Главная Сочинения Рефераты Краткое содержание ЕГЭ Русский язык и культура речи Курсовые работы Контрольные работы Рецензии Дипломные работы Карта
загрузка...
Главная arrow Рефераты arrow История arrow Роль России в современном мире

Роль России в современном мире

Роль России в современном мире
Введение 3
1. Место России в мировой истории 8
1.1. Взгляд ученых на мировое значение России 8
1.2. Развитие концепций об историческом значении России во второй половине XIX века 15
2. Роль России в современном мире 17
2.1. Общая характеристика роли России в современном мировом сообществе 17
2.2. Выбор путей исторического развития России 20
Заключение 23
Список литературы 2
Введение
В школе великих испытаний формировались основы русского государства, и в общении с общеевропейской культурой зарождалось наше национальное самосознание. Жизненный факт Великой России порождал стремление к постижению его духовных оснований. Средства этого постижения были даны западным просвещением. Результаты диктовались чертами русского характера, «русского духа». Россия переросла прежние формы своего исторического бытия. Та полная богатых и ярких событий, но в известном смысле все же «растительная» жизнь, которой она жила, перестала соответствовать степени ее духовного возраста. Пробил час окончательного пробуждения русской мысли от предрассветной дремоты XVIII века.
Становление самобытного русского самосознания начиналось с постановки и осмысления вопроса об исторической судьбе России. В напряженной полемике конца 30-х-40-x г.г. ХIX в. о месте России в мировой истории оформились славянофильство и западничество как противоположные течения русской социально-философской мысли.
Главная проблема, вокруг которой завязалась дискуссия, может быть сформулирована следующим образом: является ли исторический путь России таким же, как и путь Западной Европы, и особенность России заключается лишь в ее отсталости или же у России особый путь и ее культура принадлежит к другому типу? В поисках ответа на этот вопрос сложились альтернативные концепции русской истории.
Актуальность проблемы исторического значения России заключается в том, что история нужна для человеческого самопознания. Принято считать, что человеку важно познать самого себя, причем под познанием самого себя понимается не только познание человеком его личных особенностей, его отличий от других людей, но и познание им своей человеческой природы. Познание самого себя означает, во-первых, познание сущности человека вообще, во-вторых, познание типа человека, к которому вы принадлежите, и, в-третьих, познание того, чем являетесь именно вы и никто другой. Познание самого себя означает познание того, что вы в состоянии сделать, а так как никто не может знать этого, не пытаясь действовать, то единственный ключ к ответу на вопрос, что может сделать человек, лежит в его прошлых действиях. Ценность истории в этом и заключается, благодаря ей мы узнаем, что человек сделал, и тем самым - что он собой представляет.
Специфика исторического пути России уже давно является предметом ожесточенных споров. Они часто далеки от диалога знания и незнания, дискуссий ученых между собой. С самого начала проблема самобытности приняла характер острейших столкновений по поводу путей России, по поводу отв ета на вопрос, что это за страна среди других стран и народов. Поэтому споры приобрели острейший политический характер. При обсуждении проблемы самобытности слишком часто господствуют эмоции, мифология берет верх над научным подходом. Даже сам выбор проблемы самобытности для исследователя чреват тем, что его «запишут» либо в число сторонников реформ, исходящих из отсутствия, малой значимости самобытности страны, либо отнесут к ее противникам, которые противостоят этим проектам, ссылаясь на «особую стать» России.
Исключительно большое значение проблемы самобытности в культуре России объясняется тем, что ее возникновение было формой попытки ответить на вопрос о специфике России, русской культуры, народа среди других народов и культур и одновременно попыткой самоопределения места и роли интеллигенции в обществе, попыткой погружения интеллигенции в стихию народного духа. Славянофил К. Аксаков писал: «народности [...] самобытного воззрения и недостает нашей умственной деятельности». Эта идея включала «сознание нравственной и умственной независимости...», надежду на то, что она «освободит и воздвигнет наше самостоятельное народное русское воззрение, и тогда только начнется самобытный, наш общечеловеческий подвиг, подвиг, невозможный без силы народности» [12, с. 267]. Это был шаг на пути углубления диалога между духовной элитой и народом, социокультурными группами. И действительно, славянофилы превратили народную культуру в неотъемлемый фактор движения мысли духовной элиты, интеллигенции, власти.
Историобиографический обзор. Лидеры славянофильства - Алексей Степанович Хомяков (1804-1860), Иван Васильевич Киреевский (1806-1856), Константин Сергеевич Аксаков (1817-1860), Юрий Федорович Самарин (1819-1876) - выступили с обоснованием самобытного пути развития России.
Заслуги славянофилов, несмотря на романтизм их мировоззрений, на русское прошлое - велики.
Так, Киреевский философски обосновывает идею о самобытности исторического пути русского народа и самобытности русской культуры. А. Хомяков в своих богословских сочинениях поднимает православное богословие на высшую ступень, философски обосновывает идею соборности православной церкви и соборности русского народа. Эти идеи, так же как и многие другие, развиваемые славянофилами, не что иное как древние русские идеи, забытые после Петровской революции.
Изучение истории у славянофилов было направлено на поиск устойчивых факторов, влияющих на исторической процесс. Такими факторами, по мысли славянофилов, не могли быть ни природно-климатические условия, ни сильная личность, а только сам народ как единственный и постоянный «действователь» в истории. Славянофилы считали, что экономические, политические и другие факторы вторичны и сами определяются более глубоким духовным фактором - верою, обусловливающей историческую деятельность народов. Народ и вера соотносятся так, что не только вера создает народ, но и народ создает веру, причем именно такую, которая соответствует творческим возможностям его духа.
Так называемые «западники» выступали за ликвидацию феодально-крепостнических отношений и развитие России по «западному», т.е. буржуазному пути. В середине 40-х годов в московский кружок «западников» входили А.И. Герцен, В.Боткин, Н. Кетгер, Е. Корги и др. Тесную связь с кружком имел В.Г. Белинский. К «западникам» относились также И.Тургенев, П.Анненков, И.Панаев и др. «Западники» осуждали самодержавно-крепостнический строй России, выступали за развитие идей Просвещения, стремились к европейзации России.
Источниковедческий анализ. Материалистическое объяснение истории базируется на формационном подходе. Понятие общественно-экономической формации в учении Маркса занимает ключевое место при объяснении движущих сил исторического процесса и периодизации истории. Маркс исходит из следующей установки: если человечество закономерно, поступательно развивается как единое целое, то все оно должно проходить в своем развитии определенные этапы. Эти этапы он и назвал «общественно-экономические формации». По определению К. Маркса, общественно-экономическая формация представляет собой «общество, находящееся на определенной ступени исторического развития, общество со своеобразными отличительными характеристиками» [10, с. 34]. Понятие «формация» Маркс заимствовал из современного ему естествознания. Этим понятием в геологии, географии, биологии обозначены определенные структуры, связанные единством условий образования, сходством состава, взаимозависимостью элементов.
Методологии формационного подхода в современной исторической науке в какой-то мере противостоит методология цивилизационного подхода. Цивилизационный подход в объяснении исторического процесса начал складываться еще в XVIII в. Однако свое наиболее полное развитие он получил лишь в конце XIX - XX вв. В зарубежной историографии наиболее яркими приверженцами этой методологии являются М. Вебер, А. Тойнби, О. Шпенглер и ряд крупных современных историков, объединившихся вокруг исторического журнала «Анналы» (Ф. Бродель, Ж. Ле Гофф и др.). В российской исторической науке его сторонниками были Н. Я. Данилевский, К.Н. Леонтьев, П.А. Сорокин.
Цель работы состоит в изучении исторического пути России и ее места в современном мире.
Достижение цели предполагает решение ряда задач:
1) рассмотреть взгляд ученых на мировое значение России;
2) охарактеризовать развитие концепций об историческом значении России во второй половине XIX века;
3) привести общую характеристику роли России в современном мировом сообществе;
4) изучить выбор путей исторического развития России.
Географические и хронологические рамки исследования.
Основными методами нашей работы стали сравнительный и описательный. Общенаучные методы: анализ, синтез, сравнение.
Структура работы подчинена логике научного исследования и состоит из введения, двух теоретических глав, заключения и библиографического списка.
1. Место России в мировой истори
1.1. Взгляд ученых на мировое значение России
В эпоху Средневековья начинается вхождение в мировой исторический процесс сначала Руси, а затем и России. Историки, публицисты и общественные деятели дают ответ вопросы о самобытности цивилизации России с высоты своего времени, с учетом всего предшествующего исторического развития России, а также в соответствии со своими идейно-политическими установками. В историографии и публицистике XIX-XX вв. полярное решение этих вопросов нашло свое отражение в позиции западников и славянофилов.
Западники или «европеисты» (В. Г. Белинский, Т. Н. Грановский, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский и др.) предложили рассматривать Россию как составную часть Европы и, следовательно, в качестве неотъемлемого составного элемента западной цивилизации. Они полагают, что Россия, хотя и с некоторым отставанием, развивалась в русле западной цивилизации.
В пользу такой точки зрения говорят многие характеристики российской истории. Абсолютное большинство населения России исповедует христианство и, следовательно, привержено тем ценностям и социально-психологическим установкам, которые лежат в основе западной цивилизации. Реформаторская деятельность многих государственных деятелей: князя Владимира, Петра I, Екатерины II, Александра II направлены на включение России в западную цивилизацию.
Существует иная крайняя позиция, приверженцы которой пытаются отнести Россию к странам с восточным типом цивилизации.
Сторонники этой позиции считают, что те немногочисленные попытки приобщения России к Западной цивилизации закончились неудачно и не оставили глубокого следа в самосознании российского народа и его истории. Россия всегда была разновидностью восточной деспотии. Одним из важнейших аргументов в пользу такой позиции является цикличность истории России: за периодом реформ неизбежно следовал период контрреформ, за реформацией - контрреформация. Сторонники данной позиции также указывают на коллективистский характер менталитета российского народа, отсутствие в российской истории демократических традиций, уважения к свободе, достоинству личности, вертикальный характер общественно-политических отношений, их преимущественно подданическую окраску и т. д.
Но наиболее крупным течением в исторической и общественной мысли России является идейно-теоретическое течение, отстаивающее идею самобытности России. Сторонниками этой идеи являются славянофилы, евразийцы и многие другие представители так называемой «патриотической» идеологии. Славянофилы (А.С. Хомяков, К.С. Аксаков, Ф.Ф. Самарин, И.И. Киреевский и их последователи) идею самобытности российской истории связывали с исключительно своеобразным путем развития России, и, следовательно, с исключительным своеобразием русской культуры. Исходный тезис учения славянофилов состоит в утверждении решающей роли православия для становления и развития русской цивилизации. По мнению А.С. Хомякова, именно православие сформировало «то исконно русское качество, тот «русский дух», который создал русскую землю в ее бесконечном объеме» [10, с. 31].
Основополагающей идеей русского православия, а, следовательно, и всего строя русской жизни является идея соборности. Соборность проявляется во всех сферах жизнедеятельности русского человека: в церкви, в семье, в обществе, в отношениях между государствами. По мнению славянофилов, соборность является тем важнейшим качеством, которое отделяет русское общество от всей западной цивилизации. Западные народы, отойдя от решений первых семи Вселенских соборов, извратили христианский символ веры и тем самым предали забвению соборное начало. И это породило все изъяны европейской культуры и прежде всего ее меркантилизм и индивидуализм.
Русской цивилизации присущи высокая духовность, базирующаяся на аскетическом мировоззрении, и коллективистское, общинное устройство социальной жизни. С точки зрения славянофилов, именно православие породило специфическую, социальную организацию - сельскую общину, «мир», который имеет в себе хозяйственное и нравственное значение.
В описании сельскохозяйственной общины славянофилам явственно виден момент ее идеализации, приукрашивания. Экономическая деятельность общины представляется как гармоническое сочетание личностных и общественных интересов, а все члены общины выступают по отношению друг к другу как «товарищи и пайщики». Вместе с тем, они все же признавали, что в современном им устройстве общины имеются негативные моменты, порожденные наличием крепостного права. Славянофилы осуждали крепостное право и выступали за его отмену.
Однако главное достоинство сельской общины славянофилы видели в тех духовно-нравственных принципах, которые она воспитывает у своих членов: готовность постоять за общие интересы, честность, патриотизм и т. д. По их мнению, возникновение этих качеств у членов общины происходит не сознательно, а инстинктивно, путем следования древним религиозным обычаям и традициям.
Основываясь на принципиальной установке, что община является лучшей формой социальной организации жизни, славянофилы требовали сделать общинный принцип всеобъемлющим, т. е. перенести его в сферу городской жизни, в промышленность. Общинное устройство должно быть также положено в основу государственной жизни и способно, по их словам, заменить собой «мерзость административности в России» [12, с. 216].
Славянофилы верили, что по мере распространения «общинного принципа» в российском обществе будет все более укрепляться «дух соборности». Ведущим принципом социальных отношений станет самоотречение каждого в пользу всех». Благодаря этому в единый поток сольются религиозные и социальные устремления людей. В результате будет выполнена задача нашей внутренней истории, определяемая ими как «просветление народного общинного начала началом общинным, церковным» [16, с. 186].
Славянофильство базируется на идеологии панславянизма. В основе их представления об особой судьбе России лежит идея об исключительности, особости славянства.
Так называемые «западники» выступали за ликвидацию феодально-крепостнических отношений и развитие России по «западному», т.е. буржуазному пути. В середине 40-х годов в московский кружок «западников» входили А.И. Герцен, В.Боткин, Н. Кетгер, Е. Корги и др. Тесную связь с кружком имел В.Г. Белинский. К «западникам» относились также И. Тургенев, П. Анненков, И. Панаев и др. «Западники» осуждали самодержавно-крепостнический строй России, выступали за развитие идей Просвещения, стремились к европейзации России.
Другим важнейшим направлением, отстаивающим идею самобытности России, является евразийство (П.А. Карсавин, И.С. Трубецкой, Г.В. Флоровский и др.). Евразийцы, в отличие от славянофилов, настаивали на исключительности России и русского этноса. Эта исключительность, по их мнению, определялась синтетическим характером русского этноса. Россия представляет собой особый тип цивилизации, который отличается как от Запада, так и Востока. Этот особый тип цивилизации они называли евразийским.
В евразийской концепции цивилизационного процесса особое место отводилось географическому фактору (природной среде) - «месторазвитию» народа. Эта среда, по их мнению, определяет особенности различных стран и народов, их самосознание и судьбу. Россия занимает срединное пространство Азии и Европы, приблизительно очерчиваемое тремя великими равнинами: Восточно-Европейской, Западно-Сибирской и Туркестанской. Эти громадные равнинные пространства, лишенные естественных резких географических рубежей, наложили отпечаток на историю России, способствовали созданию своеобразного культурного мира.
Значительная роль в аргументации евразийцев отводилась особенностям этногенеза русской нации. Русский этнос формировался не только на основе славянского этноса, но под сильным влиянием тюркских и угрофинских племен. Особо подчеркивалось влияние на российскую историю и русское самосознание восточного «туранского», преимущественно тюркско-татарского элемента, связанного с татаро-монгольским игом.
Основная полемика разразилась в связи с появлением первого «Философского письма» П.Я. Чаадаева. В наиболее известном из всех «философских писем» Чаадаев сформулировал отличительные черты той «своеобразной цивилизации», которую представляет собой Россия. Она не относится ни к Западу, ни к Востоку, у нее нет традиций ни того, ни другого. «Исключительность» русского народа объясняется тем, что он принадлежит к числу наций, которые «как бы не входят в состав человечества», а существуют лишь для того, чтобы «дать миру какой-нибудь важный урок»; которые живут одним настоящим, «без прошедшего и будущего», «среди мертвого застоя», - как бы находясь «вне времени». Чаадаев, как полагает И.В. Кондаков, упрекал русский народ в неизжитом духовном «кочевничестве», в «поверхностном и часто неискусном» подражании другим нациям, это приводит к тому, что каждая новая идея бесследно вытесняет старые («естественный результат культуры, всецело основанной на «заимствовании и подражании»). «Беспечность жизни», лишенной «опыта и предвидения» приводит русский народ к «необычайной пустоте и обособленности» социального существования, делает его равнодушным к «великой мировой работе», осуществляющейся в истории европейской культуры. Отсюда, по мысли Чаадаева, происходит «какая-то странная неопределенность», более того - поразительная «немота наших лиц» [14, с. 341].
Говоря о чертах русского национального характера, Чаадаев объяснял отмечаемую иностранцами «бесшабашную отвагу» русских типичной для них неспособностью к углублению и настойчивости», а вызывающее подчас восхищение сторонних наблюдателей «равнодушие к житейским опасностям» - столь же полным «равнодушием к добру и злу, к истине и ко лжи», а также «пренебрежением всеми удобствами и радостями жизни»? Чаадаев даже склонялся к выводу, что в русской культуре «есть нечто враждебное всякому истинному прогрессу» - начало, как бы ставящее Россию вне всемирной истории, вне логики мировых цивилизаций, вне логики истории мировой культуры. Так, распространение и развитие христианства в Европе привело, в конечном счете, к уничтожению крепостничества на Западе.
Русский же народ «подвергся рабству» лишь после того, как стал христианским, - в царствование Б. Годунова и В. Шуйского, - стало быть, само христианство имело разные последствия в европейской и российской истории.
Для Чаадаева несомненно, что путь человечества един, что социальный и культурный прогрессы универсальны и всемирны, что история в своем поступательном развитии вырабатывает всеобщее истины и уроки, призванные просветить в равной степени, хоть и различно все народы. В то же время русский мыслитель признает различие культур и цивилизаций Востока и Запада: для первого свойственно воображение, для второго характерен рассудок; он отдает себе отчет в том, что возможна образованность, притом весьма высокая, но принципиально отличная от западной (Япония), что возможен вариант христианства, не сопоставимый с европейским (Абиссиния).
Методологические установки евразийцев в значительной мере разделял и видный российский мыслитель Н.А. Бердяев.
Одной из важнейших характеристик русской народной индивидуальности, по мнению Бердяева, является ее глубокая поляризованность и противоречивость. «Противоречивость и сложность русской души, отмечает он, может быть связана с тем, что в России сталкиваются и приходят во взаимодействие два потока мировой истории: Восток и Запад. Русский народ есть не чисто европейский и не чисто азиатский народ. Россия есть целая часть света, огромный Востоко-Запад, она соединяет два мира. И всегда в русской душе боролось два начала, восточное и западное» [5, с. 74].
Н.А. Бердяев считает, что существует соответствие между необъятностью, безграничностью русской земли и русской души. В душе русского народа есть такая же необъятность, безграничность, устремленность в бесконечность, как и в русской равнине. Русский народ, утверждает Бердяев, не был народом культуры, основанной на упорядоченных рациональных началах. Он был народом откровений и вдохновений. Два противоположных начала легли в основание русской души: языческая дионистическая стихия и аскетически-монашеское православие. Эта двойственость пронизывает все основные характеристики русского народа: деспотизм, гипертрофию государства и анархизм, вольность, жестокость, склонность к насилию и доброта, человечность, мягкость, обрядоверие и искание правды, индивидуализм, обостренное сознание личности и безличный коллективизм, национализм, самопохвальство и универсализм, всечеловечность, эсхатологически-мессионерскую религиозность и внешнее благочестие, искание Бога и воинствующее безбожие, смирение и наглость, рабство и бунт. Эти противоречивые черты русского национального характера и предопределили, по мнению Бердяева, всю сложность и катаклизмы российской истории.
Следует отметить, что каждая из концепций, определяющих место России в мировой цивилизации, базируется на определенных исторических фактах. Вместе с тем, в этих концепциях ясно просвечивает односторонняя идеологическая направленность. Нам не хотелось бы занимать такую же одностороннюю идеологизированную позицию. Попытаемся дать объективный анализ хода исторического развития истории в контексте развития мировой цивилизации
1.2. Развитие концепций об историческом значении России во второй половине XIX века
Во второй половине XIX века публикуется ряд работ, в которых также затрагивается вопрос о деятельности Петра Великого и обнаруживается явное противопоставление Петербурга Москве.
В 1869 году в Москве выходит книга И. Данилевского «Россия и Европа». Прямой оценки городов Данилевский не дает, однако резко критическое отношение его к культурной политике Петра прослеживается. В результате этой деятельности, по мнению автора, «не выросло ничего ни своего, ни чужеземного» [2, с. 511]. Данилевский не приемлет новые формы архитектуры, живописи и выражает типично славянофильское восприятие - точнее, неприятие Петербурга.
Также довольно критично отнесся к Петербургу и другой московский мыслитель конца XIX века - Н. Федоров. Его главная идея - воскрешение отцов - была не просто фантазией, но доведенным до крайности традиционализмом, поклонением прошлому, к которому человечество «должно возвратиться». Верность традициям он считал национальной особенностью русского народа, а прогресс - приметой цивилизации. Отсюда и различия между Москвой - «органом падшей Византии» и Петербургом - «органом прегордого Запада». Ошибка петербургского периода заключалась в том, - разъяснил философ, - что он свободу поставил на место долга к отечеству, который в прошлом состоял в военной защите Европы от нашествия с Востока, а ныне - в «превращении кремлей в музеи» для воспитания людей в духе преданности заветам отцов при «устранении самих причин и поводов к войнам» [12, с. 218]? Как мы видим, общим в этих концепциях является противопоставление Москвы и Петербурга как символов истинного и ложного путей развития отечественной культуры, попытка закрепить за Москвой или Петербургом знак или «правильного», или «неправильного» движения и осуществления своего национального пути, специфики национального характера.
Таким образом, мы можем говорить о том, что, антитеза Москва-Петербург набирает широкий оборот в русской философской и публицистической мысли XIX века. В лице Москвы и Петербурга спорили две школы: славянофилы (московская) и западники (петербургская). За Москвой признавалась сила «охранительная», традиционная, за Петербургом - преобразовательная, цивилизационная. Проблема Москва-Петербург стала ключевой в осмыслении прошлого и будущего России. Славянофилы пророчили Петербургу скорую гибель, обвиняя его в противовес Москве в европеизме и отходе от народа. Западники же наоборот попытались взглянуть на основание Петербурга и деятельность Петра как на естественный, органичный процесс, спасительный для всей России. Данный спор подготовил основательную базу для дальнейшего осмысления социокультурной и исторической роли городов в культурной жизни России.
2. Роль России в современном мире
2.1. Общая характеристика роли России в современном мировом сообществе
Распад СССР привел к существенным изменениям в г раскладе международных сил. Численность населения современной Российской Федерации и занимаемая площадь по сравнению с СССР уменьшилась приблизительно в два раза. Также потеряны прямые сухопутные выходы к Центральной и Западной Европе, вследствие чего Россия оказалась отрезанной от Европы, не имея теперь непосредственных границ ни с Польшей, ни со Словакией, ни с Румынией, которыми располагал Советский Союз. Поэтому в геополитическом смысле расстояние между Россией и Европой увеличилось, поскольку увеличилось число государственных границ, которые необходимо пересечь на пути в Европу. В результате распада СССР Россия оказалась как бы отодвинутой на северо-восток, то есть в определенной степени утратила те возможности непосредственного влияния на положение дел не только в Европе, но и в Азии, которые имел Советский Союз.
После распада Советского Союза произошло изменение международного положения качественного характера. Фактически мир вступил в принципиально новую полосу истории. Распад Советского Союза означал конец противоборства двух противоположных общественных систем - «капиталистической» и «социалистической» [6, с. 657]. Это противоборство определяло основные черты международного климата на протяжении нескольких десятилетий.
Следует признать, что сегодня мир все более становится однополюсным. Наиболее мощным центром международного влияния стали Соединенные Штаты Америки. Эта страна с полным основанием может считаться единственной сверхдержавой современного мира. И Япония, и Китай, и даже объединенная Западная Европа уступают США по уровню финансового, промышленного, научно-технического, военного потенциала. Этот потенциал в конечном итоге и определяет колоссальную международную роль Америки, ее влияние на все стороны международных отношений. Под контролем США находятся все крупнейшие международные организации, а в 90-е годы через посредство НАТО США стали вытеснять и такую прежде влиятельную организацию, как ООН.
Другая точка зрения наиболее отчетливо представлена в книге «Основы геополитики» Александра Дугина. Дугин считает, что в предстоящей перспективе мир должен вновь стать двухполюсным, обрести новую биполярность. С позиций, отстаиваемых этим автором, «только образование нового полюса во главе с Россией создаст условия для действительного противодействия США и их наиболее верной союзнице Великобритании» [10, с. 36].
Россия (как и большинство стран современного мира) должна стремиться к налаживанию и поддержанию нормальных, не конфронтационных отношений с США и без ущерба для своих национальных интересов по возможности расширять сотрудничество и взаимодействие в самых разнообразных сферах.
Задача восстановления России в качестве одного из центров современного мира диктуется не государственным и национальным честолюбием, не притязаниями на исключительную мировую роль. Это задача жизненной необходимости, задача самосохранения. Для страны с такими характеристиками, какими обладает Россия, вопрос всегда стоял и продолжает стоять так: либо быть одним из центров мировой цивилизации, либо быть расчлененной на несколько частей и, следовательно, сойти с карты мира в качестве самостоятельного и целостного государства. Для того чтобы сохранить такую территорию в целостности и неприкосновенности, страна должна быть достаточно могущественной в международном плане. Россия не может себе позволить того, что вполне допустимо для территориально небольших стран, таких, как большинство стран Европы (за исключением Великобритании, Франции и Германии).
Перед Россией стоит альтернатива: либо продолжать отстаивать значительность своей мировой роли, следовательно, стремиться сохранить свою территориальную целостность, либо быть расчлененной на несколько самостоятельных государств, образованных, например, на территориях нынешних Дальнего Востока, Сибири и европейской части России. Первый вариант оставлял бы для России возможность постепенного выхода из современного кризисного состояния. Второй же однозначно и навсегда обрек бы «осколки» прежней России на полную зависимость от крупнейших центров современного мира: США, Западной Европы, Японии, Китая. Сохранение целостности и соответствующей мировой роли оставляет стране принципиальный шанс для будущего процветания.
Еще один фактор постановки вопроса о самосохранении в альтернативной плоскости определяется для России численностью населения и другими демографическими показателями, такими, как возрастной состав, здоровье, уровень образования и др. По численности населения Россия остается одной из крупнейших стран современного мира, значительно уступая только Китаю, Индии, США. Сохранение и приумножение народонаселения, улучшение его качественного состава напрямую определяются целостностью российского государства и прочностью его положения на международной арене.
Прочность международного положения для России означает «укрепление своего статуса великой державы, своего положения в качестве одного из самостоятельных мировых центров. Это связано, в частности, с тем, что Россия окружена целым рядом государств, страдающих от перенаселения» [10, с. 36]. К ним относятся такие страны, как Япония и Китай, отчасти южные республики бывшего Советского Союза. Противостоять демографическому давлению со стороны перенаселенных стран-соседей может только могущественное государство, способное самостоятельно, без посторонней помощи постоять за себя.
Наконец, борьба за сохранения и укрепление Россией статуса одной из великих держав, одного из важнейших центров мирового развития равнозначна борьбе за сохранение собственных цивилизованных основ. Задача сохранения и поддержания цивилизованных основ, с одной стороны, резюмирует все факторы, определяющие для России необходимость быть одной из великих держав, одним из самостоятельных центров мирового развития. С другой стороны, она добавляет к этим факторам весьма существенное новое содержание
2.2. Выбор путей исторического развития России
Одной из особенностей российской истории является крайняя противоречивость, конфликтность развития, предрасположенность российского общества к крайностям. Эта особенность лежит в основе российской нестабильности, что, в свою очередь, связано с противоречивостью облика российского общества.
Россия, как известно, развивалась во взаимодействии и в борьбе то с Европой, то с Азией. И восточные, и западные элементы присутствуют в русской жизни, в русской истории.
Общественно-политическая мысль России постоянно обращалась к этому противоречивому явлению исторической действительности. В концепциях западников и славянофилов отразилось «преувеличение одной из сторон, составляющих сложный цивилизованный облик России» [5, с. 220]. Западники считали, что русский путь - это западноевропейский путь. Самобытные элементы российской жизни они относили к проявлениям отсталости. Славянофилы же, наоборот, развивали идею о принципиальном отличии российского развития от западноевропейского, всячески выдвигали на первый план исключительную самобытность общинной, патриархальной, православной Руси.
Русский путь подошёл к одному из самых запутанных исторических перекрёстков, где вновь будет определён выбор дальнейшего направления развития великой страны. Куда пойдёт Россия, и какие именно идеи поведут её дальше, - пока ещё не определено. Миссия России сегодня нуждается в глубоком осмыслении. Пришло время, чтобы понять к чему всё подошло, но прежде необходимо ещё раз взглянуть на пройденные ступени, без этого сделать шаг выше будет невозможно. Сегодня для того чтобы понять будущее, для начала необходимо обобщить прошлое. Иными словами: для того чтобы понять историческую миссию России и сделать следующий шаг, необходимо осмыслить главные и основные этапы уже пройденного русского пути.
Кто мы? Откуда мы? Куда мы идем? - эти вопросы всегда были в центре русской исторической рефлексии. Ответы на эти вопросы из разряда первостепенных и жизнезначимых. В них «уяснение исторической судьбы русского народа и России, понимание его грядущего» [5, с. 221]. Предлагаемые отечественной историей ответы на эти экзистенциальные вопросы национального бытия русского народа имеют особое значение: ведь с каждым ответом связана определенная перспектива его развития.
Исторические памятники, прежде всего летописи, документальное и литературное наследие и научные сочинения, составляют истоки русского национального самосознания. На протяжении всей истории русского народа идет острая полемика по проблемам интерпретации этих исторических памятников, а, по существу, идет острая полемика о том, на каком «историческом прошлом» (реальном или искаженном) русский народ будет строить свое будущее. Иначе, какие цели будет ставить перед собой ру сский народ. То есть речь идет о выборе русским народом своей исторической судьбы. Тем критерием, которым, на наш взгляд, следует руководствоваться, является мысль, высказанная еще в 1934 году русским историком-эмигрантом В. Ф. Ивановым: «У нас есть своя вера, своя историческая государственность, великое прошлое, у нас есть неисчислимое духовное богатство, которое мы обязаны открыть и этим самым выполнить предназначенную нам провидением миссию. Мы, русские, должны идти самобытным, своим, русским путем. К этому обязывает нас великое прошлое, самоотверженность и светлая работа наших предков и безграничная любовь к своему отечеству - России, которая в своем глубоком падении должна быть смыслом и целью нашей жизни» [12, с. 412].
Когда государственная власть России - Российской империи утрачивала свою русскую историческую преемственность, становилась заложницей идеологических догм или следовала зарубежным рецептам, не выражая русского национального самосознания, она приносила русскому народу одни страдания и тяжкие испытания, и тем самым приближала свой неизбежный политический крах. Суждение историка В.О. Ключевского о том, что определяя задачи и направление своей деятельности, каждый из нас должен быть хоть немного историком, чтобы стать сознательно и добросовестно действующим гражданином, - остается по-прежнему актуальным в России и в начале ХХI столетия.
Заключение
В мировой истории Россия занимает особое место. Хотя и принять говорить, что расположенная в Европе и Азии, она во многом впитала в себя все характерное для стран этих континентов, тем не менее, надо иметь в виду, что ее история носит самостоятельных характер. Нельзя отрицать, что Россия подверглась серьезному влиянию, как Европы, так и Азии, но и расположенные здесь страны испытали на себе ее влияние. Иначе говоря, исторический процесс взаимосвязан и взаимообусловлен. Каждая страна имеет свою особую историю, которая отличает ее от других. Сказанное имеет прямое отношение и к истории России.
Споры западников и славянофилов стали частью истории, а актуальность их просвечивает сквозь века. Можно отыскать множество источников противоречий между этими двумя философскими направлениями: возможность политического обустройства, и ход исторического развития, и положение религии в государстве, образование, ценность народного наследия и т.д. В несколько большей степени можно указать на обширность территории страны, которая производила на свет личностей с совершенно противоположными взглядами на жизнь и на собственное положение в ней.
Славянофилов часто упрекали и упрекают в идеализации истории России и желании восстановить старое. Эти упреки совершенно несправедливы. Они прекрасно понимали, что возврата к прошлому нет, и история не может пойти вспять, что, например, изменения, происшедшие вследствие петровских реформ, носят необратимый характер. Они проповедовали не возврат к прошлому, а восстановление жизнеспособных начал российского общества в изменившихся условиях.
Список литературы
1. Атаманчук, Г.В. Теория государственного управления / Г.В. Атаманчук. - М.: Юридическая литература, 2007. - 400 с.
2. Бушуев, С.В., Миронов, Г.Е. История государства Российского / С.В. Бушуев, Г.Е. Миронов. - М.: Книжная палата, 2011. - 544 с.
3. Вернадский, Г.В. Киевская Русь / Г.В. Вернадский. - М.: Аграф, 2009. - 448 с.
4. Глушко, Е.А. О парламентаризме в современной России / Е.А. Глушко // Разделение властей и парламентаризм. - М., 2008. - С. 94.
5. Захарова, Е.Н. Особенности российской цивилизации. Между Западом и Востоком / Е.Н, Захарова. - М.: АРКТИ, 2006. - 230 с.
6. Исаев, И.А. История государства и права России / И.А. Исаев. - М.: Юристъ, 2004. - 797 с.
7. Комментарий к Конституции РФ / под общ. ред. А.И. Абрамова. - М.: Юридическая литература, 2006. - 121 с.
8. Мартышин, О.В. Вольный Новгород Общественно-политический строй и право феодальной республики / О.В. Мартышин. - М.: Наука, 1992. - 430 с.
9. Методические рекомендации по курсу «Человек и общество» / под ред. Л.Н. Боголюбова. - М.: Просвещение, 2010. - 348 с.
10. Половникова, А.В. Изучение темы «Цивилизация России» в курсе обществоведения/ А.В. Половникова // Преподавание истории и обществознания в школе. - 2010. - № 2. - С. 29-36.
11. Седов, В.В. Этногенез ранних славян / В.В. Седов // Вестник РАН. - 2003. - Т. 73. - № 7. - С. 594-605.
12. Семеникова, Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизаций / Л.И. Семеникова. - Брянск: Курсив, 2007. - 440 с.
13. Титов, Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России / Ю.П. Титов. - М.: Проспект, 2007. - 464 с.
14. Уткин, А.И. Запад и Россия: история цивилизаций / А.И. Уткин. - М.: Гардарики, 2010. - 574 с.
15. Хачатурян, В.М. История мировых цивилизаций с древнейших времен до начала XX века / под ред. В.И. Уколовой. - М.: Дрофа, 2006. - 400с.
16. Черепин, Л.В. Земские соборы русского государства в XVI-XVII веках / Л.В. Черепин. - М.: МГУ, 2006. - 370 с.
17. Яковец, Ю.В. История цивилизаций / Ю.В. Яковец. - М.: ВЛАДОС, 2007. - 320 с.
 
« Пред.   След. »
Понравилось? тогда жми кнопку!

Заказать работу

Заказать работу

Кто на сайте?

загрузка...
Проверить тИЦ и PR