Главная Сочинения Рефераты Краткое содержание ЕГЭ Русский язык и культура речи Курсовые работы Контрольные работы Рецензии Дипломные работы Карта
Главная arrow Рефераты arrow История arrow Русское масонство 18 - 19 веков

Русское масонство 18 - 19 веков

Русское масонство 18 - 19 веков
1. Характеристика понятия «масонство» 4
2. Появление масонства в России 9
3. Развитие масонства в России в XVIII в. 12
4. Русское масонство в XIX в. 21
Заключение 25
Список литературы 26
Введение
Актуальность работы. Масонство отложила большой отпечаток в истории России. В разное время его влияние было различным, приводило к разным результатам. Масонство всегда было течением чего-то нового, неизведанного, непривычного. За счет неверия в признанные каноны веры, люди обращались к масонству, видя в нем духовную поддержку, признаки просвещения. Масонское движение стало двигательной силой для многих писателей, художников, политических деятелей, полководцев. Оно способствовало дальнейшему развитию естественных наук.
Цель работы состоит в изучении русского масонства XVIII-XIX веков.
Достижение цели предполагает решение ряда задач:
1) дать характеристику понятия «масонство»;
2) рассмотреть появление масонства в России;
3) изучить развитие масонства в России в XVIII в.;
4) охарактеризовать русское масонство в XIX в.
Франкмасонство в России - явление общественной жизни России, которое охватывает период истории от начала XVIII века и по наши дни. Русское франкмасонство преследовало гуманистические и просветительские цели, больше внимания уделяло этическим вопросам. Фактически оно представляло собой более духовное сообщество людей, единых в стремлении способствовать процветанию своего Отечества и просвещённости людей, живущих в нём. Именно масонство является тем явлением, которое еще не достаточно изучено в нашей истории. Масонство тесно связано с мистикой и религией, по-разному оценивается в исторических и историко-литературных исследованиях. Одна из интереснейших страниц истории масонства, связана с Россией. Деятельность масонских лож в России XVIII-XIX веков наложила большой отпечаток на всю современную европейскую историю.
1. Характеристика понятия «масонство»
Масонство (франкмасонство) - это братство, которое берёт свое начало из малоизвестных истоков в конце XVI - начала XVII века, предположительно - оперативных Цехов каменщиков. Масонское братство - это «этическое движение, возникшее в XVIII веке в виде закрытой организации. Этика и философия масонства опираются на монотеистические религии» [6, с. 17]. Название масон или франкмасон происходит от фр. franc-maçon (в старофранцузском masson, англ. freemason), употребляется также буквальный перевод этого названия - вольный каменщик.
Братство административно организованно в независимые Великие Ложи (в некоторых странах «Великий Восток»), каждый из которых руководит собственной юрисдикцией, и состоит из подчиненных ей лож. Некоторые Вели кие Ложи признают друг друга, некоторые нет, в зависимости от следования ландмаркам (Великие Ложи обычно считают те Великие Ложи, которые соблюдают такие же как у них ландмарки, регулярными; те же, которые их не соблюдают - «иррегулярными»). Масонство существует в форме местных лож - обычно небольших групп численностью до 40-50 человек, объединённых территориально, существуют ложи крупнее по численности. Местные ложи учреждаются Великой Ложей, которая служит для них материнской. Как правило, в одной стране существует только одна «Великая Ложа» той, или иной масонской юрисдикции.
Существуют также системы высших степеней, которые связаны с основной частью масонства, которые могут обладать собственным независимым управлением, однако в некоторых послушаниях символические ложи могут быть подчинены управляющим органам систем высших градусов.
Масонство символически использует инструменты и орудия оперативного каменщичества и легенды о строительстве Храма Соломона, чтобы выражать метафорически то, что и масонами, и их критиками описывается как «система морали, скрытая в аллегориях и проиллюстрированная символами» [6, с. 22].
Основной версией происхождения масонства считается версия о происхождении от средневековых корпораций строителей-каменщиков, однако существуют теории о более древнем происхождении масонства, начало которого выводится от орденов тамплиеров, или - в других версиях - от Ордена Розенкрейцеров.
Сейчас франкмасонство распространено по всему миру и представлено в разных формах и юрисдикциях; количество членов оценивается в шесть миллионов человек, в том числе около 150 000 в Шотландии и Ирландии, почти два миллиона в США и около четверти миллиона находится под юрисдикцией ОВЛА.
Самые ранние свидетельства о существовании свободной строительной артели в средневековой Европе относятся к 643 году, ее упоминают эдикты лангобардского короля Ротари. В эпоху готики возведение громадных церковных зданий длилось целые столетия, в течение которых рабочие и художники, поселявшиеся близ построек (их инструменты хранились в особых бараках, англ. Lodge, нем. Bauhütte), постепенно вступали в тесное общение. Эти сообщества с течением времени приняли цеховую организацию: были выработаны правила касательно отношений между членами, приема новых товарищей, разрешения возникавших между сочленами споров и прочее. Вместе с тем был установлен известный церемониал на разные случаи товарищеской жизни.
Цеховая организация строительных работ, безусловно, была присуща и возведению соборов Англии, где каменотесы получили в официальных актах наименование Freemason, Free-Stone-Mason. Обстоятельства возникновения строительных лож в Англии весьма темны. В частности весьма сомнительной представляется хартии 926 года, дарованной якобы королем Этельстаном свободным каменщикам Йорка, с которой было принято начинать историю строительных артелей в Англии. В современной масонской литературе указывают около 20 манускриптов со специфическими масонскими текстами, относящимися к раннему периоду. Старейший из них датируется XIV веком; это - поэма Regius, манускрипт с текстом который был найден в Старой Королевской Библиотеке в Британском Музее в 1830-х годах.
В течение XVII века строительные товарищества в Европе стали быстро приходить в упадок и к началу XVIII века почти перестали существовать вместе с прекращением возведения готических соборов. Новому процветанию английских лож способствовало то обстоятельство, что с конца XVI века туда стали получать доступ и лица, не принадлежавшие к строительному цеху - так называемые «сторонние каменщики», богатые и ученые люди, внесшие с собой в ложи прогрессивный элемент. Первым из них следует назвать лондонского антиквара Элиаса Эшмола, о его вступлении 16 октября 1646 года в одну из лож в Уоррингтоне, Ланкшир, сохранилась запись в его дневнике. В последние годы XVII столетия в ложу вступил Вильгельм III Оранский, из-за чего ремесло каменщиков получило название королевского искусства. Вероятно именно тогда у просвещенных сторонних каменщиков зародилась мысль воспользоваться оболочкой строительных товариществ, являвшихся в некоторых отношениях филантропическими учреждениями, и, вдохнув в нее новую жизнь, создать новое дело всечеловеческой любви.
Масонская идеология не была чем-то своеобразна. Многие ее принципы можно обнаружить и в других нравственных учениях. Своеобразность же учения вольных каменщиков заключалась в том, что оно претворяло в жизнь свои гуманитарно-философские идеи, воплощая их в сложной системе символов и обрядов. «Язык в ложах наших иносказателен», - говорили про себя масоны. Обязательными условиями принятия в орден вольных каменщиков было:
1. Быть мужского пола и пожелать стать масоном добровольно.
2. Верить в Единого Бога-Творца.
3. Быть старше минимального возраста (18-25 лет, в зависимости от юрисдикции).
4. Быть в здравом уме и высокоморальным человеком с незапятнанной репутацией.
5. Быть с рождения свободным (то есть не быть рабом, на сегодня это требование, скорее, является анахронизмом; в некоторых юрисдикциях оно отменено).
6. Иметь рекомендации, в том числе 1 или 2 рекомендации от действующих масонов, в зависимости от юрисдикции [1, с. 36].
Сами масоны называли себя строителями духовного храма премудрости и считали, что необходимо достичь рая на Земле путем нравственного, умственного и физического совершенствования каждой отдельной личности. Если удастся перевоспитать взрослого человека, то не будет и социальных конфликтов.
Масонство позиционируется как нравственно-этическая система, выраженная в аллегориях и иллюстрируемая символами. Большинство символики заимствовано из иудаизма и христианства, в ритуалах обыгрываются легенды с библейскими персонажами. Внимание масонов обращается на необходимость нравственного самосовершенствования, а также духовного роста в рамках той религии, которую каждый из них исповедует. Философия масонства включает в себя внешние элементы как христианства, так и других религий.
Каждый масон чтит Бога, находясь в масонстве, к нему обращаются, как к «Великому Строителю (Архитектору) Вселенной», и допускается исповедание любой традиционной религии. Однако дискуссии по религиозным и политическим вопросам исключаются из масонских собраний, в масонстве нет своей теологии. Каждый масон продолжает исповедовать те религиозные воззрения, с которыми он пришёл в ложу, а его большое внимание к его религии приветствуется. Признание веры в Бога, как базиса масонства и его принципов, восходит к основателям современного спекулятивного масонства в начале XVIII века, и этого придерживается доминирующее большинство мирового масонства (так называемое регулярное или консервативное масонство, и многие ложи так называемого «либерального масонства»), делается акцент на обязательном монотеизме.
Масонство не является самостоятельной религией или заменой религии, масонская философия не касается религиозных воззрений своих членов и не корректирует их. Масонская нравственно-этическая система и философия опирается на веру своих членов в Бога, но имеет дело лишь с вопросами отношений людей между собой, затрагивает только вопросы этики и нравственности, не касаясь религиозных вопросов (то есть вопросов отношений человека с Богом), оставляя их на совести каждого из масонов.
Лояльность к властям тех стран и территорий, где масонство существует, является одним из масонских принципов. Работа на пользу общества считается одной из масонских добродетелей. Для большинства масонов мира это реализуется их участием в благотворительной деятельности. Появление масонства в России
История русского масонства берет свое начало с Петра I, ставшего в свое время членом английской ложи. По легенде император был посвящен в таинства ордена самим Кристофером Вреном, основателем английской ложи.
Первое достоверное известие о начале масонства в России относится к 1731 г., когда, «как гласит официальный английский источник, гроссмейстер Великой Лондонской ложи лорд Ловель назначил капитана Джона Филипса провинциальным великим мастером «для всей России». Таким образом, первоначальное масонство пришло к нам, как и везде на континенте, из Англии, но, разумеется, здесь не может быть и речи о русском масонстве, и Филипс, конечно, распространял орденское учение лишь в тесном кругу своих единоплеменников, переселившихся в Россию» [3, с. 237]. Этот кружок, по-видимому, твёрдо держался в течение всего периода немецкого наводнения при Анне Иоановне, так как уже 10 лет спустя (1740 г.) английская Великая ложа назначила нового гроссмейстера для России в лице генерала русской службы Джеймса (Якова) Кейта. Может быть, к этому времени и следует отнести первые случаи вступления русских людей в масонский союз: не даром русские братья считали именно Кейта основателем масонства в России. Итак, первые масонские ложи в России появились в 1731 году при Елизавете Петровне. С 1740 г. русские люди стали вступать в масонский союз. Деятельность же немецких масонов в России была незначительна.
Русская масонская организация XVIII века была не так прочна и не имела постоянных отношений с иностранными ложами. В годы правления Елизаветы Петровны к масонам высказывалась особая благосклонность, но в период с 1731 по 1762 год масонство в России не имело, какой бы то ни было, национальной окраски. Это была всего лишь малораспространенная мода. Только в конце 1761 года масонство принимает более распространенный характер.
Замечаются признаки некоторой связи между масонством и смутно поднимающимися в лучшей части общества идеалистическими потребностями; эти признаки показывают возможность скорого наступления того момента, когда положительное содержание масонского учения сделается доступным и близким для русских людей, оказывая им серьёзную поддержку в их неясных стремлениях к построению впервые в России цельного общественного миросозерцания.
Масонами были и Петр III, и графы Орловы, Панин, императоры Павел I, Александр I, полководцы Суворов и Кутузов, писатели Новиков и Радищев. Русские масоны не афишировали себя, поскольку в XVIII веке преследовались. Основными центрами масонства являлись Москва и Петербург.
Кратковременное царствование Петра III, хотя и было весьма благоприятным для распространения масонства, не могло ещё, однако, дать надлежащей почвы для широкого развития масонских идей в русском обществе. Новый император, «благоговевший перед Фридрихом, в подражание последнему оказывал явное покровительство «вольному каменщичеству»: он даже подарил дом ложе «Постоянства» в Петербурге и, по преданию, сам руководил масонскими работами в Ораниенбауме» [5, с. 67]. Но это обстоятельство не способствовало широкому распространению ордена, так как для этого не было ещё самого важного и необходимого условия, не было ещё русской интеллигенции, объединёнными общими духовными интересами, которые едва только намечались в конце предшествующего царствования и были ещё лишены более или менее серьёзного образовательного фундамента. Петр III покровительствовал масонам, особенно из немецкой ложи. По преданию он сам руководил масонскими работами в Ораниенбауме. Однако масоны-иностранцы не были объединены общими духовными интересами с русским народом, русская интеллигенция еще не существовала.
Мощным толчком к развитию русской интеллигенции и масонства послужило начало царствования императрицы Екатерины II (1762-1796 гг.). Масонство времен Екатерины дополнено религиозно-нравственной пропагандой. Возникают масонские кружки русской интеллигенции, чему способствует деятельность Елагина, который с 1772 года становится провинциальным великим магистром Российской империи.
3. Развитие масонства в России в XVIII в.
Русская общественная мысль в Екатерининское время значительно быстрее двинулась вперёд по пути естественного примирения безыскусственного религиозного идеализма Московской Руси с новыми веяниями просветительной эпохи, нашедшей себе отзвук в реформированной России; это примирение легко могло найти для себя точку опоры на почве увлечения религиозно-нравственным содержанием масонского учения.
Но, вместе с тем, развитие ордена вольных каменщиков шло медленно: масонству недоставало прочной организации, так как не было тогда и не могло ещё быть среди русских людей энергичных фанатиков масонской идеи, которые использовали бы её сообразно с пробудившимися потребностями национального сознания: самые потребности были ещё в зародыше. Вот почему «будущие столпы русского масонства, вроде Елагина, не видели и могли видеть тогда в учении ордена ничего притягательного. Для того, чтобы масонство получило широкое распространение, чтобы оно могло сделаться тем русским общественным движением, каким мы увидим его впоследствии, прежде всего нужен был факт образования первой русской интеллигенции, а для этого будущим её представителям предстоял ещё серьёзный подготовительный искус, им пришлось ещё пережить глубокое внутреннее потрясение, испытать ужасное состояние душевного раздвоения и страданий от утраты былой душевной цельности: только тогда они вновь обратятся к забытому масонству, чтобы в учении ордена найти спасение от терзавших их сомнений и душевных мук» [7, с. 18]. Этим искусом было для русского общества насаждённое руками просвещённой императрицы с необычайной быстротой охватившее широкие общественные круги.
В 1772 году Провинциальным Великим Мастером стал канцлер И.П. Елагин, который реорганизовал существовавшие к тому времени в России ложи в единую систему. Кроме самого И.П. Елагина в возглавляемую им «Великую Провинциальную ложу» в Санкт-Петербурге входили такие известные в то время масоны, как граф Р.И. Воронцов (наместник-мастер), генерал-майор А.Л. Щербачев, князь И.В. Несвицкий и другие. Под управлением Елагинской Великой ложи в первой половине 70-х годов XVIII века работало 14 лож:
«Муз» (мастер И.П. Елагин), «Урании» (мастер В.И. Лукин), «Беллоны» (И.В. Несвицкий), «Астреи» (Я.Ф. Дубянский), «Марса» (Яссы, мастер П.И. Мелиссино), «Минервы» (барон Гартенберг), а также «Скромности» (Санкт-Петербург), «Клио» (Москва), «Талии» (Москва-Полоцк), «Равенства» (Москва-Петербург), «Екатерины» и «Трёх подпор» (Архангельск), «Эрато» (Петербург) и ложа под управлением Р. И. Воронцова во Владимире. Общее число членов елагинских лож едва ли составляло приблизительно 400 человек [5, с. 74].
Альтернативной Елагинской масонской системой стала так называемая Шведская или Циннендорфская система, основанная приехавшим в Россию в 1771 году бывшим гофмейстером Брауншвейгского двора П.-Б. Рейхелем. В 1772-1776 Рейхель основал ещё несколько лож: «Аполлона» (Санкт-Петербург), «Гарпократа» (Санкт-Петербург), «Аполлона» (Рига), «Изиды» (Ревель), «Горусы» (Санкт-Петербург), «Латоны» (Санкт-Петербург), «Немезиды» (Санкт-Петербург) и «Озириса» (Санкт-Петербург - Москва). В 1776 году после переговоров Елагинские и Рейхелевские ложи объединились в единую систему.
В 1780 году в Россию, в Санкт-Петербург под именем графа Феникса прибыл Алессандро Калиостро, основатель и распространитель обряда Египетского масонства, имевшего название «Arcanum Arcanorum», то есть «Тайное Тайных». В Египетском Уставе Калиостро допускалось применение таинственных сил природы (Магия) и преподавалась Алхимия. Калиостро имел большую известность в Европе, он получил ее в ходе многих путешествий по ней, распространяя о себе в обществе удивительные и невероятные слухи: рассказывал о том, как побывал внутри египетских пирамид и встретился с тысячелетними бессмертными мудрецами, хранителями тайн самого бога алхимии и тайного знания Гермеса Трисмегиста, уверял, что легко вызывает души умерших, превращает свинец в золото, читает мысли. Однако в России Калиостро должен был ограничиться ролью безвозмездного (большей частью) лекаря и близко сошелся только с Иваном Перфильевичем Елагиным и князем Потемкиным. Связь же Потемкина с красавицей женой Калиостро была причиной его быстрого удаления из Петербурга. Елагин же стал горячим адептом Калиостро. После него осталась любопытная (неоконченная) записка о масонстве, преимущественно русском (напечатана в 1864 г.). По всей вероятности, конфликт Калиостро с главой одного из розенкрейцерских уставов в Европе Жаном-Батистом Виллермозом, главой Ордена «Рыцарей-Благодетелей Святого Града», впоследствии влившегося в Исправленный шотландский устав масонства, на почве отношения к Иисусу Христу послужил причиной того, что таковая неприязнь к розенкрейцерству передалась и Елагину.
Благодаря исследованиям академика Пыпина и академика Пекарского, нам известны многие подробности работы, осуществлявшейся в Елагинской системе Лож, и ее отличий от других систем. Академиком Пекарским были найдены подлинные ритуалы, переведенные Елагиным с актов ложи Аполлона. Особенность их, сравнительно со старинными английскими которые можно найти в книгах «Иоакин и Боаз, или подлинный ключ к двери франкмасонства старого и нового», 1762 год, и «Три сильных удара, или дверь древнейшего франкмасонства, открытая для всех людей», заключается в так называемом «Пути», или «мытарствах» новопоступающего во время приема: допускаются устрашающие эффекты в виде брата в «окровавленной срачице», устремленных против него шпаг, «смешения крови... с кровию братиев наших» [2, с. 173]; еще больше эффектов показано в церемонии возведения брата в степень мастера, хотя все же эти «прикрасы» проще, чем о том говорится в донесении Олсуфьева о масонах при императрице Елизавете Петровне. Эти «прикрасы», однако, скоро распространились и в Англии, так что здесь еще нет отличия Елагинской системы от староанглийской. Елагин стремился удержать три первоначальных степени - «ученика, товарища и мастера», и если он и принял впоследствии четыре высших, рыцарских степени, то они не играли большой роли, а были просто почетные. Сам Елагин в своих «Бесед» относится отрицательно к увеличению числа степеней.
В книге «Обряд принятия в мастера свободные каменщики», помещены установленные Елагиным правила для подготовления новичка к принятию в ложу; эти правила, в связи с «Уставом, или правилом свободных каменщиков», а также с «Беседами» Елагина, в общих чертах определяют отдельные пункты его системы со стороны содержания. Елагинская система была чужда политики: об этом говорится в бумагах Елагина, на это указывал Новикову и Рейхель. Вообще, Елагину не удалось построить систему, которую можно было бы выставить в противовес тем «вольтерьянским взглядам», против которых боролось масонство. Серьёзные этические, религиозные, отчасти и социальные вопросы оказались не под силу тогдашней научно-критической мысли.
Елагин и члены его лож относились к Циннендорфской системе отрицательно и, как видно из протоколов ложи «Урания», не допускали к себе лиц, не отрекшихся от Рейхеля. Однако, сохранить чистоту своей первоначальной системы Елагину не удалось: в итоге он начал работать, кроме прежних трех степеней «Иоанновского масонства», еще в четырех Высших Рыцарских степенях. В 1775 году в ложу «Астрея» Елагинской системы, был принят сразу в третью, мастерскую степень знаменитый Николай Иванович Новиков. В это время собрания масонские происходили уже публично, не возбуждая подозрений. О характере тогдашнего масонства мы знаем из отзывов Новикова. Он говорит, что «ложи занимались изучением этики и стремились к самопознанию, сообразно с каждой степенью; но это его не удовлетворяло, хотя он и занимал высшую степень» [2, с. 178]. Новиков и некоторые другие масоны искали другой системы, более глубокой, что и привело к соединению, против воли Елагина, большинства Елагинских лож с Рейхелевскими. Случилось это в 1776 году, после переговоров между членами Елагинских и Рейхелевских масонских систем. Ложи объединились в единую систему, и дали называть себя «Соединенные». От 3-его сентября 1776 года они признали себя подчиненными Великой Ложе Берлина «Минерва».
Кроме прежней Елагинской системы, и системы «Соединенных», существовала еще по Рейхелевской системе ложа Розенберга-Чаадаева, которая не пожелала соединиться с «Елагинцами». Главную роль в тогдашнем франкмасонстве в России играл Рейхель, стремившийся удержать русских франкмасонов от тамплиерства или, как его еще называли системы «Строгого Послушания». Союз Елагина с Рейхелем на время оживил петербургских франкмасонов и теснее связал их с Москвой. Однако, вышедшая в 1775 году книга «О заблуждениях и истине» Луи Клода де Сен-Мартена, имевшего огромное влияние на умы русских масонов того времени, вызвала новое движение среди франкмасонов и стремление завязать более близкие сношения с иностранными ложами. Это произвело раскол в русском франкмасонстве. По совету Рейхеля, многие ложи присоединились, через посредство князя Куракина и князя Гагарина, к Швеции. Сам Рейхель, а также Петербургская ложа, где поместным мастером был Новиков, и московская ложа князя Η. Η. Трубецкого остались верны Елагину. Таким образом в России стали существовать две системы: Рейхелевско-Елагинская и Шведская (Циннендорфская). В 1777 году приезжал в Петербург «шведский король, стоявший вместе со своим братом во главе шведских масонов; он посетил собрания франкмасонов и посвятил в масонство великого князя Павла Петровича» [2, с. 94].
В течение этого же времени и последующих лет Луи Клод де Сен-Мартен во время путешествий по Европе приобретает множество последователей и учеников. Во время пребывания в Германии он подружился с человеком по имени Рудольф Зальцман. Зальцман много помогал Сен-Мартену, он представил его алхимическому «Ордену Неизвестных Философов» («Order des Ubekannte Philosophen»), а также тем, что представил его Русскому двору в 1790 году. Там Сен-Мартен познакомился со многими знатными мужчинами и женщинами из царской семьи и приобрел большое количество учеников. Среди российских друзей Сен-Мартена были князь Алексей Борисович Куракин, князь Александр Голицын и Николай Иванович Новиков. Позднее, Новиков включит в российское отделение ордена «Злато-Розового Креста», который будет возглавлять, учение Устава Рыцарей-Масонов Избранных Коэнов Вселенной, которое при посвящении передал Алексею Борисовичу Куракину Сен-Мартен [1, с. 116].
В 1778 году московская ложа князя Η. Η. Трубецкого присоединилась к Шведской системе; к ней примкнул и Николай Иванович Новиков, а его ложа в 1779 году закрылась, и он сам переехал в Москву. Этим закончилось господство Елагинской системы.
Новый этап в развитии русского масонства связан с именем Н. И. Новикова, который вступил в масоны в 1775 году в одной из Елагинских лож. Вместе с Иоганном Шварцем Новиков развернул широкую пропаганду в Москве, куда сместился центр деятельности русского масонства.
Огромное значение имела деятельность Н.Н. Трубецкого, М.И. Новикова - основателя московских лож. С приходом Екатерины II к власти, начинаются правительские гонения на масонство. Екатерина II, по своему складу ума холодная и рациональная, не могла не относиться враждебно к масонству. Она не принимала и не любила ничего мистического. Всякого рода просвещение, в том числе и масонство, пробуждало в сознании русского человека многие вопросы, что затрагивало абсолютизм императрицы.
В истории Московского франкмасонства играют главную роль две ярких личности - сам Новиков и Иоганн Шварц. Они оба, особенно Шварц, способствовали тому, что франкмасонство получило определенную структуризацию; они же широко развили просветительскую сторону масонства. Шварц содействовал Новикову во всех его предприятиях, давал советы, указывал книги для перевода, работал в университете и гимназии, задумал общество для распространения в России просвещения, которое и возникло официально в 1781 году под названием «Дружеского ученого общества». в Москве, кроме ложи князя Η. Η. Трубецкого, существовала также ложа Татищева, «Трех римлян», которая влачила жалкое существование. В 1780 году была открыта, по настоянию Новикова, «тайная сиентифическая ложа Гармония», из 9 членов, «братьев внутреннего ордена», жаждавших истинного масонства и не сочувствовавших партийности. В 1781 году, по предложению Шварца, главари существовавших лож, не изменяя их организации, соединились в «Гармонии». Тогда же решено было отправить Шварца за границу для устройства масонских дел, так как Швеция вызывала общее недовольство. Результат поездки был следующий: русское франкмасонство признано было независимым от Швеции и получило организацию «теоретического градуса» [1, с. 119], по которому братья могли получать новые познания, а также обещание содействия для устройства из России самостоятельной «провинции» и приглашение на Вильгельмсбадский конвент в июле 1782 года. Все это было санкционировано Великим Мастером шотландских лож в Германии, герцогом Фердинандом Брауншвейгским. Система осталась старая, не любимая Новиковым «stricte Observanz» (Строгое Послушание). Шварц был объявлен кем-то вроде диктатора, в качестве «единственного верховного предстоятеля теоретической степени Соломоновых наук в России», с правом передачи этой степени другим в том числе и Новикову, но со строгим отбором. Кроме того, Шварц, сдружившийся с Вёльнером, привез от него «познания розенкрейцерства» и право основать из избранных орден «Злато-розового креста».
16 июля 1782 года собрался Вильгельмсбадский конвент, под председательством герцога Фердинанда Брауншвейгского. На съезде присутствовали представители масонов Франции, верхней и нижней Германии, Австрии и Италии; Россия также имела представительство. На конвенте Россия, «во внимание к её обширному пространству и к большому числу лож, ревностно в ней работавших», была признана за восьмую провинцию ордена.
Екатерина II была не одинока в своем подозрительном отношении к масонству. Европейские монархи так же видели в масонах угрозу своей абсолютной власти. В 1785 году началась массовая проверка всех частных школ с целью выявления пропаганды масонской идеологии и образа мысли. Были запрещены и изъяты из печати некоторые книги из типографии Новикова согласно указу 27 марта 1786 года. В дальнейшем Новиков будет осужден на 16 лет тюрьмы за пропаганду масонской идей.
При Екатерине II масонство жестоко преследовалось, тогда как при Павле I - наоборот, они были призваны на государственную службу. Разрешив деятельность лож и капитулов, Павел I оказывает всяческую поддержку. Именитые масоны Д.И. Фонвизин, В.И. Баженов, Н.В. Репнин, А.Н. Радищев, И.П. Тургенев и Н.И. Панин - занимали высшие государственные должности. Причиной смерти Павла I стал тот факт, что гвардейские офицеры увидели в его приближенных тайную силу, которая может лишить их привилегий, эти самые гвардейцы и организовали покушение.
С приходом к власти Павла I в 1796 году масонство в России получает новый толчок в развитии. И если «императрица Екатерина II поначалу смеялась над обрядами и символикой масонов, то Павла они манили. Трагическая смерть отца императора Петра III, плохие отношения с матерью усиливали в нем религиозно-мрачное настроение духа» [5, с. 185]. С детства царевича окружали «вольные каменщики». Во главе их был воспитатель императора Н.И. Панин и П.И. Панин, Т.И. Остервальд, Н.В. Репнин, Г.П. Гагарин, А.Б. Куракин. Будучи в 1776 году в Пруссии, Павел познакомился с берлинскими масонами. Именно там он официально и вступил в масонскую ложу.
В 80-е годы XVIII века деятельность русских масонов сосредотачивается преимущественно в Москве. Огромную роль среди них играет Баженов, известный архитектор, который стал проектировщиком Царицинского парка Москвы. В 90-е годы отмечены акты закрытия масонских лож по России. Возможно, это было вызвано подозрительностью императора. Павел I, будучи магистром, начинает осуждать масонство как движение, угрожающее его абсолютной власти. Во многом, поэтому историки считают, что Павел I, как нарушивший клятву ордена «вольных каменщиков».
Общую численность масонов в России XVIII века представить сложно, однако, их было немало
4. Русское масонство в XIX в.
В 1801 г. При Александре I начался «серебряный век русских масонов» [7, с. 19]. В ложи вновь хлынули тысячи дворян, офицеров, чиновников и др.
В 1803 году в Москве открывается масонская ложа «Нептун» под председательством П.И. Голенищего-Кутузова. Ее члены изучали мистическую литературу, спорили на русских и французских языках о будущем России. В 1810 году открывается ложа «Петра к правде». Однако, такого влияния, как во времена Павла I, масонство уже не имело.
Особым почетом у масонов пользовался князь М.И. Кутузов, посвященный в Пруссии. В войне 12-го года в масонстве не исчезло: выходя на поле боя, воины одевали под мундир масонские символы, создаются военно-походные ложи. Они должны были поддерживать боевой дух солдат и заботиться о раненых.
В 30-е годы масонство активно проявило себя в польском восстании. С его подавлением отношение Александра I к ним ухудшилось.
Масоны проявили себя настоящими патриотами во время войн с Наполеоном и заграничного похода русской армии в 1813 г. После войны, во время которой создавались «военно-походные ложи», масонство еще более расширилось.
Известными масонами этого времени были И.В. Лопухин (знаменитый масон и в екатерининское время), М.М. Сперанский, А.С. Пушкин, А.С. Грибоедов. Именно в масонских ложах начали интересоваться политикой будущие декабристы. В то же время, подавляющее большинство масонских лож придерживались консервативных взглядов. В ложах, как и в XVIII в., почти половина членов являлись иностранными подданными.
Поворот Александра I к реакционной политике в начале 1820-х гг. был вызван и его страхом перед масонами. В 1822 г. все тайные общества, а среди них, прежде всего масонские ложи, были в России запрещены. Этот запрет подтверждали и все последующие императоры.
В 1822 году масонские ложи в России были запрещены, однако подпольно существовали в Киеве, Москве, Одессе, Вильно, Томске. В годы правления Александра II приобретает некие нигилистические черты. В романах Чернышевского «Что делать?», Тургенева «Отцы и дети», в статьях Добролюбова формируется образ революционера. В 1887 в Париже открывается русская масонская ложа «Космос» (Немирович-Данченко В.И., Ковалевская А.В., Амфитеатров и др.).
Отношение русских масонов к русской православной церкви является одним из самых проблематичных, противоречивых и болезненных вопросов изучения истории и идеологии русского масонства.
Действительно, некоторые исследователи, например, М.Н. Лонгинов, А.Н. Пыпин, Н.К. Пиксанов считали, что хотя бы в глазах самих русских «братьев» масонство было вполне совместимо с православием. В частности, основатели отечественного «масоноведения» Лонгинов и Пыпин ссылаются на благоприятное мнение митрополита Платона о Новикове как «истинном христианине» и на его «благосклонное отношение к новиковскому кружку и масонству в целом как организации и учению, которые не противоречат христианству» [1, с. 154]. Московские розенкрейцеры в обилии переводили и публиковали труды Отцов Церкви, в своих официальных документах признавали общий источник масонских обрядов и обрядов Греко-Российской церкви, отмечали важное значение монастырских архивов в поиске тайного христианского учения, а также тот факт, что среди масонов было несколько священников.
Масонское законодательство предписывает подчиняться законам своей страны и своей церкви. Русские розенкрейцеры всегда отстаивали преимущество православия в своей переписке с западными братьями, как и вообще в своем учении. Немаловажным является и то, что на масонские ритуалы, разработанные Лопухиным, повлияла обрядность православной церкви, а на его тексты - типичная православная риторика.
Существует и прямо противоположная точка зрения на отношения масонов и православной церкви в XVIII-XIX веках. Например, такие исследователи как В.В. Зеньковский и Ю.Е. Кондаков подчеркивают критическое отношение Лопухина, Лабзина, Сперанского, Рунича к «внешней церкви», а также «внецерковный» и «надцерковный» характер их учения. Можно отметить такие черты сектантского мировоззрения масонов, как замкнутость, представление о себе как «истинных христианах», отрицательное отношение к профанам, а также к внешнему миру вообще как источнику зла, грехов, пороков и соблазнов, полное подчинение воле «высших» или «тайных» начальников, выдуманная апокрифическая история масонского ордена, магизм и др.
Известная исследовательница русского масонства Т.О. Соколовская также была склонна подчеркивать конфликтные отношения масонов и церкви с обоих сторон и писала следующее: «Духовенство обвиняло масонов в ереси. И оно было в этом отношении совершенно право: с точки зрения всех христианских вер масоны были сектантами, вводившими новые образы служения Богу» [2, с. 166]. В поддержку своей позиции Соколовская приводила следующие факты: русские масоны отрицательно относились к белому и черному духовенству, отрицали значение православных постов, строительства православных храмов, вводили в своих ложах собственные обряды крещения, причащения, отпевания, исповеди, рукоположения, елеопомазания, читали собственные проповеди, т.е. по сути создавали свою альтернативную церковь, стоящую вне официальной православной церкви. Стоит упомянуть, что, основываясь именно на исследованиях Соколовской, такие одиозные авторы-конспирологи как Б. Башилов и О. Платонов пришли к выводу о том, что основной задачей русского масонства был подрыв и разрушение православной церкви изнутри, путем захвата контроля над ней и ее реформирования в духе масонской экуменической религиозности.
Наконец, некоторые авторы колеблются в точном определении отношения масонов к церкви. В частности, А.П. Милюков писал о том, что мыслящая часть русского дворянства нашла в масонстве выход из противоречия между вольтерьянством и религией. С одной стороны, масонство «представлялось им вполне совместным с самыми строгими требованиями православия», а с другой стороны «масонство было для нее (интеллигенции) своего рода духовным христианством» или даже «толстовством» - внецерковной, толерантной, универсальной формой религиозности.
В тридцатые и в сороковые годы XIX в. масонство тихо цвело в высших учебных заведениях, и, соответственно, среди интеллигенции того времени, т.е. разночинцев и дворянства. И. следовательно, среди чиновничества, как и в среде ученого духовенства, начало которому положили реформы М. Сперанского в области духовного образования.
Масоны подразделялись на две половины: первая выступала за революционный переворот в стране, тогда как другая - хотела перемен, но путем реформ. В конце XIX века в связи с ростом числа мелкой и крупной буржуазии, подъемом политической активности интеллигенции, запретами и цензурой царя, императора и общим умственным прогрессом населения масоны приобретают еще большую притягательность.
К 1906 году относится возврат масонских лож в России. В дальнейшем они будут развиваться, как и человечество, и их влияние на события в стране будет расти.
Заключение
Масонское братство - это этическое движение, возникшее в XVIII веке в виде закрытой организации. Этика и философия масонства опираются на монотеистические религии. История русского масонства берет свое начало с Петра I, ставшего в свое время членом английской ложи. По легенде император был посвящен в таинства ордена самим Кристофером Вреном, основателем английской ложи. Первое достоверное известие о начале масонства в России относится к 1731 г., когда, как гласит официальный английский источник, гроссмейстер Великой Лондонской ложи лорд Ловель назначил капитана Джона Филипса пр овинциальным великим мастером «для всей России».
Русская масонская организация XVIII века была не так прочна и не имела постоянных отношений с иностранными ложами. В годы правления Елизаветы Петровны к масонам высказывалась особая благосклонность, но в период с 1731 по 1762 год масонство в России не имело, какой бы то ни было, национальной окраски. Кратковременное царствование Петра III, хотя и было весьма благоприятным для распространения масонства, не могло ещё, однако, дать надлежащей почвы для широкого развития масонских идей в русском обществе. Мощным толчком к развитию русской интеллигенции и масонства послужило начало царствования императрицы Екатерины II (1762-1796 гг.).
В 1801 г. При Александре I начался «серебряный век русских масонов». В ложи вновь хлынули тысячи дворян, офицеров, чиновников и др. Поворот Александра I к реакционной политике в начале 1820-х гг. был вызван и его страхом перед масонами. В 1822 г. все тайные общества, а среди них, прежде всего масонские ложи, были в России запрещены. Этот запрет подтверждали и все последующие императоры.
Списо литературы
1. Аврех, А.Я.Масоны и революция / А.Я. Аврех. - М., Политиздат, 2010. - 340 с.
2. Аронсон, Г.Я. Россия накануне революции, Исторические этюды. Монархисты, либералы, масоны, социалисты / Г.Я. Аронсон. - Нью-Йорк, 2008. - 439 с.
3. История политических и правовых учений / под ред. О.Э. Лейста. - М.: Юридическая литература, 2007. - 576 с.
4. История политических и правовых учений: учебник для вузов / под ред. В.С. Нерсесянца. - М.: Норма, 2006. - 944 с.
5. Карпачев, С. Тайны масонских орденов / С. Карпачев. - М.: Яуза-Пресс, 2007. - 320 с.
6. Франко, Ф Масонство / Ф. Франко. - М..: Форт-Профи, 2008. - 304 с.
7. Эрихман, В.М. «Ложный» принцип / В.М. Эрихман // Карьера. - 2006. - № 7. - С. 16-19.
 
« Пред.   След. »
Понравилось? тогда жми кнопку!

Заказать работу

Заказать работу

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
10 гостей
Проверить тИЦ и PR