Главная Сочинения Рефераты Краткое содержание ЕГЭ Русский язык и культура речи Курсовые работы Контрольные работы Рецензии Дипломные работы Карта
загрузка...
Главная arrow Курсовые работы arrow Право arrow Физическое и психическое принуждение как обстоятельство, исключащее преступность

Физическое и психическое принуждение как обстоятельство, исключащее преступность

Физическое и психическое принуждение как обстоятельство, исключащее преступность деяний.
С О Д Е Р Ж А Н И Е
Введение 2
Глава I. Обстоятельства, исключающие преступность деяния 4Глава II. Непреодолимое физическое принуждение 10Глава III. Преодолимое физическое или психическое принуждение 16Глава IV. Судебная экспертиза обстоятельств, исключающих преступность деяния 22
Заключение 29
Список источников 31
Введение
Статья 45 Конституции РФ предоставляет каждому право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.
Среди методов защиты важное место занимает участие в борьбе с преступностью путем пресечения преступных посягательств, предотвращения грозящей опасности личным и другим законным интересам, задержание преступников и т.п.
Любое преступление, как правило, связано с причинением серьезного вреда охраняемым общественным отношениям, интересам личности. Мера причиненного или грозящего вреда выражает основной признак любого преступления - его общественную опасность.
Однако в некоторых ситуациях причинение даже существенного вреда по своему социальному содержанию является полезным для личности и общества и в силу этого лишено общественной опасности и уголовной противоправности.
Законом и господствующей моралью допускаются необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения и т.п.
Специфика указанных поступков в том, что, несмотря на реальное причинение вреда интересам людей либо организаций, они не считаются преступными, в них отсутствуют общественная опасность и уголовная противоправность. По своему объективному социальному содержанию они направлены на укрепление позитивных общественных отношений.
Обстоятельства, исключающие преступность деяния, - это сознательные и волевые действия лица, сопряженные с причинением какого-либо вреда другим интересам, но в силу отсутствия общественной опасности и их полезности признаваемые уголовным законом правомерными, исключающими преступность деяния, а следовательно, и уголовную ответственность лица за причиняемый вред.
Одним из таких обстоятельств является физическое или психическое принуждение.
Физическое или психическое принуждение как обстоятельство, исключающее преступность деяния, представляет собой внешнее воздействие на организм человека с целью подавления его воли и принуждения его к бездействию или к совершению противоправных действий либо создание обстановки, в которой человек лишается возможности выполнить возложенные на него обязанности по пресечению общественно опасных посягательств, в результате чего причиняется вред охраняемым уголовным законом интересам .
Объект исследования - комплекс теоретических и практических вопросов, связанных с особенностями физического или психического принуждения как обстоятельства, исключающего преступность деяния.
В работе использованы нормы действующего законодательства, а также ряд работ авторов по уголовному праву и непосредственно в сфере института обстоятельств, исключающих преступность деяния.
Работ а состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованных источников.
Глава I. Обстоятельства, исключающие преступность деяния Причинение вреда охраняемым уголовным законом отношениям при обстоятельствах, включенных в гл.8 УК РФ , признается правомерным.
Человек наделяется правом на причинение вреда при наличии определенных оснований и соблюдении условий, предусмотренных ст.ст.37-42 УК РФ.
Нельзя не согласиться с позицией В.П.Коняхина, который относит нормативные положения, содержащиеся в гл.8 УК РФ, к управомочивающим: «Управомочивающие предписания, закрепленные в Общей части УК РФ, наделяют участников уголовно-правовых отношений субъективными правами, указывают на возможность активного использования предоставленных им дозволений» .
Нормы гл.8 УК РФ характеризуются своеобразием, связанным с тем, что (в отличие от большинства управомочивающих положений Общей части УК РФ) они наделяют правами граждан, а не должностных лиц органов дознания, следствия и суда.
Обстоятельствам, включенным в гл.8 УК РФ, присущи общие черты. Во-первых, при таких обстоятельствах причиняется вред правоохраняемым интересам, который внешне напоминает какое-либо преступление, предусмотренное Особенной частью УК РФ. Это может быть вред здоровью другого человека, его правам, уничтожение или повреждение чужого имущества и т.п.
Во-вторых, вред причиняется поведением человека. Этот признак также должен быть общим, объединяющим все указанные обстоятельства, но под него не подпадает вред, причиненный под воздействием непреодолимого физического принуждения, лишающего человека возможности выразить свою волю в деянии, поэтому о поведении в такой ситуации можно вести речь только условно. Чаще поведение при рассматриваемых обстоятельствах является активным, то есть совершаются действия. При необходимой обороне, задержании лица, совершившего преступление, обоснованном риске речь может идти только о действиях по причинению вреда. Однако не при всех обстоятельствах поведение выражается только в действиях, поэтому неточным представляется утверждение о том, что «при совершении действий, описанных в ст.ст.37-42 УК РФ, всегда имеет место активное поведение» . При крайней необходимости не исключается возможность бездействия, а при физическом или психическом принуждении и исполнении приказа бездействие распространено.
В-третьих, поведение является осознанным и волевым (за исключением случаев непреодолимого физического принуждения), то есть воля может быть выражена в деянии, хотя человек и сталкивается с определенными, нередко серьезными препятствиями и трудностями.
В-четвертых, деяние признается правомерным, оно не является общественно опасным и уголовно противоправным. Лицо, причинившее вред с соблюдением требований ст.ст.37-42 УК РФ, не подлежит не только уголовной, но и административной, и дисциплинарной ответственности (исключение составляют положения ГК РФ об ответственности за вред, причиненный при крайней необходимости - ст.1067 ). Признание такого поведения правомерным представляется обоснованным, поскольку оно направлено на защиту интересов личности, общества, государства. Позитивная цель характерна для таких обстоятельств, как необходимая оборона, задержание лица, совершившего преступление, обоснованный риск. Часто такая цель имеется и у лица, причиняющего вред в состоянии крайней необходимости.
В-пятых, поведение по причинению вреда не является полностью произвольным, а должно соответствовать определенным, жестко лимитированным условиям, которые установлены для разных обстоятельств, включенных в гл.8 УК РФ. Только в случае, когда соблюдены все условия правомерности причинения вреда, можно сделать вывод о наличии того или иного обстоятельства, исключающего преступность деяния. При нарушении условий правомерности причинения вреда деяние может быть признано преступлением. Но ответственность за такое преступление смягчается - в УК РФ содержатся привилегированные составы убийства и умышленного причинения вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны и мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст.108 и ст.114). В остальных случаях специальных составов не предусмотрено, но факт совершения преступления с выходом за пределы таких обстоятельств законодатель относит к обстоятельствам, смягчающим наказание (п.п.«е» и «ж» ч.1 ст.61 УК РФ).
С учетом выявленных общих черт, характеризующих обстоятельства, включенные в гл.8 УК РФ, можно сделать вывод о том, что поведение человека, причиняющего вред при таких обстоятельствах, не является не только уголовно противоправным, но и общественно опасным и должно признаваться правомерным.
В гл.8 УК РФ отсутствует общее понятие рассмотренных обстоятельств, поэтому интерес представляет зарубежный опыт по его формулированию.
В ст.35 УК Республики Узбекистан дано следующее определение: «Исключающими преступность деяния признаются обстоятельства, при которых действие или бездействие, содержащие предусмотренные настоящим Кодексом признаки, не являются преступлением ввиду отсутствия общественной опасности, противоправности или вины».
Приведенное определение не содержит принципиально важного указания на то, что при таких обстоятельствах совершается акт правомерного общественно полезного или социально приемлемого поведения человека.
Вместе с тем учеными приводились определения, более глубоко учитывающие специфику анализируемого поведения.
Так, по мнению Ю.В.Баулина, «обстоятельство, исключающее общественную опасность и противоправность деяния, - это предусмотренный различными отраслями законодательства и внешне сходный с преступлениями общественно полезный (социально приемлемый) и правомерный поступок, совершаемый при наличии определенных оснований, исключающий общественную опасность и преступность деяния, а тем самым и уголовную ответственность лица за причиненный вред» .
В приведенном определении обстоятельства отождествляются с правомерным поступком человека, что не совсем точно, поскольку анализируемыми обстоятельствами охватывается вся ситуация причинения вреда, включая его основание и условия. Так, в обстоятельство входит своеобразная «предыстория» правомерного поступка: предшествующие ему действия иных лиц, силы природы, функционирование техники и т.п.
В связи с многообразием оснований, условий, пределов допустимого вреда дать в одном определении подробную общую характеристику обстоятельств, исключающих преступность деяния, не представляется возможным.
В упрощенном виде их можно определить следующим образом: обстоятельства, исключающие преступность деяния, это такие обстоятельств, при которых поведение человека, направленное на достижение позитивной цели и вынужденно причиняющее разрешенный уголовным законом вред, внешне напоминающий какое-либо преступление, признается общественно полезным или социально целесообразным.
Обстоятельства, исключающие общественную опасность и преступность деяния, могут быть подразделены на группы, исходя из нескольких критериев .
Так, можно выделить две группы в зависимости от того, является ли поведение по причинению вреда общественно полезным или социально целесообразным.
Общественно полезным следует признать поведение человека, реализующего право на необходимую оборону, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, обоснованный риск.
Причинение вреда при физическом или психическом принуждении, исполнении приказа или распоряжения является социально приемлемым или допустимым (целесообразным).
Причинение вреда в ситуации крайней необходимости в зависимости от того, защищает ли лицо свои интересы или интересы других лиц, общества или государства, можно отнести как к социально допустимому, так и к общественно полезному.
В зависимости от места расположения в УК РФ анализируемых нормативных положений обстоятельства, исключающие преступность деяния, можно подразделить на общие и специальные.
Общие обстоятельства содержатся в гл.8 УК РФ, а специальные предусмотрены рядом примечаний к статьям Особенной части УК РФ (примечания к ст.ст.151, 230, 308, 316, 322).
Так, согласно примечанию к ст.316 УК РФ лицо не подлежит уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного его супругом или близким родственником.
Поскольку в науке и практике, помимо обстоятельств, включенных в УК РФ, выделяют также обстоятельства, не предусмотренные УК РФ, рассматриваемые обстоятельства можно подразделить на две указанные группы.
В числе обстоятельств, которыми разные авторы предлагают дополнить гл.8 УК РФ, согласие потерпевшего, исполнение закона, выполнение профессиональной обязанности, причинение вреда во время спортивных соревнований, пребывание среди соучастников преступления по специальному заданию. Последнее из перечисленных обстоятельств предусмотрено ст.38 УК Республики Беларусь.
Что касается учета в судебной практике обстоятельств, которые не предусмотрены в настоящее время УК РФ, то их иногда сводят к уже имеющимся - к крайней необходимости, к обоснованному риску.
Указанный подход имеет исторические корни. Так, норма о задержании в УК РСФСР отсутствовала, но Верховный Суд СССР в Постановлении Пленума от 18.08.1984 года «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» приравнял задержание к необходимой обороне.
Глава 8 УК РФ содержит в себе шесть оснований (обстоятельств), исключающих преступность деяния:
- необходимая оборона (ст.37);
- причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст.38);
- крайняя необходимость (ст.39);
- физическое или психическое принуждение (ст.40);
- обоснованный риск (ст.41);
- исполнение приказа или распоряжения (ст.42).
Рассмотрим далее такое основание, исключающее преступность деяния, как физическое или психическое принуждение.
Глава II. Непреодолимое физическое принуждение
Структура ст.40 УК РФ существенно отличается от структуры иных статей, включенных в гл.8 УК РФ. В ней регламентированы разные по юридической природе обстоятельства.
Общим для непреодолимого физического принуждения, с одной стороны, и преодолимого физического или психического принуждения, с другой стороны, является то, что физическое или психическое воздействие на другого человека является общественно опасным, осуществляется незаконно и имеет целью принудить его причинить вред охраняемым уголовным законом интересам.
Термин «принудить» означает заставить человека сделать что-либо против его воли. Оказываемое принудительное воздействие полностью препятствует или существенно мешает осуществлению свободы воли человека, заставляет его сделать то, что он делать не желает.
Таким образом, человек, находящийся под принуждением, используется другим лицом как орудие преступления.
В соответствии с ч.1 ст.40 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием).
То есть, в ч.1 ст.40 УК РФ содержатся положения о непреодолимом физическом принуждении, под воздействием которого принуждаемый лишается возможности выразить свою волю в деянии. Такое принуждение выступает в качестве варианта непреодолимой силы.
Эта норма решает вопрос об ответственности субъекта, когда он, находясь в экстремальной ситуации, будучи лишенным возможности действовать (бездействовать), руководствуясь своим сознанием и волей, причиняет вред охраняемым уголовным правом интересам.
Понятие физического принуждения во многом сходно с понятием физического насилия, но не тождественно ему.
Под физическим насилием следует понимать общественно опасное противоправное воздействие на организм человека против его воли. Оно может выражаться в воздействии на тело человека и в воздействии на внутренние органы человека без повреждения наружных тканей, например отравление .
Физическое принуждение в определенной степени шире насилия, поскольку может осуществляться и путем запирания человека в помещении без непосредственного телесного контакта с ним.
Физическое принуждение отличается от физического насилия и своей целенаправленностью: оно применяется, чтобы заставить другого человека совершить что-либо.
Физическое принуждение есть по сути физическое воздействие.
Физическое воздействие на организм человека может осуществляться механическим путем и (или) с помощью одурманивающих и сильнодействующих ядовитых веществ и иных средств, подавляющих волю человека.
Механическое воздействие на организм человека как средство подавления его воли может осуществляться путем связывания или привязывания к трубам и батареям парового отопления (например, приковывание наручниками, нанесения побоев и телесных повреждений, пыток, истязаний и т.п.).
Пытка - это «любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное...» (ст.1.1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1984 года).
Применение одурманивающих и сильнодействующих ядовитых веществ может осуществляться различными способами: окуривание парами одурманивающих или сильнодействующих ядовитых веществ или создание обстановки, в которой человек вынужден вдыхать испарения таких веществ помимо своей воли; введение таких веществ (в том числе наркотических и психотропных) в организм с помощью инъекций; принуждение к употреблению спиртных напитков; применение газового оружия и др.
Иными средствами, подавляющими волю человека и обусловливающими его бездействие, могут быть: кратковременное ослепление направленным лучом света; табачная пыль, которая попадает на слизистые оболочки глаз, в результате чего человек на некоторое время теряет способность ориентироваться в пространстве и лишается возможности оказать противодействие преступному посягательству, и т.п.
Обстановка, в которой человек лишается возможности действовать определенным образом, без оказания на него непосредственного физического воздействия может создаваться тогда, когда человек оказался запертым в помещении (жилом, служебном, караульном и т.п.). Такого рода физическое принуждение является обстоятельством, исключающим преступность деяния лиц, которые в силу занимаемой должности обязаны пресекать совершение противоправных действий (работники ведомственной и вневедомственной охраны, часовые и т.п.).
Таким образом, физическое принуждение представляет собой противоправное внешнее воздействие на организм человека или лишение его возможности передвигаться в пространстве, осуществляемое с целью заставить этого человека против (помимо) его воли действовать (бездействовать) определенным образом, выгодным для принуждающего.
В подобных случаях субъект причиняет вред:
- действуя под влиянием физического принуждения со стороны других лиц, когда его воля полностью подавлена;
- действуя в ситуации, сходной с непреодолимой силой,
- либо при наличии признаков крайней необходимости .
То есть, признаками физического принуждения, предусмотренного ч.1 ст.40 УК РФ, являются его:
- непреодолимость (человек не способен руководить своими действиями или бездействием);
- наличность (воздействие принуждения на человека уже началось и еще не завершилось);
- реальность (действительность).
Под непреодолимостью физического принуждения следует понимать воздействие на организм или на свободу передвижения человека, направленное на то, чтобы полностью блокировать его волеизъявление и использовать в качестве орудия или средства для причинения вреда охраняемым законом интересам. Оказать сопротивление такому принуждению человек не в силах. Это может быть связывание, запирание в помещении, применение пыток, причинение вреда здоровью и т.п.
С помощью непреодолимого физического принуждения чаще всего принуждающий добивается от другого человека бездействия, которое причиняет вред охраняемым уголовным законом интересам. Так, связанный сторож не в состоянии выполнить свою обязанность по охране чужого имущества, и принуждающий совершает хищение.
Посредством непреодолимого физического принуждения от другого человека можно добиться и совершения действий. Например, под пытками человек выдает государственную или коммерческую тайну.
Действие или бездействие, совершенные под влиянием непреодолимого физического принуждения, лишены волевого содержания, поэтому они не могут быть признаны деянием этого лица. Такой человек уголовной ответственности не подлежит.
К уголовной ответственности за причинение вреда под влиянием непреодолимого физического принуждения привлекается тот, кто оказал принуждение. Он выступает в качестве исполнителя преступления, хотя внешне его действия напоминают подстрекательство, то есть имеет место посредственное причинение вреда.
Непреодолимое физическое принуждение следует рассматривать в рамках непреодолимой силы вообще.
Источником, сковывающим деятельность человека, при действии непреодолимой силы могут выступать силы и явления природы, различные механизмы, поступки третьих лиц, не являющиеся физическим принуждением, но ставящие человека в условия, когда он лишен возможности действовать (бездействовать) под контролем сознания и воли.
Нельзя, например, усмотреть признаки преступления в поведении водителя, двигавшегося по дороге в полном соответствии с правилами безопасности движения, но ударом транспорта, выехавшего на встречную полосу движения, отброшенного на тротуар и причинившего смертельные повреждения пешеходу. В этом случае на водителя действовала непреодолимая сила, и поэтому его деяние не может квалифицироваться как преступление.
Иные источники также могут создать ситуацию, при которой лицо лишается способности руководить своими действиями (бездействием).
Например, не является физическим принуждением гипноз, представляющий собой воздействие на психику человека, однако он может полностью лишить человека свободы воли.
Законодатель не признает непреодолимости психического принуждения, но в связи с этим не получает должной правовой оценки тот факт, что наиболее интенсивные виды психического принуждения способны полностью блокировать волю другого человека. К таким видам психического принуждения (помимо гипноза) относятся непосредственная угроза убийством, применение высокочастотных генераторов, современных психотропных средств, подавляющих волю человека.
Итак, физическое принуждение безусловно исключает преступность деяния (бездействия), которым был причинен вред охраняемым уголовным законом интересам, если вследствие оказываемого физического воздействия лицо, его совершившее, оказалось в беспомощном состоянии и лишилось возможности действовать (например, сотрудник ведомственной охраны был связан или заперт в караульном помещении и не мог пресечь хищение с охраняемого объекта) или руководить своими действиями (например, сотрудник банковского учреждения под пытками сообщает сведения, составляющие банковскую тайну).
Если физическое принуждение или его угроза (психическое принуждение) оставляют свободу выбора действий, то в случае совершения принуждаемым лицом действий, причинивших вред охраняемым уголовным законом интересам, его ответственность наступает по правилам, предусмотренным ст.39 УК РФ.
Глава III. Преодолимое физическое или психическое принуждение
Согласно ч.2 ст.40 УК РФ вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате психического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается с учетом положений статьи 39 УК РФ.
То есть, в ч.2 ст.40 УК РФ предусмотрено положение о преодолимом физическом и психическом принуждении, которое существенно отличается от непреодолимого принуждения, предусмотренного ч.1 этой же статьи. Его признаками являются преодолимость принуждения, наличность и реальность.
Преодолимость физического принуждения означает, что человек может оказать сопротивление этому принуждению и проявить свою волю в деянии, то есть свобода воли не утрачивается в полном объеме, хотя и в значительной степени ограничивается.
Преодолимое физическое принуждение является менее интенсивным, чем непреодолимое, и выражается, например, в нанесении побоев, попытке связывания и т.п.
Это принуждение направлено на то, чтобы заставить принуждаемого причинить вред охраняемым законом интересам, навязать ему свою волю.
Психическое принуждение представляет собой воздействие на психику человека с целью подавления его воли и принуждения к бездействию или совершению действий, причиняющих вред охраняемым уголовным законом интересам, с помощью гипноза или угрозы:
- применения физического насилия (членовредительства, побоев, истязания, пыток, изнасилования и т.п.) к принуждаемому или его близким;
- уничтожения или повреждения имущества принуждаемого или его близких;
- разглашения сведений, которые принуждаемый или его близкие желают сохранить в тайне;
- причинения иного вреда правоохраняемым интересам принуждаемого или его близких (например, похищение ребенка и т.д.).
Наиболее распространенным видом психического принуждения является высказывание разнообразных угроз. Угрозы могут быть нескольких видов.
Во-первых, это запугивание человека применением насилия, незаконным лишением свободы или ограничением свободы передвижения. Сюда же относится угроза совершить изнасилование или насильственные действия сексуального характера.
Во-вторых, это угроза уничтожения или повреждения имущества, иные угрозы имущественного характера.
В третьих, угроза разглашения сведений, которые принуждаемый желает сохранить в тайне, или угроза совершения иных нежелательных для принуждаемого действий.
Угроза может быть направлена как на само лицо, подвергающееся психическому принуждению, так и на близких ему людей, под которыми следует понимать всех, в судьбе и благополучии которых он заинтересован.
При решении вопроса о том, кого именно следует считать близкими принуждаемого, ориентиром может служить правоустановление, согласно которому «под близкими потерпевшего следует понимать близких родственников, перечисленных в ст.5 УПК РФ, а также иных лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых в силу сложившихся жизненных обстоятельств дороги потерпевшему» .
Угроза должна обладать таким признаком, как действительность, то есть тот, кому она высказывается, осознает угрозу как реально существующую .
Психическим принуждением является и применение физического насилия к одному человеку, чтобы заставить другого совершить определенное деяние. Такая ситуация характерна для захвата заложника, когда виновный предъявляет требования к одним, применяя насилие к другим (например, удерживая заложника и причиняя вред его здоровью). В этом случае совершение требуемых действий (бездействия) будет результатом психического давления на принуждаемого.
Деяние принуждаемого, причиняющее вред, должно характеризоваться следующими признаками:
- оно совершается для защиты правоохраняемых интересов;
- вред причиняется своевременно;
- отсутствует превышение пределов причиненного вреда.
Защищать незаконные интересы путем причинения вреда законным интересам других лиц, ссылаясь при этом на принуждение, нельзя. Если, например, лицу угрожают разоблачением реально совершенного им ранее преступления, требуя от него передачи чужого имущества, которое находится под его охраной, причинение этим человеком имущественного вреда для того, чтобы избежать ответственности, рамками психического принуждения не охватывается, и лицо несет уголовную ответственность за хищение.
Своевременность причинения вреда означает, что вред не может быть причинен после завершения воздействия преодолимого физического или психического принуждения. Чаще всего пределы принуждения во времени невелики, и принуждающий быстро добивается от лица желаемого поведения (кассир в обменном пункте под угрозой применения оружия отдает преступнику валюту). Однако принуждение может иметь и значительную протяженность во времени.
Причинение вреда при преодолимом физическом и психическом принуждении рассматривается по правилам, предусмотренным для крайней необходимости. Это означает, что для признания правомерным поведения по причинению вреда, внешне похожего на какое-то преступление, необходимо соблюдение нескольких обязательных условий:
- наличие угрозы причинения существенного вреда охраняемым законом интересам;
- невозможность избежать ее иным путем без причинения вреда;
- причиненный вред должен быть меньше предотвращенного.
Так, правомерными признаются действия кассира, который под угрозой применения оружия передает преступнику деньги.
Если под воздействием преодолимого физического или психического принуждения человек умышленно причиняет такой вред, который равен или больше предотвращенного, имеются основания для уголовной ответственности. При этом совершение преступления в результате физического или психического принуждения согласно п.«е» ч.1 ст.61 УК РФ признается обстоятельством, смягчающим наказание. В этом случае подлежит ответственности и тот, кто оказал принудительное воздействие на другого человека с целью понудить его совершить преступление. Он признается подстрекателем, а при назначении ему наказания тот факт, что он совершил преступление с применением физического или психического принуждения (п.«к» ч.1 ст.63 УК РФ), учитывается как обстоятельство, отягчающее наказание.
Итак, поскольку психическое принуждение всегда оставляет свободу выбора (за исключением психического воздействия, осуществляемого путем гипноза), постольку уголовная ответственность за вред, причиненный охраняемым уголовным законом интересам, не наступает при наличии совокупности следующих условий:
- у преступника имеется реальная возможность осуществить угрозу в случае отказа выполнить его требование (применить имеющееся у него огнестрельное или холодное оружие либо взрывное устройство; похитить ребенка принуждаемого или его близких; уничтожить имущество принуждаемого или его близких путем поджога и т.п.);
- опасность угрозы не может быть устранена без причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам (например, не представляется возможным освободить заложника без передачи требуемой суммы денег);
- причиненный вред меньше или равен предотвращенному вреду (например, вред, причиненный путем передачи кассиром сбербанка денег преступнику, который угрожает убить захваченного им заложника в случае неисполнения его требований, значительно меньше, чем вред, который может наступить в случае осуществления угрозы).
Пример. В отношении С., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.264 и ст.125 УК РФ, была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Следователь Ш. потребовал от С. взятку, угрожая в случае неисполнения данного требования оставить меру пресечения без изменения и отправить С. в следственный изолятор. Постановляя приговор по делу Ш., суд указал, что по делу «установлены обстоятельства, свидетельствующие о применении Ш. угрозы умышленно создать определенные условия для С. (оставить меру пресечения - содержание под стражей и отправить его этапом в следственный изолятор), при которых последний вынужден дать взятку для предотвращения вредных последствий его правоохраняемым интересам».
Судебная коллегия Верховного Суда с таким выводом не согласилась. Поскольку «мера пресечения в виде заключения под стражу была избрана в установленном законом порядке», следовательно, «в данном случае посягательства на правоохраняемые интересы С. не было...» .
То есть, не может считаться обстоятельством, исключающим преступность деяния, психическое принуждение в виде угрозы применения (или продолжения применения) к принуждаемому законных мер воздействия. Глава IV. Судебная экспертиза обстоятельств,
исключающих преступность деяния
Итак, к обстоятельствам, исключающим преступность деяния, согласно главе 8 УК РФ относятся:
- необходимая оборона;
- причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление;
- крайняя необходимость;
- физическое или психическое принуждение;
- обоснованный риск;
- исполнение приказа или распоряжения.
В следственно-судебной практике нередки ситуации, когда при доказывании обстоятельств, исключающих преступность деяния, возникает необходимость применения психологических знаний в форме экспертизы.
Следователи и судьи, мало осведомленные о возможностях такой экспертизы, зачастую с недоверием относятся к выводам экспертов. Вместе с тем без использования психологических знаний доказать те или иные обстоятельства, исключающие преступность деяния, бывает сложно.
Так, следует обратить внимание и на возможности судебно-психологической экспертизы при выявлении признаков физического или психического принуждения.
Принуждение в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, характеризуется наличием следующих объективных признаков:
- общественная опасность;
- противоправность;
- наличествование;
- действительность (реальность).
Заключение эксперта-психолога можно использовать при доказательстве такого признака принуждения, как действительность (реальность).
Принуждение должно было существовать в объективной действительности, а не только в субъективном восприятии другого человека.
Если в действительности принуждение отсутствовало, следует вести речь о мнимом принуждении.
При этом важно учитывать, что под насильственным психологическим принуждением рассматриваются способы непосредственного воздействия на психическую сферу человека.
Если принять за аксиому положение, что психика человека состоит из сознательного начала и бессознательного, то вполне вероятно, что воздействию подвергается и то, и другое.
Следовательно, есть основания полагать, что психическое принуждение может быть осуществлено путем насильственного воздействия на психику принуждаемого двумя способами.
1. Путем информационного воздействия, заключающегося в угрозах причинения вреда правоохраняемым объектам. При этом возможна угроза реальным причинением вреда законным правам и интересам не только самого принуждаемого, но и других лиц.
2. Путем непосредственного воздействия на бессознательную составляющую человеческой психики (прямое воздействие) .
При информационном способе принуждаемый осознает фактический характер и реальную опасность реализации угрозы причинения вреда принуждающим.
При прямом воздействии (гипноз, психозомбирование, психокодирование и т.п.) такого осознания может и не быть.
В настоящее время воздействие на бессознательную сферу человека не отрицается, более того, исследования в этом направлении весьма актуальны .
В соответствии со ст.40 УК РФ физическое и психическое принуждение в зависимости от степени подавления воли субъекта можно подразделить на: непреодолимое (принуждаемый полностью утрачивает способность самостоятельно руководить своим поведением) и преодолимое (принуждаемый сохраняет способность в той или иной мере руководить своим поведением) .
Преодолимость как признак принуждения имеет объективно-субъективный характер.
Любое принуждение имеет субъективные критерии преодолимости, зависящие от психического осознания своего поведения как принуждаемыми, так и принуждающими.
Во многих случаях субъективные критерии преодолимости связаны с объективными, но вместе с тем имеются и чисто субъективные характеристики преодолимости принуждения.
Так, у каждого человека есть болевой порог. Одни могут терпеть побои, истязания и т.д. длительное время, а другие перестают сопротивляться сразу.
Безусловно, это субъективное обстоятельство в качестве абсолютного критерия преодолимости принуждения использовать нельзя, но и сбрасывать со счетов «болевой порог» как субъективную характеристику восприятия принуждения не стоит. Во всяком случае, этот критерий можно выявить при проведении психофизиологической экспертизы.
Представляется, что проведение такого исследования должно стать обязательным в рамках решения вопроса о применении ст.40 УК РФ.
Обратимся к такой субъективной характеристике, как страх, осознание опасности, ведь принуждающий зачастую добивается своей цели, рассчитывая в первую очередь на испуг принуждаемого.
Реальный, обоснованный страх за свою жизнь, жизнь близких, за жизнь другого человека нельзя не учитывать при решении вопроса о том, было принуждение преодолимым или нет.
Страх может подтолкнуть человека к активному противодействию, а может и парализовать волю, сделать из него покорного исполнителя любого требования принуждающего.
Реальный страх является одним из субъективных признаков преодолимости принуждения.
Итак, субъективные признаки преодолимости принуждения - это осознание самим принуждаемым и сохранение им волевой способности противостоять принуждению .
Наличие или отсутствие психологической способности принуждаемого руководить своим поведением должно устанавливаться каждый раз, исходя из фактических обстоятельств дела, личности принуждаемого, на основе соответствующего заключения эксперта-психолога.
Путем комплексного, юридически обоснованного анализа всех объективных и субъективных признаков принуждения, с использованием психофизиологической и психологической экспертизы, можно решить вопрос о преодолимости или непреодолимости принуждения как обстоятельства, исключающего преступность деяния.
Немаловажную роль судебно-психологическая экспертиза может сыграть в доказывании обоснованности риска.
Риск - это действия, направленные на получение положительного результата, хотя и основанные на предположении и не исключающие в ряде случаев причинения вреда охраняемым интересам.
Сужение понятия «риск» до правовой интерпретации является не вполне корректным с научной точки зрения, оно должно быть расширено с позиций психологии.
Психологические аспекты риска изучались О.Д.Ситковской, Л.П.Конышевой, М.М.Коченовым и другими учеными. По мнению указанных авторов, ключевой для подхода к анализу уголовно-правового института риска является психологическая проблема способности человека к управлению и контролированию своего поведения в нестандартных ситуациях .
Следует согласиться со многими исследователями «проблемы риска», что в зависимости от психологии профессиональной деятельности различен механизм принятия решения в ситуациях риска, характер последствий, специфика целей.
Различна и сама вероятность попадания в ситуацию риска. Общеизвестно, что риски и угрозы есть везде, но у сотрудников правоохранительных органов вероятность их наступления особенно велика. Отразить такое обстоятельство в законодательстве представляется сложным, но исследование обоснованности риска экспертом-психологом должно учитывать специфику профессиональной деятельности подэкспертного.
При выявлении психологических характеристик риска эксперт-психолог обязан обратить внимание на специфику деятельности, личностные качества рискующего, обстоятельства, ограничивающие или расширяющие возможность принятия решения в данной ситуации.
Поведение лица в ситуациях физического или психического принуждения, а также обоснованного риска в некоторой степени сходно с поведением исполнителя незаконного приказа или распоряжения, не случайно требование исполнения незаконного приказа считается специальной разновидностью психического принуждения . Специализация (по субъектам отдачи и исполнения приказа, критериям самого приказа как обязательного требования к подчиненному и ряду других) обусловливает различные пределы допустимости вреда при исполнении незаконного приказа (распоряжения). В целях выяснения отдельных условий действий исполнителя приказа или распоряжения (ст.42 УК РФ) возможно производство судебно-психологической экспертизы. Кроме того, применение психологических знаний может быть полезно при разграничении обстоятельств, предусмотренных ч.2 ст.40 и ст.42 УК РФ.
Закон учитывает, что подчиненный, исполняя приказ (распоряжение), действует в своеобразных экстремальных условиях, не исключающих ошибок, и поэтому признает совершение преступления при нарушении условий правомерности исполнения приказа или распоряжения в качестве обстоятельства, смягчающего наказание (п.«ж» ч.1 ст.61 УК РФ).
Оценка действий, направленных на выполнение незаконного приказа, тесно связана с ситуацией, в которой оказался подчиненный. Имел ли он время, чтобы определить порядок своих действий, получив заведомо преступный приказ или распоряжение? Мог ли он предупредить начальника либо вышестоящее лицо о противозаконности приказа (распоряжения)? Если преступный приказ носил безотлагательный характер, то есть требовал немедленного исполнения (например, приказ в боевой обстановке), всегда ли лицо, которому он был адресован, должно без напоминания выполнять приказ, будучи уверенным в том, что причиняет вред каким-либо правоохраняемым интересам?
Участие психолога в решении вопроса индивидуализации ответственности субъекта, который, как установлено, выполнил заведомо незаконный приказ или распоряжение, так как в силу стечения определенных обстоятельств не мог его не исполнить, возможно в целях: оценки степени влияния психологического принуждения управляющего субъекта на подчиненного; выяснения, имеются ли у подчиненного субъекта психологические особенности, которые оказали существенное влияние на принятие им решения выполнить незаконный приказ или распоряжение; установления психологических компонентов мотива исполнения незаконного приказа или распоряжения.
Таким образом, использование психологических знаний в ходе доказывания обстоятельств, исключающих преступность деяния, в том числе физического или психического принуждения, представляется таким же существенным, что и в процессе совершенствования законодательного регулирования этого института. Заключение
Итак, физическое или психическое принуждение относится к обстоятельствам, исключающим преступность деяния.
Под физическим принуждением понимается такое воздействие на человека, которое лишает его возможности действовать по своему усмотрению, то есть руководить своими действиями. Физическое принуждение может заключаться в истязаниях, физических пытках, связывании, запирании, введении инъекций, снотворного и т.д.
Физическое принуждение является обстоятельством, исключающим преступность деяния, при следующих условиях:
- наличность физического принуждения;
- направленность физического принуждения на ограничение физических функций принуждаемого лица;
- действительность физического принуждения;
- непреодолимый характер физического принуждения.
Причинение вреда вследствие физического принуждения следует отличать от такового вследствие непреодолимой силы.
Под непреодолимой силой понимают случаи, когда лицо под воздействием стихийных сил природы, животных, механизмов, людей и т.д. не имеет возможности выполнять свои обязанности или другие действия или оказывается вынужденным выполнить действия, не обусловленные его волей.
УК РФ предусматривает последствия причинения вреда охраняемым законом благам вследствие психического или физического принуждения, при котором сохраняется возможность руководить своими действиями.
Психическое принуждение - это такое воздействие на психику человека, которое приводит к тому, что лицо не в полной мере может руководить своими действиями, например под угрозой убийства совершается выдача (разглашение) государственной тайны.
Психическое принуждение и физическое преодолимое принуждение исключают уголовную ответственность, если имеются условия крайней необходимости. К основным из них относятся неустранимость опасности для правоохраняемых благ иными средствами и причинение вреда меньшего, чем предотвращенный.
Причинение вреда под воздействием гипноза как вида психического принуждения исключает уголовную ответственность ввиду отсутствия вины, так как лицо лишено возможности руководить своими действиями.
Как было установлено в исследовании, в настоящее время уголовное и уголовно-процессуальное законодательство недостаточно серьезно относится к вопросам анализа признаков принуждения, тогда как с использованием психофизиологической и психологической экспертизы, можно решить вопрос о преодолимости или непреодолимости принуждения как обстоятельства, исключающего преступность деяния. Немаловажную роль судебно-психологическая экспертиза может сыграть в доказывании обоснованности риска.
Именно поэтому использование психологических знаний в ходе доказывания обстоятельств, исключающих преступность деяния, в том числе физического или психического принуждения, представляется существенным, что требует совершенствования законодательного регулирования этого института.
Список источников: 1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года//Российская газета. 25.12.1993. № 237.
2. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 года № 63-ФЗ//Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. № 25. Ст.2954.
3. Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960 года)//Ведомости ВС РСФСР. 1960. № 40. Ст.591 (утратил силу).
4. Гражданский кодекс РФ, часть вторая, от 26.01.1996 года № 14-ФЗ//Собрание законодательства РФ. 29.01.1996. № 5. Ст.410.
5. Определение № 35-099-4 по делу Шанцева//Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 4.
6. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 04.05.1990 года № 5 «О судебной практике по делам о вымогательстве»//Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. - М.: Проспект, 1999.
7. Баулин Ю.В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. - Харьков: 1991.
8. Гаухман Л.Д. Борьба с насильственными посягательствами. - М.: 1969.
9. Калугин В.В. Физическое и психическое принуждение в уголовном праве. - Ставрополь: Ставропольсервис-школа, 2001.
10. Калугин В.В. Физическое или психическое принуждение как обстоятельство, исключающее преступность деяния. - М.: 2001.
11. Калугин В.В. Физическое или психическое принуждение как обстоятельство, исключающее преступность деяния: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М.: 2001.
12. Кандыба В.М. Криминальный гипноз: Что такое криминальный гипноз? Серия «Мир культуры, истории и философии». - СПб.: 1999.
13. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). - Издание 5-е, дополненное и исправленное/Отв. ред. В.М.Лебедев. - М.: Юрайт-Издат, 2005.
14. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). - Издание третье, переработанное и дополненное/Под ред. А.А.Чекалина, В.Т.Томина, В.В.Сверчкова. - М.: Юрайт-Издат, 2006.
15. Комментарий к Уголовному кодексу РФ/Под общ. ред. С.И.Никулина. - М.: Юрайт, 2000.
16. Коняхин В.П. Теоретические основы построения Общей части российского уголовного права. - СПб.: 2002.
17. Курс российского уголовного права. Общая часть/Под ред. В.Н.Кудрявцева и А.В.Наумова. - М.: 2001.
18. Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование (постатейный)/Под ред. Г.М.Резника. - М.: Волтерс Клувер, 2005.
19. Орехов В.В. Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. - СПб.: 2003.
20. Пархоменко С.В. Деяния, преступность которых исключается в силу социальной полезности и необходимости. - М.: 2004.
21. Пархоменко С.В. Социально-правовое назначение нормативной основы обстоятельств, исключающих преступность деяния//Российский судья. 2004. № 3.
22. Пархоменко С.В. Уголовно-правовое значение обстоятельств, исключающих преступность деяния//Законность. 2004. № 1.
23. Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под ред. Н.А.Громова. - М.: ГроссМедиа, 2007.
24. Сердюк Л.В. Психическое насилие как предмет уголовно-правовой оценки следователем. - Волгоград, 1981.
25. Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. Новые направления СПЭ: Справочное пособие. - М.: 2000.
26. Уголовное право России. Часть Общая: Учебник для вузов (издание второе, переработанное и дополненное)/Под ред. Л.Л.Кругликова. - М.: Волтерс Клувер, 2005.
27. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник (издание исправленное и дополненное)/Под ред. Л.В.Иногамовой-Хегай, А.И.Рарога, А.И.Чучаева. - М.: ИНФРА-М, КОНТРАКТ, 2006.
28. Холопова Е.Н. Использование судебно-психологической экспертизы как средства доказывания обстоятельств, исключающих преступность деяния//Российский следователь. 2005. № 11.
 
« Пред.   След. »
Понравилось? тогда жми кнопку!

Заказать работу

Заказать работу

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
2 гостей
загрузка...
Проверить тИЦ и PR