента РФ Путина В.В. на Кубу не случаен. Можно предположить, что в будущем истории России Куба еще «скажет свое слово».
Историю наших двух стан объединяет многое: это и изначальные цели стремящихся и пришедших к власти сил, это и способы борьбы, это и уровень благосостояния народа, это и форма государственной власти и многое другое.
История всегда повторяется только на ином, качественном уровне. Не хотелось бы, чтобы новые отношения с Кубой привели вновь к опасному прошлому. У истории надо учится, из истории надо извлекать уроки.
Список используемой литературы
1. Владимиров В.Х. Куба в межамериканских отношениях. - М., 1984.
2. Детская энциклопедия. Т. 9. - М., 1962.
3. Добрынин А. Наши отношения с США // Международная жизнь, 1997, №8.
4. История международных отношений и внешней политики СССР. Под ред. Г.В. Фокеева. - М., 1987.
5. Новейшая история. Под ред. В.К.Фураева. - М., 1977.
6. Роберт Макнамара. Путем ошибок - к катастрофе. - М., 1988.
7. Энциклопедический словарь. Под ред. Б.А.Веденского. - М., 1963.
 
« Пред.   След. »
Понравилось? тогда жми кнопку!

Заказать работу

Заказать работу

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
1 гость
Проверить тИЦ и PR