Главная Сочинения Рефераты Краткое содержание ЕГЭ Русский язык и культура речи Курсовые работы Контрольные работы Рецензии Дипломные работы Карта
Главная arrow Рефераты arrow Философия, Политология, Социология arrow Институт великокняжеской власти место в государственном механизме

Институт великокняжеской власти место в государственном механизме

Институт великокняжеской власти место в государственном механизме
Введение 3
1. Становление государственной власти и управления в Киевской Руси 5
2. Роль великого князя в государственном аппарате Киевской Руси 11
3. Особенности существования института великокняжеской власти 20
Заключение 25
Список источников и литературы 27
ведение
Во главе Киевского государства стоял князь, который именовался Великим князем; на местах управляли зависимые от него князья. Великий князь не был самодержцем; скорее всего, он был первым среди равных. Великий князь управлял от имени своих ближайших родственников и ближайшего окружения - крупного боярства, сформировавшегося из верхушки княжеской дружины и знати Киева.
Титул Великого князя передавался по наследству в роду Рюриковичей. Традиционно власть передавалась не только прямым наследникам, но и членам рода. Так, князь Олег, по преданию, был не сыном, а племянником Рюрика. Однако первоочередными наследниками и претендентами на роль князей в местных княжествах были сыновья Великого князя Киевского.
Актуальность работы заключается в том, что состояние органов верховной власти - один из наиболее существенных показателей здоровья любого общественного организма, в котором должный уровень правопорядка складывается из адекватной деятельности власти. Для российской системы управления крайне важны уроки периода княжеской власти.
Объектом исследования являются особенности государственного управления в Киевской Руси. Предметом исследования выступает институт великокняжеской власти.
Цель работы состоит в изучении места института великокняжеской власти в государственном механизме Киевской Руси.
Достижение цели предполагает решение ряда исследовательских задач:
1. Рассмотреть становление государственной власти и управления в Киевской Руси.
2. Определить роль великого князя в государственном аппарате Киевской Руси.
3. Охарактеризовать особенности существования института великокняжеской власти.
Степень научной разработанности вопроса. Основой для написания нашей работы послужили труды в области государственного управления Р.Г. Пихои, В.Г. Игнатова, Н.А.Омельченко. Также были рассмотрены труды А.Я. Кодинцева, В.П. Данилова, А.Б. Мартиросян в области государственного управления Киевской Руси.
1. Становление государственной власти и управления в Киевской Руси
Древнерусское государство - крупнейшая держава средневековой Европы. Русь сложилась и заняла срединное геополитическое положение в системе сопредельных цивилизаций: между католической Европой, арабским мусульманским Востоком, восточно-христианской Византийской империей, иудейским Хазарским каганатом, кочевниками-язычниками.
В V-VI вв. часть славян (индоевропейской этнической общности), составлявших древнейшее население Центральной и Восточной Европы, начинает продвигаться на территорию Восточно-Европейской равнины, очагово заселенную балтийскими и финно-угорскими племенами. В ходе переселения родоплеменное устройство славян распадается и заменяется территориально-этническ ими образованиями - союзами племен (поляне, славяне, вятичи и др.), составившими самостоятельную ветвь славян - восточную. Жили восточные славяне соседскими, территориальными общинами (вервь, мир).
В VI-IX вв. у восточных славян преобладал эволюционный тип общественного развития: «военная демократия» разлагается и перерастает в древнерусскую цивилизацию - «самобытную модель духовного, социально-экономического и политического развития» [5; с. 57]. Системообразующим фактором был восточнославянский социальный генотип и индоевропейский языческий культурный архетип при катализирующем скандинавском и тюркско-хазарском влиянии (на севере словене были данниками варягов, а поляне и другие племена юга равнины попали в зависимость от Хазарского каганата). Большое значение для зарождающейся государственности имел геополитический фактор - постоянный натиск кочевников на ландшафтно незащищенную равнину.
Восточнославянское общество имело трехступенчатую структуру: племя - союз племен - суперсоюз племен. Фундаментальной составляющей любой биосоциальной системы является иерархия и потестарные отношения. У восточнославянских племен (как и во всех кровнородственных социумах) иерархичность между людьми и коллективами, регуляция общественной жизни строилась не на основе принуждения, а на преимущественно психологических механизмах: влияние, подражание, запреты, реализуемые в системе табуирования. Эти механизмы создавали поведенческий алгоритм, при котором возникает психологическая соподчиненность индивидов, вызывая чувство превосходства, заботы, ответственности у одних (управляющих) и чувство страха, почтения у других (управляемых). Такой поведенческий алгоритм реализуется в значительной степени подсознательно и на основе господствующих традиционных ценностей, которые закрепляются в качестве ментальных архетипов и служат индикатором этничности.
Экзогенный фактор ускорял возникновение союзов племен (с конца VI в.), а затем и суперсоюзов. Их центрами становятся города (Киев, Полоцк, Смоленск и др.), которые первоначально выступают не как социально-экономические, а преимущественно Структура власти союзов племен формально совпадала с организацией племенной власти, но на смену родоплеменной приходит территориальная организация общества.
Верховные органы племенного союза - вече (собрание свободных общинников), вожди (князья) с племенными дружинами, старейшины (старцы градские). В городе располагался сакральный центр, так как князь выполнял не только военные, но и религиозные функции, сюда поступала дань с подвластных племен, здесь формировалось общее войско.
Функции князя (слово «князь» общеславянское, заимствованное в праславянские времена из древненемецкого и означавшее сначала главу рода, племени) союза племен мало чем отличались от функций племенного вождя. Князь «был представителем верхушки родоплеменного строя, а не носителем государственной публичной власти» [1; с. 12]. Внутриплеменные дела сохраняет в своих руках родоплеменная знать и племенное вече, а в руках князя сосредоточиваются военные обязанности, но они обеспечиваются уже не кровнородственными связями, а территориальными, политическими и военными отношениями.
В собственном племени князь и дружина оберегали соплеменников, а у союзников выступали носителями зарождающейся принудительной, публичной власти. Дружины не были стабильным элементом зарождающейся политической структуры, так как общество еще не обладало необходимыми ресурсами для ее содержания.
Созданная Олегом держава представляла собой федерацию государственных образований и союзов племен восточных славян. Династия Рюриковичей, вероятно, была скандинавской по своему происхождению. Варяги играли немаловажную роль в окружении князя, составляли ядро его дружины, но в данный период ее состав имел уже полиэтнический характер (включал славян, алано-адыгов, тюркские элементы). Династия, с самого начала скорее всего связанная с одним из славянских родов, быстро ославянилась во 2-3-м поколениях, как и вся иноэтническая часть формирующейся государственной элиты. В частности, уже первые князья - Рюриковичи и их дружины клялись славянскими богами Перуном и Белесом. Термин «русы», первоначально имевший социальное значение, переносится на всю государственную территорию и становится этнонимом восточных славян.
Во главе Киевской Руси стоял великий князь. Он соединял в своих руках политическую, военную и сакральную власть (о последнем свидетельствуют прозвища киевских князей Олег Вещий, Владимир Солнце, ритуальный характер расправы Ольги над древлянами и др.) [3; с. 95]. Укрепление власти великого киевского князя шло как в борьбе, так и в процессе синтеза родоплеменных систем управления с формирующимся центральным государственным управлением. Первоначально функции языческих князей так или иначе были связаны с военными задачами и неотделимыми от них дипломатическими отношениями, охраной торговых путей, сбором дани (полюдья) и ее последующей продажей. Власть киевского князя усиливалась по мере поглощения власти князей союзов племен, подвластных Киеву. Рост богатства также способствовал усилению его авторитета и власти, но богатство было не средством эксплуатации, а носило сакральный и престижный характер. Постепенно усиливается роль князя в поддержании внутреннего порядка.
Несложные государственные функции князь выполнял вместе с дружиной. Князь и дружина были нераздельны, солидарность князя и дружины проявлялась «в доле и недоле» [3; с. 105]. Дружина жила за счет княжеских доходов, средством сплочения дружинной среды и поддержания княжеского авторитета были престижные пиры и раздача богатств. Пиры были важным символическим и государственным актом, носили регулярный характер. На них обсуждались государственные проблемы, разрешались споры и, возможно, распределялись служебные полномочия. Княжеско-дружинное управление получило общественное признание и конституировалось в институт, обеспечивающий социально-политическую жизнедеятельность древнерусского общества. Киевскому князю подчинялись местные племенные князья («светлые и великие князья», «великое княжье» и др.), которые по договору находились «под рукою» великого киевского князя, а также «старцы» - родоплеменная знать, выполнявшая судебно-административные функции. По договорам и традиции великий князь «мира для» имел право сбора полюдья с подвластных земель, а местные князья во время общих походов приводили свои дружины и ополчения. Их организация строилась на основе численной или десятичной системы: тысяцкие, сотские, десятники, которые также выполняли административные функции.
Великим киевским князьям приходилось сталкиваться с сепаратизмом местных князей, и они приступают к постепенной ликвидации этого института, что растянулось почти на весь X в. Ко времени правления Святослава с племенным княжьем было покончено, а Владимир посадил своих сыновей в крупнейшие города Руси и титул «князь» теперь распространялся только на членов киевской великокняжеской династии - Рюриковичей, которая представляла собой государственный суперэлитный слой, пришедший на смену родоплеменной аристократии. При этом отдельные члены княжеского рода имели политическое значение не сами по себе, а как составная часть родственной, генеалогической цепи князей. Деление общества по родоплеменному признаку окончательно было заменено территориальным принципом построения государства. Представители династии получали в управление волости, но не на правах поземельной собственности, а на основе кормления, что обусловливалось и частой сменой «столов» князьями. Однако это не устраняло межкняжеских междоусобиц, особенно обострявшихся при смене великого князя.
После гибели в 945 г. князя Игоря из-за попытки в нарушение сложившегося обычая собрать повторную дань с древлян Ольга, совершив государственно-ритуальные жертвоприношения и разгромив древлян, провела важную административно-налоговую реформу. Она заменила полюдье систематической уплатой дани (урока) в постоянных центрах (погостах). Многие историки связывают с появлением постоянных погостов, где сосредоточивается княжеская администрация, слуги, челядь и военные отряды, а также многочисленных княжеских «ловищ», «перевесищ» и «знамений», формирование княжеского домена.
Межплеменные и межкняжеские столкновения «заставляли искать религиозно-идеологические средства для укрепления власти киевской династии и ослабления внутренних противоречий. Владимир I проводит грандиозную религиозную реформу, попытавшись превратить Киев в общерусский сакральный центр, собрав в столице пантеон богов (в основном южных племен) во главе в Перуном» [4; с. 115]. В то же время религиозная реформа была ответом древнерусских волхвов на активную миссионерскую деятельность киевских религиозных общин, представлявших иудаизм, ислам и христианство. Реформа явилась важным индикатором изменений в языческом самосознании древних русичей, эрозии политеизма и подготовки их к восприятию монотеистической религии, но не оказала на разноплеменную древнерусскую общность консолидирующего влияния, а скорее, вызвала раздоры с союзными Киеву племенами, не желавшими принимать главенство Перуна, а значит, и углубления ведущего положения полян. Таким образом, традиции, эволюционно обеспечившие приобретение системой управления, характерной для «военной демократии», черт государственного управления, себя исчерпали. Требовались более радикальные средства для сплочения Киевской Руси и укрепления власти князя.
Принятие восточного христианства в 988 г. Владимиром I в качестве государственной религии имело для Руси судьбоносное значение. Начинается постепенное утверждение канонических христианских представлений о природе власти, государства и его целях. Происходит разделение светской и духовной власти. Великие князья остаются составной частью династического рода, построенного по типу «конического клана». Семейные отношения совпадали с вассальными: князь-отец - сюзерен, а княжичи-сыновья - вассалы. Положение осложнялось увеличением числа князей и их генеалогических линий. В основе этих взаимоотношений, вероятно, лежала система лествичного восхождения князей, при котором генеалогическое старейшинство определялось наследованием великого стола «от брата к брату». В реальном историческом процессе политическое и военное «старейшинство» отодвигало генеалогическое на второй план.
Светская и духовная власть на Руси существовали автономно, но государственная власть способствовала распространению христианства и, в свою очередь, согласовывала свою деятельность с установками церкви.
2 Роль великого князя в государственном аппарате Киевской Руси
Великий киевский князь был главой рода Рюриковичей. Передача киевского стола осуществлялась как в результате наследования по обычному праву (старейшему в роде), так и по завещанию. Завещание, противоречащее обычаю, давало основание силой оспорить легитимность такого решения. Наследование княжеского стола могло подкрепляться избранием князя, но как самостоятельный способ передачи власти избрание использовалось при конфликте князя с вече или в случае прекращения княжеского рода. Узурпация (добывание княжеского стола силой) всегда мотивировалась наследственными правами или избранием на княжеский стол.
Князь являлся необходимым и ключевым элементом государственности. Бескняжье «нарушало нормальную жизнь страны и ее регионов, влекло за собой разрушительные внутренние неурядицы и ослабление возможности защиты от внешних врагов» [8; с. 15]. В эволюции статуса князя четко прослеживается монархическая направленность, тем не менее, на наш взгляд, эта форма так и не реализовалась полностью в Киевской Руси.
В руках князя наряду с военными и административными функциями сосредоточиваются верховная законодательная и судебная власть. С именами великих князей связаны развитие древнерусского кодекса «Русская I Правда», а также уставы, которые определяли изменения в финансовом, семейном, уголовном, административном праве. Судебная власть великого князя распространялась на всю Русь. Она осуществлялась на «княжьем дворе» - в резиденции князя и местах, где сидели представители княжеской администрации. Великие князья были в общественном сознании главой земли и имели высокую репутацию, что отразилось в былинном эпосе Ш канонизации многих из них Русской православной церковью. В этот период идет процесс разложения корпоративных связей великокняжеской дружины. Старшая дружина (княжи-мужи, бояре) все более активно включается в деятельность Совета князя и выполнение административных функций.
Функции князей первого и второго этапа развития Киевской Руси отличаются друг от друга. В IХ-Х веках функции первых князей сводились:
- к организации войск;
- командованию этими войсками;
- сбору дани;
- внешней торговле;
- управлению (распространявшемуся в этот период, главным образом, на Киевскую землю) [7; с. 43].
Княжеского законодательства в этот период еще не было (только финансово-административные распоряжения), не было и средств обнародования общих норм. Если бы князь и пожелал издать законы, он не имел никакой возможности проследить за их выполнением. Из-за отсутствия современных форм законодательства, средств сообщения и связи доводить законы до сведения населения было практически невозможно. И кроме того, немногочисленные должностные лица княжеского управления не могли проверить исполнение законов населением. Функции князей - наместников и племенных князей были сходны с функциями киевских князей.
Таким образом, на этапе становления Киевского государства преобладали такие ведущие функции, как обеспечение внешней безопасности, внутренней стабильности, общественного порядка и фискальной, но непосредственный экономический интерес объединю земли.
Управлял государством, в основном, великий князь со своей дружиной: князь ходил на полюдье и собирал дань, судил население, отражал с дружиной нападение врагов, шел на них походом, заключал международные договоры.
Специфика геополитической ситуации - давление степных кочевых народов, агрессивные устремления соседних европейских государств, слабые культурные и политические контакты с ними, ограниченность выходов к морским торговым путям - влияла на развитие государственности Руси, постепенно превращая ее в «оборонное общество». Военные расходы при ограниченных людских и материальных ресурсах тяжким грузом ложились на население. Недаром именно у нас оформилось понятие «половник» (от половины урожая). Говоря экономическим языком, норма эксплуатации трудового люда нередко доходила до 50%.
Военные силы князей состояли:
- из дружины - постоянно действующего органа;
- народного ополчения, которое составляло основную массу войска;
- иноземных наемных отрядов (в которые, как правило, входили тюрки и скандинавы) [4; с. 114].
Дружина составляла основу государственного аппарата и военной организации Древнерусского государства. Первоначально дружина проживала на княжеском дворе (гриднице) на полном содержании князя и делилась на старшую и младшую.
В старшую дружину входили хорошо обученные привилегированные воины, некоторые нередко служили еще отцу князя. Из них назначались наиболее важные чины княжеской администрации (тысяцкие, сотские, волостели). Верхушку старшей дружины называли боярами, «мужами».
Младшая дружина (в которую входили «отроки», «пасынки», «детские») постоянно находилась при князе и сливалась с несвободной челядью. В эту дружину могли входить как дети самого князя, так и дети светлых князей или дружинников. Так они получали своего рода образование и приобщались к власти.
Дружинники выполняли множество функций:
- охраняли великого князя;
- собирали налоги;
- участвовали в торговых экспедициях;
- военных подходах;
- подавляли восстания;
- осуществляли управление на местах (наместничество);
- занимались самообучением (обучались военному ремеслу) и поддерживали боевую готовность;
- участвовали в совете при князе.
Таким образом, дружина состояла из ближайшего окружения князя и была постоянно действующим органом государства. Став носителем и охранителем общего экономического интереса, она превратилась в политическую силу.
В IХ-Х веках существовал совет при князе, в который входили наиболее влиятельные дружинники и представители родоплеменной знати «старцы градские» и «совет лучших» (старшие дружинники). Они не составляли какого-либо постоянного учреждения с определенными правами, обязанностями, компетенцией. В XI-XII веках совет при князе стали называть Думой.
В Думу входили:
- бояре (в основном, бывшие дружинники, осевшие на земле. Эти земли, как правило, находились недалеко от Киева, а в стольном граде дружинники имели дома и дворы);
- высшее духовенство (митрополиты, епископы, архимандриты, игумены) [6; с. 127].
Все главные вопросы (войны, мира, управления) решались великим князем по совету с боярами, однако Дума все-таки была советом при князе и носила совещательный характер.
Вече, существовавшее еще до образования государства, продолжало действовать в Древнерусском государстве из племенной сходки древних славян вече превратилось в собрание горожан, на котором решающая роль принадлежала городским феодальным верхам: боярам и старцам градским. Каковы были точные функции этого органа власти в IХ-Х веках, неизвестно. Можно предположить, что в каждом племенном центре было свое вече. Суть вечевого общения состояла в совещании правящей верхушки и народа. В этот период вече еще играло роль в политической жизни древней Руси, являясь одним из основных органов государства при решении важных споров. Довольно часто вече избирало князей.
Из 50-ти князей, занимавших киевский престол, 14 были приглашены вечем. В конце X века вече стало направляться феодальной верхушкой, его созыв и ведение были упорядочены. В вече имели право принимать участие полноправные граждане (не холопы) и не подчиненные семейной власти, то есть домохозяева.
Укрепление власти князей, рост княжеского аппарата управления привели к сокращению роли и значения веча. С середины XII века вечевые собрания перестали приглашать князей. Одной из сохранившихся функций веча было комплектование народного ополчения и выбор его предводителей - тысяцкого, сотских, десятских.
Тысяцкий возглавлял народное ополчение и выбирался, а затем назначался князем из феодальной верхушки. С течением времени эта должность приобрела наследственный характер. В мирное время тысяцкий и сотские выполняли разнообразные поручения, чаше всего полицейского характера. Уставная грамота князя Всеволода Новгороду в 1136 г. определяла, что тысяцкий должен «управливати всякие дела торговые и гостинные и суд торговый». С помощью тысяцких князья «примучивали дань» [6; с. 128].
Роль веча в разных княжествах была различной (в Новгороде - огромна, в Галицко-Волынском княжестве - минимальна) и зависела от политической обстановки. В истории были моменты, когда вече созывалось часто, принимало решения и имело большое значение, а потом долго не созывалось.
Тем не менее, четко прослеживается общая тенденция - по мере расширения процесса феодализации вече утрачивало свое значение и наконец прекратило свое существование. Это произошло потому, что феодальные группы стали настолько сильными, что перестали нуждаться в поддержке народного собрания.
Феодальные съезды были еще одним органом власти, созывавшимся в исключительных случаях, когда нужно было решить важнейшие политические вопросы, затрагивавшие интересы многих княжеств. Иногда феодальные съезды имели общеземский характер.
Феодальные съезды могли решать вопросы об избрании и изгнании князей, о принятии мер против тех князей, которые нарушают договор, о заключении союзов, об объявлении войны и мира, об издании новых законов и отмене старых. Их компетенция не была ограничена какими-либо нормами. Если князья поддерживали решения, то выполняли их, а если нет, то не выполняли.
Территория Киевской Руси была огромна, и, находясь в стольном городе Киеве, князь назначал в другие центры государства своих посадников.
Согласно Начальной летописи» еще легендарный Рюрик в 864 г. после смерти братьев «раздал мужем своим грады, оцому Полотеск, овому Ростов, овому Белоозеро» [6; с. 132]. После своих походов Олег в 882 году повсюду в завоеванных землях «посади мужи свои», Олег Святославич в 1096 г., завоевав Муромскую и Ростовскую земли, «посажаща посадники своя по городам и дани поча имати».
Посадник следил за сохранением общественного порядка, вел борьбу с ворами и разбойниками, судил местное население, собирал дань и пошлины. Часть собранных средств поступала на содержание посадника и его дружины. С середины XII в. должность посадника постепенно стала вытесняться должностью наместника.
При князьях и посадниках находились тиуны, назначаемые часто из дворовых слуг князя. Тиуны присутствовали на суде князя и посадника, нередко даже замещали их в суде. Им поручалось заведование княжеским хозяйством в селах и на княжеском дворе. Различались тиуны: княжеский; огнищный, заведовавший княжеским двором - огнищем (с XII века назначался из бояр и назывался дворским), в его подчинении находился ключник, конюшный, ратайный (пашенный).
С XI в. появились особые чиновники князя по сбору дани - данщики. В Древнерусском государстве встречаются и другие должностные лица:
- мытники, взимающие торговую пошлину - «мыть»;
- вирники, взимающие денежный штраф за убийство свободного человека - «виру»;
- пятенщики, взимающие пошлину за продажу лошадей и пр. - «пятно» [2; с. 124].
В Киевской Руси параллельно существовали две системы управления: численная и дворцово-вотчинная.
Численная (десятичная) система была обычной для многих народов, Еще до образования Киевской Руси войско подразделялось на части: тьмы, тысячи, сотни, десятки, и князю помогал управлять не только совет, но и тысяцкие, сотские, десятские. С расширением и укреплением государства их функции видоизменялись, войска оседали в укрепленных городах, составляя там гарнизоны, а названия были перенесены из военного времени в мирное. Так стали называть начальников гарнизонов и командный состав. Тысяцкий превратился в командующего войсками, в княжеского воеводу. К ХI-ХII векам десятичная система утратила свое реальное математическое содержание. «Тысяча» стала не военным, а территориальным понятием - «округ». Подчинялся этот округ тысяцкому, который «держал в нем воеводство».
Таким образом, в ХI-ХII веках тысяцкие были руководителями военных сил определенного княжества или округа и сосредоточивали в своих руках всю административную власть: финансовую, судебную, полицейскую. Они были носителями власти князя на местах, его помощниками по управлению. Сотские были прямыми помощниками тысяцких, командовали сотнями как военными подразделениями. С превращением тысяч в территориальные округа, они стали выполнять финансово-административные функции. Процесс феодализации обусловил вытеснение органов десятичной системы в волостях.
Дворцово-вотчинная система состояла в управлении отдельными отраслями княжеского хозяйства особыми придворными чинами. Система кормления коренилась в ранних формах организации управления и надолго пережила Киевскую Русь.
В Киевской Руси не было принципиального различия между органами государственного управления и органами управления частными делами князя. Каждый, кто входил в состав княжеского двора, уже в силу этого считался годным для выполнения общеадминистративных функций. Назначенные на административные должности чины двора сохраняли за собой наименований, которые принадлежали им в хозяйстве князя. Центром, откуда тянулись все нити управления, был княжеский двор.
После того, как дружина осела на земле, основные административные должности стали занимать низшие дворцовые слуги, которые зачастую набирались из княжеских холопов, тиунов, мечников. В XI веке тиуны играли важную роль, их численность возрастала. Стала выделяться верхушка тиунов, которые обзаводились хозяйством, домами, селами. Должности могли передаваться по наследству. Со временем эта верхушка смыкалась с верхушкой бояр. Формировавшаяся правящая элита постепенно консолидировалась вокруг князей.
Подвижность общественной жизни, связанная с частыми перемещениями людей, колонизацией, нашествиями кочевников, княжескими усобицами, предопределила преобладание идущих сверху вертикальных связей. Если в средневековой Европе государства были относительно слабыми, и обществу самому приходилось решать многие проблемы, на Руси, наоборот, государство постепенно превращалось в верховного законодателя общественной жизни.
Слабее, чем в Европе, шел процесс дифференциации по социальному и профессиональному признакам. Огромные территории, обилие лесов и болот делало местность труднопроходимой, так что не было и разветвленной системы коммуникаций. Обмен товарами и услугами в связи с этим развивался медленнее, горизонтальные общественные связи не укреплялись.
Колонизация в трудных природных условиях приучила древнерусского человека довольствоваться элементарными технологиями (типа «подсечного», или, как его часто называют, «кочевого», земледелия). В правосознании тружеников не могла в этих условиях оформиться идея о том, что приложение труда к земле является основой собственности на нее и продукты ее обработки.
В итоге на Руси государство превратилось в единственную организующую силу, не привыкшую встречать серьезного сопротивления в обществе, за исключением случаев отстаивания вечевых традиций и народных восстаний (свойственных любому средневековому обществу), В таких случаях власть проявляла произвол и насилие. Государь на Руси никогда не нуждался в правовом обеспечении своих поступков, поэтому идея законности и правопорядка не превратилась здесь в общезначимую ценность.
В таких условиях не могло сложиться и западноевропейское понятие собственности, такое как в римском праве. Поскольку даже у крупных землевладельцев из числа лиц узкого боярского круга приближенных к князю это право было узурпировано государством в лице правителя, смотревшего на всю страну как на свою вотчину.
3. Особенности существования института великокняжеской власти
В IХ-ХII вв. сложилось Древнерусское государство - Киевская Русь как государство исторически переходного типа, как основной институт политической системы классового общества, охраняющий его экономические и социальные структуры. Основными признаками этого процесса стали: наличие особой системы органов и учреждений, осуществлявших функции государственной власти; наличие права, закрепляющего определенную систему норм, санкционированных государством; наличие определенной территории, на которую распространялась юрисдикция данного государства.
Центральную власть представлял князь, именуемый в XI в. великим князем. Главной военной и фискальной силой государства была дружина, обладавшая внутрисословной демократией. Из дружинного сословия формировалась государственная администрация. Старшая дружина «составляла знатную боярскую верхушку, ближайшее окружение князя, княжескую думу. Из их же числа назначались воеводы, посадские, тысяцкие. Основой будущего сословия служилых людей стали представители младшей дружины. Из их состава выдвигались тиуны (управляющие княжеских вотчин), данники и мытники и другие низшие должностные лица» [5; с. 117]. Таким образом, Древнерусское государство стремилось обеспечить свои важнейшие функции как внешней безопасности, так и внутренней стабильности и общественного порядка, а также фискальные и другие функции.
В то же время пространственная и геополитическая ситуация требовала сильной княжеской власти. Великому князю принадлежала верховая законодательная власть. В руках великого князя, являвшегося главой администрации, сосредотачивалась и исполнительная власть, выполнялись также судебные функции. Многие крупные законы были изданы великими князьями и носили их имена.
Великий князь (конязь - предводитель войска, сидящий на коне), будучи военначальником, возглавлял войско и водил его в бой. Так, Владимир Мономах (1053-1125 гг.) в конце жизни вспоминал о 83 своих крупных походах. Нередко князья были ранены или даже гибли в бою, как например, воинственный князь Святослав (942-972 гг.) [3; с. 117].
Много занимался законодательством Ярослав Мудрый; он пошел дальше своего отца (Владимира Красное Солнышко) в осознании своей роли как государя-правителя, внес важные нововведения в финансовое, семейное и уголовное право. В его «Церковный устав» введен законодательный акт, регулировавший взаимоотношения княжеской власти и церкви, а также права в области суда, сбора дани и п? В начале XI в. им утверждается Русская Правда, составленная, видимо, в период его правления в Новгороде и осуществлявшая попытку урегулировать взаимоотношения между новгородцами и варягами, входившими в княжескую дружину. Сам князь назывался, подобно византийским правителям, царем, о чем свидетельствует надпись XI в. на стене Софийского собора в Киеве. Легенда повествует, что читрополит Неофит, вручая греческие дары: крест животворящего древа, чашу сердоликовую Августа кесаря, венец, золотую цепь бармы Константина Мономаха - деда великого князя, венчал Ярослава Мудрого в Киевском соборном храме имперским венцом и провозгласил царем русским. Сыновья Ярослава Мудрого в XI в. существенно дополнили изменили текст русской Правды, создав так называемую Правду Ярославичей.
Князь в отношении других владетельных князей был независимым государем. Внутри своей волости князь был главой администрации, высшим военачальником и судьей. Княжеская власть была необходимым элементом в составе государственной власти всех русских земель. Однако государственный строй древнерусских земель-княжений нельзя назвать монархическим. Государственный строй древнерусских княжеств X-XII вв. представляет собой род «неустойчивого равновесия» между двумя элементами государственной власти: монархическим, в лице князя, и демократическим, в лице народного собрания или веча старших волостных городов. Власть князя не была абсолютной, она везде ограничена властью веча. Но власть веча и вмешательство его в дела проявлялись только в случаях чрезвычайных, тогда как власть княжеская была постоянно и повседневно действующим органом управления.
На обязанности князя прежде всего лежало поддержание внешней безопасности и защита земли от нападений внешнего врага. Князь вел внешнюю политику, ведал сношениями с другими князьями и государствами, заключал союзы и договоры, объявлял войну и заключал мир (впрочем, в тех случаях, когда война требовала созыва народного ополчения, князь должен был заручиться согласием веча). Князь был военным организатором и вождем; он назначал начальника народного ополчения («тысяцкого») и во время военных действий командовал как своею дружиною, так и народным ополчением.
Князь был законодателем, администратором и высшим судьей. Он должен был «правду деяти на сем свете» [6; с. 134]. Князь часто поручал суд своим заместителям, «посадникам» и «тиунам», но народ всегда предпочитал личный суд князя.
Князь был главой правительства и назначал всех чиновников. Областные управители, назначаемые князем, носили название «посадников». В руках посадников находилась власть административная и судебная. При князе и при посадниках были мелкие чиновники, частью из свободных, частью из их рабов, для всякого рода судебных и полицейских исполнительных действий - это были «вирники», «метальники», «детские», «отроки». Местное свободное население, городское и сельское, составляло свои общины, или миры, имело своих выборных представителей, старост и «добрых людей», которые защищали его интересы перед княжеской администрацией. При княжеском дворе состояло управление обширным княжеским хозяйством - «тиуны дворные».
Доходы княжеские состояли из дани с населения, штрафов за преступления и торговых пошлин и доходов с княжеских имений.
В своей правительственной деятельности князья обыкновенно пользовались советом и помощью своих старших дружинников, «княжих мужей». В важных случаях, особенно перед началом военных экспедиций, князья собирали на совет всю дружину. Дружинники были лично свободны и связаны с князем только узами личного договора и доверия. Но дума с боярами и дружинниками не была обязательной для князя, равно как и не налагала на него никаких формальных обязательств. Так же не существовало обязательного состава княжеского совета. Иногда князь советовался со всею дружиною, иногда только с ее высшим слоем «княжими мужами», иногда - с двумя-тремя приближенными боярами. Поэтому тот «аристократический элемент власти» [6; с. 140], который некоторые историки усматривают в русской княжеской думе, был лишь совещательным и вспомогательным органом при князе.
Итак, великий князь - на Руси титул главы независимого государства (в период монголо-татарского ига некоторые великие князья подчинялись только монгольскому хану, затем хану Золотой Орды); титул московского и всероссийского царя; с XVIII века титул прямых потомков царя.
Во главе Киевского государства стоял князь, который именовался Великим князем; на местах управляли зависимые от него князья. Великий князь не был самодержцем; скорее всего, он был первым среди равных. Великий князь управлял от имени своих ближайших родственников и ближайшего окружения - крупного боярства, сформировавшегося из верхушки княжеской дружины и знати Киева. Титул Великого князя передавался по наследству в роду Рюриковичей. Традиционно власть передавалась не только прямым наследникам, но и членам рода. Так, князь Олег, по преданию, был не сыном, а племянником Рюрика. Однако первоочередными наследниками и претендентами на роль князей в местных княжествах были сыновья Великого князя Киевского. После кончины Великого князя киевский престол занимал старший сын, а после его смерти по очереди остальные сыновья. Это горизонтальный принцип наследования власти. Когда после смерти князя Владимира дружина советовала его сыну Борису занять киевский престол помимо старшего брата Святополка, Борис ответил: «Не подниму руки на брата своего старшего; отец мой умер, и брат будет мне вместо отца». Однако киевский престол из братьев по очереди могли занять только три старших. Младшие братья приравнивались по правам к детям старших. Наследование являлось не семейным, а родовым. Количество княжений соответствовало количеству членов рода. При увеличении их числа выделялись новые княжества за счет дробления прежних.
В Древнерусском государстве титул «великий князь» относился только к киевскому князю, которому подчинялись все русские князья. С XII века образовалось ещё несколько великих княжеств: Владимирское, Галицкое, Черниговское, Рязанское. Каждое из них было фактически независимым государством. В них, в свою очередь, возникли удельные княжества, подчинявшиеся великим князьям
Заключение
Во главе Киевской Руси стоял великий князь. Он соединял в своих руках политическую, военную и сакральную власть (о последнем свидетельствуют прозвища киевских князей Олег Вещий, Владимир Солнце, ритуальный характер расправы Ольги над древлянами и др.). Укрепление власти великого киевского князя шло как в борьбе, так и в процессе синтеза родоплеменных систем управления с формирующимся центральным государственным управлением. Первоначально функции языческих князей так или иначе были связаны с военными задачами и неотделимыми от них дипломатическими отношениями, охраной торговых путей, сбором дани (полюдья) и ее последующей продажей. Власть киевского князя усиливалась по мере поглощения власти князей союзов племен, подвластных Киеву.
Великий киевский князь был главой рода Рюриковичей. Передача киевского стола осуществлялась как в результате наследования по обычному праву (старейшему в роде), так и по завещанию. Завещание, противоречащее обычаю, давало основание силой оспорить легитимность такого решения. Наследование княжеского стола могло подкрепляться избранием князя, но как самостоятельный способ передачи власти избрание использовалось при конфликте князя с вече или в случае прекращения княжеского рода. В руках князя наряду с военными и административными функциями сосредоточиваются верховная законодательная и судебная власть. С именами
В Киевской Руси не было принципиального различия между органами государственного управления и органами управления частными делами князя. Каждый, кто входил в состав княжеского двора, уже в силу этого считался годным для выполнения общеадминистративных функций.
Князь в отношении других владетельных князей был независимым государем. Внутри своей волости князь был главой администрации, высшим военачальником и судьей. Княжеская власть была необходимым элементом в составе государственной власти всех русских земель. В своей правительственной деятельности князья обыкновенно пользовались советом и помощью своих старших дружинников, «княжих мужей». Князь вел внешнюю политику, ведал сношениями с другими князьями и государствами, заключал союзы и договоры, объявлял войну и заключал мир (впрочем, в тех случаях, когда война требовала созыва народного ополчения, князь должен был заручиться согласием веча). Князь был главой правительства и назначал всех чиновников. Областные управители, назначаемые князем, носили название «посадников».
Итак, великий князь - на Руси титул главы независимого государства (в период монголо-татарского ига некоторые великие князья подчинялись только монгольскому хану, атем хану Золотой Орды); титул московского и всероссийского царя; с XVIII века титул прямых потомков царя.
Список источников и литературы
1. Абдуллаева, Р.А. История государства и права России (в схемах) / Р.А. Абдуллаева. - Волгоград: ВолгГТУ, 2006. - 69 с.
2. Исаев, И.А. История государства и права России / И.А. Исаев. - М.: Юристъ, 2004. - 797 с.
3. История государства и права России / Под ред. С.А. Чибиряева. - М.: Наука, 1998. - 528 с.
4. История государственного управления в России / под общ. ред. Р.Г. Пихои. - М.: Изд-во РАГС, 2007. - 384 с.
5. История государственного управления России / под ред. В.Г. Игнатова. - Ростов-на-Дону: Феникс, 2008. - 327 с.
6. Омельченко, Н.А. История государственного управления в России / Н.А. . Омельченко. - М.: Проспект, 2008. - 476 с.
7. Орчакова, Л.Г. История отечественного государства и права / Л.Г. Орчакова. -М.: МИЭМП, 2007. - 72 с.
8. Пятнов, А.П. Киев и Киевская земля а 1167-1169 г. // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. - 2003. - № 1(11). - С. 14-23.
9. Титов, Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России / Ю.П. Титов. - М.: Проспект, 2007. - 464 с.
 
« Пред.   След. »
Понравилось? тогда жми кнопку!

Заказать работу

Заказать работу

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
1 гость
Проверить тИЦ и PR