Главная Сочинения Рефераты Краткое содержание ЕГЭ Русский язык и культура речи Курсовые работы Контрольные работы Рецензии Дипломные работы Карта
загрузка...
Главная arrow Русский язык и культура речи arrow Лекции arrow Нормы современного русского литературного языка и речевые ошибки

Нормы современного русского литературного языка и речевые ошибки

Русский язык и культура речи - Лекции
Нормы современного русского литературного языка и речевые ошибки
Лексические и фразеологические нормы, виды их нарушения .
Морфологические нормы и морфологические речевые ошибки.
Синтаксические нормы и их отступления от них.
Понятие о литературной правке

Лексические нормы регулируют правила употребления слов, т.е. точность выбора слова соответственно смыслу высказывания и уместность применения его в общественном значении и общепринятых сочетаниях. При определении лексических норм следует учитывать изменения в словарном составе языка: многозначность слова, явления синонимии, антонимии, стилистическое рассмотрение лексики, понятие активного и пассивного лексического запаса, социальную сферу употребления лексики, необходимость оправданного выбора слова в конкретной речевой ситуации и многие другие.
Изменения в словарном составе русского языка происходят параллельно с изменением в жизни общества, для обозначения новых явлений в социальной жизни может быть или создано новое слово с помощью существующих в языке словообразовательных средств, или заимствовано иноязычное слово, или образовано сложное, составное наименование, или же, наконец, приспособлено слово, уже существующее в языке, которое в таком случае определённым образом видоизменяет своё значение (а часто при этом и стилистическую окраску).
 Многозначностью называется наличие у слова нескольких ( двух или более ) значений. Следствиями небрежного отношения к многозначным словам являются неясность и двусмысленность выражения, а также неправомерное, чрезмерное расширение значений известных слов.
От многозначности следует различать омонимию. Омонимы – это слова, совпадающие по звучанию, одинаковые по своей форме, но значения которых никак не связаны друг с другом, т.е. не содержат никаких общих элементов смысла.
Синонимия противоположна многозначности и омонимии. При синонимии разная форма выражает одинаковое (или сходное содержание). Синонимы – это слова по-разному звучащие, но одинаковые или очень близкие по смыслу. Синонимы бывают понятийными (близкими, не совсем тождественными по значению ) и стилистическими (тождественными по значению, но имеющими различную стилистическую окраску). Наличие синонимов обеспечивает выразительность речи и в то же время обязывает всех говорящих и пишущих внимательно относиться к выбору слова из ряда близких, похожих.
Антонимы – это слова с противоположным значением. Они издавна используются как приём для создания контрастных образцов, для резкого противопоставления признаков , явлений и т.п.
Целый ряд слов снабжён в толковых словарях пометами “ высокое”, “книжное”, с одной стороны, и “разговорное”, “просторечное” – с другой. Эти пометы указывают на стилистическое расслоение лексики. Основную часть словарного фонда составляет т.н. “нейтральная” лексика, на фоне которой проявляются выразительные возмож ности стилистически окрашенных слов, использование которых в речи требует развитого языкового чутья и эстетического вкуса.
 Некоторые слова (или значения слов) воспринимаются как устаревшие (архаизмы и историзмы ), но их отношение к пассивному и активному лексическому запасу остаётся неизменным: отдельные устаревшие слова “возвращаются” в активный фонд словаря, иногда приобретая новые значения, ср. дума, губернатор, банкир, вратарь.
С точки зрения социальной сферы употребления все слова русского языка можно разделить на лексику неограниченной сферы употребления и лексику ограниченной сферы употребления, к которой относятся профессионализмы, диалектизмы, термины. Слова ограниченного употребления могут входить со временем в лексический состав литературного языка. При этом областные слова утрачивают диалектную окраску (ср.: околица, пахать, стерня), а термины детерминологизируются(например: общественная реакция, среда, атмосфера). Тесно связан с проблемой стилистического и социального расслоения лексики вопрос об употреблении иноязычных слов в современной русской речи. Ориентация на США как политический, экономический и научно-технический центр обуславливает престижность английского языка, способствует проникновению в нашу речь целого потока заимствований – американизмов. В ряде случаев возникает неоправданное дублирование русских слов иноязычной лексикой. Например:
1. Многие сейчас испытывают «фьюче шок» («шок будущего»).
2. Электорат собрался в большие очереди за избирательными бюллетенями уже к двенадцати часам.
3. Срок выполнения закона может быть пролонгирован.
Слова следует употреблять в строгом соответствии с их значением.
Лексическое значение – это отображение в слове того или иного явления действительности (предмета, качества, отношения, действия, состояния). При ясном, точном изложении мысли используемые нами слова полностью соответствуют своему предметно-логическому значению. Употребление слов без учета их значения приводит к речевой ошибке – неточности словоупотребления. Например:
1. «В зале в основном были люди изрядного возраста».
2. «Эта борьба ведется под тезисом защиты прав человека».
3. «Тысячи ленинградцев собрались у микрофонов».
для правильного употребления слов в речи недостаточно знать их точное значение, необходимо учитывать особенности лексической сочетаемости, т.е. способности слов соединяться друг с другом.
Нарушение лексической сочетаемости является распространенной лексической ошибкой. Например:
1. В школах Москвы родилась новая традиция.
2. Голос цифр неутешителен.
3. В глубоком детстве он был похож на мать.
Смысловая точность речи может быть нарушена в результате речевой недостаточности (излишнего лаконизма) – пропуска необходимых слов. Например:
1. Картины маслом помещают в рамы.
2. Ввиду холода в рентгенкабинете делаем только срочные переломы.
3. Интересующих вас лиц вышлем почтой.
Неумение найти точные слова для наименования тех или иных понятий приводит к речевой избыточности – многословию. Например:
1. Их потрясло зрелище пожара, свидетелями которого они были.
2. Он не мог оставаться в стороне от семейных конфликтов как муж женщины и отец детей.
3. Мертвый труп лежал без движения и не проявлял признаков жизни.
Речевая избыточность может принимать форму плеоназма (от греч. pleonasmos – излишество) – употребления в речи близких по смыслу и потому излишних слов (главная суть, ценные сокровища, темный мрак). Разновидностью плеоназма является тавтология (от греч. tauto – то же самое, logos – слово – повторение однокоренных слов (рассказать рассказ, спросить вопрос, возобновить вновь).
Слово служит для наименования и обозначения объекта в самых разных ситуациях и связях. Оно может иметь несколько значений, которые раскрываются при употреблении слова, в контексте. Различаются прямые, переносные и замещающие значение слова. Переносное (или метафорическое) значение связано с переносом свойств одного объекта на другой на основании признака общего или сходного для сопоставимых объектов. Например, слово «говор» может быть употреблено для характеристики шума волн, а слово «бронзовый» – цвета тела. Замещающее (метонимическое) значение слова возникает при замене одного слова другим на основании связи их значений по смежности. Например, «аудитория встала» – вместо «студенты встали», «сосед горит» – вместо «дом соседа горит».
В том случае, если многозначность слова не учитывается, возникает двусмысленность или неуместные семантические ассоциации:
1. Наша шахматистка отставала от соперницы в развитии.
2. Люди увидели в нем доброго руководителя.
3. Самолет летит гораздо быстрее поезда.
С многозначностью внешне сходна омонимия (от греч. homos – одинаковый, onyma – имя), т.е. совпадение в звучании и написании слов, различных по значению. Ошибки на употребление омонимов чрезвычайно широко распространены в речи. Например:
1. Сейчас судьи вынесут очки.
2. Рост юных фигуристок стимулируется при помощи показательных танцев.
3. Вы видите на экране Гаврилова в красивой комбинации.
Фразеологические нормы – это правила употребления фразеологизмов, несвободных сочетаний слова, которые не производятся в речи, а воспроизводятся в ней. Фразеологизмы отличаются устойчивым соотношением смыслового содержания, лексического состава и грамматического строения, поэтому любые изменения в составе и структуре этих выражений приводит к речевым ошибкам.
Различают следующие основные виды фразеологических речевых ошибок:
1. Стилистически неоправданное изменение состава фразеологизма: со всех своих длинных ног она кинулась бежать.
2. Неоправданное сокращение состава фразеологизма: это усугубляющее обстоятельство (вместо усугубляющее вину обстоятельство).
3. Искажение лексического и грамматического состава фразеологизма: он вошел в себя (вместо ушел); он думал, что эти слова сбудутся в его судьбе с полной мерой (вместо в полной мере).
4. Искажение образного значения фразеологизма: Обломов был знаменем времени (вместо знамением времени).
К грамматическим нормам русского литературного языка относятся морфологические и синтаксические. Морфологические нормы – это правила употребления форм разных частей речи (форм рода, числа имени существительного; степени сравнения имени прилагательного; форм глагола и др.). Синтаксические нормы – это правила использования словосочетания и предложения. Нарушения грамматических норм русского литературного языка являются грубыми речевыми ошибками.
Морфологические нормы многочисленны и касаются употребления форм разных частей речи. Эти нормы отражены в грамматиках и справочниках. Приведем отдельные нормы.
1. Имена существительные с основой на мягкий согласный и нулевым окончанием могут относиться к мужскому и женскому роду. Среди них можно выделить некоторые семантические группы. Так, названия животных, птиц, рыб, насекомых обычно относятся к мужскому роду, за исключением слов: выпь, моль, неясыпь, мышь. Среди вещественных и конкретных существительных могут быть слова мужского и женского рода, что обусловливается только традициями употребления, поэтому в случаях сомнения следует обращаться к словарям. Морфологические нормы многочисленны и касаются употребления форм разных частей речи. Эти нормы отражены в грамматиках и справочниках. Приведем отдельные нормы.
1. Имена существительные с основой на мягкий согласный и нулевым окончанием могут относиться к мужскому и женскому роду. Среди них можно выделить некоторые семантические группы. Так, названия животных, птиц, рыб, насекомых обычно относятся к мужскому роду, за исключением слов: выпь, моль, неясыпь, мышь. Среди вещественных и конкретных существительных могут быть слова мужского и женского рода, что обусловливается только традициями употребления, поэтому в случаях сомнения следует обращаться к словарям. Ср.:
2. Существительные с суффиксами субъективной оценки ( -ышк-, -ишк-, -ушк-, -ищ-) сохраняют род того слова, к которому присоединяются суффиксы: дом – большой домище, сарай – старый сараишко, воробей – молоденький воробьишка, окунь – маленький окунишка, сильный голосище, нелепое письмишко.
3. Род несклоняемых существительных связан со значением слова. Неодушевленные существительные обычно относятся к среднему роду: алоэ, пальто, такси, какао, пианино, попурри, эскимо, джерси, желе, жюри, ландо, кашне, кимоно, пюре, рагу, радио и т.д. Однако в современном литературном языке зарегистрированы некоторые отклонения от нормы, например: авеню – жен. род, а также реже ср. род; болеро (испанский национальный танец) – муж. и ср. род; виски (водка) ср. и жен. род; кольраби (капуста) – жен. род; манго (фрукт тропического дерева) – муж. и ср. род; сирокко (знойный ветер в Африке) – муж. род; пенальти – муж. и ср. род; салями (сорт колбасы) – жен. род; урду, хинди (языки) муж. род, кофе – муж. род; в разг. речи – ср. род и немногие другие.
Название лиц относятся к мужскому или женскому роду в зависимости от пола обозначаемого лица, например:
Некоторые слова относятся к общему роду, так как могут обозначать лиц мужского и женского пола: визави, инкогнито, протеже, саами (народность), сомали (народность).
Названия животных в соответствии с литературной нормой относятся к мужскому роду, например: динго, жако, зебу, колибри, какаду, кенгуру, марабу, пони, шимпанзе. Исключение составляют слова: иваси (рыба) – жен. род; цеце (муха) – жен. род.
Название животных в предложении могут употребляться как слова женского рода, если в тексте есть указание на самку животного: кенгуру кормила детеныша.
4. У буквенных аббревиатур (сложносокращенные слова, читаемые по названиям букв) род связан с их морфологической формой. Если аббревиатура склоняется, то ее род обусловлен окончанием: вуз – муж. род, так как в именительном падеже имеет нулевое окончание (ср.: в вузе, вузом и т.д.); цум – муж. род (в цуме, цумом). Если аббревиатура не склоняется, то обычно род ее определяется по роду стержневого слова, от которого образована аббревиатура: ЦК – Центральный комитет – муж. род, ВДНХ – выставка – жен. род. Однако у такого рода аббревиатур часто наблюдается отклонения от этого правила, особенно в тех случаях, когда аббревиатуры становятся привычными и отрываются от стержневого слова. Например, НЭП – муж. род, хотя стержневое слово женского рода (политика); МИД – муж. род, хотя стержневое слово среднего рода (министерство); ВАК – муж. род, хотя комиссия – женского рода.
5. Большое количество слов мужского рода в русском языке обозначают как лиц мужского, так и женского пола. Такие существительные обозначают лиц по профессии, роду занятий, называют должности и звания, например: герой, доцент, профессор, юрист, экономист, бухгалтер, адвокат, прокурор и т.п.. За последние десятилетия в литературном употреблении распространение получили конструкции типа директор пришла при обозначении лиц женского пола. Однако если сказуемое при обозначении лиц женского пола ставится в женском роде, то определения к ним употребляются только в форме мужского рода: молодой прокурор Иванова, опытный экономист Петрова сделала отчет.
6. В творительном падеже единственного числа у существительных женского рода возможны в соответствии с литературной нормой вариантные окончания –ой, –ою, (–ей, –ею), которые различаются только стилистически: окончания –ою (–ею) характерны для книжной, официальной или поэтической речи, а окончания – ой (–ей) имеют нейтральный характер, т.е. употребляются в любом стиле: водой – водою, страной – страною.
7. У существительных мужского рода, называющих вещества, в родительном падеже единственного числа возможны вариантные окончания –а и –у: снега – снегу, сахара – сахару, формы с этими окончаниями различаются или по значению, или стилистически. Различие в значении заключаются в том, что формы с окончанием –у обозначают часть от целого: купил сахару, но: производство сахара, напился чаю, но: выращивание чая. Стилистические различия проявляются в том, что формы с окончанием –а нейтральны (характерны для любого стиля), а формы с окончанием –у свойственны прежде всего устной, разговорной речи. В письменной же речи формы на –у встречаются в устойчивых сочетаниях: дать жару, не было уговора, дать маху, ни проходу, ни проезду, без спросу. Встречаются эти формы также в словах с уменьшительным значением: лучку, чайку, кваску.
8. В именительном падеже множественного числа большинству слов по традиционным нормам литературного языка соответствует окончание –ы, –и: слесари, пекари, токари, прожекторы. Однако встречается в ряде слов окончание –а. Формы с окончание –а обычно имеют разговорную или профессиональную окраску. Лишь в некоторых словах окончание –а соответствует литературной норме, например (устойчиво 70 слов): адреса, берега, бока, борта, века, векселя, директора, доктора, кителя, мастера, паспорта, повара, погреба, профессора, сорта, сторожа, фельдшера, юнкера, якоря, паруса, холода.
Иногда формы с окончаниями –а и –ы (–и) различаются по значению, ср.: меха (выделанные шкуры зверей) и мехи (кузнечные); корпусы (туловища людей или животных) и корпуса (здания; крупные войсковые соединения); лагери (общественно-политические группировки) и лагеря (стоянки, временные поселения); хлеба (зерновые растения) и хлебы (испеченные); соболя (меха) и соболи (животные); провода (электрические) и проводы (кого-либо); ордена (знаки отличия) и ордены (в средневековом обществе, например, орден меченосцев).
Приведем примеры существительных с окончанием –ы, –и: боцманы, бухгалтеры (бухгалтера – разг.), ветры (ветра – разг.), выборы, выговоры, джемперы (джемпера – разг.), договоры (договора – разг.), инспекторы, инструкторы (инструктора – разг.), инженеры (инженера –разг. и просторечное), конструкторы, свитеры (свитера – разг.), шоферы (шофера – разг.), токари.
Вариантные формы, формы, соответствующие литературной норме, подробно описаны в кн.: Л.К. Граудина, В.А. Ицкович, Л.П. Катлинская. Грамматическая правильность русской речи: Опыт частотно-стилистического словаря вариантов. – М.: Наука, 1976, с. 116-119.
9. Особое внимание следует обратить на склоняемость фамилий нерусского происхождения и географических названий. Приведем лишь некоторые нормы литературного языка.
а) Фамилии на –ко типа Шевченко, Сидоренко в официальной речи и в письменной форме литературного языка не склоняются.
В разговорной речи и в художественной литературе эти фамилии употребляются в двух вариантах, т.е. могут быть несклоняемыми, но могут и склоняться: направил к Семашке, разговоры об Устименке.
б) Если фамилии совпадают с нарицательными существительными, то женские фамилии не склоняются (встретил Анну Сокол), а мужские склоняются (встретил Владимира Сокола), при этом возможно несколько случаев: фамилии, имеющие суффиксы –ец, -ек, -ок, -ел лучше склонять без выпадения гласного: Ивану Заяцу, Тимофею Перецу; фамилии оканчивающиеся на мягкий согласный, обозначая лиц мужского пола, склоняются как существительные мужского рода, хотя, будучи нарицательными, они могут быть словами женского рода. Ср.: рысь – жен. род, но: Ивану Рысю, даль – жен. род, но: Владимиру Далю.
в) Русские фамилии на –ин, –ов в творительном падеже имеют окончание –ым: Фроловым, Ивановым, Калининым. Географические названия в творительном падеже имеют окончания –ом: г.Калиныном, с.Голышмановом. Окончание –ом имеют также иноязычные фамилии на –ин, –ов: Дарвином, Чаплином, Кольвином. Женские иноязычные фамилии не склоняются: Дарвин, Цейтлин и .т.п. [Подробнее об этом см.указанную выше книгу, с.150–160]
Своеобразны и специфичны нормы употребления числительных в современном русском языке.
Так, например, сложные числительные типа восемьдесят, семьсот – это единственная группа слов, в которых склоняются обе части: восемьюдесятью, семьюстами (твор. пад.), о восьмидесяти, о семистах (предл. пад.). В современной разговорной речи склоняемость сложных числительных утрачивается, чему способствует и профессиональная речь математиков, однако в официальной речи норма требует склонения обеих частей сложных числительных.
Собирательные числительные (двое, трое, …, десятеро) в официальной речи не употребляются, хотя по значению совпадают с количественными числительными. Но и в разговорной речи их употребление ограничено: они не сочетаются с наименованиями лиц женского рода, с неодушевленными существительными, с наименованиями высоких званий, должностей (герой, генерал, профессор и т.п.). Собирательные числительные сочетаются с наименованиями лиц мужского пола (кроме названий высоких званий, должностей): двое мальчиков, шестеро солдат; с названиями детенышей: семеро козлят, пятеро волчат; с субстантивированными прилагательными: семеро конных, четверо военных.
В сфере прилагательных к частым нарушениям нормы относится образование сложной формы сравнительной степени. Норме соответствуют формы типа “более + начальная форма прилагательного”: более интересный. Образование типа более интереснее является ошибочным.
Многообразны нормы, касающиеся употребления глаголов.
1. Так, при образовании видовых пар глагола существуют нормы, касающиеся чередования гласных в корне:
а) Чередование обязательно, если ударение падает не на корень (укоротить – укорачивать);
б) Чередование отсутствует, если ударение падает на корень (приохотить – приохочивать), однако в ряде слов отсутствие чередования является архаичным, искусственным (заработать, заготовить, освоить, оспорить, приспособить, закончить, успокоить, удвоить, утроить).
в) Около 20 глаголов допускают колебания (варианты) в образовании видовых пар ( с чередованием в разговорной речи, без чередования – в книжной, деловой), например: условиться – условливаться и уславиваться, удостоить – удостоивать и удостаивать, обусловить – обусловливать и обуславливать.
2. В русском языке существуют глаголы, оканчивающиеся на –чь. В личных формах этих глаголов, кроме 1 лица единственного числа и 3 лица множественного числа, обязательным является чередование согласных г–ж, к–ч: жгу, жгут, но: жжешь, жжет, жжем, жжете; волоку, волокут, но: волочешь, волочет, волочем, волочете.
У жителей Тюменской области данное чередование согласных в подобных глаголах часто отсутствует, что объясняется влиянием диалектов и просторечия: испекем (вместо испечем), вытекет (вместо вытечет) и под.
Появление синтаксических речевых недочетов обусловлено незнанием 1) порядка слов в предложении, 2) координации подлежащего и сказуемого, 3) согласования определений и приложений, 4) правил управления. Б) правил использования причастных и деепричастных оборотов.
1. В русском языке относительно свободный порядок расстановки слов, то есть не существует строго закрепленного места за тем или иным главным или второстепенным членом предложения. Однако имеется более или менее принятый порядок следования членов предложения в повествовательных, побудительных и вопросительных предложениях – прямой порядок я отступления от него – обратный порядок (инверсия – лат. inversio – перестановка). Инверсия используется в разговорной речи в в произведениях художественной литературы для придания речи особой выразительности.
В повествовательных предложениях при прямом порядке слов подлежащее предшествует сказуемому, а тема (исходная информация) – реме (новая информация). Если это положение не соблюсти, мы получаем предложение двусмысленное и с трудом понимаем его содержание. Например, предложения с одинаковыми формами именительного и винительного падежей в подлежащем и дополнении: «Солнце закрыло облако» – «Облако закрыло солнце», «Велосипед разбил автобус» – «Автобус разбил велосипед». Темой по смыслу здесь могут быть только слова «облако» (оно могло закрыть луну, звезды, гору, озеро и т.д.) и «автобус» (он мог разбить мотоцикл, машину, столб в т.д.). Но в предложениях «Трамвай разбил автобус» или «Автобус разбил трамваи» только подчинение прямому порядку слов позволяет понять истинный смысл информации. Сравните предложения: «Грузовик везёт на буксире самосвал» и «Самосвал везёт на буксире грузовик», «Весло задело платье» и «Платье задело весло». Как меняется смысл высказываний в связи со сменой темы в ремы?
В повествовательном предложения «В углу стоит книжный шкаф» темой (исходной информацией) являются сказуемое «стоит» и обстоятельство места «в углу», а ремой (новой информацией) – подлежащее «шкаф». Если поменять местами подлежащее и обстоятельство («Шкаф стоит в углу»), изменится соотношение ремы и темы, и, следовательно, смысл передаваемой информации. Подлежащее может располагаться после сказуемого, если: 1) обозначает отрезок времени или явление природы при сказуемом со значением бытия, становления, протекания действия – «Пришла осень», «Прошли сутки», «Была равняя зима»; 2) текст носит описательный характер: «Поет море, гудит город, ярко сверкает солнце, творя сказки» (М. Горький); 3) в словах автора, стоящих после или внутри прямой речи: «Нам придется здесь ночевать, – сказал Максим Максимыч, – в такую метель через горы не переедешь» (М. Лермонтов); «Что же ты не едешь?» – спросил я ямщика с нетерпением» (А. Пушкин).
2) Координация (лат. con – с, вместе, совместно + ordinatio – упорядочение, расположение) (в школьном курсе употребляется термин «согласование») подлежащего и сказуемого – это синтаксическая связь, при которой происходит полное или частичное уподобление форм слов. Законы координации в основном хорошо усваиваются естественным путем, однако есть случаи, вызывающие затруднения. Они связаны с колебаниями форм числа в рода. Глагол может принимать как форму единственного, так в форму множественного числа в следующих случаях: если подлежащее выражено словом или словосочетанием со значением количества – «пришло (пришли) двое», «часть студентов не явилась (не явились)»; если подлежащее выражено сочетанием со значением совместности – «пришли (пришел) брат с сестрой»; если подлежащее выражено местоимением «кто», «кто-нибудь», «кто-либо», «кто-то», «кое-кто», указывающим на многих, – «Все, кто пришел (пришли), разместились на трибунах». Использовать только форму единственного числа глагола-сказуемого предписывает норма при: а) подлежащих, выраженных словосочетанием «существительное количественно-собирательного значения + существительное в родительном падеже множественного числа»: «Стая лебедей летела в тёплые края»; б) при подлежащем, выраженном словосочетанием «неопределенно-количественное числительное + существительное»; «На дворе у него воспитывалось несколько волчат».
Колебания рода могут происходить, когда подлежащее выражено количественно-именным сочетанием – «писем сохранилось (сохранилась) самая малость»; именем существительным мужского рода, называющим лицо по роду деятельности, но в данном предложении относящимся к лицу женского пола, – «врач пришла (пришел)».
В предложениях со связкой «был» или с полузнаменательным глаголом при несовпадении родовых и числовых значений имен в подлежащем и сказуемом может иметь место колебание в родовых формах глагола — «свадьба была (было) радостное событие».
3) В соответствии с нормой литературного языка род определения при существительных общего рода зависит от пола лица, о котором идет речь. Поэтому о девочке, девушке, женщине мы скажем: «Она страшная растеряха (копуша, грязнуля, сластена и проч.)», а о мальчике, юноше, мужчине: «Он неисправимый задира (лежебока, злюка, соня и проч.)». В разговорной речи допустимо использовать определение женского рода для характеристики качества лица мужского пола: «Он такая растяпа».
Особые правила существуют и в употреблении падежа. Когда определение относится к словосочетанию «числительное «два» (три, четыре) + существительное» и стоит между его элементами, используются такие формы согласования:
1) при существительных мужского и среднего рода определение ставится в форме родительного падежа множественного числа, например, «четыре глубоких колодца», «двадцать два маленьких окна»; 2) при существительных женского рода в этом положении чаще используется форма именительного падежа множественного числа, например, «три пышные ветки сирени», «двадцать четыре прилежные ученицы». Допустимо использовать при существительном женского рода родительный падеж множественного числа («две темные лодки», «три больших комнаты»), но такая форма встречается реже. Если определение стоит перед словосочетанием «числительное «два» (три, четыре) + существительное» или после него, то чаще всего оно ставится в форме именительного падежа, например, «следующие три года», «любые четыре определения», «две двери, заколоченные наглухо», «четыре сумки, заполненные продуктами».
Как правильно использовать при согласовании число определения? Довольно часто встречаются существительные, имеющие при себе два определения, которые указывают на разновидность предметов. В единственном числе определение ставится в следующих случаях: 1) если существительное не имеет формы множественного числа: «научный и технический прогресс», «счастливое и беззаботное детство»; 2) если существительное приобретает во множественном числе иное значение: «электронная и космическая связь» (сравните, «тесные связи»); 3) если определения, характеризующие существительное, связаны (сопоставлены или противопоставлены) между собой («правый» – «левый», «мужской» – «женский», «совершенный» – «несовершенный», «верхний» – «нижний») и образуют вместе с существительным сочетание терминологического характера: «с правой и левой стороны», «глаголы единственного и множественного числа», «уравнения первого и второго порядка». Во множественном числе существительное ставится тогда, когда подчеркивается наличие нескольких предметов, например, «деревянные и пластмассовые рамы», «японский и китайский словари», «баскетбольная и футбольная сборные».
Существуют выражения, где одно определение относится к двум или нескольким существительным: «мой отец и мать», «родные брат и сестра». Чем руководствоваться, чтобы не допустить ошибки? Используем определение в единственном числе, если по смыслу ясно, что оно относится не только к первому (ближайшему) существительному, но и к остальным: «дорожная суета и неразбериха», «зимний холод и стужа», «ночная тишина и покой». Во множественном числе употребляем определение тогда, когда может возникнуть неясность, относится ли оно только к ближайшему существительному или ко всему ряду однородных членов: «На пустыре выстроили многоэтажные дом и школу (и дом и школа многоэтажные)» – «На пустыре выстроили многоэтажный дом и школу (дом многоэтажный, а школа нет)».
При согласовании приложений затруднения возникают, как правило, когда нужно выбрать падежную форму географического названия, выступающего в роли приложения. Названия городов обычно согласуются во всех падежах с определяемым словом: «в городе Казани», «у города Витебска», «к городу Ростову». Допустимы согласованные я несогласованные формы для названий городов на -О: «в городе Зверево» и «в городе Звереве». Не согласуются составные названия городов: «у города Великие Луки», «к городу Великие Луки», «с городом Нижний Новгород», «во городу Нижний Новгород».
Названия рек, как правило, согласуются с определяемым словом, не изменяются только малоизвестные в составные наименования: «между реками Волгой и Донок», «у реки Лены», во «на реке Шилка», «пряток реки Аксай», «с рекой Северский Донец». Не согласуются названия заливов, проливов в бухт, островов в полуостровов, гор и горных хребтов, пустынь. Исключения составляют только широко известные названия, которые часто употребляются без родового слова. Сравните: «к полуострову Ямал», «по озерах Эльтон в Баскунчак», «вблизи пролива Босфор», «к бухте Золотой Рог», но «на полуострове Камчатка» – «южная часть (полуострова) Камчатки».
Не согласуются названия портов, станций, зарубежных административно-территориальных единиц, астрономические наименования; «на станции метро «Кропоткинская», «в порту Мурманск», «в департаменте Бордо», «па орбите планеты Юпитер». Согласуются наименования улиц в форме женского рода («на улице Ордынке, Остоженке») и не согласуются остальные («недалеко от улицы Крымский вал, Криничный проезд»). Названия зарубежных стран, включающие в себя слово «республика», согласуются, если оканчиваются на -ИЯ: «договор с Республикой Замбией», «торговые связи между Россией и Республикой Нигерией», «путешествовали во Республике Кипр».
4) Звание правил управления позволяет, используя падежные формы и предлоги, грамотно построить словосочетания. Рассмотрим конструкции, в которых чаще всего встречаются ошибки.
Глагол «оплатить» имеет значение «заплатить кому-нибудь за что-нибудь» и образует при помощи управления словосочетание с существительным в винительном падеже без предлога: «оплатить расходы (счет, проезд, питание, проживание, работу)». Чаще всего его существительные, не обозначающая» конкретный предмет. Глагол «заплатить» имеет значение «отдать деньги в возмещение чего-нибудь» и употребляется в словосочетании с существительным в винительном надеже с предлогом «за»: «заплатить за билеты (за продукты, за мебель)». В этом случае мы имеем дело с существительными, обозначающими конкретные предметы. Глаголы «заплатить» и «уплатить» образуют беспредложную конструкцию с существительным «налог»: «уплатить налоги, заплатить налоги».
Овладевая нормами построения словосочетаний с управлением, нужно помнить о таких явлениях, как синонимия и вариативность значений предлогов. «В» (внутри чего-либо) и «на» (на поверхности чего-либо) близки по смыслу в словосочетаниях: «ехать в трамвае – ехать на трамвае», «лететь в самолете – лететь на самолете». Однако тождественными их признать нельзя – употребление предлога «в» указывает на нахождение внутри конкретного называемого предмета, а предлог «на» – на используемое транспортное средство, В подавляющем большинстве случаев предлоги «в» и «на» употребляются и соответствии со своими значениями.
Большую трудность вызывает употребление предлога «по» в сочетания с существительными я местоимениями в дательном и предложном падежах. В сочетаниях с существительными и личными местоимениями 3-го лица предлог «по» управляет дательным падежом: «скучаете по близким», «скучаешь по ней». Если в словосочетании используется местоимение 1-го или 2-го ляда, этот же предлог требует предложного падежа, поэтому следует говорить в писать: «скучаем по вас», «скучают по нас», а не «по вам» и «по вам», как это часто можно слышать и читать. Если предлог «по» употребляется в значении предлога «после», то существительное также должно быть поставлено в предложный падеж: «по получении распоряжения», «по окончании сессии», «по истечении срока».
Следует отметить часто встречающиеся ошибки в употреблении существительных с предлогами «благодаря» и «вопреки». Оба предлога требуют дательного падежа, поэтому за пределами нормы оказываются выражения «вопреки угроз», «вопреки указаний», «благодаря хорошего образования» и проч. Предлог «благодаря» имеет ярко выраженный положительный оттенок, поэтому не следует его использовать, если речь идет о явлении негативном – «не пришел на экзамен благодаря болезни».
Двусмысленность может возникнуть, когда в предложении используются существительное или местоимение в родительном падеже. Этот падеж может обозначать того, кто производит действие, выраженное глаголом, быть так называемым «родительным субъекта». Его необходимо отличать от «родительного объекта», который называет объект действия, желания, достижения, ожидания. В предложении «Лечение Петрова оказалось бесполезным» невозможно четко понять, лечит врач Петров или лечат пациента Петрова.
В письменной речи встречается и такой стилистический недостаток, как «нагромождение» родительных падежей. Д.Э. Розенталь и И.В. Голуб приводят в своем пособии конструкцию, так описывающую владельца некой книги; «Книга племянницы мужа учительницы сына моего соседа...» Особенно часто встречается этот речевой недостаток при попытках выразить родственные отношения. Авторы пособия напоминают и о найденном К.И. Чуковским в школьном пособии по литературе примере: «Творческая обработка образа дворового идет по линии усиления показа трагизма его судьбы…»
В конструкциях с управлением нередко при двух управляющих словах имеется общее зависимое: «бегать и прыгать на площадке», «собирать и разбрасывать камня». Такие конструкции безупречны, если глаголы в них требуют одинакового управления. Однако встречается речевой недочет, вызванный тем, что общее зависимое слово стоит при словах, требующих разного управления: «лечить и заботиться о больных», «любить я интересоваться музыкой»: лечить (кого?) – заботиться (о ком?), любить (что?) – интересоваться (чем?).
5) Грамотное употребление причастных оборотов требует знания следующих правил; а) определяемое слово должно стоять до или после причастного оборота. В предложении «Приведенные факты в докладе свидетельствуют о больших успехах современного ракетостроения» причастный оборот «приведенные в докладе» относится к определяемому слову «факты», которое стоит внутри него. Такое построение нарушает правила употребления причастного оборота; б) распространенной ошибкой является неправильная расстановка в предложении причастного оборота и придаточного определительного: «В комнате был камин, в котором давно не зажигали огня и служивший жильцам полкой». В данной ситуации возможны следующие варианты передачи содержания: «В комнате был камин, в котором давно не зажигали огня. Он служил жильцам полкой»; «В комнате был камин, где давно не зажигали огня. Он служил жильцам полкой».
Деепричастный оборот обычно свободно перемещается в предложения, т.е. может стоять в его начале, в середине и в конце. Самая распространенная ошибка в построении предложения с деепричастным оборотом состоят в том, что авторы не всегда отчетливо осознают – основное действие, выраженное глаголом, и добавочное действие, выраженное деепричастием, совершаются одним лицом (предметом). Если не учесть данное обстоятельство, мы получим, например, следующее высказывание: «Подъезжая к городу, начался сильный ветер». Основное действие, выраженное глаголом «начался», выполняет подлежащее «ветер». Добавочное «подъезжая», выраженное деепричастием, – автор высказывания. Деепричастие может быть использовано в безличном предложении, если в нем есть инфинитив – «Садясь за стол, необходимо вымыть руки с мылом». В подобных предложениях нет предмета речи, и нужно следить, чтобы обязательно в них был глагол в неопределенной форме. Иначе возникнет такое безличное предложение: «Открыв окно, запахло соснами». Некоторые глаголы не образуют деепричастия с суффиксом -А( -Я) в настоящем времени: «писать», «бежать», «беречь», «бить» (исключения составляет устойчивое выражения «бия себя в грудь»), «мазать», «вязать», «мочь», «жать», «петь», «чесать» и т.д. В XIX – начале XX столетия такое образование было вполне литературным, поэтому у А.П. Чехова встречается, например, деепричастие «пиша», а у В.В. Маяковского — «жмя твою руку».

 
« Пред.   След. »
Понравилось? тогда жми кнопку!

Заказать работу

Заказать работу

Кто на сайте?

загрузка...
Проверить тИЦ и PR