Главная Сочинения Рефераты Краткое содержание ЕГЭ Русский язык и культура речи Курсовые работы Контрольные работы Рецензии Дипломные работы Карта
загрузка...
Главная arrow Курсовые работы arrow Право arrow Ограничение гражданской дееспособности

Ограничение гражданской дееспособности

Ограничение гражданской дееспособности
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение............................................................................................ 3
Глава 1. Ограничение гражданской дееспособности физического лица
в системе правовых санкций....................................................................6
Глава 2. Порядок, основания и правовые последствия признания гражданина
ограниченно дееспособным...................................................................10
2.1. Основания для признания гражданина ограниченно дееспособным.............10
2.2. Процессуальные особенности рассмотрения дел о признании гражданина
ограниченно дееспособным....................................................................20
Глава 3. Правовые последствия признания гражданина ограниченно дееспособным
и отмены ограничения дееспособности......................................................26
Заключение.......................................................................................40
Литература .......................................................................................42
ВВЕДЕНИЕ
В статье 22 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту ГК РФ) установлено, что никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспо¬собности иначе, как в случаях и в порядке, предусмотренных законом. Ограничение дееспособности допускается в отношении гражданина, который вследствие зло¬употребления спиртными напитками или наркотическими веществами ставит свою семью в тяжелое материальное положение (ст. 30 ГК РФ).
Установление в законодательстве нормы о судебном порядке ограничения дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркоти¬ческими веществами, явилось объективной необходимостью. Российское государ¬ство всемерно способствует развитию свободы личности. Однако чем шире рамки свободы личности, тем больший груз ответственности возлагается на нее. Исполь¬зование гражданином прав и свобод не должно наносить ущерб интересам обще¬ства и государства, правам других лиц. Нарушение, правовых, моральных и иных норм поведения людей, игнорирование общественных интересов и другие факты безответственного поведения отдельных лиц являются прямым покушением на сво¬боду других членов общества. Некоторые лица искаженно понимают гуманные принципы нашего общества. При таких обстоятельствах устанавливаемые государ¬ством ограничения в правах с применением в необходимых случаях принуждения - объективно необходимы, являются конкретным проявлением заботы общества о свободе каждого его члена.
Современный период характеризуется особенно остро такими глобальными социальными явлениями, как пьянство, алкоголизм и наркомания. Опыт борьбы с этими бедствиями, накопленный в условиях советской правовой системы, показал заведомую неэффективность таких мер, как принудительное лечение от алкого¬лизма или наркомании, запрет продажи и употребления спиртных напитков, сниже¬ние их производства. В отечественной криминологии отрицается необходимость установления уголовной ответственности за употребление наркотических средств.
Вместе с тем в настоящее время масштабы названных социальных проблем требуют скорейшего и безотлагательного их решения, в том числе совершенствова¬ния правового воздействия на граждан. При этом нельзя категорически отрицать неудавшиеся ранее попытки, а следует обосновать и применить комплексный под¬ход в решении этих проблем. Для формирования такого комплексного подхода не¬обходимо в первую очередь определить задачи предпринимаемых государством и обществом мер, установить, какой интерес подлежит приоритетной охране - инте¬рес общественный или личный.
Установление приоритетности названных интересов тесно связано с разра¬боткой и совершенствованием правового учения о статусе личности. В настоящее время положения этого учения, к сожалению, развиваются только представителями науки конституционного права. В результате в настоящее время практически не анализируется влияние гражданско-правовых категорий «правоспособность» и «дееспособность» на общеправовой статус личности и их обратная взаимосвязь. Представляется, что наука гражданского права в недостаточной степени учитывает и значение теории «общерегулятивных» правоотношений, поддерживаемой рядом ученых.
Актуальность исследования объясняется также и тем, что нормы действую¬щего законодательства определяющие основания и последствия ограничения граж¬данской дееспособности неоправданно сужены. Этот факт является одной из при¬чин недостаточного использования анализируемой правовой санкции.
Наконец, интерес к данной проблеме вызывает и то обстоятельство, что в отечественной цивилистической науке практически отсутствуют монографические исследования института ограничения гражданской дееспособности физических лиц.
Исследуемое в настоящей работе судопроизводство по делам о признании гражданина ограниченно дееспособным и недееспособным является одним из установленных законом гражданско-процессуальных средств обеспечения государством возможности личности свободно располагать собой, защиты ее индивидуальной свободы, чести, и достоинства от незаконных посягательств со стороны кого бы то ни было. Цель данной работы - комплексный анализ норм об ограничении гражданской дееспособности граждан.
Достижение этой цели осуществлялось посредством решения следующих основных задач: определить природу гражданской дееспособности граждан; выяв¬ление назначения и сущности ограничения дееспособности граждан; установить основания ограничения гражданской дееспособности граждан; раскрыть процессу¬альные особенности рассмотрение дел о признании гражданина ограниченно дее¬способным; исследование проблем эффективности правовых последствий ограни¬чения гражданской дееспособности физического лица.
Объект изучения - общественные отношения, возникающие в сфере право¬вого регулирования ограничения дееспособности граждан.
Предмет исследования - анализ отношения по осуществлению особого субъ¬ективного гражданского права - гражданской дееспособности.
В качестве нормативной базы исследования использовались Конституция РФ, Гражданский кодекс РФ, Гражданско-процессуальный кодекс РФ (далее по тексту ГПК РФ), федеральные законы. Для того, чтобы более объективно раскрыть данную тему будет приведена судебная практика, изучена и использована специальная ли¬тература, материалы периодической печати. Из использованной литературы в дан¬ной работе особенно хочется выделить работы отечественных ученых-специалистов в области изучения гражданского права: В.П. Грибанова, Е.А.Суханова, А.П. Сергеева, Л.Ю. Михеева, и многих других, чьи работы были приведены в нашем исследовании. А также была проведена работа с информационно правовой систе¬мой «Гарант».

ГЛАВА 1. Ограничение гражданской дееспособности физического лица
в системе правовых санкцийДифференциация граждан по их дееспособности производится по возрасту или психическому состоянию здоровья вне зависимости от каких-либо их юридических действий и отношений с конкретными лицами. Ограничение же дееспособности лиц, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами, именно по этим признакам отличается от иных видов дееспособности граждан. Оно имеет строго целенаправленное назначение. Закон строго указывает объект, в отношении которого ограничивается возможность самостоятельного распоряжения своими правами, - только, имущественные права. Это ограничение может быть вызвано лишь определенными действиями гражданина в результате злоупотребления им спиртными напитками или наркотиками. И применяется оно прежде всего в пользу семьи этого лица, защищая, естественно, и его действительные интересы.
Очевидно, что нормы ст. 30 ГК РФ нацелены на то, чтобы уберечь гражданина от неразумных трат, сохранить его имущество. Данная статья применяется к лицам, вполне дееспособным по возрасту и психическому состоянию здоровья. Они могут совершать осознанные, самостоятельные, целенаправленные действия. К таковым относятся и действия по расходованию всей или значительной части своей зарплаты на приобретение спиртных напитков, чем гражданин ставит в тяжелое материальное положение свою семью вследствие злоупотребления им спиртными напитками или наркотическими средствами. Обществом в целом осуждаются лица, злоупотребляющие алкогольными напитками или наркотическими веществами, так как поведение таких лиц противоречит общепринятым нормам и правилам поведения социума. Отрицательная оценка такого поведения находит отражение также во многих нормативных актах, к числу которых относится и Гражданский кодекс РФ.
Современное законодательство по-разному определяет цели лишения и ограничения дееспособности. Если лишение дееспособности действительно имеет целью защиту прав самого гражданина, то при ограничении дееспособности законодатель, по меньшей мере, желает защитить и интересы семьи такого гражданина, а, кроме того, по-видимому, полагает необходимым создать некоторые гарантии для его кредиторов.
В настоящий момент российское законодательство не содержит иных оснований ограничения гражданской дееспособности физических лиц, помимо перечисленных в ст. 30 ГК РФ (злоупотребление спиртными напитками или наркотическими веществами). Следовательно, иные траты, производимые гражданами (расточительство, пристрастие к играм в казино, коллекционирование, злоупотребление какими-то другими продуктами, не относящимися к спиртосодержащим или наркотическим средствам), в результате которых имущественные интересы семьи могут пострадать в не меньшей степени, не оцениваются действующим законодательством как действия, нарушающие права кого-либо. Все иные случае, не попадающие под действие ст. 30 ГК РФ, не рассматриваются правом как основание для вмешательства в частную жизнь человека (даже в тех случаях, когда по оценкам общества это было бы разумно и необходимо). Лишь в случае злоупотребления алкогольными или наркотическими средствами государство, основываясь на правовых установлениях, считает необходимым и возможным вмешаться в частную жизнь гражданина.
Представляется, что позиция законодателя, отраженная в названной статье Гражданского кодекса, продиктована не только лишь стремлением защитить имущественные интересы семьи такого гражданина, но также и желанием выразить отрицательную оценку его действий, недоверием со стороны государства и общества к данному гражданину. Подобного мнения придерживается и Б.А. Булаевский, который считает, что умаление объема дееспособности (при ограничении дееспособности) выступает в качестве санкции за антисоциальное поведение. Именно антисоциальное поведение, осуществление принадлежащего права с выходом за пределы, в сочетании с нарушением прав иных лиц, является причиной применения мер государственного принуждения.
Толкование норм ст. 30 ГК РФ дает основание ставить вопрос об отнесении ограничения дееспособности как минимум к двум известным правовым явлениям - мерам защиты (имея в виду защиту интересов членов семьи гражданина) или к мерам ответственности (для самого этого гражданина).
Тут можно согласиться с Б.А. Булаевым и ограничение дееспособности гражданина отнести к категории юридических санкций.
В правовой науке санкции подразделяются на меры защиты, меры ответственности, превентивные меры и др. В учебной литературе гражданско-правовую ответственность определяют как одну из форм государственного принуждения, состоящую во взыскании судом с правонарушителя в пользу потерпевшего имущественных санкций, перелагающих на правонарушителя невыгодные имущественные последствия его поведения и направленные на восстановление нарушенной имущественной сферы потерпевшего.
Основанием гражданско-правовой ответственности является правонарушение, состав которого образует совокупность условий гражданско-правовой ответственности (противоправный характер поведения; наличие вреда или убытков; причинная связь; вина правонарушителя).
Проанализируем ограничение дееспособности граждан на предмет соответствия меры признакам и условиям гражданско-правовой ответственности.
Ограничение дееспособности вряд ли можно назвать мерой имущественного характера, несмотря на указанные последствия, -невозможность самостоятельного выступления в гражданском обороте (совершения сделок, распоряжения денежными средствами и проч.) -которые, конечно, связаны с имуществом. Такая мера по природе своей применяется только к самому лицу, злоупотребляющему алкогольными или наркотическими средствами, т.е. носит исключительно личный (не по содержанию, а по субъекту) характер. Неблагоприятные последствия, выражающиеся в ограничении права на самостоятельные действия, возлагаются лишь на это лицо.
Следующий признак гражданско-правовой ответственности -компенсационная природа гражданско-правовой ответственности предполагает взыскание в пользу потерпевшей стороны. При ограничении дееспособности конкретного лица можно было бы с немалой долей условности считать семью этого гражданина потерпевшей стороной, однако обосновать при этом компенсационный характер данной меры для семьи представляется затруднительным.
Злоупотребление гражданином алкоголем или наркотиками, как и любое злоупотребление относится к категории «противоправное поведение». Более того, современное российское законодательство устанавливает ответственность за немедицинское употребление наркотиков.
Оценивая факт злоупотребления алкогольными и наркотическими средствами, законодатель уже в самом тексте ГК РФ определил отношение к этому факту, назвав его «злоупотреблением». Злоупотребление является ничем иным как правонарушением; осуществление права с выходом за его пределы суть неправомерное поведение.
Непосредственно сами по себе действия лица, злоупотребляющего алкоголем или наркотиками, могут и не повлечь напрямую какого-либо имущественного или иного вреда. Вместе с тем глобальность негативных социальных последствия алкоголизма и наркомании общеизвестна. Соответственно применение в этом случае категории «вред» в традиционном гражданско-правовом смысле невозможно, что обусловлено особенностями общерегулятивных отношений, которые в данной ситуации имеют место.
В связи с этим хотелось бы высказать предположение, что в общерегулятивном правоотношении гражданин, злоупотребляя алкогольными или наркотическими средствами, совершает правонарушение, влекущее за собой ограничение его дееспособности.
В данном случае следует уточнить, что злоупотребление алкогольными напитками, наркотическими или токсическими веществами можно отнести к разряду правонарушений в случае когда такое злоупотребление нарушает права или законные интересы других лиц либо интересы общества в целом (например, в случае, когда государство будет вынуждено расходовать средства бюджета на содержание или лечение таких граждан). Сам же по себе факт злоупотребления не может называться правонарушением.

ГЛАВА 2. Основания, порядок и правовые последствия признания гражданина ограниченно дееспособным 2.1. Основания для признания гражданина ограниченно дееспособнымСтатья 30 Гражданского Кодекса РФ, которая называется «Ограничение дееспособности граждан», в качестве основания ограничения дееспособности гражданина рассматривает факт злоупотребления гражданином спиртными напитками или наркотическими средствами, в результате чего тот ставит свою семью в тяжелое материальное положение.
Гражданский Кодекс РФ содержит лаконичные нормы, регулирующие ограничение дееспособности граждан, не позволяющие однозначно истолковать их без помощи разъяснений со стороны судебной власти. Более чем недостаточные нормы Гражданского Кодекса РФ необходимо применять с учетом Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 4 мая 1980 года в редакции Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. № 11, от 25 ноября 1996 г. № 10 «О практике рассмотрения судами РФ дел об ограничении дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими средствами»1.
Основанием ограничения в дееспособности гражданина является наличие сложного юридического состава: злоупотребление гражданином спиртными напитками или наркотическими средствами и тяжелое в связи с этим материальное положение семьи (ст. 30 ГК РФ). Данное основание позволяет выделить 4 следующих признака, характеризующих этот факт. Все перечисленные ниже признаки должны иметь место одновременно для того, чтобы рассматриваемая мера была применена.
1. Один из признаков - это «злоупотребление». Законодатель указывает именно на злоупотребление гражданином спиртными напитками или наркотическими средствами. Следовательно, само по себе употребление спиртных или наркотических веществ не может послужить основанием для ограничения дееспособности.
Вообще, определяя отношение государства к такому социальному явлению, как употребление алкоголя и наркотиков, следует признать его лояльным. Действующий Уголовный кодекс не рассматривает факт употребления наркотических средств как преступление. Глава 25 Уголовного кодекса РФ (Преступления против здоровья населения и общественной нравственности) не содержит такого состава преступления как употребление наркотических средств. В то же время, упомянутое положение статьи 40 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» прямо запрещает употребление наркотиков без рецепта врача. Однако сам факт употребления наркотиков не признается уголовно-противоправным, соответственно не предусматривается и уголовного наказания за такие действия.
Такой подход может быть признан оправданным. Само по себе употребления алкоголя и наркотиков, а тем более - не систематическое, не должно признаваться уголовным преступлением. Но отсутствие значительной общественной опасности таких действий еще не означает отсутствие какой-либо социальной вредности вообще. Социальная вредность указанных выше явлений исследовалась детально отечественными социологами, медиками и юристами. В российском законодательстве достаточно длительное время отсутствовала вообще какая-либо ответственность за немедицинское употребление наркотиков. Закон РСФСР от 5 декабря 2007 г. устранил административную ответственность за употребление наркотиков без назначения врача. Лишь 1 июля 2002 г. Кодекс об административных правонарушениях РФ в статье 6.9 установил, что потребление наркотических или психотропных средств без назначения врача может повлечь наложение административного штрафа в размере от пяти до десяти минимальных размеров платы труда или административного ареста на срок до 15 суток.
Как отмечалось выше, легальное определение понятия злоупотребления алкоголем или наркотиками, отсутствует. Буквальное толкование нормы означает, что умеренное употребление указанных выше веществ не может служит основанием ограничения, но где граница между «умеренностью» и «злоупотреблением»?
Пункт 3 указанного Постановления определяет злоупотребление спиртными напитками или наркотическими средствами, дающее основание для ограничения дееспособности гражданина, как «такое чрезмерное или систематическое их употребление, которое находится в противоречии с интересами семьи и влечет за собой непосильные расходы денежных средств на их приобретение, чем вызывает материальные затруднения и ставит семью в тяжелое материальное положение».
Приведенное выше пояснение Верховного суда не позволяет до конца точно установить смысл анализируемого термина «злоупотребление спиртными напитками и наркотическими веществами».
В нормативных актах не так часто употребляется термин «чрезмерность», что не дает возможности при его толковании применить аналогию закона или права, поэтому обратимся к другим источникам.
Согласно толковому словарю русского языка слово «чрезмерный» означает «слишком большой, превосходящий всякую меру»1. Однократное, но чрезмерное употребление спиртными напитками, по нашему мнению, не должно рассматриваться как злоупотребление.
Термин «систематичность» присутствует в гражданском законодательстве, однако количественные характеристики данного понятия отсутствуют. Во всяком случае, систематичность - это неоднократность. На наш взгляд данное понятие вообще следует признать оценочным и рассматривать применительно к каждому конкретному случаю отдельно. Определение систематичности злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами как признак, характеризующий юридический факт, являющийся основанием ограничения дееспособности физического лица, должен быть установлен судом при рассмотрении дела относительно каждого гражданина специально. Определение же систематичности в целом (установление единого количественного критерия), на наш взгляд, вряд ли позволит верно применить меры ограничения дееспособности граждан.
Таким образом, установление факта злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами должно производиться судом в каждом случае отдельно, учитывая особенности личности и физического состояния гражданина, и не должно связываться с такими же оценочными понятиями, как чрезмерность или систематичность.
2. Законодатель указывает на факт злоупотребления именно спиртными или наркотическими средствами, а не какими-то другими веществами.
Определение понятия «спиртные напитки» Гражданский Кодекс РФ, разумеется, не содержит, поэтому обратимся к другим нормативным актам.
Федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» в ст. 2 указывает, что под спиртными напитками понимается алкогольная продукция, которая производится с использованием этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, и (или) спиртосодержащей пищевой продукции и не относится к питьевому этиловому спирту и вину. Кроме этого указанный закон использует и такие термины как спиртосодержащая продукция, алкогольная продукция, вино и виноматериалы, коньячные изделия и др.
Алкогольная продукция - пищевая продукция, которая произведена с использованием этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, и (или) спиртосодержащей пищевой продукции, с содержанием этилового спирта более 1,5 процента объема готовой продукции. Алкогольная продукция подразделяется на такие виды, как питьевой этиловый спирт, спиртные напитки (в том числе водка), вино (в том числе натуральное вино).
Буквальное толкование ст. 30 ГК РФ, содержащей указание лишь на «спиртные напитки», делает возможным злоупотребление этиловым питьевым спиртом, вином и другими указанными в Федеральном законе напитками, не отнесенными к спиртным, что формально не дает возможности ограничения дееспособности в таких случаях.
Такое толкование нарушило бы принципы применения рассматриваемой в настоящей работе меры. Поэтому, под спиртными напитками видимо следует понимать и другие виды алкогольной продукции, а также и пиво.
Под наркотическими средствами, в соответствии с Федеральным законом «О наркотических средствах и психотропных веществах» понимаются - вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, растения, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации . Кроме того, указанный закон содержит и другие понятия, в частности - «психотропные вещества», «прекурсоры наркотических средств и психотропных веществ», «аналоги наркотических средств и психотропных веществ».
Под психотропными веществами понимаются вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, природные материалы, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации.
Под прекурсорами наркотических средств и психотропных веществ (далее - прекурсоры) понимаются вещества, часто используемые при производстве, изготовлении, переработке наркотических средств и психотропных веществ, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров.
Под аналогами наркотических средств и психотропных веществ понимаются запрещенные для оборота в Российской Федерации вещества синтетического или естественного происхождения, не включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, химическая структура и свойства которых сходны с химической структурой и со свойствами наркотических средств и психотропных веществ, психоактивное действие которых они воспроизводят.
Как и в случае со «спиртными напитками» буквальное толкование статьи 30 ГК РФ не позволяет ее применить при злоупотреблении гражданином психотропными веществами, прекурсорами наркотических средств и психотропных веществ, аналогами наркотических средств и психотропных веществ. Вместе с тем из анализа положений Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» вытекает, что необходимо толковать правило ст. 30 ГК РФ расширительно, подразумевая под наркотическими средствами и все остальные указанные вещества.
Злоупотребление же, например, разного рода экзотическими блюдами, а также табачными изделиями, не является, по мнению законодателя, основанием ограничения дееспособности.
Такое решение законодателя продиктовано (обосновано) тем фактом, что злоупотребление спиртными напитками и наркотическими средствами строже осуждается обществом, так как ведет к распаду личности как таковой. Способность контролировать собственные действия в случаях, не связанных со злоупотреблением алкоголем или наркотиками, поражается в небольшой степени. Такая неспособность объективно не вредит обществу, и как раз является примером того, как гражданин вправе распоряжаться собственным здоровьем по своему усмотрению, в данном случае затрагивается сугубо личный интерес. В случае со злоупотреблением спиртными напитками и наркотическими средствами подавляется мыслительная и психическая деятельность человека, что влечет серьезные вредоносные последствия. Особенно актуальной и масштабной для России эта проблема стала в современный период, что повлекло за собой попытки принятия законодательных мер даже на уровне субъектов РФ .
Негативная оценка подобного поведения гражданина отражается и в других нормативных актах. Например, Семейный кодекс РФ в качестве основания лишения родительских прав устанавливает факт заболевания родителей хроническим алкоголизмом и наркоманией; такой гражданин не может быть и усыновителем. В случае же с ограничением гражданской дееспособности факт злоупотребления не связывается с фактом признания гражданина хронически больным алкоголизмом и наркоманией1. Вместе с тем в целом можно однозначно сказать, что общество и государство отрицательно (негативно) оценивают злоупотребление алкогольными и наркотическими средствами. Кроме того, характерным признаком такого злоупотребления является то, что оно находится в противоречии с интересами семьи и влечет за собой непосильные расходы денежных средств на приобретение алкогольных или наркотических веществ.
3. Следующим признаком является то, что ограничение дееспособности устанавливается в интересах не самого лица, а его семьи. Если одинокий гражданин злоупотребляет спиртными напитками и вследствие этого пропивает собственное имущество, можно ставить вопрос о его лечении, но основания для ограничения его дееспособности нет .
Легальное определение понятия «семья» российское законодательство не содержит. Как правило, содержание этого понятия раскрывается для целей отдельных законов путем перечисления лиц, относящихся к членам семьи.
Отсутствует легальное определение понятия семьи и в Семейном кодексе РФ. Статья 2 СК РФ («Отношения, регулируемые семейным законодательством») называет (путем перечисления) членов семьи, уточняя при этом, что отнесение указанного круга лиц к членам семьи используется исключительно в целях семейного законодательства. Вместе с тем перечень членов семьи, закрепленный в ст. 2 СК РФ, не является исчерпывающим. Помимо супругов, родителей и детей (усыновителей и усыновленных), в него «в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством» попадают «другие родственники и иные лица». Анализ норм Семейного Кодекса позволяет согласиться с мнением С.А. Сорокина о том, что «к членам семьи относятся бывшие супруги, родственники, а также отчимы (мачехи) и пасынки (падчерицы), опекуны (попечители) и их подопечные по отношению друг к другу» .
Федеральный закон «О прожиточном минимуме в Российской Федерации»3 в ст. 1 устанавливает, что для целей этого закона семьей являются «лица, связанные родством и (или) свойством, совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство».
Глава 31 Гражданского Процессуального Кодекса РФ, регламентирующая порядок признания гражданина ограниченно дееспособным, не содержит конкретного определения семьи (или перечня членов семьи), которую злоупотребляющий гражданин ставит в тяжелое материальное положение. Постановление Пленума Верховного Суда от 4 мая 1990 г. также не уточняет гражданско-правовое значение этого понятия, называя членов семьи, имеющих право обращаться в суд с заявлениями о признании гражданина ограниченно дееспособным. К таким членом семьи относятся супруг, совершеннолетние дети, родители, другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, которые проживают совместно с гражданином, злоупотребляющим спиртными напитками или наркотическими средствами, и ведут с ним общее хозяйство. Таким образом Пленум Верховного Суда предлагает очертить круг субъектов, являющихся надлежащими истцами.
Все указанные члены семьи объединены одним признаком - совместное проживание и ведение общего хозяйства со злоупотребляющим гражданином. Определения членов семьи, содержащиеся в Федеральном Законе «О прожиточном минимуме в РФ» также указывают на такой признак. Представляется, что именно этот признак следует рассматривать как необходимый и характерный при решении вопроса о наличии семьи у гражданина, злоупотребляющего алкогольными или наркотическими веществами.
Статья 30 ГК РФ, вероятнее всего, под членами семьи подразумевает граждан, которые проживают совместно с лицом, злоупотребляющим алкоголем или наркотиками. Поэтому в данном случае факт совместного проживания является необходимым для определения круга членов семьи такого гражданина.
4. Последние условие является самым неопределенным. Оценочное по своей природе понятие «тяжелое материальное положение», конечно, должно определяться судом исходя из каждой конкретной ситуации. Постановление Пленума Верховного Суда от 4 мая 1990 г. несколько уточняет (поясняет) содержание этого понятия. Злоупотреблением считается такое злоупотребление спиртными напитками или наркотическими средствами, которое «находится в противоречии с интересами семьи гражданина и влечет за собой непосильные расходы денежных средств, чем вызывает материальные затруднения и ставит семью в тяжелое положение».
Положение, характеризующее злоупотребление как такое, «которое находится в противоречии с интересами семьи», с необходимостью вызывает вопрос о принципиальной возможности существования ситуации, когда злоупотребление может соответствовать интересам семьи. Если предположить возможность реального существования такой ситуации, то следует задуматься о добросовестности и разумности такой семьи. Самое негативное предположение - ситуация может свидетельствовать о злоупотреблениях и недобросовестности со стороны членов семьи гражданина, злоупотребляющего спиртными напитками или наркотическими средствами. Другой вариант - семья вместе с гражданином злоупотребляет алкоголем или наркотиками, и, как следствие, интересы всех членов семьи совпадают. Ни тот, ни другой вариант не может быть признан соответствующим существующему правопорядку, установленному правом. Представляется, что данное положение не несет нормативной нагрузки и даже может способствовать неверному толкованию закона.
По идее законодателя тяжелое материальное положение должно быть вызвано непосильным расходованием денежных средств на приобретение спиртных напитков или наркотических средств.
Рассматриваемое положение сформулировано достаточно обобщенно, что можно оценить как несомненный плюс законодательной техники. В частности, закон не уточняет значение наличия либо отсутствия обязанности у гражданина по содержанию отдельных членов семьи, например, несовершеннолетних детей, нетрудоспособных родителей или супруга.
В том случае, когда гражданин обязан кого-либо содержать, злоупотребление им спиртными или наркотическими средствами асоциально и безответственно вдвойне. К сожалению, такое поведение граждан распространено.
В тоже время даже при отсутствии у гражданина обязанностей по алиментированию, закон защищает интересы такого социального явления, как семья. Как указано в Постановлении Пленума Верховного Суда от 4 мая 1990 г., «наличие у других членов семьи заработка или иных доходов само по себе не является основанием для отказа в удовлетворении просьбы заявителя, если семья не получает от лица, злоупотреблявшего спиртными напитками или наркотическими средствами, необходимой материальной поддержки либо вынуждена содержать его полностью или частично».
Комментируя ст. 282 ГПК РФ, М.А. Викут пишет: «В заявлении об ограничении дееспособности гражданина должны быть приведены доказательства, подтверждающие, во-первых, систематическое злоупотребление гражданином спиртными напитками или наркотическими средствами и, во-вторых, тот факт, что такое злоупотребление ставит семью гражданина в тяжелое материальное положение. Для этого в заявлении следует, в частности, указать источник доходов, на которые приобретаются спиртные напитки или наркотические средства; сведения о составе семьи гражданина, о наличии лиц, которых он обязан содержать..., сведения об источниках и размерах доходов, получаемых другими членами семьи, сведения о необходимости произвести определенные расходы, например, в связи с лечением ребенка» . Если в реальной действительности суд изучит все перечисленные обстоятельства, то принимаемое им решение на самом деле будет исходить из имущественных интересов членов семьи.
Выше были перечислены признаки, которым должен отвечать юридический факт, устанавливаемый судом при рассмотрении заявления об ограничении дееспособности физического лица. Иные пороки, например страсть к азартным играм, нерациональная трата денег (так называемое расточительство), не могут повлечь ограничения дееспособности. Однако, в данном случае можно не согласиться с законодателем, ведь подобная страсть так же ставит семью гражданина в тяжелое материальное положение. В настоящее время во многих семьях - это большая трагедия. Страсть к азартным играм официально признана болезнью, такой же трудноизлечимой, как алкоголизм и наркомания.
Выше мы рассматривали случаи, когда лицо обладает дееспособностью в полном объеме и по определенным причинам ограничивается в этом субъективном праве. Гражданский кодекс РФ предусматривает также и ограничение дееспособности несовершеннолетнего гражданина, т.е. лица, еще не обладающего полной дееспособностью. Пункт 4 ст. 26 предусматривает возможность ограничения права несовершеннолетнего самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами.
Здесь законодатель устанавливает возможность ограничения лица права распоряжения денежными средствами при наличии «достаточных оснований», т.е. без указания на какие-либо конкретные обстоятельства, как это сделано в ст. 30 ГК РФ. Такое установление обосновывается тем, что не полностью дееспособный несовершеннолетний не до конца понимает значение своих действий, соответственно не может оценить неразумность расходования средств на какие-то конкретные цели.
В итоге можно сказать, что любые основания ограничения гражданской дееспособности обусловлены невозможностью и нежеланием лица верно с экономической точки зрения оценивать свои действия. Общество не одобряет и не поддерживает выбранные им способы осуществления своих имущественных прав.
2.2. Процессуальные особенности рассмотрения дел о признании
гражданина ограниченно дееспособнымПризнать человека ограниченно дееспособным вправе только суд. Ограничение дееспособности производится судом в особом порядке, установленном Гражданским процессуальным кодексом (ст. 269 ГПК РФ).
Дела об ограничении дееспособности на основании ст. 30 ГК РФ может быть возбуждено по заявлению членов его семьи, органа опеки и попечительства, психиатрического или психоневрологического учреждения. Обращение в суд неуправомоченных лиц влечет отказ в принятии заявления.
Установив наличие права на обращение в суд, судья проверяет, осуществлено ли оно надлежащим образом, т. е. соблюдены ли условия, образующие порядок подачи заявления. Заявление об ограничении гражданина в дееспособности соответствовать как общим требованиям, указанным в ст. 131 ГПК РФ, так и особенным требованиям, содержащимся в ст. 282 ГПК РФ.
Такими особенными требованиями являются основания для ограничения дееспособности гражданина (ст. 30 ГК РФ). Данную норму мы исследовали в предыдущем параграфе.
Заявитель обычно освобождается от судебных расходов. Они взыскиваются только с недобросовестных членов семьи, возбудивших заведомо необоснованное дело об ограничении или лишении дееспособности гражданина (ст. 284 ГПК РФ).
Заявление об ограничении гражданина в дееспособности, о признании гражданина ограничено дееспособным или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами подается в суд по месту жительства данного гражданина или по месту лечебного учреждения (ч. 4 ст. 281 ГПК РФ). Однако трудно представить себе ситуацию, когда заявление о признании ограниченно дееспособным подавалось бы в отношении лица, находящегося на стационарном лечении от алкоголизма в психиатрическом лечебном учреждении. Возбуждение такого дела в суде как бы заранее предугадывало безрезультатность неоконченного еще лечения от алкоголизма. Ясно, что рассмотрение дела по существу до выхода гражданина из стационара невозможно.
Судебное разбирательство по делам об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться своими доходами проводится по общим правилам гражданского судопроизводства с теми особенностями, которые установлены гл. 31 ГПК РФ.
Имеющиеся процессуальные особенности рассмотрения этих дел обусловлены их материально-правовой природой, повышенной общественной значимостью и серьезностью - этой меры воздействия.
Согласно ст. 284 ГПК РФ в судебное заседание в обязательном порядке вызываются: заявитель, сам гражданин, об ограничении дееспособности которого ставится вопрос, а также прокурор и представитель органа, осуществляющего функции по опеке и попечительству над лицами, ограниченно дееспособными.
Совершеннолетние члены семьи гражданина, а также его близкие родственники, которые не являются заявителями по делу, привлекаются в процессе в качестве заинтересованных лиц, поскольку их интересы непосредственно затрагиваются возбуждением дела об ограничении дееспособности.
Уклонение от явки в суд лица, злоупотребляющего алкоголем или наркотиками, не препятствует разрешению дела по существу. Кто бы ни возбудил дело, все совершеннолетние члены семьи правонарушителя участвуют в процессе в качестве заявителя, ибо процесс ведется в их общих интересах.
В ходе разбирательства суд должен установить, во-первых, действительно ли гражданин злоупотребляет спиртными напитками или наркотическими веществами, во-вторых, находится ли его семья в тяжелом материальном положении и, в-третьих, имеется ли причинная связь между упомянутым злоупотреблением гражданина и тяжелым материальным положением семьи.
Устанавливая юридический факт, суд непременно должен войти в обсуждение вопроса о правах заявителя, исследовать доказательства и убедиться, что данный факт имеет правовое значение, что его установление приведет к возможности осуществления конкретного субъективного права заявителя. В противном случае рассмотрение судом дела вообще недопустимо и беспредметно.
Поэтому по делам исследуемой категории особое значение имеет доказательственная база. В качестве доказательств, подтверждающих обстоятельства злоупотребления гражданина спиртными напитками или наркотическими веществами и характеризующих материальное положение семьи, могут быть использованы свидетельские показания, акты милиции и общественных организаций, справки из медицинских вытрезвителей, акты администрации об отстранении лица от работы в связи с появлением в нетрезвом состоянии либо в состоянии наркотического опьянения, копии решений судов по делам о восстановлении на работе лиц, уволенных на основании появления на работе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения (подп. «б» п. 6 ст. 81 ТК РФ ), документы о доходах семьи, количестве ее членов, а также другие материалы. Такие доказательства как справки отделов милиции, наркологических отделений психоневрологических диспансеров и т.п. могут быть затребованы только по официальному запросу суда.
Так, Гайворонский П.Б., 1956 года рождения был признан ограниченно дееспособным по решению суда от 13 сентября 2006 г. г. Волгограда.
Заинтересованная в деле Гайворонская Ольга Кирилловна - жена Гайворонского П.Б. - указала, что ее муж последние 3 года злоупотребляет спиртными напитками, тратит на это свою заработную плату, стал плохо работать, несколько раз увольнялся с работы. Денег в дом не приносит, в связи с чем она испытывает значительные материальные затруднения. Суд посчитал, что собранные по делу доказательства свидетельствуют о том, что Гайворонского П.Б. следует ограничить в дееспособности.
Согласно справке психоневрологического диспансера N 1 г.Волгограда Гайворонский П.Б. состоит на учете как лицо, злоупотребляющее спиртными напитками.
Допрошенный в качестве свидетеля участковый инспектор 555-го отделения милиции Мартынов Ф.К. показал, что в течение 3 лет Гайворонский П.Б. злоупотребляет спиртными напитками, даже в период нахождения дела в суде привлекался к административной ответственности за пьянство.
Свидетель Филатова О.И. показала, что ее сосед Гайворонский П.Б. часто пьянствует, учиняет скандалы, несколько раз предлагал ей купить у него вещи, принадлежащие жене, за бесценок, очевидно, с целью приобретения на вырученные деньги спиртных напитков.
Свидетель Слюнина В.А. дала аналогичные показания и пояснила, что если ранее Гайворонский П.Б. все же работал постоянно, то теперь из-за пьянства он часто меняет место работы, имеет нарекания администрации завода, где работает сейчас.
Указанные факты свидетельствуют о том, что Гайворонский П.Б. систематически злоупотребляет спиртными напитками, что влечет за собой значительные денежные расходы, а это вызывает материальные затруднения и ставит семью в тяжелое материальное положение.
Одним из немаловажных доказательств является заключение судебно-наркологической экспертизы о наличии у лица алкоголизма или наркомании, однако назначение такой экспертизы по делам данной категории необязательно.
Судебно - наркологическая экспертиза в гражданском процессе может назначаться в случаях, когда при производстве по делу о признании гражданина ограниченно дееспособным вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами необходимо установить, является ли гражданин, в отношении которого рассматривается дело, хроническим алкоголиком или наркоманом. При этом эксперты обязаны ответить на вопрос, является ли испытуемый хроническим алкоголиком или наркоманом. Но эксперты не вправе отвечать на вопрос, ставит ли гражданин свою семью в тяжелое материальное положение, поскольку это не входит в компетенцию эксперта.
В заявлении об ограничении или лишении несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться своими доходами должны быть представлены доказательства, подтверждающие неразумное распоряжение денежными средствами, например, использование их на азартные игры и т.п.
Если совершеннолетние члены семьи гражданина, злоупотребляющего спиртными напитками или наркотическими средствами, возражают против ограничения его дееспособности, суду необходимо тщательно проверять обоснованность доводов этих лиц. При этом необходимо учитывать, что возражения кого-либо из членов семьи против рассмотрения дела, начатого по заявлению другого члена семьи, не являются основанием для прекращения производства по делу.
На практике имеют место случаи прекращения производства по делу об ограничении дееспособности граждан в связи с отказом членов его семьи от заявленного требования. В обоснование такого отказа заявители чаще всего ссылаются на то, что злоупотребляющий спиртными напитками обещает прекратить пьянство и заработную плату отдавать семье. Действительными же мотивами таких просьб нередко является боязнь обострения отношений в семье со стороны жен, нежелание, как они объясняют, «судиться» с мужем. Некоторые суды без достаточных оснований принимают отказ членов семьи от своих требований, а определения о прекращении производства по делу выносят в отсутствие заинтересованных лиц. Подобную практику нельзя признать правильной. Она противоречит общим правилам закона о контроле суда за распорядительными действиями сторон. Суд непосредственно сам не воспринимал объяснений заинтересованных лиц и не имел возможности убедиться в реальном исполнении обещаний прекратить пьянство. Такой процесс не обеспечивает воспитательного воздействия и защиты прав граждан.
В интересах борьбы с пьянством и усиления воспитательного воздействия Пленум Верховного Суда РФ постановил, что если производство по делу будет прекращено в связи с отказом заявителя от своего требования, то это обстоятельство не исключает возможности возбуждения впоследствии этим же заявителем дела об ограничении дееспособности того же гражданина в случае, если последний, по утверждению заявителя, продолжает злоупотреблять спиртными напитками или наркотическими средствами и после прекращения производства по делу .
Если в судебном заседании гражданин заявит, что ко времени рассмотрения дела перестал злоупотреблять спиртными напитками или наркотическими средствами, однако период времени, в течение которого он изменил свое поведение к лучшему, является непродолжительным, суд с целью проверки указанного обстоятельства вправе с учетом мнения заявителя и совершеннолетних членов семьи гражданина отложить разбирательство дела (ст. 284 ГПК РФ).
Копия вступившего в законную силу решения об ограничении дееспособности в течение 3 дней направляется в органы опеки и попечительства, которые решают вопрос о назначении попечителя. На последнего возлагается контроль за совершением подопечным гражданско-правовых сделок, представительство его интересов в суде (ст. 285 ГПК РФ). Если основания, в силу которых гражданин был ограничен в дееспособности, отпали, суд отменяет ограничение его дееспособности по заявлению самого гражданина, его представителя, члена его семьи, попечителя, органа опеки и попечительства, психиатрического или психоневрологического учреждения (ст. 286 ГПК РФ). Заявление рассматривается судом по месту жительства заинтересованного лица независимо от того, где рассматривалось дело об ограничении дееспособности. В соответствии с решением суда о восстановлении дееспособности попечительство отменяется.
Следует уточнить, что ограничение дееспособности не должно объединяться с какими-либо исковыми или неисковыми требованиями. В частности, нельзя одновременно разрешить дело об ограничении дееспособности и дело о взыскании алиментов. Необходимо также указать на недопустимость одновременного разрешения дел об ограничении дееспособности лиц, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотиками, и о признании недействительными совершенных ими гражданско-правовых сделок по распоряжению своим имуществом в целях приобретения спиртных напитков. Ограничение дееспособности наступает с момента вступления решения об этом в законную силу и распространяется на сделки, совершаемые после этого момента.

ГЛАВА 3. Правовые последствия признания гражданина ограниченно
дееспособным и отмены ограничения дееспособностиВ данной главе предполагается рассмотреть последствия ограничения дееспособности гражданина, установленные российским законодательством, а также возможные перспективы совершенствования таких последствий.
Целью законодателя при создании норм об ограничении дееспособности и определении последствий ограничения дееспособности было стремление сохранить имущество этого гражданина, защитить интересы его семьи, его кредиторов, а также охранить такого гражданина от возможных злоупотреблений со стороны недобросовестных действий третьих лиц. Основные из этих задач названы в нормах, регламентирующих исполнение попечителем своих обязанностей (ст.33 ГК РФ).
Гражданское законодательство регламентирует отношения, основанные на равенстве участников, свободе воли и имущественной самостоятельности их участников. Соответственно, те последствия, которые предусмотрены в ст. 30 ГК РФ, устанавливаются, в первую очередь для регулирования гражданско-правовых отношений и влияют на статус гражданина в отношениях, регулируемых гражданским законодательством. Лицо, ограниченное в дееспособности, остается субъектом гражданско-правовых отношений, но для совершения гражданско-правовых сделок оно должно получить согласие своего попечителя. Вместе с тем, последствия признания гражданина ограниченно дееспособным проявляются не только в сфере гражданско-правовых отношений, но также влияют на правовой статус человека в отношениях, регламентируемых другими отраслями права.
ГК РФ в ст. 30 содержит следующее положение: «гражданин, ограниченный в дееспособности, вправе самостоятельно совершать лишь мелкие бытовые сделки; совершать другие сделки, а также получать заработок, пенсию и иные доходы и распоряжаться ими он может лишь с согласия попечителя».
В качестве основного гражданско-правового последствия признания физического лица ограниченно дееспособным закон называет невозможность совершения таким лицом сделок без согласия своего попечителя. Кроме того, способность к составлению завещания у такого лица отсутствует вовсе (п.2 ст.1118 ГК РФ). Известно, что последнее правило всегда вызывало споры у цивилистов. В этом отношении можно согласиться И.А. Покровским: «...это новое ограничение дееспособности лишено всякого смысла: забота о судьбе самого расточителя с его смертью отпадает, а интересы близких семейных лиц достаточно ограждены институтом обязательной доли...»1
Необходимость получения согласия попечителя на совершение сделок лицом, ограниченным в гражданской дееспособности, обосновывается в науке теорией «восполнения недостающей воли» такого лица. Представляется возможным согласиться с Л.Ю. Михеевой, которая считает, что «выдавая такое согласие, попечитель формирует собственную волю, направленную на определенные последствия в имущественной сфере другого лица, которые носят гражданско-правовой характер»2.
Сравнивая правовое положение совершеннолетних гражданин, ограниченных в дееспособности, с положением несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет в сфере гражданско-правовых отношений, можно сказать, что и те, и другие сами участвуют в совершении сделок, именно они принимают основное решение - заключать ли сделку. Однако несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет могут без согласия попечителя совершать не только мелкие бытовые сделки, но и другие, названные в статьях 26, 28 ГК РФ, сделки. Следовательно, с точки зрения закона, сделкоспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет считается более полноценной, чем сделкоспособность лица, ограниченного в дееспособности (а сам субъект, соответственно, обладает наиболее соответствующей требованиям гражданского законодательства волей).
Ограниченно дееспособный гражданин не вправе совершать сделки, направленные на получение им выгоды (что следует из сравнения ст. 176 и 171 ГК РФ), реализовывать права автора (ст. 26 и 30 ГК РФ) и проч. Такой гражданин поставлен законодателем даже не на одну ступень дееспособности с малолетним, в возрасте от 6 до 14 лет, а ниже. Гражданин, ограниченный в дееспособности, обладает самым минимальным объемом гражданской дееспособности, из всех лиц, не обладающих полной дееспособностью. Вышесказанное служит подтверждением негативного отношения закона к гражданам, проявившим неспособность к совершению экономически целесообразных действий - тому, кто не оправдал доверие, верят еще меньше.
М.В. Кротов при рассмотрении дееспособности малолетних определяет мелкие бытовые сделки как «сделки, которые направлены на удовлетворение обычных, каждодневных потребностей малолетнего или членов его семьи и незначительные по сумме» . Данное определение с известными коррективами можно применять и при рассмотрении права ограниченно дееспособного гражданина на совершение мелких бытовых сделок. Но следует заметить, что сделки лиц, ограниченных в дееспособности по причине злоупотребления ими алкогольными или наркотическими средствами, направленные на приобретение алкогольной и иной продукции, содержащей спирт, которые, по сути, могут быть отнесены к мелким бытовым, должны быть исключены из этого ряда, так как их совершение противоречит природе ограничения дееспособности.
Толкование содержания установленных законом ограничений сталкивается не только с уяснением понятия «мелкие бытовые сделки». В науке гражданского права остается проблемным вопрос о правовой природе некоторых действий, отнесение которых к категории сделок не совсем очевидно. Так, например, не вполне ясно, возможно ли отнести к категории сделок действия, направленные на создание юридических лиц, действия по управлению юридическим лицом (голосование на общем собрание акционеров или участников юридического лица и т.п.). Буквальное толкование статьи 153 Гражданского кодекса РФ позволяет прийти к выводу о том, что сделка не обязательно непосредственно влечет изменение, установление или прекращение гражданских прав или обязанностей, но может быть направлена на такой результат. Кроме того, ограниченно дееспособный гражданин может совершать сделки не только от своего имени, но и от имени других лиц, например, своих несовершеннолетних детей. Из текста ст. 30 Гражданского кодекса РФ невозможно установить, учитывает ли закон эти случаи, или ограничение касается только сделок непосредственно самого этого гражданина, направленных на реализацию только лишь его прав и обязанностей.
Проблемы определения термина «сделка» приобретает немаловажное значение при рассмотрении анализируемых нами вопросов. Например, сами по себе действия по управлению юридическим лицом, в частности, реализация прав участника (члена) юридического лица, не влекут каких либо правовых последствий для юридического лица или для участника, но обладают свойством направленности на возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей указанных лиц. Представляется, что в некоторых случаях совершение данного действия может повлечь отрицательные имущественные последствия для гражданина или его семьи, особенно в том случае, когда гражданин выступает единственным учредителем или участником юридического лица. Например, гражданин может одобрить сделки, направленные на уменьшение имущества юридического лица, тем самым уменьшая стоимость своей доли в уставном капитале и имуществе данного юридического лица. В данном случае действия именно этого гражданина, который был ограничен в дееспособности, пусть и не прямо, но в конечном итоге, влекут уменьшение объема его имущества. Поэтому, учитывая природу и назначение ограничение гражданской дееспособности физических лиц, совершение действий по управлению юридическим лицом следует отнести к сделкам и совершение их возможно лишь с согласия попечителя.
Еще одним доказательством недостаточного доверия к такому лицу служит положение ст. 38 ГК РФ, в соответствии с которой имущество лица, находящегося под попечительством, может быть передано в доверительное управление и вовсе без волеизъявления такого лица. Для заключения такого договора достаточно волеизъявления органа опеки и попечительства. Это правило вступает в противоречие с положениями об объеме дееспособности такого лица. Подобное вмешательство необходимо расценивать как заботу об имуществе, предотвращение растрат. Вместе с тем очевидно, что это явное и гораздо большее ограничение дееспособности, чем то, которое предусмотрено ст.З0 ГК РФ.
Анализируемое положение ст. 38 ГК РФ не применяется на практике, однако рано или поздно необходимость его применения наступит. Возникает вопрос о том, могут ли лица, ограниченные в дееспособности, оспорить в суде действия органа опеки и попечительства по передаче в управление их имущества.
Закон не устанавливает, в какой форме должно быть выражено согласие попечителя на совершение ограниченно дееспособным подопечным сделок. В случае с выражением согласия попечителей на совершение сделок несовершеннолетними лицами ст. 26 ГК РФ прямо указывает на письменную форму. Выражение согласия попечителя на совершение сделок, получение заработной платы, пенсии или иных доходов и расходование этих средств, также, на наш взгляд, должно быть сделано в письменной форме в силу допустимой на основании ст. 6 ГК РФ аналогии закона. Документальное оформление мнения попечителя позволит четко отобразить его и избежать в дальнейшем возможности оспаривания действий, совершенных ограниченно дееспособным гражданином, на основании ст. 177 ГК РФ.
Гражданское законодательство РФ не содержит прямого запрета на осуществление предпринимательской деятельности для ограниченно дееспособных граждан. Ни статья 23 Гражданского кодекса РФ, ни глава VII. 1 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», не указывают факт ограничения гражданской дееспособности физического лица как основание для отказа в государственной регистрации либо прекращения статуса индивидуального предпринимателя. Вместе с тем правовой статус ограниченно дееспособного гражданина вряд ли предполагает возможность осуществления им предпринимательской деятельности, учитывая, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск, деятельность (ст. 2 ГКРФ).
Далее возникает еще один вопрос - может ли гражданин, ограниченный в дееспособности, занимать должности в исполнительных или контролирующих органах юридического лица. Действуя как орган юридического лица, гражданин совершает сделки не от своего имени (как участник), а от имени юридического лица. Вместе с тем закон не запрещает лицам, ограниченным в дееспособности, занимать должности в исполнительных органах юридических лиц.
Однако, гражданин был ограничен в дееспособности в судебном порядке, где была установлена дефектность его воли и неспособность его к экономически целесообразным действиям. Представляется возможным конкретизировать в законе такие запреты, что позволило бы исключить неопределенность в вопросе о возможности осуществления предпринимательской деятельности и управления юридическим лицом гражданином, ограниченным в дееспособности.
Все субъективные гражданские права имеют правовой режим их осуществления, а также и пределы осуществления . Необходимо отличать два похожих друг на друга согласия на совершение сделок, которое в одном случае является следствием ограничения дееспособности, а в другом - установленным порядком осуществления права. Так согласия супруга на совершение сделок по распоряжению общим имуществом супругов не следует рассматривать как ограничение дееспособности. Получение такого согласия есть изначально установленный законом порядок осуществления права совместной собственности. Но сам акт распоряжения общим имуществом одним из супругов, ограниченным в гражданской дееспособности, безусловно, требует согласия попечителя.
Статья 30 ГК РФ устанавливает необходимость согласования с попечителем всех сделок, совершаемых ограниченно дееспособным гражданином. Вместе с тем ст. 176 ГК РФ ограничивает возможность признания недействительными лишь сделок по распоряжению имуществом, совершенных без согласия попечителя гражданином, ограниченным судом в дееспособности, по иску попечителя. Законодательство не определяет понятия «сделки по распоряжению имуществом». В п. 2 ст. 37 ГК РФ очерчен примерный круг сделок «по отчуждению имущества» - это в том числе сделки по обмену или дарению имущества, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделки, влекущие отказ от принадлежащих лицу прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любые другие сделки, влекущие уменьшение имущества лица. Л.Ю. Михеева отмечает внутреннюю противоречивость норм об ограничении дееспособности граждан, и указывает на то, что «закон использует три однопорядковых понятия - сделки по распоряжению, сделки по отчуждению, сделки, влекущие уменьшение имущества. Причем последние два понятия определяются одно через другое» .
Существует, кроме того, еще один вопрос - о принципиальной возможности совершения лицом, ограниченным в дееспособности, некоторых имущественных семейно-правовых сделок, в частности, брачного договора. Следует согласиться с мнением Е.А. Чефрановой, согласно которому «брачный договор неразрывно связан с личностью его участников и не может заключаться при участии ...попечителей лиц, признанных ограниченно дееспособными по решению суда» .
Обладает ли родитель, ограниченный в дееспособности, правом на представительство интересов своего ребенка и, в частности, на совершение сделок от имени своего ребенка, не достигшего четырнадцати лет? Если обладает, то каков порядок совершения сделок - необходимо ли спрашивать согласие попечителя родителя на совершение сделок от имени ребенка. Возможно ли представительство интересов ребенка в суде родителем, ограниченным в дееспособности.
Статья 4 Семейного кодекса РФ устанавливает правило, согласно которому к отношениям, регулируемым семейным законодательством, применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений.
Статья 60 Семейного кодекса РФ «Имущественные права ребенка» не содержит положений, регламентирующих порядок осуществления прав ребенка на распоряжение принадлежащим ему имуществом, а отсылает к статьям 26, 28 Гражданского кодекса РФ. Так же как и при осуществлении родителями правомочий по управлению имуществом ребенка применяется ст. 37 ГКРФ. Следовательно, при разрешении поставленного вопроса о возможности совершения ограниченно дееспособным лицом сделок по управлению имуществом от имени ребенка необходимо дать отрицательный ответ. Складывающиеся отношения относятся к категории гражданско-правовых отношений, Семейный кодекс РФ устанавливает лишь особенности попечительства над несовершеннолетними. Статья 35 ГК РФ и ст. 146 СК РФ допускают назначение попечителями лишь полностью дееспособных граждан. Учитывая цели назначения попечителя, предусмотренные упомянутой выше ст. 33 ГК РФ, обоснованным будет вывод о невозможности совершения родителем, ограниченным в гражданской дееспособности, сделок от имени несовершеннолетнего ребенка, равно как и дачи согласия на совершение сделок ребенком. Личность такого гражданина уже оценена судом отрицательно, а сам гражданин ограничен в юридических возможностях, так как уже продемонстрировал несостоятельность своих методов ведения дел, соответственно доверять ему ведение чужих дел нет оснований.
Отталкиваясь от этой посылки, логично было бы распространить ограничение дееспособности и на участие такого родителя в других случаях представительства интересов ребенка. Однако неспособность к экономически целесообразным действиям не дает оснований однозначно негативно оценивать его как родителя и не является основанием для ограничения в родительских правах. Основания и порядок лишения (ограничения) родительских прав установлены в гл. 12 СК РФ, соответственно для лишения родительских прав необходимо отдельное судебное решение. Родительские права относятся к правам личным, в которых представительство невозможно, и при осуществлении этих прав мнение попечителя не имеет значения. В связи с этим представляется, что гражданин, ограниченный в гражданской дееспособности, не лишается родительских прав и может в принципе, представлять интересы ребенка на основании ст. 64 СК РФ, причем без согласия попечителя.
Однако и здесь необходимо учитывать отраслевую принадлежность отношений, в которых родитель, ограниченный в гражданской дееспособности, представляет и защищает интересы ребенка. В тех отношениях, где сам родитель не может участвовать самостоятельно, он не вправе и представлять интересы ребенка (например, в гражданских процессуальных отношениях).
В соответствии с действующим законодательством гражданин, ограниченный в дееспособности, может получать заработок, пенсию, иные доходы и распоряжаться всеми видами доходов лишь с согласия попечителя.
Право на получение заработной платы относится к правам, вытекающим из трудовых правоотношений. В соответствии со ст. 129 Трудового кодекса РФ заработная плата представляет собой вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также выплаты компенсационного и стимулирующего характера. Из ст. 136 Трудового кодекса РФ следует, что заработная плата выплачивается непосредственно работнику, за исключением случаев, когда иной способ выплаты предусматривается законом или трудовым договором.
Приведенная статья предусматривает возможность установления иного способа выплаты заработной платы, но не упоминает о необходимость получения чьего-либо согласия на ее получения самим работником. Гражданский кодекс РФ, напротив, не предусматривает возможности выплаты заработной платы лица, ограниченного в дееспособности, его попечителю, а требует согласия последнего на такое действие работника, ограниченного в дееспособности, как получение заработной платы. Следует заметить, что само по себе согласие попечителя на получение заработной платы не влияет на содержание трудового правоотношения работника, ограниченного в гражданской дееспособности, и работодателя .
Эти же правила распространяются и на получение пенсии, авторских гонораров, дивидендов по акциям и иных доходов. Причем анализируемые здесь положения должны применяться к любым видам доходов физического лица вне зависимости от их наличной или безналичной формы.
Следует отметить, что положение ст. 30 ГК РФ ограничивает право работника на получение заработной платы, но не само по себе право на заработную плату. Следовательно, выражение согласия попечителя необходимо для совершения такого технического действия, как получение заработной платы. Гражданский кодекс РФ не устанавливает, в какой форме должно быть выражено такое согласие попечителя, а, кроме того, не определяет и правовую природу такого согласия .
Согласие попечителя представляет собой выражение его мнения относительно полезности и возможности совершения тех или иных действий подопечным. В случае с получением согласия на совершение подопечным сделок к тому есть все социально-экономические основания. Законодатель, устанавливая необходимость получения согласия попечителя на получение заработной платы, вероятнее всего, имел в виду предупреждение возможности несанкционированного дальнейшего совершения сделок гражданином, ограниченным в дееспособности. Учитывая качества личности такого гражданина, вполне обоснованно предположение, что, получив заработную плату, пенсию или иные доходы, он может совершить сделки, противоречащие интересам семьи этого гражданина либо его интересам. Обеспечение реализации процедуры получения согласия попечителя в такой ситуации было бы крайне затруднительным. Здесь скорее присутствует необходимость лишения ограниченно дееспособного гражданина права получать и расходовать причитающиеся ему денежные средства. Вместе с тем ограниченный в дееспособности гражданин не сможет распоряжаться своими доходами без согласия попечителя. Поэтому было бы логичнее предоставить попечителю именно право на получение заработной платы, а не на дачу согласия на ее выплату гражданину-работнику, ограниченному в гражданской дееспособности.
Гражданский кодекс РФ не устанавливает минимального срока ограничения гражданской дееспособности, равно как и максимального. Соответственно, состояние ограниченной дееспособности может стать для гражданина пожизненным. В обязанности попечителя не входит принятие мер по устранению тех причин, которые послужили основанием ограничения дееспособности его подопечного. По мнению законодателя, восстановление дееспособности гражданина является сугубо личным делом этого гражданина.
Отметим, что по своей правовой природе запрет без согласия попечителя приобретать и осуществлять права, создавать для себя и исполнять обязанности собственника имущества (учредителя, участника) юридического лица (т.е. совершать сделки) является ограничением гражданской дееспособности. Запрет на осуществление предпринимательской деятельности и занятие должностей в исполнительных органах юридических лиц является ограничением гражданской, а в некоторых случаях и трудовой, правоспособности.
Кроме того, ограничение трудовой правоспособности, как последствие ограничения гражданской дееспособности, на наш взгляд, следует конкретизировать в Трудовом кодексе РФ, установив запрет на замещение гражданами, ограниченными в дееспособности, должностей руководителей и заместителей руководителей государственных и муниципальных организаций и их подразделений. Занимая указанные должности, гражданин уполномочен принимать решения, влекущие имущественные последствия для соответствующих юридических лиц, учредителями и собственниками имущества которых являются публично-правовые образования. Сохранение и эффективное использование имущества таких субъектов гражданского права делает необходимым назначение на должности руководителей этих организаций лиц, обладающих способностью эффективно управлять имуществом юридического лица. Лицо, ограниченное в дееспособности, к таковым отнести невозможно.
Кроме указанных выше общих гражданско-правовых последствий ограничения дееспособности Гражданский кодекс РФ устанавливает и другие возможные последствия ограничения дееспособности, например:
- участие в полном товариществе прекращается в случае признания лица, являющегося товарищем, ограниченно дееспособным (ст. 76).
- одним из оснований прекращения доверенности является признание
гражданина, выдавшего доверенность, ограниченно дееспособным, а также
признание гражданина, которому выдана доверенность, ограниченно дееспособным (ст. 188).
- договор поручения прекращается вследствие признания доверителя или
поверенного ограниченно дееспособным (ст. 977).
- договор комиссии прекращается вследствие признания комиссионера
ограниченно дееспособным (ст. 1002).
- агентский договор прекращается вследствие признания агента
ограниченно дееспособным (ст. 1010).
- договор доверительного управления имуществом прекращается вследствие признания гражданина, являющегося доверительным управляющим ограниченно дееспособным (ст. 1024).
- договор простого товарищества прекращается вследствие признания кого-либо из товарищей ограниченно дееспособным, если договором простого товарищества или последующим соглашением не предусмотрено сохранение договора в отношениях между остальными товарищами (ст. 1050).
- ограниченно дееспособный гражданин не вправе составлять завещание (ст. 1118).
Как указывалось выше, по общему правилу, ограничение не ставит целью лишить гражданина каких либо прав, либо возможности самостоятельно осуществлять их. Однако приведенные примеры дают основание полагать, что в некоторых случаях закон защищает интересы контрагента лица, признанного ограниченно дееспособным, тем более, что устанавливаются они императивными нормами.
Гражданский процессуальный кодекс РФ в п. 3 ст. 37 устанавливает, что права граждан, ограниченных в дееспособности, защищают в процессе их законные представители. При этом суд обязан привлекать к участию в таких делах самих граждан, ограниченных в дееспособности. Однако цели такого привлечения закон не определяет. В качестве законного представителя в этом случае выступает попечитель ограниченно дееспособного гражданина. В соответствии с п. 3 ст. 52 ГПК РФ законные представители совершают от имени представляемых ими лиц все процессуальные действия, право совершения которых принадлежит представляемым, с ограничениями, предусмотренными законом. Как отмечают исследователи, «привлечение к участию в судопроизводстве гражданина, признанного ограниченно дееспособным, необходимо (и это главное) потому, что если допускается ограничение гражданской дееспособности, никаких ограничений гражданской процессуальной дееспособности законом не предусмотрено. Следовательно, граждане, ограниченные в реализации некоторых гражданских прав, участвуя в гражданском судопроизводстве, могут лично осуществлять свои процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности» .
Статья 37 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» содержит положение, сходное со ст. 37 ГПК РФ. Права и охраняемые законом интересы граждан, ограниченных в дееспособности, в исполнительном производстве защищают законные представители - их попечители, которые представляют документы, удостоверяющие их полномочия. Законные представители совершают от имени представляемых все действия, право на совершение которых принадлежит представляемым с ограничениями, предусмотренными законом.
Представляется, что приведенные выше законодательные установления не вполне соответствуют основной цели ограничения гражданской дееспособности физического лица. Она не предполагает, в частности, исключение из круга правовых возможностей ограниченного в дееспособности гражданина, например, права на обращение в суд. Ограниченно дееспособный гражданин самостоятельно решает принципиальный вопрос о том, совершать ли ему вообще ту или иную сделку, а попечитель лишь дает согласие на совершение сделки, но не может навязывать подопечному свою волю, как это имеет место в отношениях опеки, где налицо факт законного представительства.
Рассуждая о целях, основания, пределах и случаях выступления попечителя ограниченно дееспособного гражданина в качестве его законного представителя, необходимо иметь в виду, что Гражданский кодекс РФ использует термин «законный представитель» лишь при регламентации правового статуса несовершеннолетних граждан. Насколько возможно применение конструкции законного представительства к отношениям с участием совершеннолетних граждан, ограниченных в дееспособности? Так Л.Ю. Михеева считает, что попечитель может выступать законным представителем лишь в случаях предусмотренных федеральными законами .
Семейный кодекс РФ также содержит ограничения, касающиеся лиц, признанных ограниченными в гражданской дееспособности. Статья 127 Кодекса запрещает быть усыновителями лицам, признанным судом ограниченно дееспособными, а также и супругам, один из которых признан судом ограниченно дееспособным. Статья 153 Кодекса устанавливает, что приемными родителями могут быть совершеннолетние лица обоего пола, за исключением лиц, признанных судом ограниченно дееспособными. Статья 146 Кодекса предоставляет возможность быть опекуном или попечителем лишь полностью дееспособным гражданам.
Указанные последствия ограничения гражданской дееспособности в рамках семейного права выступают как ограничения семейной правоспособности, поскольку ограниченно дееспособный гражданин в принципе не может быть усыновителем, опекуном, попечителем, принимать детей на воспитание. Причины установления таких запретов понятны и обусловлены негативной оценкой поведения гражданина, ограниченного в дееспособности, и недоверием к личности такого гражданина. Так, при суд оставил заявление супругов Б. без движения об удочерении детей, судья исходил из того, что приложенное к нему заключение компетентного органа иностранного государства об условиях жизни заявителей и об их возможности быть усыновителями не соответствует требованиям ст. 271 ГПК РФ, так как в нем не отражены сведения об обстоятельствах, характеризующих личности заявителей, в частности не указано, признавались или нет заявители либо один из них судом недееспособными или ограниченно дееспособными .
Вместе с тем, не укладывается в рамки такого объяснения ограничение права супруга лица, ограниченного в дееспособности, быть усыновителем. Возможно, это вызвано предположением законодателя о нецелесообразности усыновления ребенка лицом, которое не может положительно повлиять на своего супруга, и при этом не расторгает с ним брак. В данном случае опасение законодателя о личностных качествах такого супруга обосновано.
Не вступая в дискуссию о природе семейного права и его месте в системе права отметим, что ограничение гражданской дееспособности автоматически не влечет ограничение семейной дееспособности или правоспособности. Лицо не лишается права вступать в брак, осуществлять самостоятельно права родителя и др. Более того, в семейном праве существует самостоятельная сходная мера государственного принуждения - ограничение родительских прав, которое по своей природе является, скорее всего, мерой защиты прав ребенка и с ограничением гражданской дееспособности связи не имеет.
Однако ограничение дееспособности граждан как препятствие в приобретении статуса субъекта тех или иных правоотношений законодатель распространяет не на все отношения, требующие совершения объективно результативных положительных действий.
Таким образом, в некоторых случаях законодатель не считает необходимым или возможным ограничивать правоспособность физического лица по причине ограничения его гражданской дееспособности, в чем, однако, не всегда усматривается логика.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Итак, в юридической науке используется одновременно несколько категорий, характеризующих положение личности в праве. Наиболее точной, понятной и содержательной следует считать категорию «правовой статус физического лица», включающую в себя, в том числе, такие категории как правоспособность и дееспособность. Правовое положение физического лица определяется не только нормами граж¬данского законодательства, но и нормами иных отраслей. Гражданская дееспособность физического лица представляет собой возмож¬ность самостоятельного выступления в гражданском обороте посредством со¬вершения целесообразных действий. Назначение этого правового института предо-пределяет цель ограничения гражданской дееспособности физических лиц, которая с позиции действующего законодательства может быть определена как предотвра¬щение нецелесообразных действий. Однако гражданское право не имеет цели изле¬чения лиц от алкоголизма или наркомании, равно как и не имеет цели наказать их за подобные злоупотребления.
Участие физического лица в общерегулятивных правоотношениях
создает в определенных случаях основания для применения к нему правовых санк¬ций. В общерегулятивном правоотношении ограничение гражданской дееспособно¬сти физических лиц выступает как специфическая мера ответственности. В тоже время в отраслевом гражданском правоотношении эта мера не относится к гра¬жданско-правовой ответственности и носит исключительно превентивный характер.
Для вынесения судом решения об ограничении дееспособности гражданина по действующему законодательству необходимо установление специфического юридического факта, который характеризуется наличием одновременно четырех признаков: злоупотребление; употребление именно спиртных напитков или наркотических средств; наличие у гражданина семьи; тяжелое материальное положение семьи. В целях повышения эффективности такой меры, как ограничение гражданской дееспособности физических лиц, предлагается закрепить в Гражданском кодексе РФ два самостоятельных основания ее применения:
- наличие у физического лица такого заболевания, как алкоголизм,
наркомания и токсикомания;
- расходование физическим лицом принадлежащих ему денежных средств или иного имущества таким образом, что он сам или его семья попадает в неблаго¬приятное (тяжелое) материальное положение.
Таким образом, ограничение дееспособности имеет целью защиту имущест¬венных интересов семьи. Если одинокий гражданин злоупотребляет спиртными на¬питками и вследствие этого пропивает собственное имущество, можно ставить во¬прос о его лечении, но основания для ограничения его дееспособности нет. Ограни¬чением дееспособности устанавливается контроль со стороны специально назна¬ченного лица - попечителя - за совершением сделок, включая получение зарплаты, иных доходов и распоряжение ими, гражданином, ограниченным судом в дееспо¬собности. В отличие от признания лица недееспособным, при ограничении дееспо¬собности гражданин вправе сам совершать все сделки при условии, что имеется со¬гласие попечителя. Лишь одну категорию сделок он вправе совершать, не испраши¬вая согласия, - мелкие бытовые сделки. Перечень оснований для ограничения дееспособности граждан в законе ис¬черпывающий, однако практика показывает необходимость введения дополнитель¬ных оснований, в частности, поставить в тяжелое материальное положение свою семью можно и азартными играми, и рисковым ведением предпринимательской деятельности, и неуемным коллекционированием и т.п.
Учитывая масштабы алкоголизма, наркомании и токсикомании в России, а также важную направленность ограничения гражданской дееспособно¬сти физических лиц, предлагается ужесточить последствия такого ограничения, в частности:
- закрепить правило о том, что попечитель имеет право получать доходы огра¬ниченного в дееспособности гражданина и распоряжаться ими в соответствии с п. 1 ст. 37 Гражданского кодекса РФ;
- исключить возможность осуществления предпринимательской деятельности или управления юридическим лицом со стороны физического лица, ограниченного в гражданской дееспособности;
- установить в трудовом законодательстве запрет на замещение гражда¬нами, ограниченными в дееспособности, должностей руководителей и за¬местителей руководителей государственных и муниципальных организаций и их подразделений.

1. Литература
Букшина С.В. Эмансипация несовершеннолетних граждан по законодатель¬ству РФ. Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. - Томск. 2003. // http://www.edd.ru
2. Булаевский Б.А. Правовое положение несовершеннолетних по российскому гражданскому законодательству. Дисс....канд. юрид.наук. - М. 1997.
3. Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В.В. Ярков. - М.: Волтерс Клу¬вер, 2004.
4. Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / ответственный редак¬тор - О.Н. Садиков. - М. Юристъ, 2001.
5. Гражданское право. Том I. / под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова - М.: Волтерс Клувер, 2004.
6. Гражданское право. Учебник. Том 1. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспектъ-Н, 2003.
7. Гражданское право. Часть первая: Учебник / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Мас¬ляева. М., 2001.
8. Гражданское право: В 2 т. Том 1. Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. - М., 2000.
9. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. - М., 2000.
10. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федера¬ции (постатейный) / под ред. Г.А. Жилина. - «ТК Велби», 2004.
11. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федера¬ции / Отв. ред. Г.П.Ивлиев, Юрайт-Издат, 2002.
12. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ / Под. ред. М.А. Викут. - М. 2003.
13. Лекарь А.Г. Профилактика преступлений. - М., 2006.
14. Мельников А.А. Особое производство в советском гражданском процессе. - М. : Наука, 1964.
15. Михеева Л.Ю. Опека и попечительство: Теория и практика / под ред. д.ю.н., профессора Н.П. Мананковой - «Волтерс Клувер», 2004.
16. Моршинин В.А. Эффективность судебных решений об ограни¬чении дееспособности лиц, злоупотребляющих спиртными напитками // Проблемы совершенствования гражданско-правового регулирования. - Томск, 2007.
17. Моршинин В.А., Невзгодина Е.Л. Эффективность судебных решений об ограни¬чении дееспособности лиц, злоупотребляющих спиртными напитками // Проблемы совершенствования гражданско-правового регулирования. - Томск, 2007.
18. Нечаев A.M. О правоспособности и дееспособности физических лиц // Государ¬ство и право, 2001, №2.
19. Новоселов В.И. Правовые меры преодоления пьянства и алкоголизма. - Сара¬тов, 2006.
20. Ойгензихт В.А. Воля и волеизъявление. (Очерки теории, философии и психоло¬гии права). - Душанбе, 1983.
21. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М. (в серии «Клас¬сика российской цивилистики»), 1998.
22. Прекращение брака / Официальный сайт «Ваш юрист» - http://www.pravanet.ru/index.php?option=com
23. Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. - М.,
2000.
24. Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. М. 2004.
25. Роганова Е.К. Проблема ограничения дееспособности // http://jurqa.h12.ru
26. Синайский В.И. Русское гражданское право. - М., 2002.
27. Сорокин С.А. Российская семья и три законопроекта по ее охране. - М., 1999.
28. Чефранова Е.А. Брачный договор: пределы свободы усмотрения сторон при оп¬ределении договорных условий //Вестник Российской правовой академии, 2002, № 1.
1. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). - М., 1995.Судебная практикаПостановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 4 «О прак¬тике рассмотрения судами Российской Федерации дел об ограничении дее¬способности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или нарко¬тическими веществами» (в ред. от 25 декабря 1996 г.) // СПС «Гарант» от 30 марта 2006 г.
2. Судебное решение об ограничении дееспособности от 13 сентября 2006 г. г. Волгограда по делу № 2-222. // Официальный сайт группы компаний «Сис¬темы и проекты» - http://www.mdi.ru/encycl.php?RubricID=1478
Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 февраля 2005 г. N 69-Г05-2 «Срок для исправления недостатков поданного в суд заяв-ления должен быть предоставлен с учетом времени, требуемого для выполне¬ния указаний судьи» (извлечение) // СПС «Гарант» от 30 марта 2009 г.
 
« Пред.   След. »
Понравилось? тогда жми кнопку!

Заказать работу

Заказать работу

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
5 гостей
загрузка...
Проверить тИЦ и PR