Главная Сочинения Рефераты Краткое содержание ЕГЭ Русский язык и культура речи Курсовые работы Контрольные работы Рецензии Дипломные работы Карта
Главная arrow Курсовые работы arrow Право arrow Стадиии совершения уголовных преступлений и способы их исследований

Стадиии совершения уголовных преступлений и способы их исследований

Курсовые работы - Право
Стадиии совершения уголовных преступлений и способы их исследований
Введение................................................................................
Глава 1. Стадии совершения преступления.....................................
1.1. Понятие стадий совершения преступлений и их виды.............
1.2. Приготовление к преступлению.........................................
1.3. Покушение на преступление.............................................
Глава 2. Оконченное преступление понятие его совершения...............
Глава 3. Основания уголовной ответственности за приготовление
и покушение и их наказуемость. Добровольный отказ от
преступления...............................................................
3.1. Уголовной ответственности за приготовление и
покушение и их наказуемость..........................................
3.2. Добровольный отказ от преступления.................................
Заключение.............................................................................
Список используемой литературы................................................

..3
..4
..4
..8
.13
.21

.
.23

.23
.25
.32
.33

ВВЕДЕНИ
Уголовное право является одной из ведущих и самостоятель¬ных отраслей российского права. Оно существенно отличается от других, в том числе и смеж-ных, отраслей права, имея свои специфические задачи, свой предмет и свой ме-тод регулирования. Вместе с тем, уголовное право входит в общую систему россий¬ского права, ему присущи основные части и принципы, свойст¬венные праву Российской Федерации на современном этапе в целом.
Как для всех отраслей права, основой уголовного права явля¬ется Консти-туция Российской Федерации, многие положения которой имеют прямое отно-шение к проблемам зашиты законных прав и интересов граждан, общества и государства и непосредст¬венно к вопросам уголовной ответственности. Реаль-ную общественную опасность, являющуюся основным признаком преступле-ния, представляет не только завершенное, законченное преступление, но и дей-ствия, предшествующие его окончанию. При этом охраняемые законом права и интересы личности, собственность, общественный порядок и безопасность, конституционный строй РФ и иные находящиеся под охраной закона объекты либо ставятся под угрозу их нарушения, причи¬нения им вреда, либо такой вред частично причиняется факти¬чески.
Актуальность работы обусловлена необходимостью для юриста знать не только основы Уголовного кодекса Российской Федерации, но и порядок дей-ствия уголовного закона, стадии совершения уголовного преступления, все по-нятия и определения, а также основы практического использования Уголовного кодекса при совершении преступления.
Цель работы: исследовать стадии совершения уголовного преступления, а также изучение и исследование способов совершения преступления.
Задачи работы:
1. Изучить стадии совершения преступления.
2. Исследовать этапы приготовления к преступлению.
3. Изучить основания уголовной ответственности.
4. Изучить уголовную ответственность за приготовление и покушение на преступление и их наказуемость.
ГЛАВА 1. СТАДИИ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
1.1. Понятие стадий совершения преступлений и их виды
Реальную общественную пасность, являющуюся основным признаком преступления, представляет не только завершенное, законченное преступление, но и действия, предшествующие его окончанию. При этом охраняемые законом права и интересы личности, собственность, общественный порядок и безопас-ность, конституционный строй РФ и иные находящиеся под охраной закона объекты либо ставятся под угрозу их нарушения, причи¬нения им вреда, либо такой вред частично причиняется факти¬чески.
В конкретной ситуации лицо, имеющее намерение совершить определен-ные преступления (к примеру, кражу чужого имущест¬ва), в одних случаях сра-зу выполняет задуманное (проникает в квартиру и тайно завладевает ценными вещами, деньгами и т.п.). Такие действия образуют оконченное преступление - кражу. В других же случаях лицо либо предварительно готовится к совер¬шению преступления (той же кражи), изготовляет по слепку дубликат ключей, выясняет время ухода и возвращения хозяев квартиры и т.п., либо приступает к выполнению самого преступ¬ного деяния (например, с помощью изготовленных ключей вскрывает дверь склада с материальными ценностями, не зная о том, что включилась охранная сигнализация). И в том и в другом случае преступле-ние не доводится до конца, хотя опасность таких действий очевидна.
В связи с этим Уголовный кодекс РФ объявляет преступным и наказуе-мым не только уже совершенное преступление, но и общественно опасные дей-ствия, не доведенные до конца по причинам, не зависящим от воли виновного.
В уголовном законе предусмотрена специальная глава (шес¬тая), именуе-мая «Неоконченное преступление».
Неоконченным преступлением признается приготовление к преступле-нию и покушение на преступление .
Оконченным закон признает преступление, если в совершен¬ном лицом деянии содержатся все признаки состава преступле¬ния, предусмотренного на-стоящим Уголовным кодексом (часть первая). Таким образом, непосредственно из закона вытекает наличие трех стадий совершения преступления: приготов-ления к преступлению, покушения на преступление и оконченного пре¬ступления . Теория уголовного права признает стадиями выпол¬нения умыш-ленного преступления этапы подготовки и непосред¬ственного совершения пре-ступления, которые различаются по содержанию (характеру) действий, а также моменту прекращения (или окончания) преступного поведения.
Поскольку, как уже было отмечено, стадии приготовления к преступле-нию и покушения на его совершение представляют реальную опасность для право охраняемых интересов, общим ос¬нованием уголовной ответственности за их совершение является состав неоконченного преступления.
Сущность каждой из трех стадий совершения преступления сводится к следующему.
Приготовление к преступлению в обобщенной форме пред¬ставляет собой создание реальных условий для последующего совершения преступления. По-кушение - действие (в отдельных случаях бездействие), непосредственно на-правленное на соверше¬ние преступления, иначе говоря, частичное выполнение объек¬тивной стороны конкретного преступного посягательства, если
В соответствии с законом преступлением может быть признано лишь общественно опасное деяние. Ответственность за преступные мысли недопус-тима .
Преступнику по обстоятельствам, не зависящим от него, довести престу-пление до конца не удастся. Оконченное преступление - деяние, содержащее все в полном объеме признаки конкретного состава преступления. Первые две стадии - приготовление и покушение - в теории уголовного права принято объединять понятием «предварительная преступная деятельность». Такое их наименование представляется обоснованным. Они имеют место до окончания преступления, то есть предваряют его совершение и осуществляются не как са-моцель, а для его успешного завер¬шения.
Наличие в деянии лица признаков неоконченного преступле¬ния (приго-товления или покушения) ограничено рядом объектив¬ных и субъективных при-знаков. Кроме того, возможность стадии совершения преступления зависит от ее вида.
Хотя непосредственно в уголовном законе лишь при опреде¬лении поня-тия покушения на преступления указан умышленный характер вины, очевидно, и другие стадии преступного посяга¬тельства возможны лишь при наличии умысла, который может быть только прямым. Нельзя готовиться к совершению преступ¬ления, приступать к выполнению и доводить его до конца не только по неосторожности, но с косвенным умыслом. Неосто¬рожность и косвенный умы-сел исключаются в силу того, что все стадии и любая из них представляют це-ленаправленную преступ¬ную деятельность, при которой виновный сознательно и наме¬ренно подготавливает возможность преступного посягательства, начина-ет совершать преступление и, если ему это удается, дово¬дит преступление до конца. Стадии преступления есть не что(иное, как этапы реализации преступ-ного умысла, намерения виновного совершить конкретное преступное посяга-тельство. Возможность стадий преступления ограничена и рядом объектив¬ных признаков. Относительно первой стадии - приготовления к преступлению - общепринято считать, что она возможна приме¬нительно к преступлениям, имеющим материальный состав, вне зависимости от формы их совершения (действие или бездейст¬вие).
Это же положение полностью распространяется и на вторую стадию - покушение на преступление. И здесь речь идет о материальных составах (на-пример, о хищении чужого имущества) и об обеих формах поведения (при по-кушении на кражу имуще¬ства преступник проникает в квартиру; пытаясь убить своего новорожденного ребенка, мать перестает его кормить). Что же касается формальных составов, то, если формой преступления является действие, приго-товление к нему возможно, если оно отнесено законодательством к числу тяж-ких или особо тяжких (ст. 30 УК). Теоретически допустимо приготовление и к преступ¬лениям с формальным составом, выполняемым путем бездейст¬вия (на-пример, к вымогательству при наличии квалифицирующие признаков). На практике такие случаи фактически не встречают¬ся, поскольку доказывание их чрезвычайно затруднительно, а опасность в связи с тем, что лицо даже не при-ступало к подго¬товке преступления, весьма мала. Покушение на преступление исключается во всех случаях, когда преступление с формальным составом вы-полняется путем бездействия, и, как правило, когда формой покушения являет-ся действие. Во всех этих ситуациях в силу законодательной конструкции пер-вый акт действия или факт бездействия образуют оконченное преступление. Так, предъяв¬ленное виновным требование передать ему имущество, принад¬лежащее потерпевшему, подкрепленное угрозой шантажа, обра¬зует не покуше-ние, а оконченное преступление - вымогательство. Заведомое оставление без помощи лица, нахо¬дящегося в опасном для жизни состоянии при указанных в законе условиях составляет не покушение, а оконченное преступление - ос-тавление в опасности (ст. 125 УК). Вместе с тем, в единичных случаях судебно-прокурорская практика и теория уголовного права допускают возможность по-кушения на преступление с фор¬мальным составом, если оно совершается путем действия. Такое положение может иметь место лишь тогда, когда между на-чаль¬ным действием, входящим в объективную сторону конкретного преступле-ния, и его конечным моментом имеется временной интервал. Пожалуй, наибо-лее типичным примером такой ситуа¬ции будет дача взятки. По согласованию с должностным лицом взяткодатель направляет ему предмет взятки (к примеру, крупную Сумму денег) по почте или телеграфу. С момента отправки пред¬мета взятки и до ее получения должностным лицом содеянное представляет собой покушение на дачу взятки. Аналогичное по¬ложение возможно, очевидно, и при совершении мошенничества. Будучи введенным в заблуждение мошенником, потерпевший передает ему права на имущество через третье лицо (либо по поч-те, телеграфу). После вручения прав на имущество третьему лицу (либо их от-правки) и до получения мошенником будет длиться стадия покушения на пре-ступление
Следует иметь в виду, что в жизни, на практике вовсе не обязательно по-следовательное осуществление всех трех стадий совершения преступления. В одних случаях лицо лишь выполняет подготовительные действия, и на этом (по не зависящим от него причинам) преступная деятельность прекращается. В другом слу¬чае лицо совершает покушение на преступление, но довести его до конца не может. В третьем - сразу осуществляет оконченное преступление, при этом каждая последующая стадия поглощает предыдущую. Так, если лицо провело подготовку к преступлению (раздобыло оружие), а затем, подкараулив жертву, произвело выстрел, но промахнулось, содеянное будет квалифициро-ваться как покушение. Если же выстрел из заранее приобретенного оружия привел к желаемому преступником результату (причинена смерть потерпевше-му), налицо только оконченное преступление, две предыдущие стадии погло-щаются им.
Выявление конкретной стадии преступления имеет весьма существенное значение. Прежде всего стадия определяет степень опасности содеянного. По общему правилу, покушение опаснее приготовления, а оконченное преступле-ние опаснее покушения. В практическом плане это означает, что каждая после-дующая стадия влечет более строгое наказание. Далее, наличие опреде¬ленной стадии требует самостоятельной квалификации, что по¬зволяет более точно и конкретно определить содержание дейст¬вий виновного, а стало быть, их опас-ность. Поэтому приготовле¬ние к преступлению надлежит квалифицировать по соответствую¬щей статье Особенной части и по части первой ст. 30 УК, поку¬шение - помимо статьи Особенной части, по части третьей ст. 30 УК, а окон-ченное преступление - помимо статьи Особенной части, по части первой ст. 29 УК. К сожалению, практика, как правило, не придерживается этих предпи-саний уголовного зако¬на: части статьи 30 УК в отношении приготовления и по-кушения не указываются при квалификации преступления, а оконченное пре-ступление квалифицируется только по статье Особенной части. Нужно иметь в виду, что в новом УК содержится прямое указание на необходимость ссылки на статью о приготовлении и покушении.
1.2. Приготовление к преступлению
Действующий уголовный закон определяет приготовление к преступле-нию как приискание, изготовление или приспособле¬ние лицом средств или орудий совершения преступлений, при¬искание соучастников, сговор на совер-шение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не за-висящим от лица обстоятельствам (часть первая 1 ст. 30 УК).
Это определение, если брать его в целом, принципиально не отличается от имевшегося в прежнем УК (1960 года). Суть при¬готовления, отвлекаясь от перечня его форм в законе, состоит в умышленном, то есть сознательном, целе-направленном создании конкретных условий для совершения преступления. В отличие от. прежней формулировки в новой указаны, в частности, такие формы приготовительных действий, как приискание соучастни¬ков и сговор на совер-шение преступления. Кроме того, подчерк¬нуто, что преступная деятельность на этом этапе не доводится лицом до конца по обстоятельствам, которые от него не зависят.
С объективной стороны приготовление, таким образом, состо¬ит в одном из следующих действий: а) приискание средств и орудий; б) изготов¬ление средств и орудий; в) приспособление средств и орудий; г) приискание соучаст-ников; д) сговор на совершение преступле¬ния; е) иное умышленное создание условий для совершения преступления .
Приискание (если отвлечься от архаичности примененного в законе тер-мина) средств и орудий совершения преступления представляет собой любой способ их приобретения. Он может быть правомерным (покупка, получение взаймы и т.п.). К при¬меру, лицо, намеревающееся совершить разбойное напа-дение, на законном основании приобретает газовый пистолет. Способ при¬обретения может быть также и преступным (путем кражи, грабе¬жа, мошенни-чества, разбоя и т.п.).
Изготовление средств и орудий состоит в их создании, кон¬струировании как промышленным способом, так и кустарным (огнестрельное и холодное оружие, ключи по слепкам, подлож¬ные документы).
Приспособление орудий и средств - это придание определен¬ным пред-метам свойств (или формы), с помощью которых можно было бы совершить за-думанное преступление. Предметы могут видоизменяться, подвергаться обра-ботке. К примеру, для совер¬шения в последующем разбоя лицо наваривает на стержень ме¬таллическую болванку, обрабатывает ключ с тем, чтобы с его по-мощью проникнуть в квартиру на предмет совершения кражи. Закон говорит о приискании или приспособлении орудий или средств совершения преступле-ния. Понятие орудия преступления трактуется на практике и в теории в общем однозначно. Под ним принято подразумевать любые предметы, с помощью ко-торых непосредственно совершается преступление, то есть, выполняется пол-ностью или частично его объективная сторона. Это, прежде всего все виды оружия как огнестрельного, так и холодного вне зависимости от того, изготов-лено оно заводским либо кустарным способом (самодельные ножи, кинжалы, кастеты). Практика пос¬ледних лет показывает, что в качестве орудий преступ-ления ис¬пользуются гранатометы, мины, различные взрывные устройства, яды и сильнодействующие вещества. К орудиям следует относить также любые ко-люще-режущие и иные предметы, применив ко¬торые можно совершить престу-пление (бутылки или осколки стекла, доски, ножки столов и стульев, веревки и ремни, а также предметы хозяйственного назначения - клещи, отвертки, гаеч-ные ключи, топоры, стамески и т.п.). Иначе говоря, любой предмет, с помощью которого преступник может лишить потерпевше¬го жизни, причинить вред его здоровью, проникнуть в хранилище материальных ценностей или в квартиру, представляет орудие совершения преступления.
Средства совершения преступления в отличие от орудий по¬нимаются в теории и на практике менее однозначно. Некоторые специалисты, а нередко и судебная практика, отождествляют средства и орудия. Действительно, в кон-кретной ситуации один и тот же предмет может быть либо орудием, либо сред-ством совершения преступления. Так, принудительное введение значи¬тельной дозы сильного снотворного препарата выполняет роль средства, если виновный имеет целью усыпить потерпевшего для совершения кражи его имущества. Од-нако тот же препарат может быть применим с целью лишения жизни потер-певшего. В этом случае он является орудием преступления. Такую же двоякую роль может выполнять автомашина или иное любое транспортное средство. Ес-ли оно используется для перевозки преступников либо добытого преступным путем, налицо средство преступления. В тех же случаях, когда преступник под-готавливает транспортное средство для совершения наезда на человека с целью лишения его жизни либо причинения ему телесных повреждений, оно является не средством, а орудием преступления.
Вместе с тем, большинство специалистов, и такая трактовка представля-ется обоснованной, различают средства и орудия пре¬ступления. В отличие от орудия, средство лишь способствует совершению преступного посягательства, облегчает его осущест¬вление. Так, например, средством преступления будет поддель¬ный документ, используя который виновный намерен совершить хище-ние имущества. К средствам могут быть отнесены лекарственные препараты, алкоголь, наркотики, одурманивающие веще¬ства, вызывающие сон, состояние опьянения, лишающие потер¬певшего возможности либо осознавать совершае-мые преступни¬ком действия, либо оказать ему сопротивление . Следующей формой приготовления к преступлению, указан¬ной в законе, является прииска-ние соучастников. Если и приме¬нительно к этой форме не принимать во внима-ние не весьма удачное применение архаичного термина «приискание», то суть данной формы сводится к действиям лица, которое любым спо¬собом подыски-вает, подбирает соучастников для совершения в дальнейшем конкретного пре-ступления. При этом способами приискания могут быть уговор, угрозы, обеща-ния совместного обогащения, выделения доли добытого преступным путем, шан¬таж и т.п.
Вместе с тем, представляется, что эту форму невозможно рассматривать в отрыве от следующей, которую закон называет сговором на совершение пре-ступления. Сговор, то есть соглаше¬ние двух или более лиц, обладающих при-знаками субъекта, по поводу совместного совершения определенного преступ-ления теория уголовного права и практика считают моментом возник¬новения соучастия. Поэтому приискание соучастников и как результат этого достиже-ние соглашения, сговора на совершение намеченного преступного посягатель-ства, видимо, оправданно рассматривать как два этапа одной и той же формы приготовле¬ния.
Наконец, еще одной формой приготовительных действий закон считает иное умышленное создание условий для соверше¬ния преступления. В обоб-щенном виде этой формой охватывают¬ся все иные не перечисленные в законе действия по подготовке к преступлению. Дать хотя бы примерный их перечень невозмож¬но. Эта форма может выражаться в разработке плана совершения за-думанного преступления, в установлении времени ухода и воз¬вращения прожи-вающих в квартире, в выявлении наличия охран¬ной сигнализации и возможно-стей ее отключения и т.п.
По существу, все перечисленные в законе формы приготовле¬ния являют-ся разновидностями создания условий для последую¬щего совершения преступ-ления.
С субъективной стороны приготовлению присущ только прямой умысел. Нельзя готовиться к преступлению, лишь допуская его совершение, а уж тем более при наличии неосто¬рожности. Приготовление - целенаправленная дея-тельность, осуществленная сознательно, в ней начинает реализовываться умы-сел на совершение преступления. Лицо при этом сознает, что оно приискивает, изготовляет или приспосабливает средства или орудия совершения преступле-ния, подыскивает соучастников, вступает в сговор с другими лицами по поводу предстоящего преступления либо создает иные условия для последующего пре¬ступного посягательства и желает совершить эти действия.
Оценивая приготовление к преступлению, следует иметь в виду, что это начальная, первая стадия совершения преступле¬ния, причем преступная дея-тельность на этом этапе всегда пре¬рывается по причинам, не зависящим от ви-новного. В значи¬тельном числе случае приготовительные к преступлению дей¬ствия выявляются правоприменительными органами и пресека¬ются на этом этапе. В иных ситуациях лицо убеждается в нереальности, в невозможности пе-рейти непосредственно к со¬вершению преступления (вследствие непригодно-сти средств и орудий совершения преступления, отказа других лиц в совмест¬ном преступлении и т.д.). Новый Уголовный кодекс содержит прямое указание на то, что уголовная ответственность за при¬готовление к преступлению насту-пает лишь в случаях подготовки тяжкого либо особо тяжкого преступления (часть вторая ст. 30 УК), признаки которых названы в уголовном законе (части четвертая и пятая ст. 15 УК).
Приготовление к иным преступлениям (небольшой и средней тяжести) не может влечь уголовную ответственность.
1.3. Покушение на преступление
В уголовном законе эта стадия определяется как умышленные действия или бездействие, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от ли-ца обстоятельствам.
Законодательная формулировка покушения в новом УК почти никаких изменений по отношению к УК 1960 г. не претерпела.
Покушение, таким образом, представляет собой начало непо¬средственного совершения преступления. На этой стадии проис¬ходит реальное посягательство на объект, находящийся под охраной закона, частично выпол-няется объективная сторона конкретного преступления.
Из законодательной формулировки покушения на преступле¬ние теория уголовного права выводит его объективные и субъек¬тивные признаки.
Большинство специалистов выделяют три характерных объективных при-знака покушения. Прежде всего по¬кушение представляет собой действие (или бездействие), которое непосредственно направлено на совершение преступле-ния. Это указание закона следует понимать в том смысле, что при по¬кушении преступление начинает осуществляться практически. Виновный посягает на конкретный объект, ставит его в реальную опасность причинения ущерба, а в ряде случаев причиняет ему определенный вред. Основное содержание этого признака за¬ключается в частичном, неполном выполнении объективной сто¬роны конкретного преступления, описанного в диспозиции одной из статей Особенной части УК. Так, например, преступ¬ник, проникающий в хранилище материальных ценностей с целью тайного их похищения, совершает покушение на кражу чужого имущества.
В преобладающем большинстве случаев покушение соверша¬ется путем действия (завладение имуществом, производство вы¬стрела, дача яда, нанесение удара и т.п.). Вместе с тем, в отдель¬ных случаях формой покушения может быть и бездействие. На¬пример, поводырь слепого, желая избавиться от него по каким-то причинам, предлагает ему самостоятельно идти по тропинке, заведо-мо зная, что она ведет к обрыву над рекой. В качестве хрестоматийного приме-ра покушения путем бездействия обычно приводят случаи, когда мать в целях умерщвления своего ново¬рожденного ребенка перестает его кормить. Далее, покушение характеризуется тем, что при его совершении преступление не по-лучает полного завершения, не доводится до конца. Именно этот признак по-кушения позволяет отграничить его от окончен¬ного преступления. На этой ста-дии объективная сторона преступ¬ления выполняется лишь частично, не полу-чает своего полного развития. Отграничение покушения от завершенного пре-ступле¬ния определяется законодательной конструкцией того преступно¬го пося-гательства, которое стремится совершить виновный. При¬менительно к престу-плениям с материальным составом это раз¬личие сводится к ненаступлению конкретного общественно опасного последствия, которое составляет обяза-тельный признак объ¬ективной стороны этого преступления (не причиняется смерть, тяжкий вред здоровью потерпевшего, имущественный ущерб и т.п.). Так, желая причинить тяжкое телесное повреждение, винов¬ный наносит удар ножом в область живота, однако лезвие застре¬вает в металлической пряжке брючного ремня; преступное пос¬ледствие - тяжкий вред здоровью - не при-чиняется. Следует 1»меть в виду, что стадия покушения не исключает во всех ситуа¬циях причинения ущерба охраняемому законом объекту. Такой ущерб на-ступает в ряде случаев, однако он никогда не может быть тем ущербом (вре-дом), который составляет конструктивный при¬знак данного состава преступле-ния. Так, имея умысел на хищение путем кражи крупной суммы денег, винов-ный, вскрыв сейф, обнаруживает там незначительную сумму (к примеру, 15-30 тыс. руб.), которой и завладевает. В этом случае содеянное образует не окон-ченное преступление, а покушение на хищение в крупном размере в соответст-вии с направленностью его умысла. Для пре¬ступления с формальным составом недоведение до конца означа¬ет несовершение всех действий, образующих объ-ективную сторо¬ну конкретного преступления (взяткодатель оставляет на столе должностного лица взятку, которую последний отказывается взять и вызывает сотрудников для принятия мер к взяткодателю).
Третьим признаком, характеризующим объективную сторону, является незавершенность преступления, то есть недоведение его до конца по обстоя-тельствам, не зависящим от виновного. Этот признак позволяет разграничить покушение как преступное по¬сягательство, которое не закончено, прервано не вследствие при¬нятого преступником добровольного решения об оставлении на¬чатого преступления, а в силу различных обстоятельств при ус¬ловии, что они не зависят от воли покушающегося. Эти обстоя¬тельства могут быть самыми разнообразными (имеющимися ин¬струментами либо дубликатами ключей не удается открыть дверь в квартиру или хранилище материальных ценностей для совер¬шения хищения; пистолет дает осечку при производстве выстрела с целью убийства потерпевшего и т.п.). Иногда в числе этих обстоятельств различают непреодолимые (например, при совер¬шении кражи вора застают хозяева квар-тиры) и делающие дове¬дение преступления до конца практически малореаль-ным (напри¬мер, как только преступник проник в квартиру, включилась охран-ная сигнализация). При всем разнообразии обстоятельств, препятствующих за-вершению преступления, их объединяет одно: любое из них возникает или су-ществует независимо от воли.
Типичной при этом является ситуация, когда появляется реальная опас-ность либо неминуемого, либо незамедлительного задержа¬ния или изобличения преступника.
Сложнее отграничить прерванное по не зависящим от винов¬ного обстоя-тельствам преступление от добровольного отказа, ис¬ключающего ответствен-ность, в случаях, когда имеются или по¬явились обстоятельства, которые не ис-ключают полностью воз¬можность доведения до конца преступного посягатель-ства, одна¬ко существенно затрудняют это.
Например, виновный проникает в помещение с целью хище¬ния несколь-ких компьютеров, зная о том, что по договоренности соучастник ждет его на улице в микроавтобусе для перевозки похищенного. Однако последний, подав условный сигнал, сооб¬щает, что микроавтобус он достать не смог. Такая ситуа-ция создает практическую невозможность завершения преступления. Если же возникшие обстоятельства, по убеждению виновного, преодолимы, хотя и тре-буют для этого дополнительных усилий, но лицо по собственному желанию прекращает преступные дей¬ствия, налицо добровольный отказ от окончания преступления.
Субъективная сторона покушения может выражаться только в прямом умысле. Как и предыдущая стадия (приготов¬ление), покушение представляет собой этап реализации умысла на совершение преступления, то есть намерен-ную, целенаправ¬ленную преступную деятельность. Виновный, начав практиче-ски совершать преступление, стремится довести его до конца.
Сознанием виновного при этом охватывается, что он своими действиями (или бездействием) совершает конкретное преступле¬ние, выполняет часть его объективной стороны, предвидит (в преступлениях с материальным составом) наступление общест¬венно опасных последствий и желает довести преступление до конца (при наличии материального состава желает наступления преступных последствий). Так, взяткодатель, находясь в кабинете должностного лица, кла-дет ему на стол конверт с деньгами, желает, чтобы взятка была принята, а в его пользу совершены действия с использованием служебного положения взятко-получателя. Стреляя в человека, изобличившего виновного в совершении пре-ступных махинаций, виновный сознает, что его действия непосредственно уг-рожают жизни потерпевшего, предвидит, что от выстрела наступит его смерть, и желает ее причинить.
Судебная практика также последовательно придерживается позиции, со-гласно которой при покушении на преступление воз¬можен только прямой умы-сел. «Покушение на убийство, - «О судебной практике по делам об умыш-ленном убийстве», - возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда действия виновного свидетельствовали о том, что он предвидел наступле¬ние смерти, же-лал этого, но смертельный исход не наступил в силу обстоятельств, не завися-щих от воли виновного».
Специфика содержания умысла при покушении состоит в том, что созна-нием лица охватывается незавершенность преступления, Это практически наи-более конкретный критерий отграничения покушения от оконченного преступ-ления в тех случаях, когда покушением причиняется определенный вред право-охраняемому объекту, но вред, не составляющий конструктивного признака данного состава. Совершая покушение, виновный осознает фактически все элементы определенного состава преступления. Од¬нако это сознание сочетает-ся у него с пониманием того, что полная реализация умысла при этом не дос-тигнута.
В самом уголовном законе нет подразделения покушения на виды. В тео-рии уголовного права, как правило, называются два его основных вида: окон-ченное и неоконченное. Кроме того, выделяют еще и так называемое негодное покушение. К сожале¬нию, судебная практика в большинстве случаев не при-держива¬ется такого подразделения, хотя оно, несомненно, имеет и чисто прак-тическое значение.
Среди специалистов нет единства в вопросе о критериях деле¬ния поку-шения на виды. Одни из них берут за основу критерий субъективный, другие -объективный, третьи говорят о необходимости сочетания общих критериев.
Суть субъективного критерия сводится к тому, что вид покушения опре-деляется в зависимости от оценки степени завершен¬ности преступных действий самим виновным. Сторонники объ¬ективного критерия полагают, что покуше-ние будет неокончен¬ным либо оконченным в зависимости от фактической за-вершен¬ности действий, исходя из их описания в диспозиции конкретной статьи Особенной части УК.
Смешанный критерий предполагает совпадение степени фак¬тической за-вершенности действий виновного и оценки им самим этой степени. Очевидно, что принятие за основу смешанного критерия было бы наиболее обоснованным. Однако в реальной действительности оценка действий виновным и фактическая их завершенность далеко не всегда совпадают. Так, например, зав. складом ма-териальных ценностей в целях сокрытия произведен¬ной им растраты поджигает склад, полагая, что пожар уничтожит все оставшееся там. Однако очаг пожара затухает и склад не сгорает. В такой ситуации виновный убежден, что он сде-лал все для завершения преступления, хотя в действительности нужны были еще дополнительные действия (несколько очагов пожара, проверка действи-тельного возгорания и его распространения и т.п.).
Поэтому, исходя из принципа субъективной ответственности и общепри-нятого положения о том, что уголовно-правовая оцен¬ка деяния определяется прежде всего виной лица, его совершив¬шего, целесообразно положить в основу деления покушения на виды субъективный критерий.
Приняв за основу покушение на преступление, его следует считать не-оконченным, если виновный не совершил всех тех действий, которые, по его убеждению, были необходимы для «успешного» окончания преступления. Так, намереваясь совер¬шить кражу, лицо проникает в квартиру, складывает для по-сле¬дующего выноса наиболее ценные вещи и обнаруженные им деньги, но вне-запно возвратившиеся владельцы квартиры задер¬живают его.
Оконченным покушением будет тогда, когда лицо совершило все дейст-вия, которые, по его мнению, были необходимы и достаточны для завершения преступления. Характерной особен¬ностью этого вида покушения является то, что виновный убежден (да и фактически это типично для оконченного покуше-ния) в том, что не требуется с его стороны каких-либо дополнительных дейст-вий или усилий для того, чтобы преступление было доведено до конца. Престу-пление при этом не завершается по не завися¬щим от преступника причинам (допущенная им ошибка, активное вмешательство других лиц, немедленная ме-дицинская по¬мощь и т.п.). Типичными примерами оконченного покушения бу-дут: производство выстрела с целью лишения жизни потерпев¬шего, если ви-новный промахивается либо причиняет лишь ране¬ние; дача в тех же целях большой дозы сильного яда, действие которого пресекается в связи со срочной врачебной помощью и др.
Подразделение покушения на два основных вида имеет суще¬ственное значение для практики применения закона. Во-первых, по общему правилу оконченное покушение обладает большей опасностью сравнительно с покуше-нием неоконченным. Здесь преступник сделал все необходимое для окончания преступления и убежден, что оно само по себе завершится. Этот вид покушения наиболее близок к оконченному преступлению и, как правило, должен влечь и более суровое наказание. Во-вторых, это деление практически значимо для ре-шения вопроса о добровольном от¬казе от окончания преступления, о чем будет сказано в следую¬щих параграфах настоящей главы.
Преобладающая часть теоретиков уголовного права выделяют и третий вид - негодное покушение. Оно, в свою очередь, под¬разделяется на покуше-ние на негодный объект (или предмет) и с негодными средствами. Покушение на негодный объект (или, что более обоснованно, на негодный предмет) заклю-чается в том, что лицо вследствие допускаемой ошибки совершает действия, которые не могут в действительности причинить ущерба объекту уголовно-правовой охраны. При этом лицо ошибается не в объ¬екте преступления, а в предмете или потерпевшем. Поэтому более обоснованно, признавая существо-вание негодного покушения, говорить о негодном предмете, а не объекте. При-мерами здесь могут быть попытка произвести выстрел с целью лишения жизни из неисправного оружия, дача лекарственного или безвредного порошка, при-нятого виновным за яд, приобретение мошенничес¬ким способом фальшивого камня, принятого за драгоценный. В литературе в качестве примеров этого вида негодного покушения приводятся случаи, когда лицо, вскрывая сейф или про-никая в хранилище материальных ценностей, не обнаруживает там денег либо ценных предметов. В приведенных и вышеперечисленных примерах трудно признать покушение негодным: лицо совершает действия, посягающие на кон-кретный объект, действует целена¬правленно, стремясь совершить преступле-ние, и не достигает цели лишь вследствие допускаемой ошибки.
К тому же виду негодного покушения относится и ошибка в потерпевшем (виновный принимает манекен за человека, в кото¬рого он стреляет в целях за-владения его имуществом). И здесь трудно признать покушение негодным по изложенным соображе¬ниям. Отдельные криминалисты называют данный вид покуше¬нием на отсутствующий объект. Такое наименование явно не¬удачно. Если объект отсутствует, то не будет преступления ни в какой его стадии, по-скольку лицо посягает на то, что не охраня¬ется законом.
Другим видом негодного покушения принято считать покуше¬ние с не-годными средствами. Такой вид имеется тогда, когда лицо применяет для пре-ступного посягательства средства либо орудия, которые по своим объективным свойствам не могут быть исполь¬зованы для достижения намеченной цели. При-водимые в качестве иллюстрации такого покушения примеры, по существу, те же, что и применительно к покушению на негодный объект (или пред¬мет). При этом различаются средства, абсолютно непригодные для совершения преступ-ления (тот же безвредный порошок, при¬нятый за яд; стартовый пистолет, кото-рый виновный считает боевым) и непригодные в данных условиях (неисправ-ное огне¬стрельное оружие). Сюда же принято относить и объективно негодные методы, или способы совершения преступления (к примеру, ценная картина, которую лицо, являясь работником музея, имело намерение похитить, разреза-ется на куски для удоб¬ства их выноса, вследствие чего восстановление ее в пригодном виде становится невозможным).
Все сторонники признания существования негодного покуше¬ния соглас-ны с тем, что по общему правилу оно должно влечь уголовную ответствен-ность, так как фактически обладает всеми признаками «годного» покушения и завершить преступление лицу не удается в силу допускаемой ошибки, то есть по причинам, от него не зависящим. Эта позиция лишний раз подтверждает на-ду¬манность выделения негодного покушения в самостоятельный вид. Судебно-прокурорская практика не признает такого вида покушения и понятием «негод-ное покушение» в процессуальных актах не пользуется. При очевидной «негод-ности» покушения это учитывается при решении вопроса об уголовной ответ-ственности и при назначении наказания. В тех исключительных случаях, когда лицо в силу суеверия либо крайнего невежества применяет такие средства либо спосо¬бы посягательства, которые вообще ни при каких условиях не могут быть использованы для реализации намерения совершить преступление (ворожба, заклинания, наговоры, наведение «порчи», применение для отравления жертвы отвара из ягод бузины и т.п.), уголовная ответственность исключается вследст¬вие отсутствия объективно общественно опасных действий.
ГЛАВА 2. ОКОНЧЕННОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ.
ПОНЯТИЕ ЕГО СОВЕРШЕНИЯ
Новый УК впервые в уголовном законодательстве дает опре¬деление оконченного преступления. Оно признается завершен¬ным, если в совершенном лицом деянии (действии или бездей¬ствии) содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом. Сле¬довательно, пре-ступление будет оконченным, когда налицо все четыре элемента конкретного состава (объект, объективная сто¬рона, субъективная сторона и субъект). Нали-чие оконченного преступления определяется прежде всего тем, что его объек-тивная и субъективная стороны получают полную реализацию. Имеются все предусмотренные законом объективные признаки конкретно¬го состава, умысел на совершение преступления воплощен пол¬ностью.
Для определения завершенности преступления необходимо в каждом случае устанавливать момент его окончания. Зависит он от законодательной конструкции конкретного состава преступле¬ния. Для преступлений, имеющих материальный состав, таким моментом будет наступление предусмотренного данной статьей Особенной части УК или вытекающего из ее смысла общест-венно опасного последствия (наступление смерти, вред здоровью потерпевше-го, имущественный или иной материальный ущерб). Как уже было сказано при характеристике покушения на преступление, при причинении преступных по-следствий в некоторых случаях возникают трудности в установлении того, что преступление окончено. Определяющими здесь являются два признака: престу-пление завершено лишь тогда, когда причинен вред, являющийся конструктив-ным признаком данного состава, и умысел виновного был направлен на причи-нение именно этого последствия. Причинение иного ущерба (вреда здоровью вместо смерти) квалифицируется как покушение.
Для преступлений с формальным составом моментом их окончания будет совершение в полном объеме деяния, предусмотрен¬ного конкретной статьей Особенной части УК, вне зависимости от того, повлекло ли это деяние общест-венно опасные последст¬вия. Так, оскорбление будет считаться оконченным преступлени¬ем, если виновный совершил действия, унижающие честь и до¬стоинство потерпевшего, выраженные в неприличной форме (ос¬корбительная оценка, плевок в лицо, пощечина).
В отдельных случаях (в УК их сравнительно немного) закон считает пре-ступление оконченным, если последствия не наступи¬ли, но имелась реальная угроза их наступления. Так, заведомое постановление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфек¬цией образует не покушение, а завершенное преступле-ние. Равным образом оконченное преступление представляет угроза убийст-вом или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опа-саться ее осуществления (часть первая ст. 119 УК).
Иногда, исходя из особой опасности преступных деяний, со¬вершаемых сплоченными и организованными преступными фор¬мированиями (преступным сообществом), преступление призна¬ется оконченным с момента образования такого формирования. Так, создание вооруженной группы (банды) с целью на-падения на граждан или организации (ст. 209 УК), создание преступного сооб-щества для совершения тяжких и особо тяжких преступлений (ст. 210 УК) представляют собой оконченное преступление.
ГЛАВА 3. ОСНОВАНИЯ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
ЗА ПРИГОТОВЛЕНИЕ И ПОКУШЕНИЕ И ИХ
НАКАЗУЕМОСТЬ. ДОБРОВОЛЬНЫЙ ОТКАЗ
ОТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
3.1. Уголовной ответственности за приготовление и покушение
и их наказуемость
Действующий УК единственным основанием уголовной ответ¬ственности признает совершение деяния, содержащего все при¬знаки состава преступления, предусмотренного настоящим Ко¬дексом (ст. 8 УК).
Это положение равным образом относится как к оконченному, так и не-оконченному преступлению. Таким образом, основанием ответственности за неоконченную преступную деятельность (при¬готовление к преступлению и по-кушение на него) является дея¬ние, содержащее признаки неоконченного соста-ва преступления. Поскольку закон, говоря об общем основании ответственно-сти, указывает на наличие всех признаков состава, юридическим обо¬снованием ответственности за приготовление и покушение явля¬ется прямое указание за-кона на то, что она наступает за неокон¬ченное преступление по статье настоя-щего Кодекса, предусмат¬ривающей ответственность за оконченное преступле-ние со ссыл¬кой на статью 30 УК. Незавершенное преступное посягательство отличается от завершенного лишь неполным выполнением объ¬ективной сторо-ны и частичной реализацией умысла. Важным для практики является предпи-сание закона относительно обязатель¬ной ссылки на ст. 30 УК. Так, действия лица, совершившего покушение на кражу чужого имущества, следует квалифи-цировать по ст. 30 и части первой ст. 158 УК.
Ответственность за приготовление и покушение имеет и зна¬чительное сходство, и существенные различия. Последние сво¬дятся главным образом, как уже было сказано, к различному решению законодателем вопроса об уголовной ответственности: приготовление влечет ответственность лишь при подготовке тяж¬ких и особо тяжких преступлений, в отношении покушения таких ограни-чений в законе нет.
Что касается наказуемости приготовления и покушения, то, признав не-обходимым применить уголовное наказание, суд руководствуется, прежде все-го общими началами его назначения (ст. 60 УК). Вместе с тем, новый Кодекс содержит специальные предписания о назначении наказания за неоконченное преступ¬ление (ст. 66 УК). Во-первых, суд должен учесть обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца. Это указание означает, в ча-стности, выяснение вопроса о том, не имел ли место в данном случае добро-вольный отказ от завер¬шения преступления. Кроме того, должно быть установ-лено, прервано ли преступление вследствие непригодности средств или орудий его совершения либо пресечения действий виновного работниками правопри-менительных органов или других лиц, вследствие отпора со стороны потер-певшего или вследствие случайных обстоятельств. Выяснение причин позволя-ет суду оп¬ределить степень стойкости и упорства лица при совершении престу-пления.
Далее, в законе предусмотрено, что срок и размер наказания за приготов-ление к преступлению не может превышать половины максимального срока и размера наиболее строгого вида наказа¬ния, предусмотренного соответствую-щей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление (часть вторая ст. 66 УК). Применительно к покушению на преступление закон устанавливает, что срок и размер наказания за его совер¬шение не может пре-вышать трех четвертей срока и размера наиболее строгого вида наказания, пре-дусмотренного статьей УК за оконченное преступление (часть третья ст. 66 УК).
Наконец, закон однозначно решает вопрос о высшей мере наказания: за приготовление к преступлению и покушение на его совершение смертная казнь не применяется (часть четвертая ст. 66 УК).
Эти положения закона вполне обоснованны. Меньший размер наказания за приготовление и покушение определяется неза¬вершенностью преступления, свидетельствующей, как правило, о меньшей опасности сравнительно с окон-ченным преступле¬нием. Правомерно и то, что покушение должно наказываться более строго, чем приготовление. В законе нет указания на необходимость уче-та вида покушения на преступления, хотя такое положение было бы целесооб-разным. Оконченное поку¬шение, наиболее близкое к завершенному преступле-нию, как правило, должно влечь более строгое наказание, чем покушение не-оконченное.
3.2. Добровольный отказ от преступления
Как было показано в предыдущих параграфах главы, приго¬товление к преступлению и покушение на его совершение не доводится до стадии окон-ченного преступления по причинам, которые не зависят от воли виновного. Вместе с тем, в ряде случаев лицо, начавшее преступление и имеющее возмож-ность его завершить, само принимает решение отказаться от окончания пре-ступных действий. Такая ситуация именуется в уголовном праве добровольным отказом от преступления.
Уголовный закон определяет добровольный отказ как прекра¬щение ли-цом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совер¬шение преступления, если лицо созна-вало возможность доведе¬ния преступления до конца (часть первая ст. 31 УК).
Из этого определения следует, что суть добровольного отказа состоит в том, что лицо, начавшее преступление, по собственному желанию не доводит его до конца, хотя и имеет такую возмож¬ность.
Установление в действиях лица добровольного отказа от со¬вершения кон-кретного преступления является по закону основанием для освобождения его полностью от уголовной ответствен¬ности за данное преступление. В этом уго-ловно-правовом институте наиболее рельефно про¬является один из основопо-лагающих принципов российского уго¬ловного права - принцип гуманизма. Законодатель допускает возможность не привлекать к уголовной ответственно-сти и не наказывать человека, начавшего совершать преступление, но добро-вольно отказавшегося от его завершения при наличии воз¬можности довести преступление до конца.
В теории уголовного права принято считать, что для наличия отказа не-обходимы два признака: добровольность и окончатель¬ность.
Отказ считается добровольным, если лицо по собственному желанию и решению, сознавая возможность завершить преступ¬ление, прекращает пре-ступную деятельность и не доводит пре¬ступление до конца. Сознание реальной возможности завершить преступление, убежденность лица в этом являются не-обходимым условием добровольности отказа. При этом лицо уверено в том, что оно могло бы «успешно» закончить преступление, поскольку не видит препят-ствий для этого, либо такие препятствия есть, но они вполне преодолимы.
Отказ от окончания преступления не перестает быть добро¬вольным, если убеждение лица в возможности беспрепятственно закончить преступление не соответствует фактическим обстоя¬тельствам. Так, лицо, проникшее в квартиру для совершения кражи, принимает решение прекратить преступление (возмож-но, испугавшись последующего изобличения), не зная о том, что в запроходной комнате находятся хозяева квартиры, которые, по его сведениям, должны были в это время быть на работе. В такой ситуации налицо добровольный отказ.
При этом мотивы для признания отказа добровольным не имеют значе-ния. Лицо может отказаться от продолжения преступ¬ления из-за жалости к по-терпевшему, раскаявшись, боясь разо¬блачения и последующих уголовной от-ветственности и наказания и т.п. При всем разнообразии мотивов отказа глав-ным должна быть добровольность, а не вынужденность отказа. Отказ должен явиться результатом собственного, сознательного, без какого-либо принужде-ния решения. Возможна ситуация, не исключающая добровольности отказа, когда инициатива принятого затем лицом решения исходила от близких ему лиц (членов семьи, родственников, друзей).
Вместе с тем добровольность отказа исключается, если начатое лицом преступление прекращается им не в силу принятого по своей воле решения, а вследствие возникновения различных об¬стоятельств, не позволяющих продол-жить и закончить преступ¬ление (например, при помощи имеющихся инстру-ментов лицо не может открыть двери в квартиру или в склад, где он намеревал-ся совершить кражу; обнаруживает, что за ним ведется наблюдение; выясняет, что о его преступных действиях стало известно правоприменительным органам и т.п.).
Так, Верховный Суд РФ признал ошибочным освобождение судом пер-вой инстанции Н. от уголовной ответственности и наказания в связи с добро-вольным отказом, поскольку Н., про¬никнув в ночное время в магазин для со-вершения кражи, прекра¬тил преступные действия, не сумев выключить охран-ную сигна¬лизацию.
Добровольность отказа неразрывно связана с его действитель¬ностью (или реальностью). Лицо должно отказаться от продолже¬ния преступления в силу принятого добровольно решения, а не притворно (получив сведения о том, что в ближайшее время он будет изобличен).
Вторым необходимым признаком добровольного отказа явля¬ется его окончательность. Сущность этого признака в том, что лицо прекращает начатое преступление не на время, не для того, чтобы заменить средства или орудия бо-лее подходящими, а пол¬ностью и навсегда.
Признак окончательности будет отсутствовать, если лицо в данный мо-мент и в конкретной ситуации отказывается от завер¬шения преступления, ре-шив лучше подготовиться к его соверше¬нию (подыскать соучастников, подож-дать, когда хозяева кварти¬ры переедут на дачу, договориться совладельцем ав-томашины о перевозке добытого преступным путем и т.п.).
Не будет окончательности и в случаях отказа лица от повторного совер-шения преступления, поскольку первая попытка была неудачной.
Пленум Верховного Суда РФ в постановлении по делу К. разъяснил, что отказ от повторения преступного посягательства не исключает уголовной от-ветственности за оконченное покуше¬ние, но может быть учтен судом при на-значении наказания. Таким образом, добровольным отказом следует признавать добро¬вольное и окончательное прекращение начатого лицом конкрет¬ного пре-ступления при наличии у него уверенности в возможнос¬ти реального его окон-чания.
Основанием освобождения лица от уголовной ответственности при доб-ровольном отказе являются прекращение продолжения преступного деяния (объективная сторона преступления переста¬ет выполняться) и субъективной стороны (преступный умысел больше не реализуется). Таким образом, отпадает основной при¬знак преступления - общественная опасность, а следовательно, перестает существовать состав преступления как единственное основание уго-ловной ответственности. Из смысла закона следует, что добровольный отказ может иметь место лишь применительно к неоконченному преступле¬нию, ина-че говоря, при приготовлении к преступлению и поку¬шении на его совершение. При этом отказ в зависимости от стадии преступления имеет свои особенности.
На стадии приготовления к преступлению отказ возможен во всех случа-ях. При этом он может быть выражен в активной форме (лицо уничтожает средства или орудия совершения преступления, выбрасывает флакон с ядом). Однако такая форма совсем необя¬зательна. На этой стадии достаточно несо-вершения дальнейших действий, то есть бездействия. Изготовив или приобретя инстру¬менты для преодоления запоров на дверях хранилища материаль¬ных ценностей, лицо больше никаких действий по реализации умысла не осуществ-ляет.
Что же касается покушения на преступление, то вопрос о добровольном отказе на этой стадии должен решаться дифферен¬цирование, в зависимости от вида покушения. При неокончен¬ном покушении отказ возможен всегда, так же как и на стадии приготовления, форма отказа здесь не имеет значения. Вполне достаточно прекращения начатых действий, то есть форма отказа может быть (и часто бывает) пассивной. Лицо не совершает больше никаких действий, ве-дущих к окончанию преступления. Так, подкараулив потерпевшего с целью причинить ему тяжкие телесные повреждения имеющимся кастетом, лицо, за-махнув¬шись для нанесения удара, не наносит его, испугавшись ответст¬венности.
Возможна, но не обязательна для этого вида покушения и активная форма отказа. При таможенном досмотре лицо, спря¬тавшее в тайнике для контрабанд-ной перевозки наркотические средства, добровольно достает их и передает кон-тролерам, боясь, что наркотики все равно будут обнаружены.
Преобладающая часть криминалистов полагают, что добро¬вольный отказ возможен и от оконченного покушения, хотя и не во всех случаях. Для его на-личия требуется ряд ограничи¬тельных условий. Во-первых, форма отказа при этом может быть только активной. Во-вторых, отказ возможен лишь до тех пор, пока покушающийся еще может не допустить, прекратить дальнейшее развитие объективной стороны преступления. В-третьих, активные действия лица в дей-ствительности прекращают дальнейшее развитие объективной стороны, обес-печивают не¬доведение преступления до конца. Для преступлений с мате¬риальным составом это должно выражаться в недопущении на¬ступления обще-ственно опасных последствий (лицо, нанесшее несколько ударов потерпевшему тяжелым предметом по голове, испугавшись, вызывает «скорую помощь», до ее прибытия пере¬вязывает нанесенные им раны, стремясь остановить кровотече¬ние).
В преступлениях с формальным составом для отказа необхо¬димо недо-пущение завершения преступления. Так, оставив по договоренности с должно-стным лицом у него в кабинете взятку (конверт с деньгами), виновный возвра-щается в кабинет и заби¬рает конверт обратно.
Во всех иных случаях, когда лицо не имеет возможности не допустить окончания преступления, прекратить дальнейшее раз¬витие объективной сторо-ны, добровольный отказ на этапе окон¬ченного покушения невозможен (выстрел в целях причинения смерти потерпевшему, взрыв здания с целью его уничто-жения либо поджог, когда тушение пожара нереально, и т.п.). Как уже было отмечено в предыдущих параграфах главы, согласно закону, добровольный от-каз от окончания преступления полностью исключает уголовную ответствен-ность за добровольно оставленное преступление.
Вместе с тем, нередко выявляется, что до момента доброволь¬ного отказа лицо совершило действия (или бездействие), содер¬жащие признаки другого са-мостоятельного преступления. В этих случаях, согласно закону (часть третья ст. 31 УК), лицо подлежит уголовной ответственности за это преступление. Но-вый Уголов¬ный кодекс сформулировал это положение более удачно, чем УК I960 г., отделив эту норму от нормы о добровольном отказе. Тем самым ис-правлена неудачная и неточная формулировка УК 1960 г., понимавшаяся зачас-тую на практике как указание на то, что лицо во всех случаях отвечает за то, что оно совершило до момента добровольного отказа.
Так, если лицо в целях совершения убийства из корыстных побуждений незаконно приобрело огнестрельное оружие (писто¬лет), а затем на стадии при-готовления или покушения доброволь¬но отказалось от доведения преступления до конца, оно полнос¬тью освобождается от уголовной ответственности за убий-ство и не может быть привлечено ни за приготовление к убийству, ни за поку-шение на него. В то же время действия, совершенные лицом до момента добро-вольного отказа, содержат признаки другого, самостоятельного преступления (в данном случае неза¬конное приобретение оружия), и за него лицо подлежит ответст¬венности.
Если в такой же ситуации лицо для совершения этого же преступления (убийства) приобрело в хозяйственном магазине топор или молоток, а затем добровольно отказывается от продолжения преступления, оно вообще не несет ответственности, по¬скольку приобретение топора или молотка состава престу-пления не содержит.
Новый Уголовный кодекс в отличие от прежнего регламенти¬рует и во-просы о добровольном отказе соучастников преступле¬ния. Согласно закону, организатор преступления и подстрекатель к его совершению не подлежат уго-ловной ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными принятыми мерами предотвратили доведение преступления ис¬полнителем до конца. Пособник не подлежит уголовной ответст¬венности, ес-ли он принял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления. В законе указано также, что, если действия организатора или Подстрекателя по недопущению окончания преступления (своими вилами или путем сообщения о преступлении органам власти) не. Привели к предотвраще-нию совершения его исполнителем, они эти меры) могут быть признаны судом смягчающими обстоятель¬ствами при назначении наказания (часть пятая ст. 31 УК). Из этих положений закона следует, что добровольный отказ соучаст¬ников имеет существенные отличия от отказа лица, совершаю¬щего преступление в одиночку. Во-первых, закон дифференци¬рует условия возможного признания добровольного отказа для организатора преступления и подстрекателя и для пособника. Такая дифференциация вполне обоснованна. Организатор - самая опасная фигура среди соучастников, он организует совер¬шение преступления или руководит им. Подстрекатель склоняет других лиц (чаще всего исполните-ля) к совершению преступле¬ния, то есть является инициатором и вдохновите-лем преступного посягательства. Роль же пособника второстепенна и сводится к оказанию содействия другим соучастникам. Во-первых, закон по-разному оп-ределяет содержание действий организатора и под¬стрекателя, с одной стороны, и пособника, с другой стороны, свидетельствующих о добровольном отказе. Применительно к первым двум фигурам закон требует, чтобы их действия со-стояли либо в своевременном (то есть до того, когда окончание преступ¬ления уже невозможно предотвратить) сообщении органам власти о подготовке или начале совершения преступления, либо в соб¬ственных мерах, которые обеспе-чат прекращение совершения преступления. Под органами власти, видимо, сле-дует понимать правоприменительные органы, а также любые властные государ¬ственные структуры. Собственные меры могут заключаться для организатора в роспуске преступного формирования, которое он создал, в воздействии на дру-гих соучастников с целью принудить их отказаться от продолжения преступле-ния. Отказ пособника должен состоять в активных действиях, направленных на предот¬вращение окончания преступления (отбирает у исполнителя пере¬данное ему оружие, отказывается предоставить машину для до¬ставки соучастников или перевозки похищенного и т.п.).
В-третьих, организатор и подстрекатель могут быть освобож¬дены от от-ветственности вследствие добровольного отказа только при условии предот-вращения окончания преступления. В отно¬шении пособника закон такого ука-зания не содержит. Следова¬тельно, если будет установлено, что пособник сде-лал все от него зависящее, чтобы не допустить завершения преступления, но оно все-таки было совершено другими соучастниками, пособник ос¬вобождается от ответственности на основании добровольного оЗАКЛЮЧЕНИЕ
Реальную общественную опасность, являющуюся основным признаком преступления, представляет не только завершенное, законченное преступление, но и действия, предшествующие его окончанию. При этом охраняемые законом права и интересы личности, собственность, общественный порядок и безопас-ность, конституционный строй РФ и иные находящиеся под охраной закона объекты либо ставятся под угрозу их нарушения, причи¬нения им вреда, либо такой вред частично причиняется факти¬чески.
В связи с этим Уголовный кодекс РФ объявляет преступным и наказуе-мым не только уже совершенное преступление, но и общественно опасные дей-ствия, не доведенные до конца по причинам, не зависящим от воли виновного.
Стадии преступления есть не что иное, как этапы реализации преступно-го умысла, намерения виновного совершить конкретное преступное посяга-тельство. Возможность стадий преступления ограничена и рядом объектив¬ных признаков. Относительно первой стадии - приготовления к преступлению - общепринято считать, что она возможна приме¬нительно к преступлениям, имеющим материальный состав, вне зависимости от формы их совершения (действие или бездейст¬вие).
Но за каждое деяние наступает уголовная ответ¬ственность.
Действующий УК единственным основанием уголовной ответ¬ственности признает совершение деяния, содержащего все при¬знаки состава преступления.
Из этого следует вывод: что Уголовный кодекс РФ объявляет преступ-ным и наказуемым не только уже совершенное преступление, но и обществен-но опасные действия, не доведенные до конца по причинам, не зависящим от воли виновного.
Следовательно, при совершении преступления есть определенные стадии, преступление не совершается неподготовленно, спонтанно, что каждому пре-ступлению предшествуют определенные подготовительные действия
Список используемой литературы
1. Ко¬нституция Российской Федеpации. - М., 1993.
2. Уголовн¬ый кодекс Российской Федеpации. - М., 1996.
3. Комме¬нтаpий к Уголов¬ному кодексу Российской Федеpации. Под pед. Ю.А. Скуpатова. - М., 1996.
4. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. - М., 1996.
5. Комме¬таpий к уголов¬ному кодексу Российской Федеpации. Под pед. А.В. Hаумова. - М., 1996.
6. Заpгоpодский М.Д. Уголов¬ный закон¬. - М., 1984.
7. Здравомыслов Б.В. Уголовное право РФ. - М., 1996.
8. Иванов В.Д. Ответственность за покушение на преступление. - Караганда, 1974.
9. Курс советского уголовного права, т. II, М., 1970.
10. Пионтковский А.А. Учение о преступлении. М., 1961.
11. Сбоpн¬ик докуме¬нтов по истоpии уголов¬ного зако¬нодательства СССР и РСФСР (1953-1991 г.г.). ч. 1. Под pед. В.П. Малкова. - Казан¬ь, 1992.
12. Теория уголовного права. - М., 1993.
13. Тер-Акопов А. А Добро¬вольный отказ от совершения преступления. - М., 1982.
14. Уголовн¬ое пpаво Российской Федеpации. Общая часть. Под pед. А.В. Hаумова. - М., 1996.
15. Уголовн¬ое пpаво Российской Федеpации. Общая часть. Под pед. Б.В. Здpавомыслова. - М., 1996.

 
« Пред.   След. »
Понравилось? тогда жми кнопку!

Заказать работу

Заказать работу

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
1 гость
Проверить тИЦ и PR