Главная Сочинения Рефераты Краткое содержание ЕГЭ Русский язык и культура речи Курсовые работы Контрольные работы Рецензии Дипломные работы Карта
загрузка...
Главная arrow Курсовые работы arrow Право arrow Юридическая ответственность»

Юридическая ответственность»

Курсовые работы - Право
Юридическая ответственность»
ПЛАН
Введение
1. Характеристика понятия «юридическая ответственность»
2. Принципы юридической ответственности
3. Виды юридической ответственности
Заключение
Литература
Введение
Юридической ответственностью называется применение мер государст-венного принуждения к правонарушителям для восстановления нарушенного правопорядка и (или) наказания лица, совершившего правонарушение.
Юридическая ответственность за правонарушения - самая острая тема правовой науки. Без налаженной системы юридической ответственности право становится бессильным и ненадежным, не оправдывающим возлагаемых на не-го социальных ожиданий. Правовые нормы, а равно проистекающие из них права и обязанности членов общества превращаются в благие пожелания, если власть не способна организовать восстановление нарушенных прав, принужде-ние к исполнению обязанностей, наказание нарушителей правовых запретов. С другой стороны, государственное принуждение, с помощью которого охраня-ются право и правопорядок, более всего затрагивает личность, ее интересы, права и свободы. Если оно применяется для защиты несправедливого права, вне права или вопреки праву, проблема социального взаимодействия права и госу-дарственного принуждения становится особенно острой.
Обостренное восприятие обществом, его моральным и правовым созна-нием проблем связи права и государственного принуждения обусловлено и тем, что на протяжении многих веков человеческой истории принуждение нередко применялось произвольно, по усмотрению власть имущих, а сами меры госу-дарственного принуждения часто были несоразмерно правонарушению пре-дельно жестоки. Произвол, жестокость или слабость власти всегда были наибо-лее заметны в той сфере общественных отношений, где применяются меры на-казания за совершение преступлений. Именно поэтому при массовых опросах населения об основных действующих кодексах и законах чаще других называ-ется уголовный кодекс, хотя жизнь подавляющего большинства 627 опрошен-ных граждан никак не связана ни с преступлениями, ни с наказаниями.
«Из всех видов права, - писал Пашуканис, - именно уголовное право об-ладает способностью самым непосредственным и грубым образом задевать от-дельную личность. Поэтому оно всегда вызывало к себе наиболее жгучий, и притом практический, интерес. Закон и кара за его нарушение вообще тесно ас-социируются друг с другом, и, таким образом, уголовное право как бы берет на себя роль представителя права вообще, является частью, заменяющей це-лое»[1].
Круг норм и общественных отношений, образующих содержание, сферу юридической ответственности, сложился исторически. Современные принципы ответственности стали возникать в сознании общества и в действующем праве в период низвержения феодального строя (XVII-XVIII вв.). В процессе становле-ния гражданского общества и борьбы с феодальным режимом утверждались основные положения современной теории права и практики законотворчества относительно принципов применения мер при нуждения за совершение право-нарушений. В поле зрения передовых мыслителей были прежде всего уголов-ное право и процесс, определяющие наиболее строгие меры принуждения и по-рядок их применения.
Основным и главным принципиальным положением, сложившимся в борьбе против феодального произвола и инквизиционного процесса, является то, что принуждение как способ, средство охраны права не должно нарушать само право, а может осуществляться только на основе и в пределах права. Од-ним из воплощений этого принципиального положения стала известная форму-ла nullum crimen, nulla poena, sine lege (без закона нет ни преступления, ни на-казания). Это означает, что правонарушением признается только и исключи-тельно деяние, которое до его совершения было запрещено законом, вступив-шим в силу и доведенным до всеобщего сведения. Одновременно (в том же или ином законе) должно быть совершенно точно определен предел наказания, применяемого за это (этот вид) правонарушение.
Признание этого принципа с необходимостью возвело в ранг закона так называемую догму права при осуществлении ответственности. При любом по-нимании права - нормативном, социологическом, естественно-правовом, пси-хологическом - норма права, как она выражена в тексте закона, является аль-фой и омегой ответственности за правонарушение. Ни признаки правонаруше-ния, как они описаны в законе, ни санкции, определяющие меры принуждения за него, не подлежат расширительному или распространительному толкованию либо (тем более) применению по аналогии. Кроме того, закону, определяюще-му санкции за какое-либо деяние либо отягчающему ответственность за него, не должна придаваться обратная сила, ибо член гражданского общества, нака-зываемый за поступок, который в момент совершения не был запрещен либо наказывался менее строго, с полным основанием заявляет: «Знал бы, что за-прещено или что карается столь строго, - поступил бы иначе».
Другим достижением политико-правовой теории и законодательства об ответственности стало стремление урегулировать правом деятельность госу-дарственных органов, применяющих принуждение, подчинить эту деятельность специальному контролю и проверке.
Во-первых, законодательство об ответственности имеет общественное значение лишь в той мере, в какой оно реализуется. Если правоохранительные органы проявляют бессилие в борьбе с правонарушениями либо попустительст-вуют правонарушителям, в обществе складывается безотрадное впечатление, что многие запреты можно безнаказанно нарушать, а для защиты своих прав целесообразнее прибегать к самообороне, самосуду и к самоуправству, чем об-ращаться в официально существующие правоохранительные органы.
Во-вторых, давно замечено, что в сфере, где применяется государствен-ное принуждение, общество и личность нередко сталкиваются с рядом тревож-ных явлений. Государственные органы и должностные лица, расследующие де-ла о правонарушениях, уполномоченные привлекать к ответственности и ре-шать дела о применении и реализации санкций, наделены властными полномо-чиями, необоснованное и незаконное использование которых может причинить существенный урон правам и свободам личности. Специфика деятельности правоохранительных органов, обязанных пресекать правонарушения, порой придает расследованию уголовных и иных дел обвинительный уклон. Стремясь показать свое рвение, недобросовестные работники правоохранительных орга-нов способны искусственно создавать доказательства, вплоть до понуждения подозреваемого признать себя виновным в правонарушении, которого тот, воз-можно, не совершал. Необходимая для борьбы с правонарушениями тайна доз-нания и следствия может обернуться отсутствием гласности, попустительством произволу в добывании доказательств и запугиванием лиц, вовлеченных в про-цесс расследования. Стремление возможно быстрее обосновать обвинение и за-кончить дело в срок порой ведет к осуждению невиновных. Немалый вред за-конному и обоснованному осуществлению юридической ответственности мо-жет причинить давление дезориентированного общественного мнения, админи-стративная ретивость высокопоставленных должностных лиц, а то и просто коррумпированных работников правоохранительных органов.
Ни общество, ни личность не могут обойтись без защиты от правонару-шителей, а тем самым без деятельности специального аппарата, охраняющего право от нарушений. Но при осуществлении юридической ответственности сталкиваются две неравносильные стороны: лицо, обвиняемое (подозреваемое) в совершении правонарушения, и организация должностных лиц, облеченных властью и полномочиями применять принуждение от имени государства. По указанным причинам это принуждение может быть применено произвольно, в противоречии с действительными обстоятельствами дела, с нарушением закона. Для предупреждения и пресечения необоснованных и незаконных актов и ре-шений об ответственности практика, законодательство и теория эпохи станов-ления гражданского общества определили два средства.
Во-первых, лицо, обвиняемое (подозреваемое, упрекаемое) в правонару-шении, по закону наделяется комплексом прав, дающих ему возможность уча-ствовать в исследовании обстоятельств дела, оспаривать квалификацию право-нарушения, сам факт его совершения, представлять доказательства, пользовать-ся услугами адвоката, добиваться с помощью юридических средств освобожде-ния от ответственности либо ее смягчения. Комплекс этих прав называется «право на защиту». Это право призвано в какой-то мере уравновесить фактиче-ски неравное положение сторон в отношениях ответственности (с одной сторо-ны - лицо, обвиняемое в совершении правонарушении, с другой - облеченные властными полномочиями сотрудники правоохранительных органов, наделен-ные правом применять принуждение). В отношениях штрафной, карательной ответственности (уголовной, административной, дисциплинарной) использова-ние права на защиту дает возможность предупредить, пресечь или хотя бы как-то парализовать обвинительный и обличительный уклон, часто присущий должностным лицам и государственным органам, расследующим и (или) ре-шающим дела о соответствующих правонарушениях. В отношениях пра-вовосстановительной (гражданско-правовой и др.) ответственности право на защиту в равной мере принадлежит сторонам гражданского процесса и состоит в равной возможности сторон доказывать или опровергать факт причинения вреда или нарушения договора, обосновывать и оспаривать размер спорного возмещения и т.п. Реализация права на защиту придает юридической ответст-венности (особенно на стадии подготовки решения по делу о правонарушении) состязательный характер. Первостепенная задача состязательности - не только особенная защита прав лица, оказавшегося во власти правоохранительных ор-ганов, но и достижение истины по делу о правонарушении. Еще русский юрист XVIII в., профессор Московского университета С.Е. Десницкий справедливо замечал: «Во многих государствах опытом дознано, что без споров в суде спра-ведливости доходить иного средства другого никакого нет»[2]. Состязатель-ность процесса исследования и решения дела о правонарушении - не идеаль-ная, но пока единственная предпосылка обоснованности решения дела, учиты-вающего все наличные доказательства и обстоятельства совершенного право-нарушения.
Вторым средством обеспечения законности и обоснованности юридиче-ской ответственности является совершенствование процедуры ее осуществле-ния. При наличном уровне развития науки существующие способы установле-ния истины по делу о правонарушении не вполне совершенны. Официальным признанием неизбежности ошибок при решении таких дел является законода-тельное определение права и порядка обжалования решений о юридической от-ветственности, а также актов правоохранительных органов, принимаемых в процессе ее осуществления. Необходимой предпосылкой и способом преду-преждения и исправления этих ошибок является формализация процесса осу-ществления ответственности, разделение его на этапы, завершающиеся доку-ментально оформленными актами, доступными последующей проверке и оцен-ке[3]. Этот процессуальный порядок дает возможность выявить слабые звенья в системе государственных органов, осуществляющих ответственность, укрепить кадровый состав этих звеньев, освободить их от недостаточно компетентных или недобросовестных работников. Процессуальная регламентация юридиче-ской ответственности - необходимая предпосылка последующего контроля и объективной проверки возбуждения, рассмотрения и решения дел о правона-рушениях; при обнаружении ошибок, допущенных на том или ином этапе от-ветственности, существует возможность вернуть дело на этот этап, рассмотреть его заново либо вообще прекратить. Не менее важны процессуальные гарантии прав личности, привлеченной к ответственности. Состязательность и право на защиту воплощены именно в процессуальных нормах, через которые реализу-ются нормы материального права, определяющие составы правонарушений и санкции за их совершение.
Многие принципы юридической ответственности закреплены в совре-менных конституциях, в законодательстве, в международных пактах о правах.
В современном государстве бытие юридической ответственности воз-можно лишь в рамках законов, определяющих составы правонарушений и санкции за их совершение, а также порядок (процедуру) исследования обстоя-тельств правонарушения, принятие обоснованного решения о правонарушении и (если оно действительно было) применении санкции, порядок исполнения принятого решения.
Основная и главная проблема ответственности - обеспечение законности, предупреждение и пресечение правонарушений, максимально возможное уст-ранение ущерба, причиняемого ими обществу и правопорядку. В этой теме концентрируются две крайне важные социальные задачи: во-первых, общество и каждый гражданин должны быть уверены, что правонарушения пресекаются с помощью соразмерных им мер государственного принуждения, что права и охраняемые законом интересы защищены от противоправных посягательств; во-вторых, что борьба с правонарушениями ведется строго на основе закона, обеспечивающего неприкосновенность, права и свободы гражданина, не со-вершившего ничего противоправного.
Изучение проблем юридической ответственности должно вестись строго на основе изучения норм и принципов права, за пределами которого нет, ни правонарушений, ни санкций, а потому не должно быть ни ответственности, ни принуждения. Поэтому при теоретическом исследовании проблем ответствен-ности попытки выйти за пределы права, а то и вообще уйти от права как пред-мета исследования, подменить ту часть права, которая определяет основания и порядок осуществления ответственности, чем-то другим, посторонним праву, не могут дать положительного результата.
К сожалению, при исследовании проблем ответственности выявился ту-пиковый путь семантических изысканий, основанных не на изучении права, его общих принципов, практики применения, а на чтении толковых словарей и на размышлениях о разных значениях слова «ответственность». Одним из прояв-лений примитивного мышления в период застоя явилось определение: «Ответ-ственность - это обязанность отвечать»[4]. Дальнейшие попытки умозрительно вывести содержание понятия ответственности из ее терминологического обо-значения породили определения: «Отвечать - значит дать отчет, отчитаться в содеянном».
«Общее понятие юридической ответственности может быть дано как ре-гулируемой правом обязанности дать отчет в своих действиях, - рассуждали некоторые авторы. - Все становится на свое место, если понимать ответствен-ность как обязанность дать отчет в своих действиях»[5]. Неоднократно указы-валось, что такие рассуждения логически упречны (определение дается через определяемое), теоретически несостоятельны и практически бесплодны. При-менительно к гражданско-правовой ответственности предполагаемая «обязан-ность дать отчет» выглядит нелепо, поскольку нарушитель договорных обяза-тельств или причинитель имущественного вреда юридически обязан возместить вред или ущерб, уплатить неустойку (штраф, пеню), а не отчитываться в соде-янном перед потерпевшим. В самом деле, неужели же нормальна ситуация, ес-ли в ответ на обоснованную претензию нарушитель договора или причинитель вреда посылает потерпевшему отчет о своей деятельности, достижениях, труд-ностях, недостатках, об обстоятельствах допущенного нарушения и т.д., а по-терпевший ограничивается изучением этого отчета, вместо того, чтобы обра-титься в суд или арбитраж для взыскания убытков или неустоек?
Особенно тревожно, что аналогичное определение ответственности при-менялось (и применяется) к штрафной, в том числе к уголовной, ответственно-сти. Утверждалось, например, что «в конкретных отношениях ответственности государственные органы и некоторые должностные лица имеют право приме-нять принуждение, а именно принудительно требовать отчета (выделено мною. - О.Л.) в совершенном правонарушении». Между тем именно это (выде-ленное курсивом) современным законодательством и международными пакта-ми о правах специально и категорически запрещено[6]. Тем не менее, некото-рые философы-социологи даже предлагали изменить действующее законода-тельство нашей страны в духе инквизиционного процесса средних веков, обязав подозреваемого и обвиняемого в уголовном процессе под страхом принужде-ния давать правдивые показания. «Какое право обвиняемого было бы тем са-мым нарушено? Никакого, кроме «права» искать всевозможные лазейки для уклонения от ответственности. В целом обязанность отчитаться в содеянном перед государством можно считать компонентом ответственности...»[7].
К сожалению, такие рассуждения не относятся к пройденным этапам оте-чественной науки. В юридической литературе, особенно в учебной, еще не из-жито пренебрежение правом на защиту лица, привлеченного к ответственности. «Юридическая ответственность, - пишет С.Н. Кожевников, - это обязанность лица претерпевать определенные лишения государственно-властного характера за совершен--ное правонарушение»[8]. Несовместимость такого понятия ответ-ственности с действующим процессуальным правом доходит до того, что со-держание ответственности раскрывается через средневековые правовые инсти-туты, возлагавшие на обвиняемого обязанность доказывать свою невиновность, отчитываться в содеянном. «Возложение юридической ответственности, - под-черкивает С.Н. Кожевников, - предполагает отчет за свои действия виновного субъекта (объяснение причин, мотивов совершения действия, влекущего ответ-ственность)»[9].
Распространенность «семантических» определений ответственности не столь безобидна, как может показаться на первый взгляд. Жизненность и обос-нованность любой теоретической модели проверяется практикой. Для правове-дения существенно важны такие критерии истинности теоретического построе-ния, как, во-первых, возможность воплотить его в законодательстве, во-вторых, влияние на практику применения закона. Выше процитировано суждение, со-держащее порицание права на защиту и предложение заменить его «обязанно-стью отвечать»; к сожалению, с поддержкой предложения изменить наше зако-нодательство в духе инквизиционного процесса выступают даже некоторые юристы[10]. Такие предложения радикально противоречат не только принци-пам отечественного законодательства, выраженным в Конституции Российской Федерации (ст. 49, 51 и др.), но и общепризнанным нормам международного права (ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и др.).
В течение ряда последних лет студентам и слушателям юридических ву-зов, а также практическим работникам нередко внушается неверная мысль, что сущность ответственности в том и состоит, что лицо, совершившее правонару-шение, юридически обязано отвечать, давать отчет. Воспринимаемое в общем контексте понятий и категорий теории государства и права, где понятие юри-дической обязанности имеет вполне определенный и точный смысл, предполо-жение о таких обязанностях правонарушителя способно направить практику применения закона на неверный путь.
Если лицо, совершившее преступление, обязано отвечать и отчитаться в содеянном, но на вопросы следователя не отвечает или меняет показания, отри-цает вину, оспаривает обвинение, заявляет ходатайства, то почему бы на одном лишь этом основании не изменить ему меру пресечения на более строгую? К сожалению, такой и другие способы подкрепления незаконной санкцией несу-ществующей обязанности отвечать на практике имеют место (например, допрос виновного как свидетеля, т.е. под угрозой уголовной ответственности за дачу ложных показаний). С этими нарушениями законности ведется борьба, но их трудно искоренить, если приписывать правонарушителю обязанности, не пре-дусмотренные законом.
Аналогичные ошибки существуют и в судебной практике. Верховный Суд не раз отмечал недопустимость расширительного толкования судами об-стоятельств, отягчающих ответственность, в частности ссылок отдельных судов при избрании более строгой меры наказания на отрицание подсудимым своей вины или на попытку скрыться с места совершения преступления. С другой стороны, порой допускается ограничительное толкование обстоятельств, смяг-чающих ответственность. Верховный Суд неоднократно отменял или изменял приговоры нижестоящих судов по той причине, что при определении наказания они не учли явку с повинной. Но не коренится ли причина всех этих ошибок в том, что некоторые судьи психологически воспринимают явку преступника с повинной лишь как выполнение им элементарной, во многих учебниках на-званной обязанности отвечать, дать отчет в содеянном, что не должно влечь никаких льгот и послаблений, а отрицание вины или попытку скрыться с места преступления, наоборот, как нарушение этой обязанности, отягчающее ответст-венность?
Наконец, произвольно выведенное из термина «семантическое» опреде-ление ответственности продолжает негативно влиять на развитие науки и под-готовку научных кадров. Например, в автореферате одной из недавно защи-щенных кандидатских диссертаций административная ответственность опреде-ляется как «обязанность правонарушителя отвечать за свое противоправное и виновное деяние, которая реализуется посредством применения мер государст-венного принуждения, предусмотренного законодательством». Кто кому отве-чает и как можно отвечать посредством применения (кем и к кому?) мер госу-дарственного принуждения, мы, как ни старались, понять не смогли.
Одним из порождений семантических изысканий стала также идея так на-зываемой правовой позитивной ответственности, под которой понимается не ответственность лица, совершившего правонарушение, а, наоборот, правомер-ное поведение лица, не совершающего правонарушений. Это понятие появи-лось и получило распространение в конце 60-х годов; его сторонники ссыла-лись на многозначность слова «ответственность» и на необходимость повыше-ния философской оснащенности общей теории права.
В литературе по философии, социологии, этике социальная ответствен-ность обычно рассматривается в качестве единства внутренних побуждений личности и велений долга (перед другими людьми, обществом, коллективом), форм внешнего и внутреннего контроля или соотношения способности и воз-можности человека предвидеть результаты своих действий, признавать их своими. Попытки применить эти понятия в правоведении породили представ-ление о так называемой двухаспектной правовой ответственности, согласно ко-торому кроме юридической ответственности за правонарушение и в неразрыв-ной связи с ней существует правовая позитивная ответственность - осознание долга, обязанность совершать действия, соответствующие природе обществен-ного строя.
Идея «двухаспектной юридической ответственности» неоднократно под-вергалась критике. Указывалось, что в принципе недопустимо объединять в од-ном определении сознательное отношение честного человека к исполнению своего социального долга и противоправное поведение правонарушителя. Справедливо отмечалось также, что правоведение, как и все общественные науки, не может просто использовать «в готовом виде» философские понятия и категории без учета специфики предмета своей науки. К сожалению, ряд рас-суждений сторонников идеи правовой позитивной ответственности основан именно на чисто терминологическом использовании философских понятий без проверки сферы их действительной применимости: «Ответственность - одна из многих категорий, разработанных философией. В частных, в том числе и юри-дических, науках все категории, поскольку они имеют универсальный характер, должны сохранять свое первоначальное значение. Уголовное право может ис-пользовать их в том смысле, в каком они употребляются философами». Однако философы настойчиво предостерегают именно от механического перенесения общефилософских понятий и категорий в частные науки без учета специфики объекта и предмета разных наук.
Немалую методологическую опасность представляет также неправильное использование терминологии, имеющей в разных науках различное содержа-ние. При исследовании проблем позитивной ответственности попытки фило-софского и социологического подхода нередко сводились к переименованию правовых явлений, к произвольному использованию философских и иных тер-минов. Давно замечено, что терминологическое «переодевание» хорошо из-вестных явлений в новые словесные одежды не может привести к какому-либо приращению научного знания. Много раз указывалось, что большая часть рас-суждений сторонников правовой позитивной ответственности основана на смешении и отождествлении обязанности и ответственности. В самом деле, ес-ли сторонниками этой идеи ответственность определяется как «объективно обусловленная необходимость осознанного и добровольного соблюдения пра-вовых предписаний всеми субъектами права», «общее требование для всех субъектов права, как руководство к действию, к правильному выполнению пра-вовых норм», если утверждается, что «правомерные юридически значимые по-ступки оцениваются как ответственные»[11], то спрашивается: почему это - от-ветственность, а не законность, общеобязательность права, правомерное пове-дение, как утверждают другие правоведы?[12]
Наиболее уязвимым звеном идеи правовой позитивной ответственности является невозможность определить ее юридические свойства и качества, чем-либо отличающиеся от известных понятий «обязанность», «правомерное пове-дение», «правосубъектность», «деликтоспособность», «выполнение обяза-тельств» и др. Многолетние призывы разработать понятие правовой позитив-ной ответственности, раскрыв свойственное ей юридическое содержание, не пошли далее декларативных рассуждений, и, наоборот, углубленное исследова-ние проблем социальной ответственности с позиций правоведения неизбежно приводит к выводу о том, что ее позитивный аспект «не обладает признаками, качествами, особенностями правового явления, характеризующегося связью с государством, с правом... Признание юридического характера позитивной от-ветственности не только не соответствует природе явления, но и усложняет ре-шение многих проблем в юридической науке, ибо означает ликвидацию юри-дической ответственности как специфического правового явления»[13].
В большой части рассуждений о правовой позитивной ответственности правовые явления теоретически объединяются с такими категориями правосоз-нания и морали, как «осознание необходимости правомерного поведения», «добросовестное отношение к своим обязанностям», «чувство ответственно-сти» и т.п. В связи с этим сторонники идеи правовой позитивной ответственно-сти личности высказывали предположения о большой воспитательной роли этой идеи. Однако этот оптимистический прогноз на практике не привел к за-метным результатам.
Суть дела в том, что уважение к праву является не правовой, а моральной категорией, подвластной не столько юридическим, сколько иным способам воздействия на личность и ее духовный мир.
Правовое воспитание - сложная и важная задача, требующая проведения многих мер: от распространения знаний о праве до поднятия общего уровня правовой культуры, от преодоления правового нигилизма до налаживания без-отказной системы гарантий незыблемости правопорядка, от изживания скепти-ческого отношения к праву до воспитания непримиримости к нарушениям за-конов. В теории правовой позитивной ответственности все эти задачи решают-ся крайне упрощенно и схематично; по мысли многих ее сторонников, доста-точно определить законом запреты и обязанности, как сразу же (теоретически) возникает всеобщее ответственное к ним отношение (правовая позитивная от-ветственность). К сожалению, это далеко не так. Скажем прямо: распростране-ние идеи правовой позитивной ответственности пока что не вышло за пределы относительно узкого круга специалистов-теоретиков и практически выглядит как уговаривание одних правоведов другими правоведами относиться к запре-там, обязанностям и правопорядку с уважением. В обыденном правосознании идея правовой позитивной ответственности, насколько известно, не нашла по-нимания[14].
Кроме того, вызывает тревогу, что с распространением идеи правовой по-зитивной ответственности нередко связаны теоретические рекомендации, край-не сомнительные именно с точки зрения эффективности правовой пропаганды, воздействия юриспруденции на массовое правосознание. Взгляд на правовую позитивную ответственность как на «другой аспект», оборотную сторону, зер-кальное отражение традиционной ответственности за правонарушение с самого начала основывался на предположениях, что источником правовой позитивной ответственности являются санкции за правонарушения, в том числе уголовные наказания. При «двухаспектном» понимании ответственности легкость замены в термине «ответственность» одного смысла (правомерное поведение) другим (наказание за правонарушение) породила соблазн вести правовую пропаганду, угрожая санкциями. Теоретическим результатом этого явились рассуждения ряда сторонников указанной идеи о том, что все граждане несут уголовную от-ветственность безотносительно к тому, совершают они преступления или нет[15]. Предположение об уголовной ответственности граждан, не нарушаю-щих закон, радикально противоречит ясному определению уголовного законо-дательства, согласно которому уголовной ответственности подлежит только лицо, виновное в совершении преступления.
Попытки определить правовое положение граждан через санкции («пози-тивная ответственность - другой аспект ответственности за правонарушение») связаны с явно преувеличенным представлением некоторых авторов о роли принуждения и наказания в регулировании общественных отношений: «Уста-навливая уголовную ответственность за определенные виды деяний, уголовное право направляет поведение людей в русло социалистического и коммунисти-ческого строительства»[16].
Понятие правовой позитивной ответственности тем или иным образом связано с предположением, что правом регулируется не только поведение, но и внутренний духовный мир человека: «Позитивная правовая ответственность предполагает такое отношение лица к обществу, государству, другим лицам, которое включает эмоционально-психологическое осмысление и рациональное осознание лицом своего гражданского долга перед обществом, государством и другими лицами, а также готовность действовать в соответствии с этой лично-стной установкой»[17]. Очевидно, однако, что эмоционально-психологическое осмысление и рациональное осознание своего гражданского долга даже у лиц, лишенных свободы (о которых высказано приведенное суждение), никак не может быть ни обнаружено и проверено, ни отрегулировано с помощью право-вых средств. Знаменательно, что сторонники идей «правовой позитивной от-ветственности» никогда не ссылались на противоречащее их идеям известное суждение Маркса: «Помимо своих действий, - подчеркивал Маркс, - я совер-шенно не существую для закона, совершенно не являюсь его объектом»[18].
По тем же причинам оказались неудачными попытки раскрыть традици-онное понятие юридической ответственности не только через особенности пра-вового положения лица, привлеченного к ней, но и через «состояние воли» привлеченного к ответственности, его «способности отдавать отчет в своем противоправном деянии» и другие интеллектуально-волевые, психологические качества личности[19]. Эти попытки потерпели неудачу именно по той причи-не, что состояние воли привлеченного к ответственности, процессы, протекаю-щие в его сознании, не являются предметом правовой оценки и регулирования. Привлечение к ответственности за правонарушение имеет целью создать необ-ходимые для исправления и перевоспитания правонарушителя ин-тeллeктyaльные и психологические процессы в его сознании, но включение этих процессов в само понятие юридической ответственности ведет к неприем-лемому положению: «если нет осознания, то не должно быть ответственно-сти»[20]. И наоборот, если психологические, интеллектуально-волевые и иные процессы, протекающие в сознании правонарушителя, заложены в самом поня-тии юридической ответственности, то достаточно привлечь его к ответственно-сти и применить санкцию, чтобы предполагать осознающим долг, вставшим на путь перевоспитания и исправления. К сожалению, это не так. Многие санкции и меры ответственности потому и остаются безрезультатными, что эффект их воздействия на сознание правонарушителя либо недостаточен, либо ужесто-чающе чрезмерен. Один из путей повышения эффективности санкций и ответ-ственности в том и состоит, чтобы их система была максимально приспособле-на к задачам выработки мотивов правомерного поведения, осознания долга, добросовестного выполнения обязанностей. Но для этого сама ответственность (в соответствии с ее правовой природой) должна рассматриваться как нечто внешнее по отношению к этим мотивам, осознанию, отношению, а не вклю-чающее интеллектуально-волевой и психологический результат в готовом виде.
Теоретическое исследование проблем юридической ответственности бу-дет успешным и плодотворным при непременном учете объема этого понятия. Юридической ответственности нет и не может быть за пределами действующе-го права. Как и правовое регулирование в целом, юридическая ответственность возможна лишь там, где объективно существует доказуемость и исполнимость правоотношений средствами юридического процесса, причем ее реализация требует специального аппарата, способного применять правовые нормы и при необходимости принуждать к их исполнению и соблюдению.
Представляется достаточно очевидным, что определение и понятие от-ветственности бесполезно искать в толковых словарях.
Для определения юридической ответственности за правонарушения нель-зя покидать почву права, обращаясь к понятиям и категориям других социаль-ных и философских наук. Так, попытки соединить в одном понятии правовое регулирование действий людей с психологическими процессами, протекающи-ми в их сознании, породили антиномии и подтвердили точность афористиче-ского суждения великого писателя, что в судебных процессах «психология - палка о двух концах»[21]. Стремление философски развить правоведение на основе омонимии привело к безотрадным выводам, что все мы несем уголов-ную ответственность - одни позитивную, другие негативную. Попытки терми-нологически преобразовать философское понятие свободы как познанной необ-ходимости в юридическое понятие свободы как «сознательного подчинения за-кону» с неизбежностью породили софизм, согласно которому лишенный сво-боды преступник, добросовестно отбывающий наказание, на самом деле свобо-ден.
Изучение юридической ответственности, в соответствии с объемом этого понятия основанное строго на почве права, не состоит в комментировании тек-стов нормативных актов и практики их применения. Напротив, именно в сфере абстракций, отвлекающихся от случайного и временного, конструируются по-нятия и категории, выражающие существенное и необходимое в изучаемой ре-альности. В юридической науке достаточно много дельных абстракций, отра-жающих действительные качества ответственности как правовой реальности. Ряд споров о понятии ответственности посвящен соотношению именно таких абстракций, т.е. понятий, основанных на изучении права (а не слов, терминоло-гии других наук и т.п.). Причина этих споров коренится нередко в том, что смежные отраслевые юридические науки одну и ту же ответственность иногда видят по-разному. Так, если ряд теоретиков уголовного права усматривают суть уголовной ответственности в обязанности преступника отвечать и подвергнуть-ся наказанию, то процессуалисты единодушно признают право на защиту обви-няемого коренным принципом уголовного процесса, в рамках которого осуще-ствляется та же самая ответственность. С точки зрения общей теории права эти позиции никак не могут быть суммированы, поскольку предполагаемая матери-ально-правовая обязанность теоретически и практически несовместима с про-цессуальным правом. Такого рода коллизии для общей теории должны являться не столько предлогом для суждений о каких-либо специфических проблемах отраслевых наук, сколько стимулом для разработки теоретических моделей, снимающих выявившиеся противоречия на более высоком уровне обобщения. Иными словами - общая теория права может взять на себя роль арбитра, только совершенствуя собственный понятийно-категориальный аппарат, разрабатывая методологию и обращаясь к непосредственному исследованию действующего права и практики его применения.
[1] Пашуканис Е.Б. Избранные произведения по теории права и государ-ства. М., 1980. С. 160.
[2] Десницкий С.Е. Представление о учреждении законодательной, суди-тельной и наказателыюй власти в Российской империи // Избранные произве-дения русских мыслителей второй половины XVIII в. Т. I. M, 1952. С. 305.
[3] Исключение составляют штрафы, взимаемые на месте правонаруше-ния (безбилетный проезд, нарушение правил дорожного движения и т.п.). Но и в этих случаях выдается квитанция, дающая возможность оспорить размер штрафа, правомерность его наложения и др. Кроме того, нарушитель имеет право отказаться от уплаты штрафа, потребовав составления протокола для рассмотрения и решения дела в административном порядке.
[4] Некоторые авторы поясняли, что в приведенном определении слово «отвечать» используется в особом, специальном смысле, не раскрывая содер-жания этого смысла. Такая оговорка более всего доказывает, что здесь нет ни смысла, ни определения. Суждение «ответственность - это обязанность отве-чать» вполне аналогично инфантильным рассуждениям типа: «принцип пуб-личности процесса - присутствие публики в зале судебного заседания», «сво-бода совести - способность поступать бессовестно», «гражданское право - это право граждан», «голосовать - громко говорить, кричать, вопить, голосить», «ответственность - необходимость отвечать, объяснять, отчитываться».
[5] Обзор соответствующей литературы того периода см.: Лейст О. Э. Санкции и ответственность по советскому праву (теоретические проблемы). М., 1981.
[6] См.: Международный пакт о гражданских и политических правах. Ст. 14; Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижаю-щих достоинство видов обращения и наказания Ст. I // Права человека. Основ-ные международные документы. М., 1990. С. 42, 107.
[7] Денисов Ю.Л. Общая теория правонарушения и ответственности. Л., 1983. С. 133-134.
[8] Общая теория права. Курс лекций. Нижний Новгород, 1993. С. 462.
[9] Там же. С. 461 (курсив в источнике).
[10] См., например: Рыбаков В.А. Позитивная юридическая ответствен-ность (воспитание аспекты). Рязань, 1988. С. 15-16.
[11] Черных Е.В. Проблемы правовой ответственности в условиях разви-того социалистического общества (Вопросы теории): Автореф дис... канд. юрид. наук Саратов, 1981 С. 7, 10.
[12] См.: Братусь С.Н. Юридическая ответственность и сознание долга. Вопросы теории государства и права: Межвузовский научный сборник. Сара-тов, 1983. С. 49 и след.; Николаева Л.А., Шмарцев А.Ю. Административно-правовой аспект юридической ответственности // Правоведение. 1986. № 1. С. 33; Андрианова Ю.С. К вопросу о соотношении понятий обязанности и ответст-венности. Вопросы теории юридических обязанностей: Тезисы II межвузовской научной конференции молодых ученых-юристов. Воронеж, 1988. С. 26-28.
[13] Шабуров А.С. Политические и правовые аспекты социальной ответ-ственности личности. Автореф. дис .. докт. юрид. наук. Екатеринбург, 1992. С. 15, 16.
[14] «Объясните, пожалуйста, - спрашивает читатель Н.И. Васильева, - что такое «нести ответственность»? Можно ли нести хорошо или плохо?» (Во-просы без ответа) // Аргументы и факты. 1992. № 38-39. С. 2.).
[15] См.: Смирнов В.Г. Функции советского уголовного права. Л., 1965. С. 78-80; Елеонский В.А. Уголовное наказание и воспитание позитивной ответст-венности личности: Учебное пособие. Рязань, 1979. С. 25-31, и др.
[16] Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и со-став преступления. М., 1974. С. 14.
[17] Смирнов Л.Б. Юридическая ответственность осужденных в пенитен-циарных учреждениях (Теоретико-правовой аспект). Автореф. дис... канд. юрид. наук. СПб., 1995. С.
[18] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 14. «Какое же объективное мерило можем мы приложить к намерению, - писал Маркс, - помимо содержа-ния действия и его формы?» (Там же. С. 122.).
[19] См.: Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. М., 1972. С. 82,92-104 и др.
[20] Шаргородский М.Д. Детерминизм и ответственность // Правоведе-ние. 1968. № 1. С. 46, 47.
[21] Из речи адвоката на процессе Дмитрия Карамазова.
Юридическая ответственность
1. Понятие юридической ответственности
Государство, государственные органы не могут благодушно взирать на все случаи нарушения установленной ими законно¬сти, попытки отдельных лиц подменить общеобязательные нор¬мы права своим «правом» и удовлетворять свои потребности за счет нарушения прав и законных интересов других лиц. В этих ситуациях государство вынуждено принимать адекватные меры с тем, чтобы пресечь совершаемые правонарушения, восстано¬вить нарушенные права и заставить правонарушителя действо¬вать в рамках законности. Действенным способом воздействия государства на правонарушителя, призванным обеспе-чить его правомерное поведение, отказаться от попыток совершать про¬тивоправные деяния, выступает юридическая ответственность.
Как самостоятельный и необходимый элемент механизма правового ре-гулирования юридическая ответственность харак¬теризуется тремя специфиче-скими признаками:
1) представляет собой вид государственного принуждения,
2) единственным ос¬нованием применения ответственности выступает правонару¬шение;
3) выражается в применении негативных, отрицательных мер к лицу, со-вершившему правонарушение.
Юридическая ответственность как вид государственного принуждения характеризуется тем, что таким способом приво¬дится в действие санкция на-рушенной нормы права. Негативные последствия нарушения нормы права не возникают само собой, автоматически. Редко какой правонарушитель уподоб-ляется унтер-офицерской вдове, «которая сама себя высекла». Перевод санкции из сферы долженствования в сферу практической дея¬тельности осуществляется государственными органами путем применения к правонарушителю одной из мер, предусмотрен¬ных санкцией нарушенной нормы. Государство предписыва-ет правонарушителю действовать определенным образом и при¬нуждает его ис-полнить предписанное реально. Воля и желание правонарушителя в данном случае не имеют никакого значения. В случае отказа правонарушителя добро-вольно исполнить предписанное, требуемое поведение будет обеспечено соот-вет¬ствующими государственными органами.
Так, лицу, совершившему административное или граждан¬ское правона-рушение, дастся возможность добровольно испол¬нить меру государственного принуждения - заплатить штраф, возместить ущерб кредитору, исполнить над-лежащим образом обязательства по договору. Однако, если такие действия не бу¬дут совершены к определенному сроку, то принудительные ме¬ры будут про-ведены судебным исполнителем, или иным орга¬ном. Уголовное наказание чаще всего осуществляется мерами государственного принуждения с момента выне-сения пригово¬ра.
Юридическая ответственность является государственным принуждением, однако, далеко не всякая принудительная мера государства является юридиче-ской ответственностью. В меха¬низме правового регулирования властно-организованная сила государства проявляется по самому широкому кругу от-ношений в целях подавления отрицательных волевых устремлений от¬дельных лиц, обеспечения потребностей общества, государства или населения в матери-альных благах при наличии экстремаль¬ных ситуаций и по другим основаниям, предусмотренным дей¬ствующим законодательством.
В числе мер государственного принуждения, не связанных с реализацией юридической ответственности, можно назвать сле¬дующие:
1) реквизицию имущества, изымаемого у собственни¬ков по решению государственных органов в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий и иных обстоятельств, носящих чрезвычайный характер;
2) меры, проводимые в профилактиче¬ских, предупредительных целях (проверка документов у водите¬лей транспортных средств, надзор за состоянием противопо¬жарной безопасности на предприятиях, в организациях и учре¬ждениях, санитарно-эпидемиологический, таможенный надзор, ограничение движения транспортных средств и пешеходов в связи с проведением каких-либо массовых мероприятий);
3) принудительные меры применяемые в целях пресечения про¬тивоправных деяний и их вредных последствий (административное за-держание правонарушителя, принуди¬тельные меры медицинского характера, назначаемые судом к лицам, совершившим противоправные деяния в состоянии не¬вменяемости; истребование собственником имущества у добро¬совестного приобретателя, который не знал и не мог знать о том, что приобретает имуще-ство у лица, не имеющего права его отчуждать).
Основное отличие юридической ответственности от иных форм государ-ственного принуждения состоит в том, что она применяется за совершенное правонарушение. Ответственность носит ретроспективный характер, поскольку представляет собой реакцию государства на прошлое и только противоправное ви¬новное деяние. Реквизиция, меры предупредительного, профи¬лактического характера проводятся по причинам, не связанным с реакцией государства на правонарушителей и поэтому спра¬ведливо не рассматриваются как вид юриди-ческой ответствен¬ности. Равным образом нельзя рассматривать в качестве юри¬дической ответственности меры принудительного медицинского характера, применяемые к неделиктоспособным лицам, стра¬дающим психическим рас-стройством. Ибо это противоречило бы основным принципам современного права. Именно потому, что невменяемые не могут привлекаться к ответствен-ности, уго¬ловное законодательство и предусматривает особый институт госу-дарственного принуждения к лицам, которые совершают общественно опасные деяния, но не могут нести ответствен¬ность в общем порядке.
Не несет юридической ответственности и добросовестный приобретатель, поведение которого с точки зрения законности является безупречным. Имуще-ство возвращается собственнику в силу приоритетности его прав на имущество перед правами добросовестного приобретателя. Добросовестный приобрета¬тель лишается только имущества, которым он незаконно владел и пользовался. Ка-ких-либо дополнительных, негативных мер к нему не применяется. Между тем, юридическая ответственность характеризуется не только требованием государ-ства реально исполнить обязанность, но и возложением на правонарушителя дополнительных обязанностей, которых бы он не имел, действуя правомерно.
Применение ответственности всегда характеризуется отрица¬тельными последствиями для правонарушителя. Такие послед¬ствия могут быть психоло-гическими, имущественными или ор¬ганизационно-правовыми.
Психологические меры выражаются в осуждении государст¬вом поведе-ния правонарушителя. Отрицательная оценка выра¬жается в признании его ви-новным в совершении противоправ¬ного деяния и определении ему конкретной меры ответственно¬сти, которая в ряде случаев может ограничиваться мерами пси¬хологического порядка - предупреждением, объявлением заме¬чания или выговора. Негативные последствия выражаются в переживаниях правонаруши-телем данных мер и самого факта привлечения к юридической ответственности. В то же время его имущественные и иные права остаются неизменными, таки-ми, как они сложились до принятия решения о применении ответст¬венности.
Лишения имущественного плана, которые вынужден претер¬певать пра-вонарушитель, могут выражаться в уплате им штра¬фа, пени, неустойки, отбы-тии исправительных работ, лишении конфискованного имущества. Организа-ционно-правовые меры сводятся к ограничению прав и свобод правонарушите-ля. Это, в частности, может быть административный арест, лишение спе¬циального права, лишение права занимать определенные долж¬ности или зани-маться определенной деятельностью, лишение свободы на определенный срок или пожизненно.
Суть юридической ответственности как лишения, ограниче¬ния прав и ин-тересов правонарушителей состоит в их штрафном характере. Лицо не имело бы этих последствий, если бы его дей¬ствия были правомерны. Благодаря при-менению юридической ответственности правонарушитель не только ничего не приоб¬ретает, а, наоборот, утрачивает большие ценности по сравне¬нию с бла-гом, приобретенным незаконным путем.
Лишения штрафного, карательного порядка, которые выну¬жден претер-певать правонарушитель, применяются к нему в це¬лях его перевоспитания, раз-вития в его сознании установок на правомерное поведение неукоснительное следование дейст¬вующим нормам права. И, как показывает практика борьбы с правонарушениями и преступлениями, юридическая ответст¬венность по-прежнему остается наиболее эффективным средст¬вом воздействия на правона-рушителей. Попытки их исправле¬ния мерами общественного воздействия пу-тем передачи на по¬руки трудовому коллективу не дали ожидаемых результатов, и ныне действующий УК не предусматривает этого способа ис¬правления и пе-ревоспитания правонарушителей.
Юридическая ответственность применяется в рамках специ¬ального пра-воохранительного отношения которое возникает между компетентным органом государства и правонарушите¬лем. Это отношение носит властно-распорядительный характер. Органы государства правомочны принимать обя-зательные для правонарушителя предварительные решения, в том числе:
1) являться по их вызову;
2) участвовать в мероприятиях, прово¬димых в процессе сбора доказа-тельств совершенного правона¬рушения;
3) надлежащим образом исполнить примененную санкцию.
Таким образом, юридическая ответственность - это психологические, имущественные и иные лишения, которые по решению компетентного государ-ственного органа претерпевает гражданин или иное лицо за совершенное им правонарушение.
В механизме правового регулирования юридическая ответст¬венность вы-полняет три функции - общепревентивную, частнопревентивную и правовос-становительную.
Устанавливая санкцию нормы права, государственный орган воздейству-ет на сознание граждан и иных лиц. Каждый осознает меры, которые будут применены к нему в случае несоблюдения соответствующего запрета или воз-ложенной обязанности. Угро¬за наступления такой ответственности может уси-ливаться эф¬фективной деятельностью государства по выявлению правона¬рушителей и наказанию виновных лиц. И факты применения санкции нормы к конкретным лицам, осознание реальности юридической ответственности вы-ступает действенным преду¬предительным средством, удерживающим большую часть насе¬ления от правонарушений. В этом и заключается общепревен¬тивная функция юридической ответственности.
Часстнопревентивная функция ответственности состоит в применении санкции к правонарушителю конкретной нормы. Правоохранительное отноше-ние, которое возникает между ор¬ганом государства и правонарушителем за-вершается принятием решения, какую конкретно меру должен претерпевать правона¬рушитель. Частнопревентивная функция, однако, не может сво¬диться к неоправданной жестокости наказания. Голыми репрес¬сиями государству нико-гда не удавалось достичь всеобщего и беспрекословного законопослушания. Современное законода¬тельство требует от правопременителя учитывать и тя-жесть со¬вершенного правонарушения, и личность правонарушителя, и форму его вины.
Правовосстановительная функция юридической ответствен¬ности направ-лена на восстановление нарушенного права и пол¬ное удовлетворение потребно-стей и интересов управомоченных лиц. По общему правилу, исполнив наказа-ние или взыскание, правонарушитель должен также выполнить и возложенные на него обязанности.
Законодательство допускает также замену реального испол¬нения обяза-тельства денежной и иной компенсацией.
Обязанность компенсировать вред, причиненный неправо¬мерными дей-ствиями, полностью распространяется на государ¬ство и его органы. Граждане, пострадавшие от незаконных дей¬ствий государственных органов и должност-ных лиц, имеют пра¬во требовать от государства полного возмещения причи-ненного материального ущерба. Так, государство наиболее часто возмещает вред, причиненный гражданам незаконным осуждением, незаконным привле-чением к уголовной ответственности, неза¬конным содержанием под стражей и по некоторым другим ос¬нованиям.
При определении способов исполнения обязательств право¬нарушителем в первую очередь учитываются права управомоченных лиц, возможность наибо-лее полного удовлетворения их интересов в максимально короткие сроки и надлежащим обра¬зом. В любом случае положение правонарушителя не должно улучшаться вследствие несвоевременного или ненадлежащего исполнения ка-ких-либо своих обязательств. Понятно, что не всякий вред, причиненный пра-вонарушениями, можно воспол¬нить или компенсировать. И, тем не менее, пра-вовосстановительная функция органически дополняет действие других функ-ций юридической ответственности и обеспечивает ее эффективное действие.
2. Принципы юридической ответственности
Юридическая ответственность может служить не только це¬лям укрепле-ния законности и защиты нарушенных прав и сво¬бод граждан и иных лиц. В руках государства она легко может превратиться в легализованное средство расправы и массовых репрессий. Государство, его органы, пытаясь искоренить право¬нарушения, создать стабильный правопорядок в некоторых слу¬чаях ис-пользуют такие методы борьбы, что сами превращаются в правонарушителей и преступников. Для того чтобы юридическая ответственность не превраща¬лась в свою противоположность, юридическая наука и практика выработали ряд принципов, соблюдая которые государство действует в рамках законности и не переходит той грани, за ко¬торой реакция на правонарушение предстает новым правона¬рушением. В числе основных принципов юридической законно¬сти ча-ще всего называют следующие принципы:
1) законности;
2) обоснованности;
3) справедливости;
4) неотвратимости юридической ответственности;
5) презумпции невиновности;
6) права на защиту лица, привлеченного к ответственности;
7) недопустимости привлечения к ответственности за одно и то же правонарушения два и более раз.
Принцип законности юридической ответственности означа¬ет, что дея-тельность государственных органов и должностных лиц по применению юри-дической ответственности ведется в полном соответствии с требованиями дей-ствующего законода¬тельства и не выходит за пределы его требований, смысла и це¬лей.
Ответственность применяется только за совершенное право¬нарушение, т.е. виновное противоправное деяние деликтоспособного лица. Никакие иные факты и обстоятельства не могут служить основанием для применения уголов-ноправовых и иных санкций. Современное демократическое государство отвер-гает ответственность по мотивам социальной опасности лица либо иным осно-ваниям объективного вменения. Оно также последо¬вательно придерживается принципа неприменения закона, уста¬навливающего запреты, к деяниям совер-шенным до его вступ¬ления в законную силу. Придание обратной силы закону в дан¬ном случае означало бы наказание лиц за действия, которое в момент их со-вершения были правомерными или юридически нейтральными.
Ответственность применяется компетентным органом или должностным лицом. При этом все уголовные дела и значитель¬ная часть административных проступков рассматриваются только судами. Важной гарантией защиты прав и свобод чело¬века является закрепленный ст. 47 Конституции РФ принцип, со-гласно которому никто не может быть лишен права на рас¬смотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности кото¬рых оно отнесено законом. Дейст-вующее законодательство де¬тально регламентирует вопросы компетенции су-дебных орга¬нов, их территориальной и персональной подсудности. И эти по-ложения должны неукоснительно соблюдаться. Конституция РФ также закреп-ляет право обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, преду¬смотренных федеральным законом. Однако этим конституцион¬ным правом значительная часть обвиняемых пока что восполь¬зоваться не может из-за отсутствия федерального закона и на¬званных судов у большей части субъектов РФ.
Исследование обстоятельств совершения правонарушения, применение и реализация санкции осуществляются в строгом соответствии с действующим процессуальным законодательством с соблюдением предусмотренных им про-цессуальных дей¬ствий, гарантирующих объективное и всестороннее рассмотре¬ние дела и вынесение обоснованного решения.
Избранная мера ответственности правонарушителя ограни¬чивается пре-делами санкции нарушенной нормы. При опреде¬ленных условиях она может назначаться и ниже низшего преде¬ла. Однако более строгое наказание, чем предусмотренное санк¬цией нарушенной нормы, может назначаться только по сово¬купности правонарушений в порядке и на основаниях, установ¬ленных за-коном.
Принцип обоснованности ответственности понимается как всестороннее, полное и объективное рассмотрение обстоя¬тельств дела. Реализация данного принципа означает, что:
1) собранные по делу обстоятельства соответствуют действи¬тельности;
2) противоправное деяние и связанные с ним обстоя¬тельства раскры-ты полно, а привлекаемое лицо изобличено в совершении правонарушения;
3) по делу выявлены обстоятель¬ства как отягчающие, так и смягчаю-щие вину правонарушителя.
Важной гарантией обоснованности ответственности высту¬пает закреп-ленное Конституцией РФ положение, согласно кото¬рому запрещается исполь-зование доказательств, полученных с нарушением закона. Уголовно-процессуальное, гражданское процессуальное законодательство и другие зако-ны детально оп¬ределяют порядок деятельности органов государства и должно¬стных лиц в процессе сбора и анализа доказательств по делу. И во всех случаях, когда установленный законом порядок не был соблюден, полученные доказа-тельства не могут использоваться при принятии решения по делу.
Справедливость юридической ответственности означает одобрение и поддержку населением, иными институтами граж¬данского общества меры, примененной государственными орга¬нами к правонарушителю. Решение по де-лу может признаваться справедливым при непременном соблюдении принци-пов закон¬ности и обоснованности. Если мера ответственности была при¬менена с нарушением закона или без выяснения всех обстоя¬тельств дела, установления истины, то она не может призна¬ваться справедливой потому, что нарушены ее основы в процес¬се правоприминительной деятельности. Однако соблюдение названных принципов не гарантирует справедливости вынесенно¬го решения. Ибо возможны решения, которые основываются на законе и соответствуют ему, но по существу представляют собой типичное беззаконие. Поэтому принцип справедливости юри¬дической ответственности имеет самостоятельное значе-ние.
Справедливость юридической ответственности, в частности, означает, что:
1) нельзя назначать меры уголовного наказания за административные и иные проступки;
2) юридическую ответственность должен нести тот, кто совершил правонарушение;
3) наказание должно соответствовать, быть соразмерным тяже¬сти со-вершенного правонарушения. Нарушение этого требова¬ния справедливости оз-начает и незаконность самого решения.
Конечно, в обществе, характеризующемся противоречивыми интересами и правовыми взглядами, принцип справедливости может пониматься и приме-няться различным образом. Решение, которое одной частью населения может признаваться справед¬ливым, порой оценивается прямо противоположным обра-зом другой частью населения. Поэтому критерием справедливости должны вы-ступать не столько моральные нормы, разделяемые той или иной частью насе-ления, сколько нормы, основанные на общечеловеческих ценностях и отра-жающие интересы всего об¬щества или большинства его членов.
Принцип неотвратимости ответственности означает, что лю¬бое лицо не-зависимо от своего служебного ли материального положения, иных обстоя-тельств подлежит заслуженному нака¬занию за совершенное им правонаруше-ние. Содеянное должно получить публичную огласку и подвергнуться государ-ственному осуждению со стороны компетентных органов государства. Во¬прос о наказании правонарушителя решается индивидуально. Действующее законо-дательство разрешает не применять мер государственного принуждения, если по обстоятельствам делам их применение признается нецелесообразным.
Осуществление принципа неотвратимости наказания являет¬ся необходи-мым условием эффективности юридической ответ¬ственности, обеспечения дей-ственности ее функций. Неотврати¬мость ответственности обеспечивается дея-тельностью милиции, прокуратуры, иных правоохранительных органов, кото-рые должны оперативно выявлять лиц, совершивших преступления и админи-стративные проступки, изобличать их в противоправ¬ных деяниях. Суды в свою очередь должны выносить справед¬ливые решения. Однако реализовать надле-жащим образом этот принцип не удается ни одному современному государству.
Остаются нераскрытыми чаще всего наиболее тяжкие, особо опасные преступления. Государство пока что не может покон¬чить полностью с деятель-ностью преступных организаций, спе¬циализирующихся на кражах, продаже наркотиков, совершении заказных убийств и других преступлениях. Имеются также слу¬чаи, когда правонарушения, совершенные должностными лица¬ми и ставшие достоянием гласности, остаются безнаказанными.
Все ситуации, когда правонарушитель не несет заслуженной ответствен-ности, негативно сказываются на правосознании гражданского общества. Резко падает престиж действующих законов. В сознании населения усиливается дей-ствие негатив¬ных оценок, как действующего законодательства, так и власти, неспособной последовательно и полно провести принцип неот¬вратимости нака-зания.
Действие принципа неотвратимости наказания не должно нарушать дру-гого принципа ответственности - презумпции невиновности.
В соответствии со ст. 49 Конституции РФ каждый обвиняе¬мый в совер-шении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет до-казана в предусмотренном федераль¬ным законом порядке и установлена всту-пившим в законную силу приговором. Доказывание вины возлагается на специ-аль¬ные органы государства: органы предварительного следствия и дознания, прокуратуру. При этом обязанность доказывания не¬виновности нельзя перекла-дывать на подозреваемого и обвиняемого. Ибо обвинение, положенное в основу приговора, должно быть основано на доказанных, а не предположительных фактах, а признание виновности обвиняемого подтверждено бесспорными и объективными доказательствами.
Презумпция невиновности распространяется и на сферу ад¬министративных и дисциплинарных проступков, обязанность выявления и пре-сечения которых лежит на органах государства и должностных лицах. Ибо ка-ждый граждан, иное лицо не мо¬жет признаваться виновным в совершении про-ступков ранее, чем это будет доказано компетентными органами и установлено принятыми ими решениями. Граждане также освобождаются от обязанности доказывать свою невиновность в совершении ад¬министративного или дисцип-линарного проступка.
Важнейшим принципом юридической ответственности, при¬званным обеспечивать реальное действие презумпции невинов¬ности, является право на защиту и квалифицированную юриди¬ческую помощь.
Право на защиту выражается в виде процессуальных прав привлеченного к ответственности знать суть обвинения, приво¬дить доказательства своей неви-новности, обжаловать действия и решения правоприминителя в вышестоящие органы или в суд. Кроме того, привлеченный к ответственности может пользо¬ваться квалифицированной юридической помощью. В соответ¬ствии с ч. 2 ст. 48 Конституции РФ каждый задержанный, за¬ключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступле¬ния имеет право пользоваться услугами адвоката (за-щитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Кроме того, если обвиняемый не имеет достаточных средств, но желает пользоваться услугами адвоката, то такая помощь ему пре-доставляется бесплатно. Аналогичным правом обладают и лица, привлекаемые к ответ¬ственности за совершение какого-либо проступка.
Важнейшим принципом юридической ответственности, на¬правленным на защиту прав лиц, совершивших противоправное деяние, является принцип, со-гласно которому никто не может быть повторно привлечен к ответственности за одно и то же правонарушение. Принцип известен со времен Древнего Рима в форме изречения - «не дважды за одно». Суть принципа выра¬жается в том, что дело не может быть заведено (возбуждено) по факту правонарушения, в отно-шении которого имеется всту¬пившее в силу решение компетентного правопри-минительного органа или должностного лица.
Этот принцип не применяется в случаях, когда одно и то же противо-правное деяние выступает основанием для привлечения к разным видам ответ-ственности. Например, лицо, пригово¬ренное к лишению свободы за кражу, од-новременно обязуется возместить материальный ущерб потерпевшему. В дан-ном слу¬чае применяются два вида санкций: штрафная - в виде лишения свобо-ды и правовосстановительная - в виде обязанности воз¬местить материальный ущерб. Примером противоправного дея¬ния, за совершение которого могут применяться два вида штрафных санкций, служит мелкая кража, совершенная лицом по месту работы. Применение к лицу мер административного взыскания дает основание работодателю уволить работника с работы.
3. Виды юридической ответственности
Сообразно видам правонарушений в теории права выделяют четыре вида юридической ответственности: уголовную, админи¬стративную, дисциплинар-ную и гражданскую.
Уголовная ответственность применяется за нарушение запре¬тов, преду-смотренных УК РФ. Поскольку преступления пред¬ставляют собой наиболее опасные для общества деяния, то и меры наказания за них устанавливаются наиболее строгие. Дей¬ствующий УК РФ устанавливает 12 видов наказаний:
1) штраф, т.е. денежное взыскание, назначаемое в размере от двадцати пя¬ти до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда, или в размере за-работной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до од-ного года;
2) лишение права зани¬мать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от одного года до пяти лет;
3) лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина или государственных наград;
4) обязательные работы, назна¬чаемые осужденному и выполняемые ими бесплатно в свобод¬ное от основной работы или учебы время;
5) исправительные работы на срок от двух месяцев до двух лет;
6) ограничение по воинской службе;
7) конфискация имущества;
8) ограничение свободы, т.е. нахождение осужденных в специальном учрежде¬нии без изоляции от общества;
9) арест на срок от одного до шести месяцев;
10) содержание в дисциплинарной воинской час¬ти;
11) лишение свободы на срок от шести месяцев до двадцати лет;
12) пожизненное лишение свободы либо смертная казнь.
Привлечение лица, виновного в совершении преступления, осуществля-ется в соответствии с Уголовным процессуальным кодексом РФ (УПК РФ), ко-торым детально регламентированы все процедуры, связанные с возбуждением уголовного дела, рас¬следованием преступления и вынесением приговора. УПК РФ определяет права и обязанности обвиняемого, подсудимого и осужденного, потерпевшего и других участников процесса, а также правомочия государст-венных органов и должностных лиц, осуществляющих производство по делу, порядок проведе¬ния отдельных следственных действий и оценки полученных до¬казательств.
Единственным органом, управомоченным привлекать винов¬ных лиц к уголовной ответственности, является суд. Иные госу¬дарственные органы не мо-гут осуществлять правосудия и соот¬ветственно рассматривать уголовные дела.
Осужденный, несогласный с приговором, имеет право на его обжалова-ние в вышестоящий суд, а также на прошение о поми¬ловании или смягчении наказания. Помилование осуществляет¬ся Президентом РФ. Отношения уголов-ной ответственности прекращаются отбытием наказания либо освобождением от на¬казания по амнистии или по указу Президента РФ о помилова¬нии.
Административная ответственность применяется за правона¬рушения, предусмотренные законодательством об администра¬тивных правонарушениях. В отличие от УК РФ Кодекс РФ об административных правонарушениях не ох-ватывает всех соста¬вов административных правонарушений, которые могут ус-та¬навливаться и другими актами.
За совершение административных правонарушений устанав¬ливается 7 видов административных взысканий:
1) предупреждение;
2) штраф;
3) возмездное изъятие предмета, являвшегося орудием совершения или непосредственным объектом админи¬стративного правонарушения;
4) конфискация предмета, явив¬шегося орудием совершения или непо-средственным объектом административного правонарушения;
5) лишение специального права, предоставленного гражданину;
6) исправительные рабо¬ты на срок до двух месяцев;
7) административный арест на срок до 15 суток.
Порядок производства по делу об административном право¬нарушении регламентирован Кодексом РФ об административ¬ных правонарушениях. Круг органов, управомоченных рассматривать дела об административных правона-рушениях, явля¬ется достаточно широким. В него входят суды, административ¬ные комиссии при органах местного самоуправления, органы милиции, разного рода государственные инспекции и другие государственные органы. Дело об административном правона¬рушении рассматривается, как правило, в присутст-вии лица, привлекаемого к административной ответственности, которому раз-решается давать объяснения, представлять доказательства, пользоваться услу-гами адвоката.
Постановление по делу об административном правонаруше¬нии может быть обжаловано в суд или вышестоящий по подчиненности орган. Отношения административной ответственности прекращаются исполнением взыскания. Лицо считается не под¬вергавшимся административному взысканию, если в те-чение года со дня окончания исполнения взыскания не совершит ново¬го адми-нистративного правонарушения.
Дисциплинарная ответственность применяется за совершение дисципли-нарного проступка. Порядок применения взыскания за нарушение дисциплины регламентируется КЗоТ РФ, уставами о дисциплине и другими нормативно-правовыми актами. Соглас¬но ст. 135 КЗоТ РФ за нарушение трудовой дисцип-лины приме¬няются следующие взыскания: замечание, выговор, строгий вы¬говор и увольнение. Последняя мера может применяться за наиболее грубые нарушения трудовой дисциплины, в том числе: 1) за систематическое неиспол-нение работником без уважитель¬ных причин трудовых обязанностей, 2) прогул, 3) появление на работе в нетрезвом виде, в состоянии наркотического или ток¬сического опьянения; 4) совершения по месту работы хищения. Законодатель-ством о дисциплинарной ответственности могут предусматриваться и иные дисциплинарные взыскания.
Порядок применения дисциплинарного взыскания достаточ¬но обстоя-тельно регламентируется законодательством. Ибо все принципы юридической ответственности действуют и в сфере дисциплинарной ответственности. Долж-ностное лицо, разрешая дело о дисциплинарной ответственности конкретного работни¬ка, должно быть уверено в том, что оно установило по делу истину, со-брало необходимые доказательства, а принимаемое ре¬шение является справед-ливым.
Законодательство устанавливает достаточно короткие сроки применения дисциплинарного взыскания. Оно может приме¬няться непосредственно после обнаружения проступка, но не позднее одного месяца со дня его обнаружения. В любом случае взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии или про¬верки финансово-хозяйственной деятельности - не позднее двух лет со дня его совершения. За каждый проступок может быть применено только одно дисциплинарное взы-скание. Одна¬ко к правонарушителю могут применяться и иные меры принуждения, не являющиеся дисциплинарным взысканием. Так, ра¬ботник од-новременно с выговором может быть лишен полно¬стью или частично ежеме-сячной или квартальной премии.
Если в течение года со дня применения дисциплинарного взыскания ра-ботник не будет подвергнут новому дисциплинар¬ному взысканию, то он счита-ется не подвергавшимся дисципли¬нарному взысканию.
Гражданская ответственность преследует иные цели, нежели уголовная, административная и дисциплинарная. Она применяется, прежде всего, для вос-становления нарушенных прав граж¬дан, иных лиц в случаях неисполнения должниками своих обяза¬тельств по договору или вследствие причинения вреда. Долж¬ник, не исполнивший или ненадлежаще исполнивший обяза¬тельства по договору, обязан возместить кредитору убытки, в которые входят расходы кре-дитора, реальный ущерб и упущен¬ная выгода. По определенной части обяза-тельств на должника, не исполнившего обязательств, может возлагаться обя-занность выплачивать штрафные санкции в виде неустойки.
Правовосстановительные цели преследует и ответственность за вред, причиненный личности либо имуществу гражданина или юридического лица. В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред подлежит возмещению в полном объеме лицом, его причинив¬шим. В отдельных случаях, предусмотренных законом или дого¬вором, может устанавливаться обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшему компенсацию сверх возмещения вреда.
Однако гражданское право знает и карательные санкции. Это конфиска-ция, штраф и отказ в защите субъективного граждан¬ского права. Конфискация имущества применяется в качестве одной из санкций за нарушение граждан-ского законодательства и, в частности, за совершение сделок с целью, против-ной осно¬вам правопорядка и нравственности. Штрафные санкции (штраф, пеня) применяются к правонарушителям независимо от убытков, понесенных сторо-ной потерпевшей в договоре, и вы¬плачиваются потерпевшему. Отказ в защите субъективного гра¬жданского права применяется в случаях злоупотребления пра¬вом управомоченным лицом.
Гражданская ответственность возникает с момента неиспол¬нения обяза-тельства в установленный срок или исполнения не¬надлежащим образом. Обяза-тельства вследствие причинения вреда возникают с момента его причинения. Характерная осо¬бенность гражданской ответственности состоит в том, что она может исполняться правонарушителем добровольно, без приме¬нения мер госу-дарственного принуждения. И лишь в случае конфликта между участниками гражданского правоотношения к его разрешению подключаются государствен-ные органы.
Гражданские дела рассматриваются общими или арбитраж¬ными судами, а в некоторых случаях и иными государственны¬ми органами по заявлению уча-стника правоотношения или по¬терпевшего. Рассмотрение гражданского дела основывается на принципе диспозитивности предоставляющем сторонам право самостоятельно распоряжаться своими материалами и процес¬суальными пра-вами. Возбуждение гражданского дела, опреде¬ление предмета и основания ис-ка, обращение к исполнению ре¬шения суда зависят от волеизъявлений истца. Заключение миро¬вого соглашения определяется волей обеих сторон, а призна-ние иска волей ответчика. В компетенцию суда входит оценка пред¬ставленных сторонами доказательств и принятие решения.
Необходимым условием для применения гражданской ответ¬ственности является вина, за исключением случаев причинения вреда источником повы-шенной опасности. Гражданская ответ¬ственность завершается восстановлением нарушенного права.
Список использованной литературы.
1) Сырых В.М. / Теория государства и права. / Москва, издательство «Былина», 1998г.
 
« Пред.   След. »
Понравилось? тогда жми кнопку!

Заказать работу

Заказать работу

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
2 гостей
загрузка...
Проверить тИЦ и PR