Главная Сочинения Рефераты Краткое содержание ЕГЭ Русский язык и культура речи Курсовые работы Контрольные работы Рецензии Дипломные работы Карта
загрузка...
Главная arrow Курсовые работы arrow Право arrow Судебная система России 1917 - 1922 гг.

Судебная система России 1917 - 1922 гг.

Курсовые работы - Право
Судебная система России 1917 - 1922 гг.
Введение
ГЛАВА 1. СУДЕБНАЯ СИСТЕМА В ПЕРИОД ПРОВЕДЕНИЯ ОКТЯБРЬ-СКОЙ РЕВОЛЮЦИИ (1917-1918 гг.)
1.1. Буржуазно-помещичья юстиция в России накануне Октябрьской револю-ции
1.2. Организация первых судебных органов в советской России после Октябрь-ской революции
1.3. Всероссийская чрезвычайная комиссия
и ее местные органы
1.4. Особенности судебного управления в советской России после Октябрьской революции
ГЛАВА 2. СУДЕБНАЯ СИСТЕМА В ПЕРИОД БОРЬБЫ ЗА УПРОЧНЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
2.1. Создание единого народного суда
2.2. Всероссийская чрезвычайная комиссия и ее местные органы в период гра-жданской войны и иностранной интервенции
2.3. Образование революционных трибуналов и мероприятия по объединению деятельности центральных революционных трибуналов и установлению выс-шего судебного контроля
2.4. Судебное управление
ГЛАВА 3. СУДЕБНАЯ СИСТЕМА В ПЕРИОД ВОССТАНОВЛЕНИЯ НА-РОДНОГО ХОЗЯЙСТВА (1921-1922 гг.)
3.1. Мероприятия, направленные на укрепление суда до проведения общей су-дебной реформы
3.2. Судебная реформа 1922 года и ее роль в развитии судебной системы совет-ской России
Заключение
Список литературы
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования предопределяется теоретической и практической значимостью проблемных вопросов, касающихся осмысления сущности и содержания государственного регулирования в сфере судоустрой-ства и судопроизводства в послереволюционной России.
В современных условиях особую значимость представляет развитие тео-ретических основ реформы экономической системы, создание правового госу-дарства, демократизация всех сфер жизни общества, укрепление правопорядка и законности. В связи с этим исключительно важным является серьезная реор-ганизация правоохранительных органов, прежде всего, в направлении повыше-ния эффективности их деятельности, установления четких принципов их взаи-модействия.
Вместе с тем происходящие в нашем обществе кардинальные изменения не всегда приводят к желаемым результатам. Особенно отчетливо это видно в условиях непрекращающихся попыток дестабилизации общественно-политической ситуации на Северном Кавказе.
Происходящие сегодня процессы заставляют невольно оглянуться назад и обратиться к периоду 1917-1922 гг., когда страна была охвачена глубоким со-циально-экономическим и политическим кризисом, оказавшим существенное воздействие на всю общественную жизнь, в том числе и на деятельность пра-воохранительных органов, не исключая чрезвычайных судебных органов - ре-волюционных трибуналов.Степень разработанности темы исследования. Различные особенности судебной системы России 1917-1922 гг. исследовались в рамках истории, об-щей теории права, а также отраслевых юридических науках
С конца 80-х - начала 90-х годов двадцатого столетия в отечественном правоведении наблюдается всплеск интереса к исследованию вопросов органи-зации и правоприменительной деятельности дореволюционных российских су-дов и советских судов с целью теоретического обоснования необходимости реформирования судебной системы существовавшего в тот период советского государства.
Ряд идей и положений о демократических принципах организации и дея-тельности суда и других субъектов правоприменительной деятельности, спо-собствующих осуществлению правосудия, был обоснован в Концепции судеб-ной реформы в Российской Федерации, а также в решениях органов судейского сообщества - Всероссийского съезда судей и Всероссийского совета судей.
Кроме того, идеи и предложения о реформировании советской судебной системы, судебных процедур, расширении сфер судебной защиты содержались в доктринах процессуального права, в которых сложилось понимание необхо-димости приспособления процессуального регламента к новым политическим, социальным и экономическим реалиям российского государства.
Вместе с тем, некоторые теоретические аспекты Концепции судебной ре-формы и практические меры по ее осуществлению в России в целом и субъек-тах, входящих в ее состав, в научных кругах дискутируются до настоящего времени.
В общетеоретических научных работах проблемам судебного правопри-менения уделяли большое внимание известные советские и современные рос-сийские авторы, такие, как: С. С. Алексеев, С. Н. Братусь, С. В. Боботов, А. Т. Боннер, А. Б. Венгеров, С. И. Вильнянский, М. А. Гурвич, Ю. И. Гревцов, В. М. Горшенев, И. Я. Дюрягин, В. В. Ершов, Л. И. Завадская, В. Н. Карташов, Д. А. Керимов, С. Ф. Кечекьян, А. В. Корнев, В. Н. Кудрявцев, С. В. Курылев, В. В. Лазарев, А. М. Ларин, О. Э. Лейст, Р. З. Лившиц, В. С. Нерсесянц, И. Л. Петрухин, А. С. Пиголкин, В. М. Савицкий, П. Н. Сергейко, Л. И. Спиридонов, Ю. А. Тихомиров, В. А. Туманов, А. Ф. Черданцев, Л. С. Явич, А. М. Яковлев и др. Многие общетеоретические положения этих и ряда других советских и российских правоведов по вопросам организации и правоприменительной деятельности судов и иных органов государства, обес-печивающих реализацию, охрану и защиту права, до настоящего времени не утратили своего научного и практического значения.
Отдельные (важные в практическом отношении) аспекты проблемы при-менения судебными органами норм отраслей гражданского, уголовного, адми-нистративного права в советский и современный периоды истории нашей стра-ны исследовали такие ученые-юристы, как Т. Е. Абова, М. Г. Авдюков, Л. Б. Алексеева, В. С. Афанасьев, А. Б. Богатырев, А. Д. Бойков, В. П. Божьев, Л. А. Ванеева, В. В. Витрянский, В. В. Глазырин, Н. Л. Гранат, Л. Б. Ескина, Н. Б. Зейдер, И. М. Зайцев, М. И. Клеандров, Б. М. Лазарев, В. М. Лебедев, П. А. Лупинская, Р. Х. Макуев, Ю. И. Стецовский, М. С. Строгович, А. Я. Сухарев, М. Д. Шаргородский, А. П. Шергин, Н. А. Чечина, П. С. Элькинд, В. Ф. Яковлев, В. В. Ярков и другие специалисты. Их научные исследования в свое время способствовали решению задач правоприменения в соответствии с принципами законности и справедливости.
Цель работы заключается в осуществлении анализа предпосылок, зако-номерностей преобразования судебной системы России в 1917-1922 гг. Ука-занная цель предопределила решение следующих задач:
- изучить особенности судебной системы в период проведения октябрь-ской революции (1917-1918 гг.);
- исследовать судебную систему в период борьбы за упрочнение совет-ской власти;
- проанализировать судебную систему в период восстановления народно-го хозяйства (1921-1922 гг.).
Объект исследования составляют урегулированные нормами действо-вавшего в рассматриваемый исторический период права общественные отно-шения в сфере судебной системы России.
Предмет исследования составляют нормативные и организационно-правовые основания функционирования судебной системы России в 1917-1922 гг.
Структура работы обусловлена целью и задачами исследования и состо-ит из введения, трех глав, объединяющих десять параграфов, заключения и списка использованной литературы.
ГЛАВА 1. СУДЕБНАЯ СИСТЕМА В ПЕРИОД ПРОВЕДЕНИЯ ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ (1917-1918 гг.)
1.1. Буржуазно-помещичья юстиция в России
накануне Октябрьской революции
Суд царской России стоял на страже порядков, выгодных и угодных гос-подствовавшим классам. Царский суд защищал право частной собственности на орудия и средства производства: на землю, леса, фабрики и заводы и т. д., являлся органом подавления эксплуатируемого большинства во имя интересов эксплуататорского меньшинства, органом расправы с политическими против-никами царского режима .
В 60-х годах XIX столетия в России складывалось буржуазное хозяйство, подрывающее старый, крепостнический строй. Военное поражение в Крым-ской кампании, рост крестьянских бунтов против помещиков ускорили отмену в 1861 году крепостного права. Была проведена и реформа в области государ-ственного управления.
Суд состоял преимущественно из представителей имущих классов. Для кандидатов в мировые судьи был установлен имущественный, национальный, возрастной и образовательный ценз. В сельских местностях судьи избирались земскими собраниями, то есть собраниями помещиков, в городах городскими думами собраниями представителей буржуазии (фабрикантов, купцов, домо-владельцев и др.).
Принцип независимости судей от администрации не был осуществлен. Установление различных правил о порядке представления к назначению на должность судьи, повышении их в должности, дисциплинарной ответственно-сти и т. д. ставило судей в зависимое от администрации положение. Не был полностью проведен в жизнь и принцип несменяемости судей, ибо в условиях формального действия этого принципа буржуазно-помещичье правительство всегда имело возможность устранить любого судью, деятельность которого не соответствовала его политическим целям.
Не было, конечно, и равенства граждан перед судом и законом. Это «ра-венство» при господстве частной собственности и существовании эксплуата-ции являлось вопиющим неравенством.
В той или иной мере были ограничены и другие принципы судоустройства и судопроизводства, провозглашенные Судебными уставами 1864 года.
И все же по сравнению с дореформенным судом, отражавшим неприкры-тые крепостнические отношения, Судебные уставы были известным шагом вперед по пути приспособления правосудия к требованиям буржуазной демо-кратии.
Судебная реформа 1864 года оказалась очень недолговечной. Прошло не так много времени после введения новых судов, как началась ликвидация тех немногих прогрессивных начал, на которых они были построены. Например, законом 1887 года из ведения суда присяжных было изъято рассмотрение по-литических, должностных и других преступлений.
Царское правительство не удовлетворяла и деятельность мирового суда. Законом 12 июля 1889 г. было признано необходимым упразднить в 35 губер-ниях мировые суды, заменив их назначаемыми городскими, судьями, уездными членами окружного суда и земскими начальниками. Городские судьи, уездные члены окружного суда назначались министерством юстиции; земские началь-ники министерством внутренних дел, в ведомстве которого они состояли. Земскими начальниками, соединявшими в своих руках судебную и админист-ративную власть над крестьянами, назначались лица из числа потомственных дворян, имеющих недвижимую собственность, оцениваемую для взимания сборов не менее чем в 7 тысяч рублей. В случае отсутствия кандидатов, удов-летворяющих этим требованиям, могли быть назначены и дворяне с меньшим имущественным цензом, но с высшим образованием .
Земские начальники имели широкие административные функции в отно-шении крестьян: право ареста без формального производства до трех суток, ареста должностных лиц сельского и волостного управления до восьми суток, снятия их с должности, наложения штрафов на крестьян. Земским начальникам и городским судьям были подсудны гражданские дела по искам на сумму не свыше 500 рублей, возникающие в связи с арендой земли или личным наймом на сельские работы, иски о потравах и о других повреждениях полей и лугов, когда сумма причиненного ущерба не превышала 500 рублей, все прочие иму-щественные иски на сумму не более 300 рублей; земские начальники и город-ские судьи, рассматривали почти все уголовные дела, ранее подсудные миро-вым судьям .
В сельских местностях действовали волостные суды, которые находились под бдительным надзором земских начальников и состояли, главным образом, из кулаков.
На окраинах империи суды были приспособлены к задачам прямого на-ционального и классового угнетения.
Судьи подбирались из царских чиновников, а также из местных баев, бе-ков.
Вся система управления в окраинах России, в том числе и судебная, строилась на произволе царской администрации.
Нередко царское правительство прибегало к внесудебной расправе. При-мерами могут служить организованные и проводившиеся при поддержке поли-ции массовые расстрелы рабочих демонстраций, зверские карательные экспе-диции при подавлении революции 1905 г., ленский расстрел рабочих в 1912 г., еврейские погромы .
Для борьбы с растущим революционным движением по «высочайшему повелению» 20 августа 1906 г. создаются военно-полевые суды. Они действу-ют в местностях, объявленных на военном положении или на положении чрез-вычайной охраны. В этих местностях высшим представителям местной адми-нистрации предоставлялось право передавать дела лиц, обвиняемых в револю-ционном движении, на рассмотрение военно-полевых судов. Был установлен упрощенный порядок рассмотрения дел: предварительное следствие не произ-водилось, дело рассматривалось в течение двух суток с момента поступления его в суд, разбирательство проходило при закрытых дверях без участия защи-ты, приговор обжалованию не подлежал, вступал в силу немедленно по его объявлении и приводился в исполнение не позже суток со времени его поста-новления.
Закон о военно-полевых судах сразу же по введении его в жизнь был под-вергнут расширительному толкованию. Так, генерал-губернатор Закавказья объявил подсудными военно-полевому суду дела об организации стачек, порче и истреблении воинского снаряжения, повреждении телеграфа, телефона и же-лезной дороги, нападении на должностных лиц, агитации в войсках и всяком другом преступлении, если будет признано нужным передать его на рассмот-рение военно-полевого суда. Двинский временный генерал-губернатор пошел еще дальше. К подсудности военно-полевого суда он относил: противоправи-тельственную агитацию, распространение преступных сочинений в войсках, оскорбление и неуважение к присутственным местам и чиновникам, всякое на-силие над личностью, вторжение в чужое жилище и вообще преступления, ко-торые по месту совершения, по личности преступника будут признаны особо угрожающими в государственном и в общественном отношении .
В качестве примеров учинения расправы военно-полевыми судами укажем следующие факты. В Керчи 31 октября 1906 г. судили гр-на Дехне за «разбра-сывание прокламаций». В Варшаве 2 ноября 1906 г. военно-полевой суд при-судил к расстрелу троих агитаторов в пользу забастовки. В Иркутске 22 ноября 1906 г. состоялся суд по делу саперов, обвиняемых в участии в «майских бес-порядках».
Почти единственной мерой наказания, которую применяли военно-полевые суды, была смертная казнь. Так, по неполным данным, военно-полевыми судами за пять месяцев их действия (с сентября 1906 года по январь 1907 года) из 1100 рассмотренных дел по 950 были вынесены приговоры к смертной казни и лишь по 85 к лишению свободы .
После февральской революции суды не только не были ликвидированы, но остались почти не тронутыми «реформой» суда, проведенной Временным правительством.
Временное правительство упразднило верховный уголовный суд и особые присутствия правительственного сената, судебных палат и окружных судов с участием сословных представителей. Устанавливалось, что при рассмотрении дел в особых присутствиях сената и судебной палаты о государственных пре-ступлениях и преступлениях по должности сословные представители должны заменяться присяжными заседателями. Восстановлены мировые суды в тех гу-берниях, где они были законом 12 июля 1889 г. упразднены и заменены зем-скими начальниками и другими назначаемыми судьями. Однако мировые су-дьи по-прежнему подлежали избранию уездными земскими собраниями и го-родскими думами по принадлежности .
Временное правительство сохранило прежнее правило, по которому для назначения на должности по судебному ведомству необходимо было прослу-жить в судебном ведомстве или состоять в звании присяжного поверенного: для должности члена окружного суда 4 года; председателя, товарища предсе-дателя окружного суда, а также члена палаты 6 лет; председателя судебной па-латы 8 лет; сенатора 10 лет.
Требование среднего образования или практического стажа для кандида-тов в мировые судьи, а также высшего юридического образования и длитель-ного стажа практической работы в судебном ведомстве для кандидатов высших судейских должностей гарантировало сохранение судебного аппарата в руках бывших царских чиновников .
В марте 1917 года в Петрограде, а затем и в некоторых других местах бы-ли образованы временные суды для «быстрого устранения печальных недора-зумений, возникающих между солдатами, населением и рабочими». Эти суды действовали в составе: мирового судьи, представителя армии, представителя рабочих. К их подсудности были отнесены преступные деяния, направленные против личной и имущественной безопасности граждан и против общественно-го порядка и спокойствия, в том числе и посягательств против нового порядка, если они совершены частными лицами, в том числе военными чинами вне службы. Временные суды рассматривали дела об агитации против нового строя, о продаже спиртных напитков, о сокрытии торговцами продовольствия, о кражах, хулиганстве и т. д. Суды имели право наложения различных наказа-ний: от внушения до тюремного заключения сроком на полтора года. Пригово-ры приводились в исполнение немедленно и обжалованию не подлежали. Уч-реждение временных судов имело целью придать видимость проведения «ре-волюционизирования» старого царского суда .
В первые месяцы после февральской революции на местах создавались суды по почину самих масс. Однако Временное правительство постановлением от 4 мая «О временном устройстве временного суда» предложило «все судеб-ные установления, образованные населением по своему почину, упразднить» .
В области военной юстиции Временное правительство под давлением солдатских масс отменило военно-полевые суды (закон 13 марта 1917 г.), но создало ускоренные военно-революционные суды, которые по сути дела ничем не отличались от царских военно-полевых судов. Кроме того, «когда обвиняе-мый захвачен на месте преступления, которое является очевидным, и когда по важности и обстоятельствам дела возникает надобность в безотлагательном его рассмотрении», в военно-окружных и военно-корпусных судах был установлен ускоренный порядок производства. Если к этому добавить, что Керенский по соглашению с Корниловым и Савинковым вновь ввел смертную казнь (июнь 1917 года), то будет очевидным, что фактически остались те же военно-полевые суды, только действовавшие под другим названием .
В августе 1917 года Временное правительство организовало особые суды для рассмотрения дел о массовых беспорядках.
Никаких изменений Временное правительство не внесло и в организацию царской прокуратуры, если не считать, что несколько прокуроров были уволе-ны в отставку. Прокуратура по-прежнему использовалась для борьбы с рево-люционным движением .
Таким образом, бывшая царская юстиция в период февраля-октября 1917 года как по своей организации, так и, главным образом, по целям и задачам ос-талась почти неприкосновенной.
Прежний судебный аппарат не мог быть использован победившим проле-тариатом. В ходе социалистической революции нужно было создать заново подлинно революционные суды, поставить судьями людей, преданных Совет-ской власти.
Вывод: Таким образом, суд царской России стоял на страже порядков, выгодных и угодных господствовавшим классам. Естественно, что в этих усло-виях ни о каком равенстве граждан перед судом и законом речи вестись не могло, так как суд состоял преимущественно из представителей имущих клас-сов. В тоже время, если сравнивать с дореформенным судом, отражавшим кре-постнические отношения, Судебные уставы были заметным шагом вперед по пути приспособления правосудия к требованиям буржуазной демократии.
1.2. Организация первых судебных органов
в советской России после Октябрьской революции
Первый законодательный акт Советской власти о суде декрет № 1 был принят 23 ноября 1917 г., то есть спустя почти месяц после победы Великой Октябрьской социалистической революции. На местах, особенно в отдаленных районах, декрет стал известен значительно позднее. Но еще до его издания в Петрограде, Кронштадте, Москве, Смоленске, Саратове, в Ярославской, Твер-ской, Пензенской, Новгородской, Уфимской, Оренбургской, Олонецкой губер-ниях, на Кубани, Украине, в Сибири и в некоторых других районах по прика-зам местных Советов создавались новые, пролетарские суды, носящие различ-ные наименования: революционные народные суды, следственные комиссии (с функциями суда), суды общественной совести и др.
Наркомюст, внося в Совнарком РСФСР проект первого декрета о суде, полагал необходимым, во-первых, предпослать этому декрету вводную обще-политическую часть, во-вторых, декларировать об упразднении всей прежней судебной системы, в том числе и мировых судей, в-третьих, выборы судей производить Советами и, в-четвертых, воспретить судьям местных судов во-обще пользоваться законами свергнутых правительств.
Этот проект декрета о суде не удовлетворил Совет Народных Комиссаров, в силу чего правительство поручило А. В. Луначарскому представить проект декларации по декрету о революционных судах. Комиссии поручалось вырабо-тать окончательный текст декрета и передать его в Совет Народных Комисса-ров .
Известно, что никакой правительственной декларации к этому декрету предпослано не было. В принятом декрете не была сохранена и вводная статья. Дело ограничилось тем, что А. В. Луначарский 1 декабря 1917 г. опубликовал в газете «Правда» статью «Революция и суд», в которой обосновывал необходи-мость ломки старого, эксплуататорского суда и права и создания нового, рево-люционного суда и права.
Окончательное обсуждение и принятие декрета о суде № 1 состоялось в заседании Совнаркома лишь 23 ноября 1917 г. О сломе помещичье-буржуазного суда говорится в ст. 1: «Упразднить доныне существующие об-щие судебные установления, как-то: окружные суды, судебные палаты и пра-вительствующий сенат со всеми департаментами, военные и морские суды всех наименований, а также коммерческие суды, заменяя все эти установления су-дами, образуемыми на основании демократических выборов» .
По-иному в этом декрете решался вопрос о мировых судах и судьях. В от-личие от первоначального проекта в ст. 2 было сказано: «Приостановить дей-ствие существующего доныне института мировых судей, заменяя мировых су-дей, избираемых доныне непрямыми выборами, местными судами в лице по-стоянного местного судьи и двух очередных заседателей, приглашаемых на каждую сессию по особым спискам очередных судей. Местные судьи избира-ются впредь на основании прямых демократических выборов, а до назначения таких выборов временно районными и волостными, где нет таковых, уездны-ми, городскими и губернскими советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов».
В этой же статье сказано, что при желании мировые судьи не лишаются права «при изъявлении ими на то согласия быть избранными в местные судьи, как временно советами, так и окончательно на демократических выборах».
Далее, в ст. 3 указано также и об упразднении институтов судебных сле-дователей, прокурорского надзора, а равно институтов присяжной и частной адвокатуры.
Особый подход к мировым судьям, установленный в декрете № 1 о суде, объясняется тем, что в их составе имелись лица, лояльно относящиеся к Совет-ской власти. С другой стороны, вводя принцип коллегиальности в организации суда, можно было использовать бывших мировых судей как специалистов-юристов, осуществляя контроль над их деятельностью со стороны других чле-нов суда, представляющих рабочих и крестьян .
В декрете № 1 о суде было провозглашено, что местные суды образуются на основе прямых, демократических выборов. Этот порядок относился не толь-ко к выборам постоянных местных судей, но и к народным заседателям, при-влекаемым для участия в местном суде. Любой гражданин, не лишенный поли-тических прав, мог быть избран местным судьей и народным заседателем. Временно, до назначения таких выборов, избрание судей должно было произ-водиться соответствующими Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.
Первое общее собрание местных судей состоялось 1 декабря 1917 г. в Мо-скве. На этом собрании было вынесено решение, конкретизирующее подсуд-ность дел местным судам, и произведены выборы председателя совета местных судей. Заседания совета начались в первых числах марта в составе до пяти ме-стных судей, участвовавших в порядке очередности в судебных заседаниях со-вета. Организация в составе совета отделений по уголовным и гражданским делам вызвала вскоре необходимость избрания в совет, помимо председателя, заведующих отделениями.
В марте 1918 года Московский совет местных судей имел свой президиум, состоявший из постоянных членов и частью из участковых местных судей. Общее собрание всех местных судей являлось ближайшим руководящим орга-ном для местных судов и совета судей. Оно принимало разработанные советом инструкции, избирало постоянных членов совета и т. д. Текущую практиче-скую работу, подготовку вопросов для общих собраний и руководство касса-ционной практикой совета осуществлял президиум, избранный общим собра-нием судей.
Декрет № 1 о суде не предусматривал организации суда для разрешения общеуголовных и гражданских дел, превышающих подсудность местного суда. Этот вопрос был решен декретом о суде № 2 от 7 марта 1918 г.
В газете «Петроградский голос» 26 января 1918 г. сообщалось, что по по-становлению Совета народных комиссаров, до образования окружных судов, гражданские иски от 3 до 10 тысяч рублей и уголовные дела, караемые от 2 до 4 лет тюрьмы, подлежат разбору советов (съездов) народных судей. Однако статистические данные о прохождении дел в съездах местных судей, проанали-зированные А. Ф. Козловым, не дают основания считать, что советы (съезды), помимо рассмотрения дел в кассационном порядке, рассматривали дела в каче-стве суда первой инстанции .
Декрет № 1 о суде предусматривал возможность для сторон «по всем спорным гражданским, а также частноуголовным делам» обращаться к третей-скому суду (ст. 5). Порядок деятельности третейского суда был определен дек-ретом ВЦИК 16 (3) февраля 1918 г. В ст. 1 этого декрета сказано: «Все споры по гражданским делам, за исключением лишь дел, подсудных специальным су-дам, или иным установленным на основании законов о трудовом договоре и о социальном страховании, а также все частноуголовные дела, по которым нала-гаются наказания лишь по требованиям жалобщика или потерпевшего (как-то: по делам о личном оскорблении и т. п.), могут быть передаваемы сторонами на рассмотрение третейского суда».
По декрету 16 (3) февраля третейский суд образовывался по усмотрению сторон в составе одного посредника или одинакового числа членов третейского суда с каждой стороны и одного посредника, избранного членами третейского суда. На третейское решение в установленные для кассационных жалоб сроки допускались кассационные жалобы в съезды местных судей.
В Москве после издания декрета № 1 о суде на основании постановления Московского Совета было принято решение образовать третейский суд для разбора крупных гражданских дел. Одновременно было принято решение пре-дусмотреть должность супер-арбитр этого суда. Третейский суд должен был временно заменить предполагаемый к учреждению окружной суд, разбирая гражданские дела, превышающие подсудность местных судов.
Что касается уголовных дел, превышающих подсудность местного суда, то они рассматривались (до образования окружных судов) теми же местными судами и революционными трибуналами.
Форма третейского разрешения дел частного обвинения не нашла себе сколько-нибудь широкого применения. Эти дела разрешались, как правило, в местном суде.
Для рассмотрения наиболее важных дел, в первую очередь дел о контрре-волюционных преступлениях, декретом № 1 о суде были учреждены револю-ционные трибуналы.
В РСФСР дальнейшее развитие общей судебной системы получило зако-нодательную регламентацию в декрете № 2 о суде от 7 марта 1918 г. Этот дек-рет был издан в развитие и дополнение первого декрета о суде.
Декретом № 2 о суде установлено, что для рассмотрения дел, превышаю-щих подсудность местного народного суда, учреждаются окружные народные суды (один окружной суд на несколько уездов). Для рассмотрения кассацион-ных жалоб на приговоры и решения окружных народных судов предполагалось по этому декрету учредить областные народные суды, обслуживающие не-сколько окружных судов. Наконец, для достижения единообразия кассацион-ной практики намечалась организация Верховного судебного контроля.
Состав окружных судов избирался соответствующим Советом рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Председатель суда и председатели уго-ловного и гражданского отделений избирались и отзывались общим собранием членов окружного суда. Советам принадлежало Право отзыва избранных ими членов окружного суда.
Все подготовленные к суду распоряжения принимались коллегией не ме-нее чем из трех постоянных членов суда, рассмотрение же дел по существу в гражданских отделениях происходило в составе трех постоянных членов ок-ружного народного суда и четырех народных заседателей; по уголовным делам в составе 12 очередных заседателей и двух запасных под председательством одного из постоянных членов суда.
Решающий голос при рассмотрении в окружном суде принадлежал народ-ным заседателям, которые составляли большинство коллегии. Введение в со-став судебного присутствия большего числа постоянных судей по гражданским делам объяснялось тем, что разрешение гражданских дел в какой-то мере тре-бует специальных знаний. Однако и при этом положении большинство голосов принадлежало народным заседателям.
Общие списки народных заседателей составлялись губернскими и город-скими Советами депутатов трудящихся на основании списков кандидатов, представлявшихся районными и волостными Советами.
На каждую сессию суда списки народных заседателей составлялись ис-полнительными комитетами Советов депутатов путем жеребьевки. Народные заседатели на время работы в суде получали суточное вознаграждение.
О подсудности дел в декрете дано указание в общей формуле: окружным судам подсудны дела, превышающие подсудность местных судов. Лишь в ст. 9 в отношении гражданских дел сказано, что местному суду подсудны все дела охранительного гражданского судопроизводства, как-то: утверждение в правах наследства и к исполнению завещаний, усыновление и т. д., а равно дела брач-ные, о рождении и вообще дела, оценке не подлежащие; дела о конкурсе на сумму свыше 3000 рублей передаются в ведение окружных народных судов.
Было установлено, что предварительное следствие по уголовным делам, превышающим подсудность местного суда, производится следственными ко-миссиями из трех лиц, избираемых впредь до назначения прямых выборов Со-ветами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.
Участие защиты на предварительном следствии могло быть ограничено постановлением следственной комиссии, если того требовали интересы рас-крытия истины. Заключительное постановление следственной комиссии о пе-редаче дела в суд являлось актом предания обвиняемого суду. Если окружной суд считал постановление следственной комиссии недостаточно обоснован-ным, он возвращал дело в следственную комиссию на доследование или пору-чал выполнение следственных действий одному из членов суда. Жалобы на оп-ределения следственной комиссии разрешались окружным судом.
В представленном Наркоматом юстиции проекте декрета № 2 о суде в от-ношении обвинения и защиты предполагалось в основном сохранить порядок, установленный декретом № 1 о суде. Проект декрета предлагал в качестве об-винителей и защитников в любой стадии уголовного процесса допускать всех неопороченных граждан.
Было установлено, что в судебных прениях могли также принимать уча-стие по одному обвинителю и одному защитнику из числа присутствующих на судебном заседании лиц.
Таким образом, по декрету № 2 о суде было введено общественное обви-нение, дополняемое общегражданским, не только в революционных трибуна-лах, но и в общих судах.
В декрете № 1 о суде было сказано, что о порядке судопроизводства будет издан особый декрет. Декрет № 2 о суде коснулся лишь некоторых вопросов судопроизводства, главным образом, следствия, доказательств, подсудности, участия сторон в процессе, кассации. Декрет № 3 о суде в части процессуаль-ных правил рассматривал в основном вопрос о подсудности . Таким образом, до половины 1918 года еще не имелось специального акта, в котором были бы даны более или менее в обобщенном виде процессуальные правила.
Этот пробел был восполнен инструкцией Народного комиссариата юсти-ции РСФСР от 23 июля 1918 г., в которой, помимо обобщения всех вопросов, связанных с устройством общей судебной системы, довольно подробно были изложены и вопросы судопроизводства.
Хотя некоторые процессуальные положения, включенные в эту инструк-цию, фиксируют то, что имелось в прежних декретах о суде, особенно в части, касающейся подсудности дел, тем не менее именно эта инструкция подробно изложила процессуальные правила для каждой стадии уголовного процесса, часть которых впоследствии была включена в уголовно-процессуальные ко-дексы союзных республик.
Однако общее представление о движении дел в местных народных судах можно получить из следующих выборочных данных. Так, в местный народный суд Москвы за первую половину 1918 года поступило дел уголовных - 67 %, гражданских 33 %. Из которых в том же первом полугодии было рассмотрено: уголовных 69 %, гражданских - 31 %. По уголовным делам народные суды из каждых 100 человек, привлеченных к уголовной ответственности, признали виновными в среднем 68 человек, из которых освободили от наказания 7 чело-век, оправдали по суду 32 человека. На каждые 100 человек осужденных было приговорено: к штрафу 54, к тюремному заключению 40, к общественному по-рицанию и выговорам 4, к общественным работам и высылке 2 человека. К ли-цам, приговоренным к тюремному заключению, широко применялось условное осуждение: в январе 10%, в мае 21%, в июне 1918 года - 29 % .
Освобождение по суду от наказания лиц, признанных виновными, широ-кое применение условного осуждения, общественного порицания и выговора показывают, что советские суды с самого начала своей деятельности применя-ли такие меры, как лишение свободы, лишь в крайних случаях.
В числе рассмотренных гражданских дел было исковых 60 %, охранитель-ных 17 % и бракоразводных 23 % .
В этот период число дел, обжалуемых в вышестоящий суд, то есть в съез-ды (советы) местных судей, было небольшим. Так, по Москве было обжалова-но уголовных и гражданских дел, рассмотренных местными народными суда-ми, только 2,8 % к общему числу рассмотренных в этих судах дел. Очевидно, что большинство лиц, в отношении которых решались дела в суде, удовлетво-рялись приговорами и решениями последнего. Однако небольшое число дел, передаваемых па рассмотрение в съезды (советы) местных судей, подвергалось значительным изменениям. Московский совет местных народных судей оста-вил в силе приговор по 37 % от общего числа обжалованных дел, смягчил на-казание по 33,3 %, отменил приговоры и прекратил дела производством по 3,7 %, отменил приговоры и передал на новое рассмотрение 26 % дел. Общая линия судов на преимущественное применение мер воспитательного характера сказалась и в направлении деятельности кассационного суда .
Декретом № 1 о суде, помимо местного суда, был создан и специальный суд, имевший своей задачей борьбу с наиболее опасными для республики пре-ступлениями, в первую очередь для рассмотрения дел о контрреволюционных преступлениях.
Статья 8 декрета гласила: «Для борьбы против контрреволюционных сил в видах принятия мер ограждения от них революции и ее завоеваний, а равно для решения дел о борьбе с мародерством и хищничеством, саботажем и прочими злоупотреблениями торговцев, промышленников, чиновников и прочих лиц, учреждаются рабочие и крестьянские революционные трибуналы, в составе одного председателя и шести очередных заседателей, избираемых губернскими или городскими советами депутатов» .
Таким образом, судей революционных трибуналов не предполагалось из-бирать на основе прямых выборов, как это было установлено для судей мест-ных судов. С самого начала Октябрьской революции было очевидно, что из-брание членов революционных трибуналов Советами более обеспечивало при тогдашних условиях подбор классово выдержанного состава судей .
Количество заседателей в революционном трибунале было повышено до шести, тогда как в местном суде участвовало по два заседателя. Производство предварительного следствия по делам, подсудным революционным трибуна-лам, возлагалось на специально образуемые при Советах следственные комис-сии, в то время как расследование дел, подсудных местному суду, возлагалось, как уже сказано, на местного судью. Все это говорит о том, что революцион-ные трибуналы рассматривались как специальные суды, образуемые для рас-смотрения особо опасных для республики, преступлений.
19 декабря 1917 г. Народным комиссариатом юстиции была издана специ-альная Инструкция революционному трибуналу.
В ст. 3 инструкции было сказано: «а) революционный трибунал избирает-ся Советом рабочих, солдатских и крестьянских депутатов в составе постоян-ного председателя, двух постоянных заместителей, постоянного секретаря, двух его заместителей и сорока заседателей. Все лица, кроме заседателей, из-бираются на три месяца и могут быть отозваны Советом и до истечения срока; б) заседатели избираются на один месяц из общего списка заседателей Испол-нительными комитетами Советов рабочих, солдатских и крестьянских депута-тов путем жеребьевки, причем составляется очередной список заседателей в количестве шести очередных и одного-двух запасных на каждую сессию; в) сессия очередного состава революционного трибунала продолжается не бо-лее одной недели; г) в революционном трибунале ведется стенографический протокол всего заседания».
В ст. 2 этой инструкции указаны меры наказания, которые мог применять революционный трибунал: 1) денежный штраф, 2) лишение свободы, 3) удале-ние из столиц, отдельных местностей или из пределов Российской Республики, 4) объявление общественного порицания, 5) объявление врагом народа, 6) лишение всех или некоторых политических прав, 7) секвестр или конфиска-ция (частичная или общая) имущества, 8) присуждение к обязательным обще-ственным работам.
Инструкция установила, что для производства предварительного следст-вия по делам, подсудным революционному трибуналу, учреждается следствен-ная комиссия в составе шести лиц, избираемых Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.
Все эти мероприятия оказали большое влияние на укрепление местных ре-волюционных трибуналов, хотя перестройка их работы, потребовавшая неко-торого времени, не сразу сказалась на улучшении работы трибуналов, в част-ности они не сразу освободились от дел, им не подсудных.
Декрет от 17 (4) мая 1918 г. был направлен на укрепление местных рево-люционных трибуналов, но он не разрешал вопроса о создании центральных революционных трибуналов для рассмотрения важнейших дел в качестве судов первой инстанции и пересмотра дел местных революционных трибуналов в кассационном порядке. Революционный трибунал при Всероссийском Цен-тральном Исполнительном Комитете был учрежден декретом ВЦИК от 29 (16) мая 1918 г. Он рассматривал наиболее важные дела, изъятые из подсудности местных революционных трибуналов постановлением ВЦИК, СНК или НКЮ. Следовательно, это был трибунал, рассматривавший лишь дела по первой ин-станции: ни кассационных, ни надзорных функций по отношению к нижестоя-щим трибуналам ему предоставлено не было .
Революционный трибунал при ВЦИК состоял из председателя и шести членов трибунала, избиравшихся ВЦИК сроком на три месяца с правом отзыва и раньше этого срока.
Сессии революционного трибунала созывались Президиумом Всероссий-ского Центрального Исполнительного Комитета Советов по собственному по-чину или по предложению Совета Народных Комиссаров или Народного ко-миссариата юстиции.
Для производства расследования по делам, передаваемым на рассмотрение Революционного трибунала при ВЦИК, была учреждена следственная комис-сия из трех человек, избираемых ВЦИК.
При Революционном трибунале ВЦИК была создана Центральная колле-гия обвинителей в составе трех обвинителей, избираемых ВЦИК. На коллегию возлагались, кроме выполнения обязанностей, предусмотренных декретом о революционных трибуналах, объединение и руководство деятельностью колле-гий обвинителей местных революционных трибуналов, дача заключения по жалобам и протестам, приносимым в кассационный отдел при ВЦИК на приго-воры революционных трибуналов.
В своей деятельности Революционный трибунал при ВЦИК и состоящие при нем учреждения руководствовались действующими декретами и общими инструкциями революционным трибуналам, издаваемыми Наркомюстом.
Декретом ВЦИК от 11 июля (29 мая) 1918 г. был учрежден Кассационный отдел при ВЦИК в составе: председателя, назначаемого СНК и утверждаемого ВЦИК, и двух постоянных членов отдела: одного члена коллегии НКЮ или лица, ею уполномоченного, и другого представителя ВЦИК. Отступление от принципа выборности судей было обусловлено особым положением кассаци-онного отдела, действующего на правах отдела ВЦИК, а также необходимо-стью установить деловой контакт с Советом народных комиссаров и с Нарко-матом юстиции РСФСР для обеспечения единой кассационной практики в фе-дерации. Для дачи заключений по жалобам и протестам в качестве докладчика на заседании присутствовал представитель Обвинительной коллегии Револю-ционного трибунала при ВЦИК. Стороны имели право лично присутствовать при рассмотрении кассационных жалоб или направлять своих представителей.
Дела, приговоры по которым кассировались, передавались для нового рас-смотрения в тот же революционный трибунал, откуда поступило дело, но в ином составе или в иной революционный трибунал или направлялись по под-судности.
В случае если приговор кассировался ввиду явного несоответствия нака-зания тяжести содеянного или осуждения явно невиновного, Кассационный отдел входил с представлением в Президиум ВЦИК, от которого зависело из-менить наказание или прекратить дело без направления его на повторное рас-смотрение. Таким образом, Кассационный отдел ВЦИК еще не был уполномо-чен на окончательное разрешение всех вопросов кассации приговоров револю-ционных трибуналов. Он сам непосредственно отклонял жалобы или протесты, принесенные на приговоры местных революционных трибуналов, отменял приговоры за нарушением правил подсудности или за нарушением форм судо-производства. В остальных же указанных выше случаях Кассационный отдел, направляя дело в Президиум. ВЦИК, ограничивался лишь внесением представ-ления по делу, окончательное же решение по каждому из таких дел принадле-жало Президиуму ВЦИК
Практически деятельность Президиума ВЦИК выражалась в том, что он по вносимым Кассационным отделом на его рассмотрение делам местных ре-волюционных трибуналов или прекращал производство по делу, или смягчал наказание, или, наоборот, не передавая дел на новое рассмотрение в революци-онный трибунал, сам повышал назначенную по приговору суда меру наказа-ния. Взятие верховной властью (Президиумом ВЦИК) непосредственно на себя определенных кассационных функций объясняется, во-первых, периодом ста-новления первой в мире пролетарской власти, во-вторых, условиями граждан-ской войны и иностранной военной интервенции, когда Президиум ВЦИК счи-тал необходимым взять под свой личный контроль деятельность такого острого орудия пролетарской диктатуры, как революционные трибуналы.
Вывод: Таким образом, 1917 г. можно назвать первоначальным этапом динамичного развития судебной системы. В течение первого года деятельности советской власти судебные органы руководствовались дореволюционным за-конодательством. Декрет о суде от 24 ноября 1917 г. отменил все законы, кото-рые противоречили декретам ЦИК советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и рабочего и крестьянского правительства. Однако Уложение 1903 г. и Уложение о наказаниях уголовных и исправительных от 1845 г. в этот период продолжали действовать в части, не противоречащей издаваемым декретам.
1.3. Всероссийская чрезвычайная комиссия
и ее местные органы
На ВРК Петроградского Совета были возложены задачи, в том числе по боевому руководству восстанием и борьбе с контрреволюцией.
На заседании 30 октября 1917 г. Военно-революционный Комитет так оп-ределил свои функции: «1. Военно-революционный Комитет выполняет дела, порученные ему Советом Народных Комиссаров. 2. В ведении Военно-революционного комитета находится охрана революционного порядка. 3. Борьба с контрреволюцией. 4. Охрана пунктов Советов рабочих и солдат-ских депутатов и Совета Народных Комиссаров. Для выполнения этих задач при Военно-революционном Комитете создаются отделы» .
В числе созданных семи отделов был и следственно-юридический.
Военно-революционный Комитет широко развернул работу по борьбе с контрреволюцией и другими наиболее опасными преступлениями. Так, напри-мер, Военно-революционный Комитет непосредственно вынес решение об аре-сте бывших министров Временного правительства, при этом категорически воспретил освобождать их из-под стражи. 27 октября 1917 г. Военно-революционный Комитет предложил немедленно доставить генерала Корнило-ва и его сообщников в Петроград. В специальном обращении ко всем фронто-вым и тыловым армейским, корпусным, дивизионным и ротным комитетам и Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов указывалось: «Военно-революционный Комитет в согласии с общим голосом солдат, рабочих и кре-стьян постановил доставить генерала Корнилова и всех изобличенных участ-ников его заговора как врагов народа и революции в Петроград для заключения в Петропавловскую крепость и для немедленного предания строгому военно-революционному суду. Сопротивляющихся этому постановлению Комитет объявляет изменниками революции и распоряжения их объявляет недействи-тельными и не подлежащими исполнению» . Утром 28 ноября по приказу Во-енно-революционного Комитета на квартире у графини Паниной, бывшего ми-нистра просвещения Временного правительства, были арестованы члены Цен-трального комитета кадетской партии Шингарев, Кокошкин, князь Долгоруков и бывший товарищ министра путей сообщения Константинов .
О том, что Военно-революционный Комитет использовал свою власть не только при раскрытии контрреволюционных заговоров, но и при расследова-нии других наиболее опасных преступлений, свидетельствует, например, ре-шение Совета Народных Комиссаров «О борьбе со спекуляцией», принятое в середине ноября 1917 года.
Таким образом, деятельность Военно-революционного Комитета была весьма многогранной. Военно-революционный Комитет был первым органом диктатуры пролетариата, который проводил принуждение в интересах побе-дившего народа в дни Великого Октября.
В связи с тем, что вскоре начался процесс создания и оформления отделов ВЦИК, ряд функций, ранее выполнявшихся Военно-революционным Комите-том, был передан последним, а также СНК и некоторым народным комисса-риатам. Эта передача началась с 18 ноября 1917 г. Однако это еще не означало ликвидацию Военно-революционного Комитета. Именно к этому времени наи-более ярко определяется его основная функция борьба с контрреволюцией.
2 (15) ноября 1917 г. вспыхнула организованная кадетами, меньшевиками и эсерами контрреволюционная забастовка банковских служащих.
Потребовалось принять срочные меры борьбы с организованной врагами народа контрреволюционной забастовкой.
21 ноября (4 декабря) 1917 г. на заседании Военно-революционного Коми-тета по предложению Ф. Э. Дзержинского была организована Комиссия по борьбе с контрреволюцией. Военно-революционный Комитет согласился с этим предложением. Однако такая комиссия в это время еще не получила орга-низационного оформления. 6 (19) декабря 1917 г. Совету Народных Комисса-ров было сообщено о возможности забастовки служащих учреждений. Совет Народных Комиссаров, заслушав это сообщение, вынес решение: «Поручить тов. Дзержинскому составить особую комиссию для выяснения возможности борьбы с такой забастовкой путем самых энергичных революционных мер или выяснения способа подавления злостного саботажа» .
7 (20) декабря 1917 г. В. И. Ленин подготовил записку Ф. Э. Дзержинскому о мерах борьбы с саботажниками и контрреволюционера-ми. В этой записке В. И. Ленин разработал проект декрета об этих мера. В тот же день на заседании Совета Народных Комиссаров, проходившем под предсе-дательством В. И. Ленина, по докладу Ф. Э. Дзержинского было принято по-становление о создании Всероссийской Чрезвычайной Комиссии при Совете Народных Комиссаров по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК) .
Совет Народных Комиссаров установил состав ВЧК и ее задачи: 1) Пресечение и ликвидация всех контрреволюционных и саботажнических попыток и действий по всей России со стороны кого бы они ни исходили. 2) Предание суду военно-революционного трибунала всех саботажников и контрреволюционеров и выработка мер борьбы с ними. 3) Комиссия ведет только предварительное расследование, поскольку это нужно дли пресечения контрреволюционных преступлений.
Комиссия обращает внимание на печать, саботаж, правых эсеров, сабо-тажников и стачечников, меры конфискации, лишение карточек, опубликова-ние списков врагов народа и т. д.
13 (26) декабря 1917 г. в «Газете Временного Рабочего и Крестьянского правительства» было объявлено постановление Совета Народных Комиссаров от 7 (20) декабря 1917 г. об учреждении Всероссийской Чрезвычайной Комис-сии по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Возглавил комиссию Ф. Э. Дзержинский.
19 декабря 1917 г. (1 января 1918 г.) в той же газете сообщено, что при Всероссийской Чрезвычайной Комиссии организованы отделы: 1) по борьбе с контрреволюцией и саботажем и 2) по борьбе со спекуляцией.
После учреждения Всероссийской Чрезвычайной Комиссии при Совете Народных Комиссаров сеть местных Чрезвычайных комиссий была создана не сразу. Лишь в марте 1918 года ВЧК приняла постановление, которым предло-жила всем Советам на местах немедленно организовать местные чрезвычайные комиссии (ЧК). В постановлении было сказано, что отныне право производства всех арестов, обысков, реквизиций, конфискаций и пр., связанных с контррево-люционными преступлениями, спекуляцией, преступлениями, по должности и посредством печати, принадлежит исключительно чрезвычайным комиссиям .
В мае 1918 года были созданы пограничные чрезвычайные комиссии. В сентябре все губернские и уездные чрезвычайные комиссии, расположенные вдоль демаркационной линии, переименовываются в пограничные и разделя-ются на окружные, участковые и пунктовые. В составе ВЧК был организован пограничный отдел .
В июле того же года при губернских чрезвычайных комиссиях образуются железнодорожные отделы, имеющие своей задачей борьбу с преступлениями на железных дорогах. В сентябре месяце в составе железнодорожных отделов создаются специальные почтово-телеграфные столы, которые под руково-дством особых комиссаров чрезвычайных комиссий ведут борьбу с преступле-ниями в почтово-телеграфном ведомстве .
Дела, возбуждавшиеся ВЧК, подлежали направлению для судебного раз-бирательства в революционные трибуналы. Однако вскоре в связи с обостре-нием сопротивления классовых врагов ВЧК и ее местные органы наряду с пра-вом передачи дел в революционные трибуналы приобрели право и непосредст-венно в самой комиссии применять меры наказания.
ВЧК и ее местные органы провели большую работу по подавлению сопро-тивления, которое свергнутые классы оказывали революционному развитию и укреплению молодого Советского государства.
Вывод: Таким образом, большевики вынуждены были начать строитель-ство мощных профессиональных карательных органов. Особую роль в форми-ровании политической системы советского государства играла созданная 7(20) декабря 1917 года Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК). Становление ВЧК нередко называют главной заслугой первого руководителя комиссии Ф. Э. Дзержинского. Созданная лишь на короткий срок для проведения от-дельных силовых правоохранительных мероприятий, ВЧК постепенно превра-тилась в самую мощную карательную структуру государства. Область ее влия-ния и поле деятельности нередко пересекались с рядом других структур, в пер-вую очередь - с милицией, уголовным розыском, пенитенциарными учрежде-ниями.
1.4. Особенности судебного управления
в советской России после Октябрьской революции
II Всероссийский съезд Советов образовал для управления страной Рабо-че-крестьянское правительство Совет Народных Комиссаров. Руководство от-дельными отраслями государственного управления было поручено комиссиям (народным комиссариатам), состав которых должен был обеспечить проведе-ние провозглашенной съездом программы в тесном единении с массовыми ор-ганизациями рабочих и работниц, матросов, солдат, крестьян и служащих.
Одним из первых мероприятий Советской власти было упразднение доре-волюционных органов юстиции и строительство нового суда. Проведение это-го мероприятия революционной власти было возложено на Народный комисса-риат юстиции, являющийся по своей природе органом судебного управления.
Упразднение дореволюционных органов юстиции и строительство нового суда в свою очередь было возложено и на местные Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.
Ликвидацию буржуазно-помещичьих судов и других органов юстиции, а также строительство нового, пролетарского суда местные Советы проводили при помощи комиссаров юстиции, учрежденных декретом № 1 о суде. В декре-те указывалось, что для принятия и дальнейшего направления дел и произ-водств как судебных установлений, так и чинов предварительного следствия и прокурорского надзора, а равно и советов присяжных поверенных, соответст-вующие местные Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов изби-рают особых комиссаров, которые принимают в свое ведение архивы и имуще-ство этих учреждений. Декрет предписывал всем низшим и канцелярским чи-нам упраздненных учреждений оставаться на своих местах и под общим руко-водством комиссара исполнять все необходимые работы по направлению не-оконченных дел, а равно давать в назначенные дни заинтересованным лицам справки о положении их дел (ст. 4). Однако комиссары юстиции не ограничили своей деятельности указанными выше пределами, а проводили не только лик-видацию старых органов юстиции, но фактически стали и организаторами но-вых судов, обвинения, защиты, следствия и т. д. Они на деле стали местными органами судебного управления. Более того, Народный комиссар юстиции РСФСР в отчете за апрель-июнь 1918 года констатирует, что комиссары юсти-ции служат главной связью с местами и проводниками новых начал судоуст-ройства .
В соответствии со ст. 63 Конституции РСФСР 1918 года губернские ко-миссариаты были преобразованы в губернские отделы юстиции, возглавляемые заведующим отделом членом губиспокома. Отделы юстиции стали выполнять функции не только судебного управления, но и, как Народный комиссариат юстиции, надзора за исполнением законов, управлением местами заключения и т. д. .
30 марта 1918 г. на заседании коллегии НКЮ РСФСР было доложено, «что в Совете Народных Комиссаров от 29 марта 1918 г. был возбужден вопрос о введении в состав коллегии Народного комиссариата юстиции в качестве члена предполагаемого советского обличителя, но т. к. этот вопрос на коллегии Наркомюста не обсуждался, то он Советом Народных Комиссаров был снят с очереди».
Обсудив этот вопрос, коллегия Наркомюста единогласно высказалась про-тив введения советского обличителя в состав коллегии, а по вопросу (п. 9 про-екта декрета) о взаимоотношениях предполагаемого обличителя с НКЮ и СНК коллегия решила: «Советский трибун ежемесячно докладывает о всей своей деятельности Народному комиссариату юстиции и по особо важным делам не-посредственно Совету Народных Комиссаров, куда он входит с совещательным голосом».
Того же 30 марта 1918 г. на заседании Совета Народных Комиссаров был рассмотрен проект декрета «О народном трибунале, советском трибуне и след-ственной комиссии» . Совнарком по этому вопросу вынес решение: «Поручить Комиссариату юстиции переработать проект декрета о трибуналах в направлении устранения единоличной власти трибуна и сосредоточения центра тяжести не на мелких изменениях, созданных с октября 1917 г. учреждений, а на практических результатах работы по созданию судов действительно революционно-беспощадных к контрреволюционерам, взяточникам и дезорганизаторам, нарушителям дисциплины. Переработанный проект напечатать и внести в ЦИК» .
Вместо обращения внимания на реформы учреждений, реформы мелкие или почти словесные («трибун»), надо обратить внимание на практические ре-зультаты работ коллегии юстиции в деле создания действительно революцион-ного, скорого и беспощадно строгого к контрреволюционерам, хулиганам, ло-дырям и дезорганизаторам суда».
Таким образом, Наркомюст РСФСР стремился создать советское обвине-ние в революционных трибуналах, подчиненное единоличной власти «трибуна-обличителя», «комиссара обвинения». Однако СНК РСФСР с таким предложе-нием не согласился и предложил строить обвинение на иных началах.
31 марта 1918 г. на заседании коллегии Наркомюста РСФСР этот вопрос был поставлен вновь. 16 апреля 1918 г. на заседании коллегии НКЮ был по-ставлен вопрос не о единоличной должности советского трибуна, а о создании Центрального Комиссариата Обвинения. Коллегия в своем решении по проекту этого предложения отметила: «Центрального Комиссариата Обвинения не уч-реждать. Предложить революционным трибуналам организовать камеры обви-нения при трибуналах, подчинив их Президиуму Революционного трибунала» .
В дальнейшем революционные трибуналы и обвинения при них строились на коллегиальных началах.
Народный комиссариат юстиции РСФСР до начала второй половины 1918 года принял на себя выполнение, хотя и в ограниченной степени, совер-шенно не свойственной ему функции судебно-кассационной инстанции для дел, рассматриваемых в революционных трибуналах. Выполнение Народным комиссариатом юстиции этой функции видно из следующих данных.
В декрете № 1 о суде не было ничего сказано о возможности пересмотра приговоров Революционных трибуналов. В инструкции же Революционному трибуналу, изданной Народным комиссаром юстиции вскоре после принятия декрета, говорилось о том, что, что приговоры Революционного трибунала считаются окончательными, но в случае нарушения установленных инструкци-ей форм судопроизводства, а также обнаружения явной несправедливости при-говора Народный комиссариат юстиции имеет право обратиться к Централь-ному Исполнительному Комитету Советов Рабочих, Солдатских и Крестьян-ских Депутатов с предложением назначить вторичное и последнее рассмотре-ние дела.
3 марта 1918 г. было опубликовано постановление Кассационного отделе-ния НКЮ, в котором был определен порядок направления жалоб об отмене приговоров революционных трибуналов. Этим постановлением, в частности, устанавливалось, что: 1) Жалобы в Кассационное отделение НКЮ приносятся через трибунал, постановивший приговор; 2) Кассационное отделение или от-вергает жалобу и возвращает дело в трибунал, или признает приговор подле-жащим отмене и передает дело в судебный отдел ЦИК, сообщая о том одно-временно трибуналу, приостанавливая исполнение приговора, если таковое не состоялось при подаче жалобы; 3) Судебный отдел ЦИК или отвергает поста-новление Кассационного отделения об отмене приговора, или утверждает его и передает дело на вторичное и последнее рассмотрение в новом составе трибу-нала.
2 апреля 1918 г. в ходе обсуждения вопроса о Кассационном отделении коллегия НКЮ, решила: «По поводу возникшего в свое время при Народном комиссариате без декрета и без постановления коллегии Кассационного отдела коллегия постановила упразднить Кассационный отдел и восстановить право коллегии впредь до издания декрета о кассации решений революционных три-буналов, давать заключения по кассационным жалобам на решения Революци-онных трибуналов».
4 мая 1918 г. Совет Народных Комиссаров постановил: «Комиссару юсти-ции поручить в кратчайший срок представить декрет о Кассационном трибуна-ле...». Обсуждая это решение Совета Народных Комиссаров, коллегия НКЮ 9 мая 1918 г. постановила поручить Народному комиссару Курскому разработать декрет о кассационной инстанции на решения революционных трибуналов на началах предоставления кассационных функций коллегии НКЮ.
Совет Народных Комиссаров отверг это предложение Народного комисса-риата юстиции и учредил Кассационный отдел ВЦИК, включив в его состав в качестве члена отдела члена коллегии НКЮ или лицо, ею уполномоченное. Та-ким образом, кассационные функции, до этого отчасти выполняемые Народ-ным комиссариатом юстиции, совершенно правильно были отнесены к компе-тенции особого судебного органа Кассационного отдела при ВЦИК.
Народный комиссариат юстиции РСФСР 3 (16) июня 1918 г., исправляя директивы бывшего Народного комиссара юстиции Штейнберга, ограничи-вавшие права революционных трибуналов, принял постановление, которым все ранее изданные циркуляры о революционных трибуналах отменялись и уста-навливалось, что революционные трибуналы в выборе мер борьбы с контрре-волюцией, саботажем и прочими преступлениями не связаны никакими огра-ничениями, за исключением тех случаев, когда в законе определена мера в вы-ражениях: «не ниже» такого-то наказания .
Народный комиссариат юстиции обязывался не только готовить проекты декретов об организации судебных и вспомогательных к ним органов, но и на-ладить при посредстве своих местных органов и совместно с местными Сове-тами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов работу судебных органов в полном соответствии с принципами Советской власти.
Слабая деятельность революционных трибуналов в первые месяцы Ок-тябрьской революции привела к тому, что основная тяжесть борьбы с контрре-волюцией, спекуляцией и саботажем легла главным образом на Всероссийскую Чрезвычайную Комиссию и ее местные органы .
С первых же дней Великого Октября по инициативе пролетарских масс, еще до издания первых декретов о суде было начато строительство нового су-да.
В первом же декрете о суде от 24 ноября 1917 г., принятом СНК было по-ложено начало двух систем его организации местного народного суда и рево-люционных трибуналов. Намечается тенденция к созданию единого народного суда.
Ликвидировав вторичный пересмотр дел в апелляционном порядке и до-пустив пересмотр их только в порядке кассационном, Советская власть внесла новое начало в понимание кассационного пересмотра дела, обеспечивающее проверку приговора и судебного решения нижестоящего суда с точки зрения не только формального их соответствия закону, но и их справедливости и обоснованности по существу.
Наряду с образованием революционных трибуналов для борьбы с контр-революцией и другими наиболее опасными преступлениями создаются Всерос-сийская Чрезвычайная Комиссия и ее местные органы, обеспечившие уже в первый период се деятельности успешную борьбу с посягательством на завое-вание революции.
Судебное управление полностью сосредоточивается в Народном комисса-риате юстиции в центре и у губернских комиссаров юстиции при Советах ра-бочих, солдатских и крестьянских депутатов на местах.
Вывод: Таким образом, наследство, оставленное Народному комиссариа-ту юстиции от одноименного министерства Временного правительства, следует назвать незавидным. Документальная и материальная база учреждений в зна-чительной степени была уничтожена либо разграблена. От услуг «старорежим-ных» специалистов, разумеется, отказались сразу по идейным соображениям. Собственного опыта, состоявшего в воспоминаниях политических ссыльных и каторжан, явно недоставало. Но идей и предложений на первом этапе хватало с избытком. Коллегия была собрана из представителей наркоматов народного просвещения и общественного призрения, юстиции, труда и ряда других учре-ждений. Иногда такая многосторонность помогала, но в большинстве своем все же порождала проблемы в работе. Неудивительно, что вскоре все эти функции были переданы во вновь созданный Карательный отдел НКЮ.
ГЛВА 2. СУДЕБНАЯ СИСТЕМА В ПЕРИОД БОРЬБЫ
ЗА УПРОЧНЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
2.1. Создание единого народного суда
С установлением диктатуры пролетариата Коммунистическая партия и Советское правительство развернули работу по созданию основ социалистиче-ской экономики.
Военная интервенция и гражданская война, развязанная внутренней контрреволюцией, потребовали перестройки работы всех органов Советского государства, в том числе органов правосудия.
Перед судом стояли задача борьбы с такими преступлениями, как маро-дерство, спекуляция, хищение и другими наиболее опасными преступлениями. Вместе с тем укрепление обороноспособности Красной Армии, в числе прочих мероприятий, требовало скорой и решительной борьбы с предателями Родины, шпионами, диверсантами, дезертирами. Это обусловило создание специальных органов военной юстиции, революционных военных трибуналов, обеспечения их кадрами, преданными до конца делу пролетарской революции .
5 сентября 1918 г. Совет Народных Комиссаров принимает постановление о введении красного террора как меры обеспечения тыла.
Суд, применяя меры подавления классовых врагов, в то же время согласно неоднократным указаниям партии и правительства должен был в отношении трудящихся применять и меры воспитания, обеспечивая проведение среди них дисциплины и самодисциплины.
Перед судом стояла и другая задача охранять и защищать имущественные и личные права граждан, а также имущественные права и законные интересы государственных и общественных организаций и учреждений, разрешать и во-просы, связанные с внедрением нового быта, новых брачных и семейных от-ношений .
Партия и правительство требуют, как и в первом периоде Октябрьской ре-волюции, от всех учреждений, должностных лиц и граждан строжайшего со-блюдения революционной законности всеми учреждениями, должностными лицами и гражданами.
Вопрос о точном соблюдении законов обсуждается на VI Всероссийском Чрезвычайном съезде Советов 8 ноября 1918 г. В постановлении съезда гово-рилось об обязательном по требованию любого гражданина республики, же-лающего обжаловать действие должностного лица, составлении протокола с выдачей копии его жалобщику. За отказ от составления такого протокола ви-новный подлежал привлечению к уголовной ответственности с рассмотрением дела в народном суде.
Спустя месяц, 8 декабря 1918 г., Совет Рабочей и Крестьянской Обороны вновь вменяет в обязанность областным и местным советским учреждениям исполнять постановления и распоряжения центральной власти точно и беспре-кословно, а виновных в нарушении этого постановления независимо от их служебного положения и партийной принадлежности привлекать к ответствен-ности по всей строгости революционных законов. Следовательно, это поста-новление исключило возможность какого бы то ни было отступления от зако-нов центральной власти, даже по экстренным условиям гражданской войны.
Программа Российской Коммунистической партии (большевиков), приня-тая VIII съездом партии (18-23 марта 1919 г.) подводя итоги в области судебно-го строительства, указала: «Создав единый народный суд взамен бесконечного ряда прежних судов различного устройства, со множеством инстанций, Совет-ская власть упростила устройство суда, сделав его абсолютно доступным для населения и устранив всякую волокиту в ведении дел». В данном случае име-лась в виду система народных судов. Революционные трибуналы же носили характер временных судов, созданных для рассмотрения особой категории дел: о контрреволюционных и других наиболее опасных преступлениях, борьба с которыми составляла главное содержание революционной законности в период гражданской войны .
Система революционных трибуналов организационно действовала обо-собленно от системы народных судов. И только с окончанием гражданской войны и переходом на мирную работу по восстановлению народного хозяйства произошло слияние обеих систем советских судов.
Созданная декретом № 2 о суде громоздкость общей судебной системы окончательно была устранена Положением о едином народном суде от 30 но-ября 1918 г.
Народный суд стал рассматривать все гражданские и уголовные дела, за исключением дел, подсудных трибуналам. Трибуналы имели право признать любое из них не имеющим политического значения и передать его на рассмот-рение в народный суд.
Народный суд действовал в трех различных составах: 1) в составе одного народного судьи, 2) в составе народного судьи и двух народных заседателей и 3) в составе народного судьи и шести народных заседателей .
Народным судом единолично рассматривались дела о расторжении браков и в порядке бесспорного производства. В составе народного судьи и шести на-родных заседателей народный суд рассматривал уголовные дела о посягатель-ствах на человеческую жизнь, причинении тяжелых ран или увечья, изнасило-вании, разбое, подделке денежных знаков и документов, взяточничестве и спе-куляции монопольными и нормированными продуктами потребления. Законо-датель, передавая ряд дел о наиболее серьезных преступлениях на рассмотре-ние народного суда с участием не двух, а шести народных заседателей, исхо-дил из того, что многочисленный состав заседателей обеспечит более правиль-ное решение по делу. Однако опыт показал, что типичные, часто повторяемые ошибки при работе суда в равной мере встречаются в делах, решенных с уча-стием и двух и шести народных заседателей, в силу чего в дальнейшем законо-датель отказался от создания таких громоздких судебных присутствий.
Народный суд в составе народного судьи и двух народных заседателей рассматривал все остальные гражданские и отнесенные к подсудности народ-ного суда уголовные дела, при этом народный судья мог признать некоторые из этих уголовных дел необходимым рассмотреть с участием шести народных заседателей.
В судебном присутствии с участием двух народных заседателей председа-тельствовал постоянный народный судья. При участии шести народных заседа-телей председательствовал постоянный народный судья или один из народных заседателей, избранных в качестве председателя составом суда.
При рассмотрении дел суд обязан был применять декреты Советской вла-сти, а в случае их отсутствия или неполноты руководствоваться социалистиче-ским правосознанием. Ссылки на законы свергнутых правительств воспреща-лись. Суд в своей деятельности осуществлял волю пролетариата.
Положение о едином народном суде подчеркивало, что народный суд не стеснен никакими формальными доказательствами и от него зависит допустить любые доказательства или истребовать от третьих лиц, которые обязаны их представить. Присяга как доказательство не допускалась.
Приговоры народного суда могли быть обжалованы в кассационном по-рядке в губернский совет народных судей в месячный срок.
Дальнейшие изменения в Положении о едином народном суде были вне-сены постановлением НКЮ РСФСР от 16 сентября 1920 г. В губернских горо-дах при советах народных судей, а в уездных городах при уездных бюро юсти-ции были учреждены особые сессии народного суда.
21 октября 1920 г. было издано новое Положение о народном суде , кото-рое, сохранив все основные принципы Положения о едином народном суде 1918 года, устраняло некоторые его недостатки.
Народные судьи, избранные соответствующим Советом рабочих и кресть-янских депутатов (городские и уездные), в отличие от ранее существовавшего порядка, представлялись на утверждение в губисполком через губернские от-делы юстиции. При отсутствии кандидатов на местах губисполком по своему усмотрению сам избирал народных судей. Право отзыва народных судей при-надлежало избравшим их Советам или их исполкомам с утверждения губис-полкома.
Это мероприятие содействовало дальнейшему укреплению кадров народ-ных судей путем закрепления лучших из них на судебной работе, а следова-тельно, и улучшению качества работы народного суда, правильному осуществ-лению им социалистического правосудия.
Более того, указание в законе, что народные судьи могут быть отозваны с занимаемой должности только с утверждения губисполкома, уже в тот период служило серьезной гарантией, обеспечивающей при осуществлении правосу-дия их независимость и подчинение только закону.
Была уточнена подсудность народного суда. К его подсудности были от-несены дела о всех преступлениях, за исключением дол о контрреволюции, са-ботаже, дискредитировании власти и шпионаже, рассматриваемых революци-онными трибуналами.
Председательствование в судебном заседании народного суда как при рас-смотрении дел с участием шести, так и двух очередных народных заседателей было отнесено к исключительному праву постоянного народного судьи.
Срок обжалования приговоров был сокращен с одного месяца до двух не-дель.
Положение о едином народном суде от 30 ноября 1918 г. возложило про-изводство предварительного следствия по уголовным делам, рассматриваемым в суде с участием шести народных заседателей, на следственные комиссии. По делам, по которым рассмотрение дел в суде проходило с участием двух народ-ных заседателей, от народного суда зависело либо ограничиться произведен-ным милицией дознанием, либо передать дело для производства следствия в следственную комиссию, либо в не терпящих отлагательства случаях следствие поручить постоянному народному судье .
Следственная комиссия в полном составе возбуждала или прекращала следствие, избирала меру пресечения и изменяла ее, постановляла о прекраще-нии дела или предавала обвиняемого суду.
Постановление следственной комиссии о прекращении следствия или предания обвиняемого суду направлялось в народный суд по месту совершения преступления вместе со всем производством по делу; окончательное решение вопроса о прекращении дела принадлежало народному суду. Постановления следственной комиссии могли быть обжалованы в двухнедельный срок в на-родный суд, решения которого являлись окончательными.
Постановления следственной комиссии о предании суду или о прекраще-нии следствия должны были быть мотивированными.
Если эти постановления народным судом признавались недостаточно обоснованными, он возвращал дело в следственную комиссию на доследова-ние.
Положение о народном суде 1920 года внесло серьезные изменения в ор-ганизацию предварительного следствия. Вместо существовавших ранее след-ственных комиссий были созданы: а) институты народных следователей при губернских советах народных судей, б) институт следователей по важнейшим делам при губернских отделах юстиции и в) институт следователей по важ-нейшим делам при Наркомюсте.
На народных следователей было возложено руководство органами дозна-ния, но с сохранением надзора за производством дознания по-прежнему и со стороны народных« судей. Каждый гражданин, подвергнутый задержанию, должен был быть допрошен народным судьей или народным следователем не позднее суток с момента задержания. Народный суд осуществлял также надзор за производством предварительного следствия народными следователями. На-родный следователь обязан был предоставлять народному суду свое заключе-ние о смягчении принятой в отношении обвиняемого меры пресечения, пред-ставлять на утверждение постановление о прекращении дела или о предании суду .
Коллегии защитников, обвинителей и представителей сторон в граждан-ском процессе учреждались при соответствующих Советах рабочих и кресть-янских депутатов. Они избирались исполкомами Советов на общих со всеми должностными лицами основаниях из состава лиц, удовлетворяющих требова-ниям ст. 64 Конституции РСФСР. Как должностные лица они получали содер-жание в размере оклада, установленного для народных судей. Был введен по-рядок привлечения членов коллегий для участия в суде. Таким образом, учре-ждалась новая форма обвинения и защиты должностное обвинение и защита. Если переход на должностное обвинение явился вполне естественным (для ре-волюционных трибуналов это было сделано еще декретом о революционных трибуналах от 17 (4) мая 1918 г.), то организация должностной защиты себя не оправдала .
В качестве защитников судебные органы стали привлекать лиц, способных исполнять эту обязанность. На таких лиц исполкомы Советов составляли осо-бые списки. Учреждения, в которых такие лица состояли на службе, обязаны были по требованию суда освобождать их на время выступления в суде в каче-стве защитника. За ними сохранялась заработная плата по месту постоянной работы. При недостатке защитников в качестве таковых привлекались кон-сультанты, состоящие при отделах юстиции. Следовательно, с этого времени вновь вводится общественная защита, дополняемая должностной.
И эта форма, как вскоре выяснилось, также оказалась непригодной. Стал вопрос о коренной перестройке института защиты.
По декрету № 1 о суде в качестве кассационной инстанции для уголовных и гражданских дел, рассмотренных в местном суде, были учреждены уездные и столичные съезды (советы) местных судей. Число кассационных инстанций определялось количеством уездных центров и городов. Так, в 1918 году на 3267 участков народного суда было 337 съездов (советов) народных судей (в среднем на губернию приходилось по 9 советов народных судей). При таком построении кассационной инстанции неизбежен был значительный разнобой в судебной практике.
Укрепляя местный суд созданием народного суда, а также единого в гу-бернии кассационного судебного центра, законодатель отдавал пока дань прежнему положению в организации суда: члены совета народных судей сами собирали председательствующего судебного заседания; состав губсовнарсуда предварительно избирался или на губернском съезде народных судей, или на общем собрании городских судей, если данный город был выделен в самостоя-тельный судебный округ; при рассмотрении кассационных дел в губернский совет народных судей совместно с постоянными членами совета обязательно привлекались в порядке очередности народные судьи.
Положением 30 ноября 1918 г. ликвидировались окружные народные суды и предусмотренный декретом № 3 о суде Единый кассационный суд. Пере-смотр дел в кассационном порядке производился в губернских советах народ-ных судей, а последние не рассматривали дела по первой инстанции. При этих условиях не было необходимости в существовании специального кассационно-го суда в центре республики .
К слушанию дела в губсовнарсуде вызывались: потерпевшие, обвинители, стороны и лица, заявившие права на вещественные доказательства. Однако не-явка их не останавливала рассмотрения дела, за исключением тех случаев, ко-гда совнарсуд признавал присутствие их необходимым.
Совнарсуд имел право отменять приговоры и решения в случае признания им существенными нарушений форм судопроизводства, а также в случае не-полноты следствия. Совнарсуду принадлежало также право отмены пригово-ров и решении народного суда в тех случаях, когда обжалованные приговоры и решения народного суда были явно несправедливы. Совнарсуд не был связан пределами кассационной жалобы и поводами, в ней указанными.
В случае отмены приговора или решения совнарсуд обязан был указать, в чем заключается неправильность применения закона, какие формы судопроиз-водства нарушены или в чем выразилась неполнота следствия или явная не-справедливость приговора или решения.
Отменяя приговоры или решения, совнарсуд должен был передать дело для вторичного рассмотрения по существу в другой нарсуд того же района.
Указания, сделанные совнарсудом о мотивах к отмене приговора или ре-шения, являлись обязательными для суда, пересматривающего дело.
Примечательно, что некоторые вопросы в части объема прав и обязанно-стей кассационной инстанции, записанные в Положении о народном суде 1918 года, были перенесены затем в уголовно-процессуальные кодексы союзных республик и в своей основе сохранили силу до наших дней.
Положение о народном суде от 21 октября 1920 г. внесло незначительные изменения в организацию совнарсуда. Заседания совнарсуда для рассмотрения кассационных жалоб должны были происходить в составе не пяти, а трех чле-нов: одного члена президиума и двух народных судей из числа всех народных судей губерний, вызываемых для участия в заседаниях совнарсуда на срок до двух недель в порядке, установленном губсовнарсудом. Председательетвова-ние в заседании совнарсуда было возложено на члена президиума совнарсуда, участвующего в данном судебном присутствии.
Создание губсовнарсуда укрепило судебные органы, создало в губернии высший суд суд кассации и судебного контроля, а частично и орган судебного управления, осуществляемого совместно с губернскими отделами юстиции.
Вывод: таким образом, народный суд согласно Положению о едином на-родном суде от 30 ноября 1918 г. стал рассматривать все гражданские и уго-ловные дела, за исключением дел, подсудных трибуналам. Народные судьи, избранные соответствующим Советом рабочих и крестьянских депутатов (го-родские и уездные), в отличие от ранее существовавшего порядка, представля-лись на утверждение в губисполком через губернские отделы юстиции. Важно отметить то, что народному судье единолично и народному суду в целом отво-дилось значительное место по надзору за органами дознания и предваритель-ного следствия. Народный судья мог лично производить предварительное следствие. По его предложению или непосредственно народный суд корректи-рует деятельность органов расследования: прекращает производство по делу, изменяет меры пресечения, возвращает дело на доследование.
2.1. Всероссийская чрезвычайная комиссия и ее местные органы
в период гражданской войны и иностранной интервенции
Период военной интервенции и гражданской войны характеризуется обо-стрением классовой борьбы. В этой связи расширяются права ВЧК и ее мест-ных органов. Принимаются меры к укреплению этих органов проверенными кадрами. Вместе с тем усиливается надзор за их деятельностью.
Совет Народных Комиссаров РСФСР в постановлении «О красном терро-ре» от 5 сентября 1918 г. констатировал, что в сложившихся условиях обеспе-чение тыла путем террора является прямой необходимостью и что для усиле-ния деятельности Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контр-революцией, спекуляцией и преступлениями по должности необходимо напра-вить на работу в ВЧК возможно большее число ответственных партийных то-варищей.
В инструкции ВЧК от 17 сентября 1918 г., изданной в дополнение к по-становлению СНК, было сказано, что все дела о контрреволюционных престу-плениях после окончания по ним следствия в ЧК рассматриваются самой ко-миссией. Лишь отдельные дела, по которым имеются постановления специаль-ного совещания с участием представителя НКЮ, передаются на окончательное решение в соответствующий трибунал или в народный суд. Из дел о преступ-лениях по должности органы ЧК рассматривали лишь дела по особо важным преступлениям; все же остальные дела подлежали передаче в соответствующие суды. По делам о спекуляции органы ЧК должны ограничиваться их расследо-ванием и реквизицией предметов спекуляции; для разрешения же по существу эти дела подлежали передаче в народные суды .
ЦК РКП (б) в феврале 1919 г. в своем обращении «К коммунистам работ-никам Чрезвычайных комиссий» указывал: «В своей деятельности ЧК были орудием пролетариата, которые беспощадно разят врага, поднимающего ору-жие против власти рабочего класса. Красный террор, которым пролетарские массы ответили на попытки белого террора (убийство Урицкого, Володарско-го, покушение на Ленина и др.), доказал всем врагам коммунизма, что пролета-риат не хочет выпустить из своих рук плодов своей Октябрьской победы над буржуазией и готов ответить на всякий удар удесятеренным ударом». ЦК РКП (б) с удовлетворением отметил, что «только благодаря энергичной работе ЧК, пролетариату и Советской власти удалось в корне пресечь формирование контрреволюционных офицерских частей на территории Советской республи-ки, уничтожить вербовочные организации контрреволюционных центров Краснова, Алексеева, Деникина и прочих, разбить ряды контрреволюционных организаций, как-то: «Союз спасения России» и т. п., обнажить связь этих ор-ганизаций с иностранными шпионскими организациями (дело Локарта) и т. д.» .
В соответствии с постановлением ВЦИК от 17 февраля 1919 г. право вы-несения приговоров по всем делам, возникавшим в ЧК, передавалось реоргани-зованным трибуналам. При наличии вооруженного выступления (контррево-люционного, бандитизма и т. п.) за ЧК сохранялось право непосредственного наказания для пресечения преступлений. Такое же право сохранялось за ЧК в местностях, объявленных на военном положении, но в отношении тех преступ-лений, которые указаны в самом постановлении о введении военного положе-ния.
Революционному трибуналу предоставлялось право проверки следствен-ных действий ЧК.
В армии и во флоте вначале были созданы особые отделы для борьбы с контрреволюцией. 13 мая 1919 г. Совет Рабочей и Крестьянской Обороны уч-редил Особый отдел ВЧК. Ему принадлежало общее руководство работой осо-бых отделов фронтов и армии и контроль над их деятельностью. Особый отдел находился под контролем Реввоенсовета. Особым отделам было предоставлено право ведения следствий и всех связанных с ним действий.
В этот период ВЧК и ее органы раскрыли ряд крупных контрреволюцион-ных организаций. В частности, ВЧК непосредственно по делу об убийстве гер-манского посла Мирбаха и о мятеже «левых» эсеров вынесла решение в отно-шении тринадцати мятежников, а затем дело в отношении членов ЦК партии «левых» эсеров и других активных участников мятежа передала на рассмотре-ние в Верховный трибунал при ВЦИК. В 1919 году ВЧК раскрыла крупный за-говор белогвардейских шпионов Деникина членов организации «Националь-ный центр». Тогда же была раскрыта ВЧК и обезврежена банда анархистов-террористов, бросивших бомбу в помещение Московского комитета большеви-стской партии. Был раскрыт и ликвидирован так называемый «Тактический центр» контрреволюционная организация, подготовлявшая захват власти в Мо-скве. Дело этой организации было передано на рассмотрение Верховного три-бунала при ВЦИК .
ВЧК вела борьбу и с другими видами преступлений. 23 сентября 1919 г. Совет Народных Комиссаров, заслушав доклад «О Сухаревке и спекулятивной торговле в Москве», вынес следующее решение: «Считая:
1) что формы и размеры московской оптовой спекуляции, ближайшим об-разом связанной с советскими органами заготовки, производства и распределе-ния, явление крупного политического общегосударственного значения и вреда;
2) что борьба с этой спекуляцией по силам лишь общегосударственному органу ВЧК, Совет Народных Комиссаров постановляет:
а) Возложить все мероприятия по борьбе со спекуляцией на обязанность ВЧК, подчинив последней все органы, ныне ведущие эту борьбу, и предложить ВЧК в недельный срок представить в Совет Народных Комиссаров проект пла-на борьбы со спекуляцией и мер репрессий против нее.
б) Предложить Президиуму Московского Совета согласовать свои дейст-вия по надзору за торговлей в Москве и ее регулированием с вышеприведен-ным положением и все свои предыдущие постановления соответственно этому изменить» .
Успешность борьбы со спекуляцией, хищениями, подлогами и другими злоупотреблениями по должности в хозяйственных и распределительных орга-низациях могла быть обеспечена не только тем, что раскрытие этого рода пре-ступлений было сосредоточено в ВЧК и его местных органах, но и борьбой су-дебных органов. Для согласования работы ВЧК и судов 21 октября 1919 г. СНК принял решение об образовании при ВЧК Особого революционного трибунала в составе председателя и двух членов, назначавшихся коллегией ВЧК (один из членов трибунала назначался по соглашению с Всероссийским советом про-фессиональных союзов). Заседания Особого революционного трибунала были гласными, приговоры его окончательными и обжалованию в кассационном по-рядке не подлежали.
Вывод: В соответствии с Положением о Всероссийской и местных чрез-вычайных комиссиях от 28 октября 1918 года формально органы ЧК находи-лись в двойном подчинении. Эти подразделения подчинялись, с одной сторо-ны, местным советам (исполкомам), с другой - главкам (главным управлениям) ВЧК. При этом в армии названные органы подчинялись исключительно цен-тральному аппарату.
Структура аппарата ВЧК говорит сама за себя. В первой половине 1918 года в ВЧК входили: отдел по борьбе с контрреволюцией; отдел по борьбе со спекуляцией; отдел по борьбе с должностными преступлениями; иногородний отдел (по связи и координации деятельности местных ВЧК); тюремный отдел (для арестованных по линии ВЧК); хозяйственный отдел; отдел связи; общий отдел (канцелярия); информационное и справочное бюро.
Позже были образованы: транспортный, оперативный и следственный от-делы. Созданное в конце Гражданской войны секретно-оперативное управле-ние занималось не только борьбой со шпионами, политическим надзором в ар-мии и учреждениях, но и внешней разведкой. Для проведения крупномасштаб-ных операций были сформированы войска ВЧК.
ВЧК организовывалась как временный (чрезвычайный) орган, но с окон-чанием Гражданской войны распустить его не спешили: было решено «сменить вывеску». 6 февраля 1922 года ВЧК была упразднена, а ее функции переданы Государственному политическому управлению (ГПУ) при НКВД РСФСР.
2.3. Образование революционных трибуналов и мероприятия по объеди-нению деятельности центральных революционных трибуналов и установ-лению высшего судебного контроля
Основные положения, относящиеся к реорганизации революционных три-буналов как специальных судов, обладающих самыми широкими полномочия-ми в осуществлении правосудия по наиболее опасным преступлениям, вначале были включены в постановление ВЦИК от 17 февраля 1919 г. «О Всероссий-ской Чрезвычайной Комиссии».
Постановление предусматривало, что революционные трибуналы в соста-ве трех членов избираются губернскими исполнительными комитетами Сове-тов. Следствие органы ЧК должны были заканчивать не более чем в месячный срок, а революционные трибуналы назначать их к слушанию не позже чем че-рез 48 часов после окончания предварительного следствия. В этом постановле-нии подтверждалось прежнее положение о том, что революционные трибуналы не связаны в определении меры наказания.
Ревтрибунал состоял из председателя и двух членов, избиравшихся мест-ными Советами или исполкомами из числа ответственных политических ра-ботников сроком на один месяц. Расследование по делам, подсудным ревтри-буналам, должно было производиться следственными комиссиями, состоящи-ми при трибуналах, а также органами ЧК.
Ревтрибуналам были подсудны дела о «контрреволюционных и иных пре-ступлениях, идущих против завоеваний Октябрьской революции и направлен-ных к ослаблению силы и авторитета Советской власти».
При вынесении приговора трибунал руководствовался «исключительно обстоятельствами дела и велениями революционной совести».
В качестве защитников допускались только лица, входившие в коллегии защитников, состоящие при местном Совете. Если в рассмотрении дела участ-вовал обвинитель, трибунал был обязан допустить или назначить и защитника.
Для обжалования приговора устанавливался 48-часовой срок. Право при-несения кассационных жалоб на приговоры трибунала было предоставлено всякому гражданину.
18 марта 1920 г. ВЦИК издал новое Положение о революционных трибу-налах. Это Положение было принято в целях объединения деятельности орга-нов по борьбе с преступными деяниями, направленными против рабоче-крестьянской власти и установленного революционного порядка и достижения единства в применении мер чрезвычайной репрессии .
Характерно, что даже в условиях еще не закончившейся гражданской вой-ны, в Положении особо упоминается о необходимости предоставления обви-няемым «возможных и необходимых гарантий».
Был установлен единообразный порядок судопроизводства во всех дейст-вовавших в то время трибуналах республики губернских военных и военно-железнодорожных.
Предварительное следствие по делам, подсудным революционным трибу-налам, должны были производить чрезвычайные комиссии, особые отделы и иные органы, имеющие право направлять дела в трибуналы.
Для подготовки докладов по поступающим делам и составления заключе-ний по ним при трибуналах учреждались должности следователей-докладчиков. Этим следователям-докладчикам трибунал в исключительных случаях мог поручить производство дополнительных следственных действий без особого направления таких дел в чрезвычайную комиссию или особые от-делы для доследования.
Были определены и права трибунала, необходимые революционному суду, действовавшему в особо напряженной обстановке гражданской войны. Трибу-налу предоставлялось право отказываться от вызова и допроса свидетелей при ясности их показаний, данных во время предварительного следствия, и право прекращать судебное следствие в любой момент при признании обстоятельств дела достаточно выясненными. Трибуналы имели право отказывать в допуще-нии обвинителя и защитника и не допускать прений сторон. Трибуналам пре-доставлялось также (в пределах действующих декретов) полное право в опре-делении меры репрессии.
Кроме следственных органов (ЧК, особые отделы), право непосредствен-ного направления дел в трибуналы в отдельных случаях принадлежало Народ-ному комиссару юстиции, Народному комиссару внутренних дел, Народному комиссару рабоче-крестьянской инспекции, местным губернским исполни-тельным комитетам и президиумам местных советов народных судей по пред-ставлению народных судей.
Губернские революционные трибуналы состояли из трех человек, избран-ных местным Советом сроком на три месяца, причем один член трибунала (также избиравшийся Советом) был из состава коллегии губернской чрезвы-чайной комиссии. Каждый член трибунала мог быть переизбран или досрочно отозван Советом или губернским исполнительным комитетом.
Кассационному трибуналу ВЦИК принадлежало право мотивированного отвода председателя трибунала.
Положение о революционных трибуналах 1920 года было направлено на дальнейшее укрепление революционной законности. Это выразилось в том, что большее количество дел о контрреволюционных и других наиболее опасных для Советского государства преступлениях передавалось на рассмотрение в ре-волюционные трибуналы. В целях борьбы с нарушителями трудовой дисцип-лины, охраны революционного порядка и борьбы с паразитическими элемен-тами органам ЧК в качестве изъятия из общего положения представлялось пра-во заключения виновных лиц в лагерь принудительных работ на срок не свыше пяти лет. Это положение провело четкую линию на сближение деятельности чрезвычайных комиссий и революционных трибуналов. Первые сосредоточи-вали у себя предварительное следствие по делам, подсудным революционным трибуналам, при сохранении известного контроля за следствием со стороны ревтрибуналов; вторые судебное разбирательство дел, при участии предста-вителя ЧК, входящего для постоянной работы в состав революционного трибу-нала.
В целях применения особых мер, обеспечивающих быструю, решитель-ную борьбу с контрреволюцией, 22 мая 1920 г. был издан декрет ВЦИК о пре-доставлении губернским революционным трибуналам в местностях, объявлен-ных на военном положении, права ходатайствовать перед губисполкомом о не-пропуске кассационных жалоб лиц, приговоренных к расстрелу, и о немедлен-ном исполнении приговоров, если этого требуют безусловная ясность дела, тя-жесть совершенного деяния и политическая обстановка .
Если в течение первого года Великой Октябрьской социалистической ре-волюции революционные трибуналы нередко рассматривали дела, отнесенные к подсудности народных судов, то в дальнейшем революционные трибуналы, как правило, стали рассматривать лишь дела о наиболее опасных для респуб-лики преступлениях.
В 1920 году количество дел, заслушанных в народных судах, составляло 84%, в революционных трибуналах 2%, в революционных военных трибуналах 14%. За второе полугодие 1920 года число осужденных революционными во-енными трибуналами составляло не более 4-5 % общего числа осужденных на-родными судами .
Положение о революционных трибуналах от 12 апреля 1919 г. вносило также ряд уточнений в деятельность Верховного революционного трибунала при ВЦИК, действовавшего в качестве суда первой инстанции по важнейшим делам.
Был ограничен круг лиц, имевших право передавать дела в Верховный ре-волюционный трибунал: на его рассмотрение дела могли передаваться только по постановлению Президиума ВЦИК. Право созывать сессии Верховного ре-волюционного трибунала при ВЦИК предоставлялось только Президиуму ВЦИК.
Верховный революционный трибунал при ВЦИК рассмотрел в этот пери-од ряд важных дел. В августе 1918 года было рассмотрено дело о международ-ном контрреволюционном заговоре против Советской республики (дело Лок-карта и др). Локкарт, Гренар, Рейли были объявлены врагами народа и вне за-кона, другие участники заговора приговорены к расстрелу или к тюремному заключению .
Деятельность Кассационного отдела ВЦИК характеризуется следующими данными. За время с июля по декабрь 1918 года Кассационный отдел ВЦИК имел 32 заседания. За это время им было рассмотрено 540 дел. Из этого числа рассмотрено по кассационным жалобам 522, по кассационным протестам 23, в порядке надзора 1 дело. В Кассационный отдел ВЦИК поступали дела на при-говоры революционных трибуналов, главным образом, по жалобам осужден-ных и их защитников; количество дел по кассационным протестам обвините-лей и заведующих отделами юстиции было крайне незначительно. Это объяс-няется тем, что протесты приносились лишь в тех случаях, когда приговором революционного трибунала была применена мягкая мера наказания или по мнению принесшего протест подсудимый был неправильно оправдан.
Кассационный отдел ВЦИК сыграл значительную роль в улучшении рабо-ты местных революционных трибуналов, в обеспечении единства судебной по-литики по наиболее важным категориям дел, отнесенных к подсудности рево-люционных трибуналов.
Декретом ВЦИК от 12 апреля 1919 г. «О революционных трибуналах» Кассационный отдел при ВЦИК был ликвидирован. Для рассмотрения касса-ционных жалоб и протестов по делам, разбираемым в трибуналах, был учреж-ден Кассационный трибунал при ВЦИК.
Декретом ВЦИК «О революционных трибуналах» от 18 марта 1920 г. бы-ли внесены лишь частичные изменения в организацию Кассационного трибу-нала при ВЦИК. В декрете сказано, что Кассационный трибунал учреждается дли усиления единообразия и улучшения деятельности всех революционных трибуналов, разрешения процессуальных и иных вопросов, как равно рассмот-рения кассационных жалоб по делам, разбираемым в трибуналах. Председатель Кассационного трибунала избирался ВЦИК из состава членов коллегии НКЮ. Членами этого трибунала являлись Председатель Верховного трибунала ВЦИК и Председатель Революционного военного трибунала, входящие в состав Кас-сационного трибунала при ВЦИК по должности. Член трибунала докладчик назначался ВЦИК. Допущение жалобщиков и их представителей к поддержа-нию жалобы в заседании Кассационного трибунала было предоставлено ус-мотрению трибунала.
Лица, подавшие кассационную жалобу или протест и явившиеся на засе-дание, допускались к поддержанию своей жалобы или протеста.
Поводом для кассации являлось: 1) признание существенным нарушения трибуналом, вынесшим приговор, форм и порядка рассмотрения дел, 2) определение меры репрессии, явно не соответствующей деянию осужденно-го. В первом случае дела подлежали передаче для нового рассмотрения в дру-гой или тот же трибунал, но в ином составе; во втором случае от кассационно-го трибунала зависело изменить меру репрессии, однако такое изменение должно было быть утверждено Президиумом ВЦИК. Из доклада Кассационно-го трибунала ВЦИК VIII съезду Советов РСФСР видно, что за 1919 и 1920 гг. им было рассмотрено 1683 кассационных дел, из них по кассационным протес-там 73, в порядке надзора 48, остальные по кассационным жалобам. Как видно, количество кассационных протестов по отношению к количеству кассацион-ных жалоб в основном сохранилось в той же пропорции, в какой это было и в 1918 году (хотя общее число опротестованных и обжалованных приговоров возросло более чем в три раза). Очевидно, что односторонность оснований приносимых протестов сохранилась и в эти годы.
Образование Кассационного трибунала из представителей НКЮ и пред-ставителей других центральных трибуналов было практическим мероприятием к достижению единообразия в деятельности всех трибуналов, первым шагом к полному слиянию всех центральных трибуналов в единый Верховный трибу-нал республики. Однако Положение 1920 года лишь в какой-то мере усилило централизацию революционных трибуналов, установив для всех трибуналов единые принципы их организаций и процессуальной деятельности. Тем не ме-нее и после издания этого Положения все еще существовали три самостоятель-ные, организационно почти не связанные между собой трибунальские системы: революционных военных трибуналов при Реввоенсовете республики, военно-железнодорожных трибуналов, возглавлявшихся Главным революционным во-енно-железнодорожным трибуналом при Наркомпути, революционных трибу-налов, возглавлявшихся Кассационным трибуналом при ВЦИК. Кроме того, особо существовал Верховный революционный трибунал при ВЦИК.
Необходимость создания единого органа судебного надзора, контроля, ре-визии, а по наиболее важным делам и кассации вытекала из сложившейся в это время структуры судебных органов и их полномочий, характеризующейся ис-ключительной их децентрализацией. Революционные трибуналы были не толь-ко организационно оторваны от общих судов, но не имели единого центра, на-правляющего их деятельность (Кассационный трибунал при ВЦИК, Военный революционный трибунал республики, Главный революционный военно-железнодорожный трибунал при НКПС); система общих судов завершалась гу-бернскими центрами (губсовнарсудами). Очевидно, что разнобой в кассацион-ной практике при существующем положении был неизбежен.
23 ноября 1920 г. коллегия НКЮ РСФСР рассмотрела проект положения о Верховном судебном контроле.
Коллегия поручила переработать этот проект на следующих основаниях:
«1. Верховный судебный контроль рассматривает дела в порядке надзора, сущность коего состоит в том, что, не отменяя вошедший и законную силу приговор или решение, Верховный судебный контроль дает руководящие ука-зания будущей практике и привлекает к ответственности народный суд, совет народных судей и другие органы юстиции, если при разрешении ими дела до-пущены уголовно-наказуемые деяния.
2. Возбуждает дела по вновь открывшимся обстоятельствам, причем без санкции судебного контроля дела не могут возобновляться» .
Из этого документа видно, что коллегия НКЮ РСФСР, отказавшись от уч-реждения единого центра кассации, ревизии и надзора, считала необходимым предоставить Верховному судебному контролю большие права, чем они были определены декретом № 2 о суде. Там было сказано, что Верховный судебный контроль в случае отмеченных им противоречий в толковании законов различ-ными кассационными инстанциями может выносить объединяющие принципи-альные решения, которые кассационными инстанциями принимаются впредь к руководству. Ему принадлежало и право внесения представлений об издании новых законов. Коллегия НКЮ пока не считала возможным предоставление Верховному судебному контролю права отмены приговоров в порядке надзора, очевидно, стремясь этим самым достигнуть устойчивости судебных пригово-ров и решений.
Закон о высшем судебном контроле был принят лишь в начале следующе-го периода с предоставлением ему еще более широких прав, чем это предпола-гала коллегия НКЮ РСФСР.
Вывод: Октябрьские события 1917 года смели все основные органы госу-дарственного управления как в центре, так и на местах. Общей чертой всех правоохранительных образований было отсутствие штата профессиональных работников. Согласно постановлению ВЦИК от 17 февраля 1919 г. «О Всерос-сийской Чрезвычайной Комиссии» ревтрибунал состоял из председателя и двух членов, избиравшихся местными Советами или исполкомами из числа от-ветственных политических работников сроком на один месяц. Расследование по делам, подсудным ревтрибуналам, должно было производиться следствен-ными комиссиями, состоящими при трибуналах, а также органами ЧК.
Ревтрибуналам были подсудны дела о «контрреволюционных и иных пре-ступлениях, идущих против завоеваний Октябрьской революции и направлен-ных к ослаблению силы и авторитета Советской власти». При вынесении при-говора трибунал руководствовался «исключительно обстоятельствами дела и велениями революционной совести». В качестве защитников допускались только лица, входившие в коллегии защитников, состоящие при местном Сове-те. Если в рассмотрении дела участвовал обвинитель, трибунал был обязан до-пустить или назначить и защитника. Для обжалования приговора устанавли-вался 48-часовой срок. Право принесения кассационных жалоб на приговоры трибунала было предоставлено всякому гражданину.
18 марта 1920 г. ВЦИК издал новое Положение о революционных трибу-налах. Это Положение было принято в целях объединения деятельности орга-нов по борьбе с преступными деяниями, направленными против рабоче-крестьянской власти и установленного революционного порядка и достижения единства в применении мер чрезвычайной репрессии.
2.4. Судебное управление
Перед Народным комиссариатом юстиции как органом судебного управ-ления стояли две основные задачи: 1) завершение строительства общей судеб-ной системы в направлении создания единого народного суда, а также строи-тельство других органов юстиции, являющихся вспомогательными к суду, осуществляющему правосудие; 2) дальнейшее организационное укрепление системы революционных трибуналов.
Для осуществления этих задач Народный комиссариат юстиции должен был через отдел судоустройства вести организацию народных судов, револю-ционных трибуналов, органов следствия, обвинения и защиты; наблюдать за их деятельностью и давать руководящие указания .
Однако сфера деятельности Наркомюста и в эти годы далеко выходила за эти рамки. Народный комиссариат юстиции разрабатывает и вносит в законо-дательные органы ряд проектов законов. Им были разработаны проекты кодек-сов об актах гражданского состояния, законов о труде, о социальном обеспече-нии; с его участием разрабатывались положения о землеустройстве. Выработка Советской Конституции, внесение в последующем отдельных дополнений в Конституцию происходили при активном участии Наркомюста.
Народным комиссариатом юстиции дали даны руководящие указания, ин-струкции, положения и разъяснения, которые позволяли уяснить политику Со-ветской власти в вопросах правосудия. Наркомюст разработал также проекты декретов и положений, относящихся к организации и деятельности суда и свя-занных с ним органов.
В этот период стало возможным не только обобщить и систематизировать ранее изданные отдельные нормы советского уголовного права, нового, социа-листического права, но обобщить и систематизировать практику судебных ор-ганов. 12 декабря 1919 г. Наркомюст издает «Руководящие начала по уголов-ному праву» .
В «Руководящих началах» излагаются общие принципы советского уго-ловного права и пути его развития. «Без особых правил, без кодексов воору-женный народ справился и справляется со своими угнетателями. В процессе борьбы со своими классовыми врагами пролетариат применяет те или иные меры насилия, но применяет их на первых порах без особой системы, от случая к случаю, неорганизованно. Опыт борьбы, однако, приучает его к мерам об-щим, приводит к системе, рождает новое право. Почти два года этой борьбы дают уже возможность подвести итог конкретному проявлению пролетарского права, сделать из него выводы и необходимые обобщения».
«Руководящие начала» требуют от суда выяснения, «совершено ли деяние в интересах восстановления власти угнетающего класса или в интересах лич-ных совершившего деяние», и т. д. В них учитывается опыт советских кара-тельных органов в области применения наказаний, указываются и меры подав-ления врагов революции и меры наказания, преследующие цели принудитель-ного воспитания к дисциплине неустойчивых трудящихся, совершивших пре-ступление.
В «Руководящих началах» указано, что с их изданием Народный комисса-риат юстиции ставит своей задачей помочь органам советской юстиции выпол-нить историческую миссию в области борьбы с классовыми противниками пролетариата.
В принятом 2 ноября 1918 г. Положении о Всероссийской Чрезвычайной Комиссии и местных чрезвычайных комиссиях по борьбе с контрреволюцией и преступлениями по должности было установлено, что ВЧК, являясь органом Совнаркома, работает в тесном контакте с НКВД и НКЮ (ст. 3), для установ-ления какового Народные комиссары по внутренним делам и юстиции делеги-руют своих представителей в ВЧК (ст. 5) .
Форму этого «тесного контакта» коллегия НКЮ РСФСР изложила в нака-зе члену коллегии НКЮ, делегированному в ВЧК. Этот наказ, принятый колле-гией НКЮ РСФСР 18 ноября 1918 г. (протокол № 118), содержал четкие указа-ния о функциях представителя НКЮ, определял его право и обязанности:
«1. В качестве представителя НКЮ член коллегии обязан наблюдать за за-конностью действий и постановлений ВЧК и ее отделов и органов.
2. Для осуществления означенной обязанности член коллегии имеет право ознакомления с деятельностью ВЧК и подведомственных ей органов во всех стадиях, для чего вправе требовать представления всех дел и документов с тем, однако, чтобы ознакомление это не нарушало хода работы органов ВЧК.
3. В случае замеченных нарушений декретов Рабоче-Крестьянского прави-тельства и вообще незакономерных действий тех или иных органов ВЧК член коллегии, должен войти в Президиум ВЧК с представлением об отмене неза-конных постановлений и аннулировании незакономерных действий.
4. В случае отказа Президиума ВЧК выполнить предложение о восстанов-лении нарушенной законности или отмене незаконного постановления член коллегии обязан немедленно довести об этом до сведения Народного комисса-риата юстиции на предмет обжалования неправильных действий ВЧК в Совет Народных Комиссаров.
5. Член коллегии обязан в срочном порядке выполнять поручения НКЮ по выяснению отдельных дел и обстоятельств, а также наводить требуемые справ-ки.
6. О своей деятельности в ВЧК член коллегии обязан представлять отчет Народному комиссару юстиции не менее одного раза в месяц» .
Надзор за законностью действий ВЧК и ее местных органов был повсеме-стным. Он осуществлялся, главным образом, в центре народными комиссариа-тами юстиции, на местах отделами юстиции, а по конкретным делам и соот-ветствующими революционными трибуналами. Возложение на народные ко-миссариаты юстиции надзора за деятельностью ЧК вытекало из тою, что в этот период не было специального органа прокуратуры, а борьба за законность имела актуальное значение.
Первое Положение о Народном комиссариате юстиции РСФСР было при-нято лишь 26 ноября 1920 г. Этим Положением в отмену ранее изданных по-становлений об организации и плане работ Народного комиссариата юстиции было проведено следующее распределение функций между отделами Народно-го комиссариата юстиции.
Отдел судоустройства занимался вопросами организации народных судов, революционных трибуналов, органов следствия, обвинения и защиты, наблю-дал за их деятельностью и давал им руководящие указания.
Отдел судебного контроля рассматривал в порядке надзора отдельные приговоры и решения народных судов, решал вопрос о возобновлении дел по вновь открывшимся обстоятельствам, давал направление жалобам (и ходатай-ствам) отдельных граждан и учреждений, подаваемых в Народный комиссари-ат юстиции в связи с незаконными действиями должностных и частных лиц.
Следственный отдел производил расследование дел о должностных пре-ступлениях по постановлению Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, Совета Народных Комиссаров и Совета Труда и Обороны, а также по предложению Народного комиссариата юстиции.
Отдел общеконсультативный представлял заключения по правовым во-просам, возникающим в практике центральных учреждений РСФСР, а также осуществлял контроль над деятельностью консультационных подотделов и их юрисконсультов.
Отдел законодательных предложений и кодификации редактировал проек-ты законодательных и важнейших правительственных актов центральных уч-реждений РСФСР, кодифицировал действующие декреты и постановления.
Центральный карательный отдел занимался вопросами организации мест лишения свободы и заведовал ими, осуществлял карательные мероприятия.
Отдел опубликования законов ведал через издательский отдел опублико-ванием декретов и постановлений центральных учреждений РСФСР в офици-альных органах, в Собрании Узаконений и в отдельных сборниках.
Отдел ликвидационный давал руководящие указания и наблюдал за про-ведением в жизнь декрета об отделении церкви от государства.
Отдел финансово-хозяйственный разрабатывал и проводил сметы Народ-ного комиссариата юстиции и его местных органов, заведовал хозяйственным отделом Народного комиссариата юстиции.
Управление делами НКЮ ведало внутренними административными во-просами по Народному комиссариату юстиции.
Особо следует отмстить, что па Народный комиссариат юстиции была возложена обязанность по осуществлению общеконсультационной функции в отношении всех юридических частей не только самого наркомата юстиции, но и других наркоматов и учреждений. Таким образом, Народный комиссариат юстиции РСФСР уже в этот период выполнял функции, выходящие за пределы судебного управления.
Функции, выполняемые народными комиссариатами юстиции как по осу-ществлению судебного управления, так и другие были соответственно возло-жены и на отделы юстиции губисполкомов и в определенной степени на уезд-ные бюро юстиции.
Первое Положение об отделах юстиции губернских исполнительных ко-митетов было принято 30 января 1919 г.
Во главе отдела юстиции стоял заведующий, избираемый из числа членов губернского исполкома и утверждаемый губернским исполнительным комите-том. Обычно в состав коллегии отдела входили также председатель губревтри-бунала, председатель совнарсуда, заведующий общим подотделом и заведую-щий карательным подотделом.
Коллегия отдела юстиции разрешала все важнейшие вопросы, относящие-ся к компетенции отдела, в частности: рассматривала отчеты и доклады о дея-тельности местных учреждений юстиции; утверждала циркуляры и инструкции отдела для местных учреждений, принимала меры к скорейшему проведению в жизнь декретов по ведомству юстиции, вырабатывала сводные по губернии сметы на содержание подведомственных местных учреждений, принимала ме-ры против незаконных действий местных органов власти.
Отдел юстиции состоял из подотделов: общего, административно-хозяйственного, судебно-следственного и карательного. К их компетенции бы-ло отнесено выполнение части общих задач губернского отдела юстиции. На общий подотдел, например, возлагалось разрешение юридических вопросов, возникающих в президиуме и отделах губисполкома, уездных исполнительных комитетах и волостных советах; редактирование издаваемых отделами и учре-ждениями губисполкома проектов, инструкций и наказов; сообщение коллегии отдела о незакономерных действиях учреждений с соответствующим заключе-нием о мерах к устранению незакономерности и привлечению виновных к от-ветственности; сообщение губисполкому и Наркомюсту через коллегию отдела о случаях неисполнения или нарушения местными учреждениями декретов центральной Советской власти, если соответствующие «меры отдела в направ-лении восстановления законности оказались безрезультатными.
Отделы юстиции осуществляли и надзор за деятельностью местных учре-ждений, ведающих записью актов гражданского состояния, регистрацией об-ществ, договоров и т. п., осуществляли руководство делом проведения в жизнь узаконений об отделении церкви от государства и школы от церкви. Они заве-довали всеми местами лишения свободы и т. д.
На судебно-следственный подотдел возлагались организация и наблюде-ние за деятельностью народных судов и революционных трибуналов, следст-венных комиссий, коллегий обвинителей и представителей сторон в граждан-ском процессе, судебных исполнителей; отдел периодически созывал съезды народных судей в уездах, руководил составлением списков народных заседате-лей, представлял кандидатов для занятия должностей членов следственных ко-миссий на утверждение в Советы, ведал общим наблюдением за производством дознания органами милиции, организацией правовой помощи населению (кон-сультационно-справочное бюро и т. д.), собиранием статистических сведений о деятельности народных судов и уголовно-следственных комиссий, составлени-ем списков о судимости.
Разграничение функций между отделами юстиции губисполкома (судеб-но-следственный подотдел) и президиумом совета народных судей определя-лось тем, что Положение о едином народном суде от 30 ноября 1918 г. возлага-ло на совет народных судей осуществление лишь кассационных функций в от-ношении народных судов данной губернии. Однако Народный комиссариат юстиции своим постановлением от 1919 года предложил отделам юстиции пропилить наблюдение за деятельностью судебных органов через посредство президиума совета народных судей. Тем самым усилилась деятельность сове-тов народных судей по осуществлению функций судебного управления.
23 марта 1920 г. коллегия НКЮ РСФСР, подтвердив приведенное выше решение, указала, что в исключительных случаях ревизия народных судов мо-жет быть произведена только лично членами коллегии отдела юстиции, следо-вательно, она должна была производиться от имени президиума совета народ-ных судей.
Усиление роли советов народных судей по частичному осуществлению судебного управления поставило вопрос о целесообразности дальнейшего со-хранения отдела юстиции губисполкома. 24 октября 1919 г. коллегия НКЮ по-становила: а) согласиться с упразднением отделов юстиции на местах, призна-вая председателей совета народных судей местными представителями нарко-мата юстиции; б) поручить заведующему первым и карательным отделами вы-работать проект Положения об объединении действий всех местных органов (совета народных судей) и следственной части Революционного трибунала и карательного отдела.
Однако это решение коллегии НКЮ не было реализовано как явно неце-лесообразное и не нашедшее поддержки со стороны местных органов. Дело в том, что отдел юстиции губернского исполкома, который возглавлялся членом исполкома, выполнял не только функции судебного управления в отношении народных судов, совета народных судей и революционных трибуналов, но также и функции прокурорского надзора. Отказаться от выполнения этих функций специальным органом отделом юстиции, не имея прокуратуры, а так-же поручить председателю совнарсуда представительство в губисполкоме от имени НКЮ и революционного трибунала было бы неправильным.
10 августа 1920 г. на коллегии НКЮ РСФСР были рассмотрены вопросы о праве отделов юстиции возбуждать уголовное преследование через соответст-вующие органы. 13 октября того же года коллегия НКЮ разъяснила, что губ-отдел юстиции как высший представитель Народного комиссариата юстиции на местах имеет право просмотра в подлиннике дела революционного трибу-нала, а также направление ему копий протоколов распорядительных заседаний трибунала.
Новым Положением о местных органах юстиции от 21 августа 1920 г. был расширен круг обязанностей отделов юстиции губисполкомов. Особо была усилена их деятельность по выполнению функций Прокурорского надзора.
В Положении указывалось, что губернские отделы юстиции призваны осуществлять также общее наблюдение за соблюдением всеми советскими ор-ганами законоположений и распоряжений Рабоче-Крестьянского правительст-ва, в частности: производство по поручению центральных учреждений РСФСР расследования о незаконных действиях местных органов, возбуждение в по-рядке общественного обвинения расследования и судебного преследования в случае обнаружения незаконных действий органов, а также в том случае, когда к раскрытию преступлении, совершенных должностными или частными лица-ми, надлежащие органы не приняли соответствующих мер.
На отделы юстиции было возложено принесение жалоб как в порядке кас-сации, так и надзора не только в отношении приговоров народного суда, но и трибуналов. Они же обязывались объединять деятельность всех местных орга-нов по борьбе с преступностью.
В области судебного управления было установлено, что отделы юстиции ведут наблюдение за общим направлением деятельности всех органов юстиции губернии путем ознакомления с их делами и истребованием от них периодиче-ских отчетов и статистических сведений, а равно учет личного состава всех от-ветственных работников и сотрудников этих органов. В остальном повторя-лись те же функции, выполнение которых возложено на губернские отделы юстиции Положением о них 1919 года.
Это же Положение определяло организацию и круг деятельности уездных бюро юстиции. В нем указывалось, что уездное бюро юстиции, являясь про-водником организационных и административных мероприятий губернского отдела юстиции и губернского совета народных судей объединяет и направляет работу органов юстиции в уезде и избирается общим собранием народных су-дей и народных следователей уезда в числе не свыше трех человек, причем председатель уездного бюро юстиции (обязательно из состава народных судей) подлежит утверждению в этой должности исполкомом.
На уездное бюро юстиции было возложено выполнение в пределах уезда тех же функций, которые возлагались на губернские отделы юстиции. Особо можно отметить, что уездное бюро предварительно распределяло народных судей и народных следователей в пределах уезда, с указанием постоянного их места пребывания; организовало, по указанию Совета народных судей, особую сессию народного суда в уездном городе для рассмотрения дел особой важно-сти, а также дежурных камер; командировало народных судей в заседании ко-миссии несовершеннолетних и наблюдало за работой таковых в уездных зе-мельных отделах для участия в рассмотрении спорных дел, связанных с земле-пользованием; исполняло нотариальные функции по совершению более слож-ных сделок и договоров.
Наряду с губернскими отделами и уездными бюро юстиции судебное управление продолжало осуществлять также и советы народных судей. На гу-бернские советы народных судей по Положению 1920 года было возложено производство периодических ревизий всех судебных, следственных и судебно-исполнительных органов, временное отстранение от должности народных су-дей и следователей, замеченных в служебном злоупотреблении, образование особых сессий, инструктирование народных судов как в области правильного применения и толкования декретов Советской власти, так и в области процес-суального права путём издания соответствующих циркуляров, а также собира-ния и систематизации приговоров и решений, имеющих принципиальное зна-чение для направления их в Наркомюст.
Осуществление советами народных судей некоторых функций судебного управления наряду с губернским отделом юстиции, во-первых, было строго разграничено; во-вторых, председатель совета народных судей входил в состав коллегии губернского отдела юстиции; в-третьих, губернские советы народных судей, как и губернские революционные трибуналы, были подведомственны губернским отделам юстиции.
Губернский отдел юстиции возглавлял все органы юстиции губернии, ор-ганизовывал, направлял и контролировал их деятельность, осуществлял и ряд функций, обычно присущих прокурорскому надзору, а отчасти и ведомству внутренних дел.
Вывод: Таким образом, в условиях упрочнения советской власти право-вой статус НКЮ долгое время оставался разработанным. Дублирование тю-ремно-карательной функции другими, более мощными ведомствами также не шло на пользу комиссариату. Поскольку он изначально числился среди второ-степенных, менее значимых государственных институтов, идея передачи мест лишения свободы в состав НКВД не нашла серьезного сопротивления в прави-тельственных кругах и была реализована весьма быстро. За Наркоматом юсти-ции оставалась законотворческая работа, организация судебной деятельности и прокурорский надзор. Последняя функция, впрочем, позже будет выведена из прямого подчинения данного ведомства.
ГЛАВА 3. СУД В ПЕРИОД ВОССТАНОВЛЕНИЯ
НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА (1921-1925 гг.)
3.1. Мероприятия, направленные на укрепление суда
до роведения общей судебной реформы
После Гражданской войны закончившейся разгромом внутренней и внеш-ней контрреволюции партия направила трудовые усилия советского народа на восстановление народного хозяйства. Проведение в жизнь новой экономиче-ской политики, которая поставила перед органами юстиции новые задачи, по-требовала их организационного укрепления.
К 1921 году существовали три самостоятельные, почти не связанные орга-низационно между собой судебные системы губернских революционных три-буналов, революционных военных трибуналов, военно-железнодорожных три-буналов. Кроме того, особо существовал Верховный революционный трибунал при ВЦИК. Система общих судов (народные суды, губернские советы народ-ных судей) также не имела единого центра .
Объединение указанных систем революционных трибуналов в одну было произведено декретом ВЦИК от 23 июня 1921 г.
Этим декретом при ВЦИК был учрежден единый Верховный трибунал. Он являлся единым кассационным органом и органом судебного надзора для всех действовавших па территории РСФСР трибуналов, а также судом первой ин-станции для дел особой важности.
Центральные ведомственные трибуналы (революционный военный трибу-нал при Революционном военном совете республики с подчиненными ему ок-ружными военными трибуналами, кроме действовавших во фронтовой обста-новке, Главный революционный военно-железнодорожный трибунал при На-родном комиссариате путей сообщения со всей сетью подчиненных ему трибу-налов) и состоявшие при ВЦИК Верховный и Кассационный трибуналы объе-динялись а единый Верховный трибунал при ВЦИК.
Верховным трибуналом при ВЦИК были восприняты функции всех пере-численных выше центральных трибунальских органов. В его составе были соз-даны четыре коллегии: кассационная, судебная (выполнявшая функции суда первой инстанции вместо бывшего Верховного революционного трибунала при ВЦИК), военная и военно-транспортная .
В автономных республиках и областях были открыты отделения Верхов-ного трибунала. Эти отделения в национальных областях и республиках созда-вались по соглашению с высшими органами власти этих республик и областей и с утверждения Президиума ВЦИК
Председатель Верховного трибунала (из числа членов коллегии НКЮ) и его заместитель назначались ВЦИК.
Кассационная коллегия состояла из председателя пленума Верховного трибунала или его заместителя члена-докладчика и двух членов из состава коллегий Верховного трибунала, в определенной очереди призывавшихся для заседаний в кассационной коллегии и ее отделениях.
Судебная, военная и военно-транспортная коллегии образовывались каж-дая в составе: председателя или его заместителя и четырех членов. Все эти ли-ца утверждались ВЦИК, причем состав последних двух коллегий по представ-лению соответственно Революционного военного совета республики и Народ-ного комиссариата путей сообщения.
Верховный трибунал имел право привлекать к участию в формировании коллегий трибуналов Высший совет народного хозяйства (ВСНХ) и Народный комиссариат по продовольствию (Наркомпрод).
Пленуму Верховного трибунала принадлежали все права по надзору, кон-тролю и ревизии, а также инструктированию всех трибуналов республики по всем вопросам, имеющим принципиальный характер. В республиках и авто-номных областях те же права и обязанности по надзору устанавливались по особому соглашению на основе действующей Конституции.
Приговоры и определения коллегий Верховного трибунала могли быть приостановлены и отменены пленумом Верховного трибунала исключительно в порядке надзора.
В связи с ослаблением напряжения, вызванного гражданской войной, бы-ли упразднены все революционные военно-железнодорожные трибуналы (за исключением одного трибунала на каждую железную дорогу и водный район). Были также упразднены и все те военные трибуналы в округах, на фронтах, в армиях и дивизиях, существование которых в связи с прекращением военных действий не вызывалось необходимостью, кроме местностей, где, несмотря на такое прекращение, все же немедленное упразднение военных трибуналов яви-лось бы преждевременным. При всех губернских революционных трибуналах были установлены в качестве постоянно действующих «отделения по военным и крупным служебным должностным преступлениям». Этим отделениям были предоставлены права революционных военных трибуналов (применение рас-стрела независимо от наличия в данной местности военного положения и др.) .
Весной 1922 г. вновь были созданы Революционные военные трибуналы сначала в Петроградском военном округе, а затем в Московском военном и других округах. Таким образом, был решен общий принципиальный вопрос в армии действует лишь своя военная юстиция, хотя и подчиненная соответст-вующему Верховному трибуналу ЦИК. В связи с демобилизацией Красной Армии, ликвидацией ряда фронтов необходимо было решить и вопрос о со-кращении количества ревтрибуналов.
Послевоенный период поставил перед ревтрибуналами новые задачи: борьбу с хозяйственными, должностными преступлениями, с уголовным и по-литическим бандитизмом. Укрепление дисциплины в Красной Армии по-прежнему оставалось в центре внимания командования, политорганов и ревво-ентрибуналов.
Ввиду значительного уменьшения общественной опасности дезертирства рассмотрение дел о дезертирстве было передано декретом ВЦИК и СНК от 2 февраля 1921 г. народным судам. Органам военного ведомства, возбуждавшим дела о дезертирстве, было предоставлено право поддерживать обвинение в на-родных судах и приносить кассационные протесты на их приговоры по этим делам. В реввоентрибуналы передавались лишь дела о дезертирстве лиц ко-мандного, административного и комиссарского состава, дезертирстве, отягчен-ном участием в вооруженных шайках (бандитизм), об укрывательстве, пособ-ничестве и попустительстве дезертиру со стороны ответственных должностных лиц, об участии в шайках, изготовляющих и распространяющих фальшивые воинские документы .
25 августа 1921 г. Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет принял декрет «Об организации высших судебных центров для исключитель-ных судов (революционных трибуналов) в независимых советских республиках и автономных областях» .
Декрет устанавливал, что организация судебных центров для революци-онных трибуналов и определение круга судебной и внесудебной репрессии в независимых советских республиках производятся по постановлению цен-тральных исполнительных комитетов этих республик. Изъятия из этого поло-жения, а равным образом и взаимоотношения с аналогичными судебными цен-трами РСФСР определяются договорным актом с соответствующей республи-кой.
В автономных областях с правами губисполкома могли быть образованы революционные трибуналы на правах губернских трибуналов с непосредствен-ным подчинением Верховному трибуналу при ВЦИК. Состав таких трибуналов избирался местным ЦИК, причем председатель трибунала и его заместитель утверждались пленумом Верховного трибунала ВЦИК.
1 декабря 1921 г. Президиум ВЦИК принял декрет об образовании трибу-налов в автономных советских республиках и областях . Декрет поручил Вер-ховному трибуналу ВЦИК образовать при ЦИК автономных республик на пра-вах отделений Верховного трибунала ВЦИК верховные трибуналы в составе судебной и кассационной коллегий, а при ЦИК автономных областей трибуна-лы на правах и по схеме губернских революционных трибуналов.
Декрет ВЦИК от 16 января 1922 г. в развитие ранее данных указаний пре-доставил ЦИК автономных республик право изменять по представлению Кас-сационной коллегии отделения Верховного трибунала ВЦИК меры репрессии, применяемые трибуналами. Тем же декретом ЦИК автономных республик бы-ло предоставлено право назначать состав действующих в республике трибуна-лов с обязательным сообщением списка судей Верховному трибуналу при ВЦИК.
Таковы были определившиеся общие принципы образования высших су-дебных трибунальских звеньев, Они имели одно начало для независимых рес-публик, а другие для автономных республик (отделения Верховного трибунала ВЦИК).
Вопрос об учреждении высшего судебного контроля получил разрешение в законодательном порядке 10 марта 1921 г. с изданием Положении о Высшем судебном контроле НКЮ РСФСР.
Осуществление Высшего судебного контроля было возложено на Народ-ный комиссариат юстиции РСФСР. Введение в жизнь этого института имело целью установление правильного и единообразного применения всеми судеб-ными органами законов РСФСР и соответствие их деятельности общему на-правлению политики рабоче-крестьянского правительства.
К функциям Высшего судебного контроля были отнесены: а) общий над-зор за деятельностью судебных органов и преподание им руководящих разъяс-нений и указаний по действующему советскому праву; б) признание не имею-щими законной силы вступившие в законную силу судебных приговоров или решений, требующих пересмотра в порядке надзора; в) разрешение вопроса о возобновлении дел по вновь открывшимся обстоятельствам, независимо от то-го, каким органом республики эти дела были рассмотрены .
В отношении признания не имеющими законной силы приговоров рево-люционных трибуналов Наркомюст предварительно запрашивал заключение Кассационного трибунала республики.
Наряду с отделом Высшего судебного контроля, учрежденного в составе НКЮ РСФСР, существовал и Военный отдел Управления судебного надзора Верховного трибунала при ВЦИК.
Согласно доклада отдела Высшего судебного контроля Верховному три-буналу при ВЦИК о его работе за время с 1 июля по 1 сентября 1921 г. на Управление судебного надзора были возложены следующие задачи:
1. Общий надзор за правильностью ведения судебного разбирательства дел реввоентрибуналами фронтов, армий и дивизий.
2. Рассмотрение в порядке надзора всякого рода жалоб и заявлений, по-данных как со стороны подследственных, так и со стороны осужденных ревво-ентрибуналами, а равно и протестов (со стороны имеющих на это право долж-ностных лиц) на неправильное решение реввоентрибуналов вследствие: а) несоответствия избранной судом меры наказания учиненному деянию, б) нарушения существующих правил предварительного следствия, в) несоблюдения форм судебного производства и г) неподсудности дела дан-ному суду.
3. Общий надзор за содержанием осужденных революционными и воен-ными трибуналами в местах лишения свободы .
Таким образом, в советских республиках была создана судебно-надзорная инстанция, призванная осуществлять судебный надзор не только в отношении общих судов, но и революционных, в том числе и военно-революционных три-буналов.
Однако отделы Высшего судебного контроля НКЮ не могли обеспечить надлежащей систематичности в работе и единообразного проведения судебной политики, так как, во-первых, действовали в качестве отделов НКЮ, а не само-стоятельных высших судебных органов соответствующей республики; во-вторых, организационно недостаточно были снизаны с местными судебными органами и не имели прав кассационной инстанции. Проводимый Высшим су-дебным контролем судебный надзор, как и его руководящие указания, носил в большей части случайный характер.
Считая, что упрочение Советской власти позволяет сузить круг деятельно-сти ВЧК и ее органов, возложив борьбу с нарушением законов на судебные ор-ганы, съезд Советов дал Президиуму ВЦИК соответствующее указание.
Вопрос о реорганизации ВЧК был поставлен на заседание ВЦИК 6 февра-ля 1922 г.
ВЦИК было принято решение: 1. ВЧК и ее местные органы упразднить. 2. Возложить на НКВД наряду с другими его задачами подавление открытых контрреволюционных выступлений, в том числе бандитизма; принятия мер ох-раны и борьбы со шпионажем, охрану железнодорожных и водных путей со-общения, политическую охрану границ РСФСР, борьбу с контрабандой и пере-ходом границ Республики без соответствующего разрешения, выполнение спе-циальных поручений Президиума ВЦИК или СНК по охране революционного порядка .
Для проведения в жизнь этих задач ВЦИК постановил образовать при НКВД Государственное Политическое Управление (ГПУ), а на местах полити-ческие отделы.
Были установлены твердые правила, при соблюдении которых возможно было производство обысков, выемок и арестов. ГПУ и его местные органы бы-ли обязаны не позднее двух недель со дня ареста предъявить обвинение аре-стованному, не позднее двух месяцев со дня ареста или освободить арестован-ного или испросить в Президиуме ВЦИК разрешение на дальнейшую изоля-цию (если того требовали особые обстоятельства дела) на срок, определенный Президиумом ВЦИК, или направить дело в суд, зачисляя арестованного за ним.
ВЦИК указал, что впредь все дела о преступлениях, направленных против советского строя или представляющих нарушение законов РСФСР, подлежат разрешению исключительно в судебном порядке революционными трибунала-ми или народными судами по принадлежности. Общий надзор за выполнением этого решения в части, касающейся соблюдения процессуальных норм, сроков следствия, а также направления дел, был возложен на Народный комиссариат юстиции.
Возложение на Наркомюст надзора за выполнением ГПУ процессуальных действий и направлением дел определялось тем, что в это время еще не была создана прокуратура.
В других советских республиках также были сужены функции чрезвычай-ных комиссий и реорганизованы местные органы ЧК.
Вывод: 6 февраля 1922 года вопрос о реорганизации ВЧК был поставлен на заседание ВЦИК. В результате ВЧК была упразднена, а ее функции переда-ны Государственному политическому управлению (ГПУ) при НКВД РСФСР. Представляется важным отметить, что формы работы, применявшиеся в ВЧК, остались почти неизменными и в ГПУ. После опубликования в феврале 1921 года Декрета СНК «Социалистическое Отечество в опасности» при расследо-вании некоторых видов преступлений сотрудникам этих органов уже на уровне закона было предоставлено право расстреливать задержанных без решения су-да. После серии террористических актов в отношении руководителей партии и государства был введен институт заложников, объявлен так называемый «красный террор». И хотя в 1920 году была отменена смертная казнь, это пра-вило не продержалось и года. К чести руководителя ВЧК-ГПУ Ф. Э. Дзержинского следует заметить, что в высших органах власти именно он ратовал за ограничение применения расстрелов. Подчиненным он внушал, что принадлежность в прошлом к дворянам, офицерам, полиции не является пре-ступлением, что основанием для репрессивных действий в мирных условиях должны быть «точные улики, конкретные данные». В то же время неспроста многие видные государственные деятели, в том числе такие как нарком юсти-ции Н. В. Крыленко, нарком иностранных дел Г. В. Чичерин, со всей катего-ричностью выступали за ограничение прав чекистов, предупреждая о возмож-ных негативных последствиях.
3.2. Судебная реформа 1922 года
и ее роль в развитии судебной системы советской России
Проведение судебной реформы было обусловлено задачей дальнейшего укрепления революционной законности.
Ко времени проведения реформы действовала следующая система: 1) народный суд в составе постоянного народного судьи, 2) народный суд в со-ставе постоянного народного судьи и двух очередных народных заседателей, 3) народный суд в составе постоянного народного судьи и шести очередных народных заседателей, 4) камера народного суда при ЧК, 5) дежурная камера народного суда, 6) особые сессии народного суда, действовавшие под предсе-дательством члена президиума совета народных судей или уездного бюро юс-тиции и при участии народных заседателей для рассмотрения наиболее важных дел, подсудных народному суду, 7) губернские советы народных судей (касса-ционная инстанция для приговоров и решений народного суда) и находящиеся при них особые сессии народного суда, 8) губернские трибуналы, 9) военные трибуналы, 10) военно-транспортные трибуналы, 11) единый Верховный три-бунал при. ВЦИК, 12) Высший судебный контроль при НКЮ.
В качестве органов судебного управления и органов надзора за исполне-нием законов действовали: в республике Наркомюст, в губерниях губернские отделы юстиции, в уездах уездные бюро юстиции .
IV съезд деятелей советской юстиции РСФСР наметил структуру судеб-ных органов, которая затем в своей основе была законодательно принята. По-степенно предложения съезда нашли поддержку и со стороны ПКЮ. В мае 1922 года коллегия НКЮ РСФСР признала необходимым провести слияние отдела Высшего судебного контроля НКЮ с Кассационной коллегией при ВЦПК. Коллегия НКЮ стала отстаивать отнесение к ведению Высшего касса-ционного суда кассации не только приговоров ревтрибуналов, но и приговоров и решений особых сессий советов народных судов по гражданским и уголов-ным делам, осуществление им Высшего судебного контроля по делам, рас-смотренным в кассационном порядке советами народных судей. Ею был по-ставлен и вопрос о слиянии президиумов губсовнарсудов и губревтрибуналов в целях создания на местах единства судебной деятельности.
Народный комиссариат юстиции РСФСР В конечном итоге внес в прави-тельство проект Положения о судоустройстве РСФСР, по которому предлага-лось учредить следующую судебную систему.
Основной ячейкой суда является народный суд с двумя народными засе-дателями. Взамен двух самостоятельных судов губернского совета народных судей и губернского революционного трибунала создается один губернский суд, действующий в составе президиума особых сессий и кассационного отдела по уголовным и гражданским делам. Члены губернского суда участвуют в ра-боте кассационных отделов и замещают председателей особых сессий во время выездов.
Народные заседатели губернского суда утверждаются губисполкомами. Особая подсудность уголовных дел определяется подсудностью трибуналов, и для этих дел сохраняются процессуальные правила, установленные для трибу-налов. Подсудность особых сессий по гражданским делам определяется в Гра-жданском процессуальном кодексе.
По делам, разрешаемым народными судами, кассационной инстанцией яв-лялся кассационный отдел губернского суда, а по делам особых сессий касса-ционный отдел Верховного суда .
Верховный суд образуется в составе кассационной коллегии, судебной коллегии, военного отделения, транспортного отделения и судебного надзора. В Верховный суд сливаются отдел Высшего судебного контроля НКЮ и су-дебный надзор Верховного трибунала при ВЦИК.
Таким образом, Народный комиссариат юстиции с учетом предложений съезда деятелей юстиции разработал проект закона, в котором более четко оп-ределило строение будущей судебной системы.
Начало судебной реформы было положено законами об адвокатуре и про-куратуре. Положение об адвокатуре принято III сессией ВЦИК IX созыва 26 мая 1922 г. Положение о прокуратуре 28 мая 1922 г.
Проект Положения о прокурорском надзоре, разработанный НКЮ РСФСР и одобренный СНК РСФСР, вызвал на сессии ВЦИК, а затем и в избранной ею комиссии серьезные разногласия. В итоге была создана прокуратура, подчи-ненная снизу доверху Наркому юстиции, одновременно являющемуся Проку-рором республики. На прокуратуру были возложены: 1) надзор от имени госу-дарства за законностью действий всех органов власти, хозяйственных учреж-дений, общественных и частных организаций и частных лиц путем возбужде-ния уголовного преследования против виновных и опротестования нарушаю-щих закон постановлений, а также наблюдение за ведением гражданских дел за границей (центральная прокуратура); 2) непосредственное наблюдение за дея-тельностью органов дознания в области раскрытия преступлений, а также за деятельностью органов ГПУ и наблюдение за ведением уголовных дел; 3) государственное обвинение на суде, выступление в процессе при рассмотре-нии гражданских дел, затрагивающих интересы государства и трудящихся масс; 4) опротестование в вышестоящий суд противоречащих закону пригово-ров и решений и надзор за исполнением приговоров, вступивших в законную силу; 5) надзор за законностью и условием содержания заключенных под стражей .
Введение в действие Положения о прокурорском надзоре было отсрочено до 1 августа 1922 г. Таким образом, была создана советская прокуратура, кото-рая действовала не только в судебной сфере, но и осуществляла так называе-мый общий надзор, выполняя важнейшую задачу пролетарской революции ук-репление в стране революционной законности.
Проект Положения об адвокатуре не встретил возражений со стороны сес-сии ВЦИК и был ею утвержден. По этому Положению члены коллегии защит-ников первого состава утверждались президиумом губисполкома по представ-лению губернского отдела юстиции. В дальнейшем прием членов коллегии за-щитников производился президиумом коллегии защитников с доведением об этом до сведения президиума губисполкома, которому предоставлялось право отвода принятых новых членов коллегии .
Членам коллегии защитников было воспрещено занимать должности в го-сударственных учреждениях и предприятиях, за исключением должностей по выборам и должностей профессоров и преподавателей юридических наук (в дальнейшем разрешено принимать в коллегию защитников и юрисконсультов).
Президиум коллегии защитников избирался на губернском общем собра-нии защитников.
Оплата труда за юридическую помощь производилась в зависимости от имущественного положения клиентов; бесплатно, по таксе, по соглашению. Защитники вносили из своего заработка отчисления в фонд президиума на рас-ходы по президиуму и на организацию юридических консультаций .
К защите в суде, кроме членов коллегии защитников, допускались близкие родственники обвиняемого или потерпевшего, представители государственных учреждений и предприятий, а равно представители профсоюзов. Прочие лица допускались с особого разрешения суда, в производстве которого находилось дело.
Вновь учрежденный институт адвокатуры, являясь, добровольной общест-венной организацией, выполнял задачи государственного значения. Адвокаты, выступая на суде в качестве защитника по уголовному делу или представителя стороны по гражданскому делу, помогали истцу или ответчику (на стороне ко-торого они выступали) в осуществлении защиты их законных интересов и тем самым помогали суду в выполнении возложенных на него задач осуществления правосудия.
Организационная структура адвокатуры, форма оплаты труда адвокатов, определенные Положением об адвокатуре 1922 года, соответствовали услови-ям образования такого института в первый период нэпа. Устанавливаются ус-ловия, при которых коммунисты могли вступить в состав коллегии защитников и принимать к своей защите дела. ЦК партии обязал членов коллегии защитни-ков коммунистов организовывать при судах юридические консультации для бесплатного обслуживания населения, и особенно рабочих и крестьян, юриди-ческой помощью.
Согласно Положению о судоустройстве РСФСР от 11 ноября 1922 г. кол-легии защитников состояли при губернских судах и действовали под их на-блюдением.
В этот период были разработаны проекты и приняты законодательными органами уголовный, Гражданский, Уголовно-процессуальный и Гражданам процессуальный кодексы РСФСР, а затем и кодексы других советских респуб-лик.
4-я сессия ВЦИК IX созыва 3 ноября 1922 г. приняла и ввела в действие с 1 января 1923 г. Положение о судоустройстве РСФСР.
При разработке Положения о судоустройстве учитывался опыт прошлых лет в деле строительства советского суда. Были учтены и специфические усло-вия, вытекающие из принятой партией новой экономической политики, тре-бующей обеспечения борьбы с малейшими попытками обхода советских зако-нов.
Действующая на территории РСФСР судебная система учреждалась в це-лях ограждения завоеваний пролетарской революции, обеспечения интересов государства, прав трудящихся и их объединений.
Вывод: Таким образом, до 1922 г. в качестве органов судебного управле-ния и органов надзора за исполнением законов действовали: в республике Наркомюст, в губерниях губернские отделы юстиции, в уездах уездные бюро юстиции. В РСФСР была учреждена следующая единая система судебных уч-реждений: 1) народный суд в составе постоянного народного судьи; 2) народный суд в составе постоянного народного судьи и двух народных засе-дателей; 3) губернский суд; 4) Верховный суд РСФСР.
Для дел специальных категорий ввиду особой их сложности, необходимо-сти специальных знаний при их рассмотрении и по соображениям особой опасности отдельных преступлений для военной мощи республики и ее хозяй-ственного преуспеяния наряду с единой системой народных судов РСФСР временно вводились специальные суды: а) по делам о преступлениях, угро-жающих крепости и мощи Красной Армии, военные трибуналы, б) по делам об особо важных преступлениях, угрожающих транспорту, военно-транспортные трибуналы, в) по делам о преступлениях но нарушению кодекса законов о труде особые трудовые сессии народных судов, г) по делам земель-ным земельные комиссии и д) по делам о спорах об имущественных правах между государственными организациями центральные и местные арбитражные комиссии, состоящие при Совете Труда и Обороны и при губернских и эконо-мических совещаниях.
Основные принципы и положения, включенные в Положение о судоуст-ройстве РСФСР, были восприняты и в законодательных актах о судоустройстве других советских республик. Некоторое отличие в построении суда в респуб-ликах определялось местными условиями и в первую очередь административ-ным районированием той или иной республики.
Реорганизация в соответствии с Положением о судоустройстве РСФСР 1922 года органов юстиции, принятие в это время материальных и процессу-альных кодексов обеспечивали дальнейшее укрепление революционной закон-ности и более эффективное осуществление социалистического правосудия.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Таким образом, события начала ХХ века две революции, участие в Пер-вой мировой войне безусловно повлияли на систему судоустройства и судо-производства России. Только за период Первой мировой войны сменились че-тыре министра юстиции (И. Г. Щегловитов - 24 апреля 1906 г. - 6 июня 1915 г.; А. А. Хвостов 6 июля 1915 г. - 7 июня 1916 г.; А. А. Макаров - 7 июля - 20 декабря 1916 г.; Н. А. Добровольский - 20 декабря 1916 г. - 27 февра-ля 1917 г.). Смена министров продолжалась и при А. Ф. Керенском.
Политическая нестабильность, отсутствие четких ориентиров и разнопла-новость интересов привели к тому, что Временное правительство не смогло удержать власть. После Октябрьской революции 1917 года большевистское правительство полностью разрушило правительственный аппарат, в том числе и судебную систему. Специальными актами Советской власти вся старая су-дебная система была упразднена (исключение составляла просуществовавшая незначительное время мировая юстиция).
Новые суды при рассмотрении дел должны были руководствоваться не за-конами свергнутых правительств, а декретами Совета народных комиссаров, революционной совестью и революционным правосознанием. Такой подход к праву как комплексу политизированных эмоций имел место в первые месяцы советской власти. В условиях правового вакуума (отсутствия собственных со-ветских законов) он заполнял все правовое пространство.
Декрет о суде № 1 упразднял все общие судебные установления: окруж-ные суды, судебные палаты, Правительствующий Сенат со всеми департамен-тами, военные и морские суды всех наименований, коммерческие суды. Уп-разднялись также институты судебных следователей, прокурорского надзора и адвокатуры. Исключения допускались только для системы мировых судей, дея-тельность которых, однако, приостанавливалась.
Декрет имел важное значение, ибо до его принятия в стране наряду со стихийно образуемыми новыми судами продолжала как ни в чем ни бывало работать старая судебная система.
Вместе с тем п. 2 Декрета предусматривал возможность избрания в новые местные суды прежних мировых судей, большинство из которых отнеслось к этому акту резко отрицательно или прямо враждебно. В некоторых случаях для закрытия суда и передачи дел ликвидатору-комиссару требовалось применение принудительной силы и вооруженных людей. Причем процесс этот был доста-точно медленный, Правительство, занятое вопросами обороны и подавления открытых контрреволюционных мятежей, уделяло ему мало внимания. Доста-точно сказать, что если в столицах суды закрыли через одну-две недели после опубликования Декрета, то в других местах это затянулось на месяцы.
В январе 1918 г. под руководством левого эсера Наркома юстиции Штейнберга началась разработка нового законопроекта о суде, названного в историко-правовой литературе Декретом о суде № 2.
Судебная практика рассматриваемого периода регулярно подвергалась обобщению. Свидетельством этого являются материалы Всероссийских съез-дов губернских и областных комиссаров юстиции, в 1918 году проходивших раз в три месяца. Первый съезд состоялся в апреле 1918 г., второй - в июле 1918 г. Именно второй съезд обсудил Инструкцию для местного народного су-да, в которой определялись основные положения организации суда и судопро-изводства. Решения этого съезда легли в основу Декрета о суде № 3, опублико-ванного 20 июля 1918 г.
Значение нового Декрета в том, что он значительно поднял авторитет и роль местного суда, передав в его ведение все гражданские дела по искам до 10 тыс. рублей и все уголовные, кроме дел о посягательствах на человеческую жизнь, изнасиловании, разбое, бандитизме, подделке денежных знаков, взяточ-ничестве и спекуляции. Местный народный суд получил право применять в ка-честве наказания лишение свободы на срок до 5 лет.
В качестве кассационной инстанции для окружных судов вместо област-ных судов и Верховного судебного контроля, предусмотренных Декретом о суде № 2, предполагалось создать временный Кассационный суд в г. Москве, на который возлагался бы также надзор за решениями и приговорами местных судов.
Иностранная военная интервенция и развернувшаяся Гражданская война не позволили советским властям заняться дальнейшим совершенствованием судебной системы. Как и любое новое дело, строительство советской судебной системы осуществлялось «методом проб и ошибок». Гражданская война 1918-1921 гг. затормозила развитие советской судебной системы. Новый этап ее строительства начался лишь в условиях новой экономической политики (НЭП), когда в РСФСР в 1922 году была проведена судебная реформа.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Нормативно-правовые акты РФ, РСФСР и СССР
1.2. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голо-совании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. 1993. 25 декабря.
1.3. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (с изменениями от 15 декабря 2001 г., 4 июля 2003 г., 5 апреля 2005 г.) // Собрание законо-дательства Российской Федерации. 1997. № 1. Ст. 1; Собрание зако-нодательства Российской Федерации. 2005. № 15. Ст. 1274.
1.4. Конституция РСФСР 1918 года // Сборник нормативных актов по со-ветскому государственному праву. М., 1984. - 543 с.
1.5. Декрет СНК № 1 от 24 ноября 1917 г. «О суде» // СУ РСФСР. 1917. № 4. Ст. 50.
1.6. Декрет СНК № 2 от 7 марта 1918 г. «О суде» // СУ РСФСР. 1918. № 26. Ст. 347.
1.7. Декрет СНК № 3 от 3 ноября 1918 г. «О суде» // Декреты Советской власти. М., 1957. Т. 1.
1.8. Декрет СНК от 4 мая 1918 г. «О революционных трибуналах» // СУ РСФСР. 1918. № 35. Ст. 471.
1.9. Декрет ВЦИК от 16 февраля 1918 года «О третейском суде» // Декре-ты Советской власти. М., 1957. Т. 1.
1.10. Декрет ВЦИК от 10 марта 1921 г. «О высшем судебном контроле» // СУ РСФСР. 1921. № 15. Ст. 97.
1.11. Декреты Советской власти. М., 1957. Т. 1. - 674 с.
1.12. Положение о народном суде РСФСР, утверждено Декретом ВЦИК от 30 ноября 1918 г. // СУ РСФСР. 1918. № 85. Ст. 889.
1.13. Инструкция НКЮ РСФСР от 23 июля 1918 г. «Об организации и дей-ствии местных народных судов» // СУ РСФСР. 1918. № 53. Ст. 597.
1.14. Инструкция об организации обвинения и защиты на суде, утв. поста-новлением НКЮ от 23 ноября 1920 г. // СУ РСФСР. 1920. № 100. Ст. 543.
2. Монографии, учебники, учебные пособия
2.1. Гимпельсон Е. Г. Из истории строительства Советов (ноябрь 1917 г. - июль 1918 г.). М., 1958. - 546 с.
2.2. Исаев И. А. История государства и права России. М.: Юристъ, 1994. - 587 с.
2.3. История отечественного государства и права: Курс лекций. Вып. 2 (1918-1920 гг.). Ч. 2. М., 2007. - 744 с.
2.4. Калинин Г. С. Великая Октябрьская социалистическая революция и создание Советского государства. М., 1959. - 654 с.
2.5. Каппелер А. Россия многонациональная империя. Возникновение, история, распад. М., 2000. - 656 с.
2.6. Клеандров М. И. Очерки российского судоустройства: Проблемы на-стоящего и будущее. Новосибирск: Наука, 1998. - 378 с.
2.7. Кожевников М. В. История советского суда 1917-1956 гг. М., 1957. - 382 с.
2.8. Комментарий к Федеральному конституционному закону «О судеб-ной системе Российской Федерации» / Под ред. В. И. Радченко. М.: «Норма», 2003. - 340 с.
2.9. Крыленко Н. В. Советское правосудие. Суд и прокуратура в СССР. 2-е изд., испр. М.: Юридическое издательство НКЮ СССР, 1937. - 432 с.
2.10. Крыленко Н. В. Суд и право в СССР. М., 1927. - 560 с.
2.11. Ласкина Н. В. Прокурорский надзор: Учебное пособие для вузов. М.: Юстицинформ, 2006. - 343 с.
2.12. Мартысевич И. Д., Портнов В. П. Социалистический контроль в РСФСР и законность (1917-1934 гг.). М., 1979. - 763 с.
2.13. Петухов Н. А. Социальные и правовые проблемы становления, разви-тия и функционирования системы военных судов России: Дисс. ... д-ра юрид. наук. М., 2003. - 57 с.
2.14. Портнов В. П. ВЧК 1917-1922. М.: Юридическая литература, 1987. - 208 с.
2.15. Портнов В. П., Славин М. М. Становление и развитие конституцион-ного законодательства советской России 1917-1920 гг. М., 1987. - 640 с.
2.16. Портнов В. П., Славин М. М. Становление правосудия Советской России (1917-1922 гг.). М.: Наука, 1990. - 165 с.
2.17. Рассказов Л. П. ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД в механизме формирования и функционирования политической системы советского общества (1917-1941 гг.) СПб.: СПбЮИ МВД России, 1994. - 587 с.
2.18. Реймер А. А. Возникновение становление и развитие судебной систе-мы в Российской государственности (XI - начало XX веков): истори-ко-правовое исследование: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2003. - 180 с.
2.19. Романовская В. Б. ВЧК - орган революционной расправы. Моногра-фия. Репрессивные органы России XX века. Н.Новгород. - 234 с.
2.20. Сальников С. П. Особенности развития правоохранительной системы России во второй половине ХIХ века: Учебное пособие. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2005. - 289 с.
2.21. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. / Под ред. И. Т. Голякова. М., 1953. - 764 с.
2.22. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. - 765 с.
2.23. Софинов П. Г. Очерки истории ВЧК (1917-1922 гг.). М.: Госиздатель-ство литературы, 1960. - 248 с.
2.24. Суровенко И. А. Государственно-правовое регулирование деятельно-сти судебных органов во второй половине XIX в. (историко-правовой аспект): Автореф. ... дисс. канд. юрид. наук. СПб., 2006. - 26 с.
2.25. Чистяков О. И. Конституция РСФСР 1918 года. (изд. 2-е, перераб.) М.: Зерцало-М, 2003. - 543 с.
2.26. Чистяков О. И. Российское законодательство X-XX веков. М., 1991. Т. 8. - 764 с.
3. Статьи
3.1. Абдулин Р. С. Кадровое и организационное обеспечение судебной системы после Октябрьской революции 1917 года // Российская юс-тиция. 2006. № 6. С. 65-71.
3.2. Грингауз Щ. К вопросу об уголовном праве и правотворчестве масс в 1917 и 1918 годах // Советское государство и право. 1940. № 3. С. 54-60.
3.3. Демичев А. А. Периодизация истории суда присяжных в России // Журнал российского права. 2001. № 7. С. 65-71.
3.4. Козлов А. Ф. Организация народных судов в истории Советского го-сударства // Правоведение. 1967. № 3. С. 32-35.
3.5. Кокурин А., Петров Н. ВЧК (1917-1922 г) // Свободная мысль. 1998. № 6. С. 104-113.
3.6. Максимов В. В. Мировая юстиция: проблемы и перспективы // Жур-нал российского права. 2001. № 9. С. 43-52.
3.7. Полянский Н. Революционные трибуналы // Право и жизнь. 1927. № 8. С. 10-14.
3.8. Сафронова Л. Временные чрезвычайные органы // Криминальный вестник. 1999. № 45-49. С. 35-47.
3.9. Смыкалин А. Довоенный период развития советской судебной систе-мы // Российская юстиция. 2002. № 6. С. 43-41.
3.10. Смыкалин А. Создание советской судебной системы // Российская юстиция. 2002. № 2. С. 31-39.
3.11. Смыкалин А. Судебная реформа 1922 года // Российская юстиция. 2002. № 4. С. 65-69.
3.12. Суровенко И. А. Судебная реформа и предварительное следствие во второй половине девятнадцатого века // Правовая система общества: становление и развитие: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соис-кателей. Вып. 23. Ч. 1 / Под общ. ред. В. П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2006. С. 54-61.
3.13. Черкасова Н. В. Становление института защиты в суде (1918-1921 гг.) // Из истории советского государства и права: Сб. науч. ст. М.: ИГП АН СССР, 1989. - 443 с.
 
« Пред.   След. »
Понравилось? тогда жми кнопку!

Заказать работу

Заказать работу

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
2 гостей
загрузка...
Проверить тИЦ и PR