Главная Сочинения Рефераты Краткое содержание ЕГЭ Русский язык и культура речи Курсовые работы Контрольные работы Рецензии Дипломные работы Карта
загрузка...
Главная arrow Рефераты arrow Право arrow международное гуманитарное право

международное гуманитарное право

Рефераты - Право
международное гуманитарное право
Введение 2
1. Права человека и международное гуманитарное право 3
2. Правовой статус государств и отдельных участников по отношению к конфликту 11
3. Соблюдение международного гуманитарного права. Ответственность за нарушения. 18
Заключение 28
Список литературы: 31
ВВЕДЕНИЕ
Международное гуманитарное право охватывает принципы и правила, регулирующие средства и методы ведения войны, а также гуманитарной защиты гражданского населения, больных и раненых военнослужащих, а также военнопленных. Основными инструментами являются Женевские конвенции по защите жертв войны 1949 года и два дополнительных протокола, заключенных в 1977 году под эгидой Международного комитета Красного Креста.
За последние несколько лет Организация Объединенных Наций взяла на себя ведущую роль в усилиях по развитию международного гуманитарного права. Возрастает участие Совета Безопасности в защите гражданского населения во время вооруженных конфликтов, в содействии соблюдению прав человека и защите детей на войне. Создание Международных уголовных трибуналов по бывшей Югославии и по Руанде, а также трибуналов в Тиморе-Лешти, Сьерра-Леоне и Камбодже не только содействовало привлечению к ответственности, но и укреплению и более широкому применению гуманитарного права. Разработка подготовительной комиссией Международного уголовного суда «элементов преступлений» в отношении геноцида, военных преступлений и преступлений против человечества служит еще одним заметным вкладом в интерпретацию международного гуманитарного права.
17 сентября 2008 года 17 государств согласовали «Документ Монтрё», содержащий правила и положения о передовых практических методах в отношении частных военных и охранных компаний, действующих в зонах вооруженных конфликтов. Документ Монтрё, который стал итогом международного процесса, инициированного в 2006 году правительством Швейцарии и Международным комитетом Красного Креста, призван содействовать уважению международного гуманитарного права и стандартов в области прав человека.
1. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И МЕЖДУНАРОДНОЕ ГУМАНИТАРНОЕ ПРАВО
Принципы и нормы, относящиеся к сфере прав человека, разрабатывались и принимались как во внутригосударственном, так и в международном праве на протяжении длительного времени. Исторически первоначально складывались нормы, регулирующие поведение государств в период вооруженных конфликтов. Эти нормы регламентировали военные действия таким образом, чтобы ограничить жестокость войны и обеспечить соблюдение гуманитарных стандартов в отношении воюющих, раненых, больных, военнопленных и в особенности гражданского населения. Один из основоположников науки международного права Гуго Гроций в своей работе "О праве войны и мира", изданной в 1625 г., оправдывал так называемые "справедливые войны", которые, однако, не могли быть поводом для нарушения правил войны воюющими сторонами .
Во второй половине XIX - начале XX вв. постепенно осуществлялась кодификация зак онов и обычаев войны. Этапной в данном отношении стала Женевская конвенция 1864 г. об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях. Первая же в истории международных отношений кодификация законов и обычаев войны была реализована на первой (1899 г.) и второй (1907 г.) мирных конференциях в Гааге. На первой гаагской конференции были приняты три конвенции, а на второй - тринадцать. Среди них одной из наиболее значимых является Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны с входящим в ее состав приложением "Положение о законах и обычаях сухопутной войны". С течением времени международное сообщество принимало новые акты, которые были направлены на регулирование законов и обычаев войны, а также совершенствовало действующие правила. Наиболее значительными из них являются четыре Женевских конвенции 1949 г., а также Дополнительные протоколы к ним, касающиеся защиты жертв международных и немеждународных вооруженных конфликтов .
В отличие от международных конвенций, регулирующих законы и обычаи войны, принципы и нормы, касающиеся прав человека в условиях мира, начали складываться практически только в начале XX века. Первоначально они принимались на национальном уровне, а затем закреплялись в международно-правовых документах .
В период, предшествующий созданию Организации Объединенных Наций, ограниченным количеством государств были заключены первые международные соглашения, в которых в той или иной степени регулировались только некоторые вопросы защиты прав человека. К их числу относятся договоры и конвенции, содержащие положения о борьбе с рабством и работорговлей, о пресечении торговли женщинами и детьми, о защите национальных меньшинств. Лишь после Второй мировой войны, учреждения ООН и принятия ее Устава начинается качественно новый этап регулирования основных прав и свобод человека, который сопровождался разработкой Международного билля о правах человека и принятием многочисленных международных документов в этой сфере .
Нормы, регулирующие права человека в мирное время, имеют ряд характерных черт, которые отличают их от законов и обычаев войны. К ним можно отнести следующие:
- сравнительно недавнее формирование и закрепление в международном праве;
- создание конвенционных контрольных органов;
- учреждение механизма контроля над всеми государствами - членами ООН, а не только теми, которые ратифицировали те или иные договоры.
Эти и другие различия, по мнению многих ученых, свидетельствуют, что в настоящее время существуют две отрасли права: международное гуманитарное право (далее - МГП) и международное право прав человека (далее - МППЧ) .
В российской и зарубежной литературе уже длительное время высказываются различные точки зрения относительно существования названных отраслей права. Так, Г.И. Тункин еще в 70-е гг. XX века утверждал, что "появляется новая отрасль международного права, определяющая обязанность государств по обеспечению всем людям, независимо от расы, языка, религии, пола, основных прав и свобод" . В учебнике международного права Г.И. Тункин писал о возникновении и развитии "одной из важных отраслей международного права - международной защиты прав человека" . Болгарский профессор П. Радойнов считал, что после принятия Всеобщей декларации прав человека, провозгласившей ряд гуманитарных принципов, следует говорить о существовании особой отрасли права - международного гуманитарного права . Следует подчеркнуть, что обычно в юридической литературе под гуманитарным правом понимают совокупность норм, касающихся правового положения определенной категории лиц в период вооруженных конфликтов и регулирующих законы и обычаи войны.
Профессор Ж. Пикте, бывший вице-президент Международного комитета Красного Креста, высказывал разделяемое рядом ученых мнение о существовании международного гуманитарного права, состоящего из системы норм, регулирующих законы и обычаи войны и права человека . А. Робертсон в работе "Права человека в мире" критикует данное утверждение. Он считает, что права человека в качестве отрасли международного права являются основой развития гуманитарного права, которое служит составной частью этой отрасли права.
И.П. Блищенко, разделяя приведенное мнение Ж. Пикте, считал предлагаемую им систему международного гуманитарного права убедительной . В то же время он относил к международному гуманитарному праву не только систему норм, регулирующих законы и обычаи войны и права человека, но и нормы, направленные на ограничение гонки вооружений и разоружение .
Особую позицию в этом отношении занимал автор настоящей публикации. Он подразделял международные соглашения в области прав человека на три группы. В первую входят такие международные документы, как Всеобщая декларация прав человека, Пакты о правах человека, и другие, которые содержат принципы и нормы, касающиеся прав человека главным образом в условиях мира.
Вторая группа включает в себя международные конвенции о защите прав человека в период вооруженных конфликтов. К ним относятся в первую очередь отдельные положения Гаагских конвенций 1899 и 1907 гг. о законах и обычаях войны, а также четыре Женевские конвенции 1949 г. о защите жертв войны и Дополнительные протоколы к ним, принятые в 1977 г.
Третью группу составляют международные документы, в которых регламентируется ответственность за преступное нарушение прав человека как в мирное время, так и в период вооруженных конфликтов. К названной группе относятся Нюрнбергский устав и приговоры Международных военных трибуналов в Нюрнберге и Токио, Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества и Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него, Статут Международного Уголовного Суда (далее - Статут МУС) .
Права человека в качестве отрасли международного права представляют собой совокупность принципов и норм, закрепленных во всех трех указанных ранее группах международных документов. Все эти принципы и нормы должны соблюдаться как в мирное время, так и в период вооруженных конфликтов. Действие некоторых из них может быть приостановлено государствами во время войны или в период иного чрезвычайного положения. В то же время ряд фундаментальных прав и свобод человека должен соблюдаться каждым государством независимо от ситуации или положения.
Женевские конвенции 1949 г. о защите жертв войны специально запрещают следующие действия в отношении лиц, которые непосредственно не принимают участия в военных действиях:
"а) посягательство на жизнь и физическую неприкосновенность, в частности всякие виды убийства, увечья, жестокое обращение, пытки и истязания,
b) взятие заложников,
c) посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительное и унижающее обращение,
d) осуждение и применение наказания без предварительного судебного решения, вынесенного надлежащим образом учрежденным судом, при наличии судебных гарантий, признанных необходимыми цивилизованными нациями" (ст. 3 Женевских конвенций 1949 г.).
Пакт о гражданских и политических правах подтвердил принцип современного международного права, согласно которому определенные фундаментальные права и свободы должны соблюдаться в любой ситуации, включая периоды вооруженных конфликтов.
В соответствии с п. 1 ст. 4 Пакта "во время чрезвычайного положения в государстве, при котором жизнь нации находится под угрозой и о наличии которого официально объявляется", государства "могут принимать меры в отступление от своих обязательств... только в такой степени, в какой это требуется остротой положения, при условии, что такие меры не являются несовместимыми с их другими обязательствами по международному праву и не влекут за собой дискриминации исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения...". Государство, использующее это "право отступления", должно немедленно информировать другие государства - участники Пакта через Генерального секретаря ООН о "положениях, от которых оно отступило, и о причинах, побудивших к такому решению" (п. 3 ст. 4).
"Право отступления" не применяется согласно п. 2 ст. 4 Пакта к следующим фундаментальным правам и свободам:
- к праву на жизнь (ст. 6);
- к запрещению подвергать кого-либо пыткам или жестокому, бесчеловечному, унижающему достоинство обращению или наказанию (ст. 7);
- к запрещению рабства, работорговли и подневольного состояния (п. п. 1 и 2 ст. 8);
- к запрещению лишать свободы за невыполнение какого-либо договорного обязательства (ст. 11);
- к запрещению отмены принципа, что уголовный закон не имеет обратной силы (ст. 15);
- к праву каждого на свободу мысли, совести и религии (ст. 18).
Обязанность государств соблюдать ряд основных прав человека в любых ситуациях, включая периоды вооруженных конфликтов, неоднократно подтверждалась в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН. "Основные права человека, - подчеркивается, например, в Резолюции 2675 (XXV), - в том виде, как они признаны в международном праве и изложены в международных документах, продолжают полностью применяться в ситуациях вооруженного конфликта" .
Гуманитарное право является частью системы норм, касающихся прав человека в целом. Генеральная Ассамблея ООН и Комиссия по правам человека рассматривают как общие вопросы прав человека, так и специальные, относящиеся, в частности, к защите прав человека в период вооруженных конфликтов. Названные органы обсуждают и вопросы ответственности за преступное нарушение прав человека.
Таким образом, права человека в качестве отрасли современного права представляют собой совокупность принципов и норм, определяющих обязанность государств по обеспечению и соблюдению основных прав и свобод человека без всякой дискриминации как в мирное время, так и в период вооруженных конфликтов, а также устанавливающих ответственность за преступное нарушение этих прав. Данное определение, впервые сформулированное автором настоящей статьи еще в 1976 г. , разделяется и другими юристами-международниками .
Эта отрасль занимает особое место среди других отраслей международного права, определяемое спецификой объекта и характерными чертами метода правового регулирования, тесной связью с внутригосударственным правом, значением в системе современных международных отношений и многими другими особенностями. Характерная черта рассматриваемой отрасли права - создание и функционирование международного механизма, осуществляющего контроль за претворением в жизнь обязательств, взятых государствами по международным соглашениям.
Наличие системы договоров в сфере прав человека и оформление этой отрасли права не означают завершения процесса ее развития. Названная отрасль права обогащается все большим числом различных международно-правовых актов. Ее развитие будет и дальше идти главным образом по пути заключения многосторонних международных договоренностей и усиления контрольного механизма по наблюдению за выполнением государствами взятых ими на себя обязательств.
За последние годы споры вокруг существования двух отраслей права - МГП и МППЧ - не прекратились. Однако все большее признание принимает точка зрения о взаимодополняемости и конвергенции этих двух отраслей права. Так, профессор Розмари Аби-Саби пишет: "Если гуманитарное право и право прав человека преследуют одну и ту же цель, которая состоит в защите индивида от любых посягательств на его личность как во время вооруженных конфликтов, так и в мирное время, то неудивительно, что две эти ветви международного права должны дополнять друг друга" .
Ханс-Йоахим Хайнтце также пишет, что "конвергенция прав человека и международного гуманитарного права является практически осуществимой и полезной" . Несколько иную точку зрения высказывает И.А. Ледях, утверждая, что после Второй мировой войны происходит сближение МГП с правами человека. Однако это "сближение", по ее мнению, ведет к усилению глобального характера МГП как самостоятельной отрасли международного права .
Признание взаимодополняемости и фактической конвергенции МГП и МППЧ получило развитие и в практике международных отношений. Комиссия ООН по правам человека, преобразованная ныне в Совет по правам человека, в Резолюции 2005/63 от 23 апреля 2005 г. признала, что "права человека и международное гуманитарное право дополняют и укрепляют друг друга. Защита, обеспечиваемая правом прав человека, продолжает действовать в условиях вооруженных конфликтов с учетом тех случаев, когда международное право применяется как "lex specialis". В этой Резолюции также подчеркивается, что "поведение, которое нарушает международное гуманитарное право может также представлять грубое нарушение прав человека" .
Приняв 16 декабря 2005 г. "Основные принципы и руководящие положения, касающиеся права на правовую защиту и возмещение ущерба для жертв грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права", Генеральная Ассамблея ООН фактически признала интеграцию этих двух отраслей права (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН А/60/47 от 16 декабря 2005 г.). В данной Резолюции практически не проводится каких-либо существенных различий между правами человека и международным гуманитарным правом, а также принципами, касающимися права на правовую защиту и возмещение ущерба в зависимости от нарушений тех или иных соглашений в рассматриваемой области.
Для того чтобы определить степень конвергенции указанных двух отраслей права, необходимо рассмотреть вопрос о применимости МППЧ и МГП в различных обстоятельствах.
2. ПРАВОВОЙ СТАТУС ГОСУДАРСТВ И ОТДЕЛЬНЫХ УЧАСТНИКОВ ПО ОТНОШЕНИЮ К КОНФЛИКТУ
Состояние войны влечет за собой определенные юридические последствия в соответствии с международными договорами. Состояние войны выражается не только в открытой вооруженной борьбе государств, но и в разрыве мирных отношений между ними (дипломатических, торговых и др.)
В соответствии с III Гаагской конвенцией 1907 г., состоянию войны обязательно должно предшествовать предупреждение в форме обоснованного объявления войны или ультиматума с условным объявлением войны. О состоянии войны должны быть немедленно уведомлены нейтральные державы.
С принятием Устава ООН в 1945 году угроза силой или ее применение были запрещены за исключением случев:
• Индивидуальной или коллективной самообороны.
• Применения по решению Совета Безопасности ООН.
В настоящее время, поставленные вне закона войны не объявляются, но по факту начала военных действий применяются нормы международного гуманитарного права.
Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № 3314 от 14 декабря 1974 г. определяет следующие действия как акты агрессии:
• вторжение вооруженных сил на территорию другого государства, её аннексия или оккупация (даже временная);
• бомбардировка или применение другого оружия против территории другого государства;
• блокада портов или берегов другого государства;
• нападение на вооруженные силы другого государства;
• применение вооруженных сил, находящихся на территории другого государства по соглашению с последним, в нарушение условий соглашения, а равно пребывание их на территории другого государства по истечении срока соглашения;
• предоставление государством своей территории для осуществление агрессии третьим государством в отношении другого государства;
• засылка вооруженных банд, групп, наемников и т. п. от имени государства, которые осуществляют акты вооруженной борьбы против другого государства, по серьезности сопоставимые с предыдущими пунктами .
При наступлении состояния войны государство отвечает за то, чтобы граждане неприятельского государства, пользующиеся иммунитетом, в кратчайшие сроки покинули его территорию. К гражданам неприятельского государства, не обладающим иммунитетом, могут быть приняты меры ограничения свободы передвижения, вплоть до интернирования.
Нейтралитет - правовой статус государств, при котором оно воздерживается от действий, способных вовлечь его в военный международный конфликт.
Права и обязанности держав, являющихся нейтральными по отношению к конфликту, определяются V Гаагской конвенцией 1907 г.
Территория нейтральных государств считается неприкосновенной. Воюющим сторонам запрещается использовать её для перемещения войск, военных грузов и для установки оборудования связи. Запрещается проводить вербовку на территории нейтрального государства. Последнее, со своей стороны, обязано не допускать нарушения её нейтралитета со стороны воюющих государств.
В случае, если на территории нейтрального государства появляются войска воюющих сторон, оно обязано их интернировать на территории, находящейся как можно дальше от театра войны. При этом оно имеет право отпустить офицеров под честное слово не покидать нейтральной территории. В случае, если на территории нейтрального государства окажутся военнопленные, бежавшие из мест содержания, оно обязано их освободить.
Данные государства не размещают на своей территории военных баз других государств, при этом они не лишены права на самооборону. В прошлом статус постоянного нейтралитета принадлежал Бельгии (1813-1919), Люксембургу (1867-1944), в настоящее время постоянно-нейтральными государствами являются: Мальта, Туркменистан, Лаос, Камбоджа, Австрия, Швейцария. Данные государства являются инициаторами сотрудничества в области разоружения. Данное положение ни в коей мере не лишает государство суверенитета. В случае возникновения военного конфликта постоянно-нейтральные государства не должны допускать использование своей территории, водного и воздушного пространства, для целей военного принуждения одного государства другим. Правовой статус постоянно-нейтрального государства устанавливается и международно-правовыми актами и внутренним законодательством страны. Внутреннее законодательство стран, в основном преобладают над международным законодательством, однако международное признание данного правового положения является определяющим.
Личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, а также личный состав ополчения и добровольческих отрядов, входящих в состав этих вооруженных сил, автоматически являются комбатантами и пользуются правами, определенными международными договорами .
Личный состав других ополчений и добровольческих отрядов, включая личный состав организованных движений сопротивления, принадлежащих стороне, находящейся в конфликте, и действующих на их собственной территории или вне ее, даже если эта территория оккупирована, если эти ополчения и добровольческие отряды, включая организованные движения сопротивления, являются комбатантами и пользуются правами, определенными международными договорами, если отвечают 4-м нижеследующим условиям:
1. имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных,
2. имеют определенный и явственно видимый издали отличительный знак,
3. открыто носят оружие,
4. соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны.
Международное гуманитарное право проводит деление между комбатантами (сражающимися) и некомбатантами (несражающимися). Следует иметь в виду, что к гражданскому населению относятся все лица, которые не являются комбатантами. К комбатантам относятся: 1) личный состав регулярных вооруженных сил и включенные в них полувоенные или вооруженные организации, личный состав ополчений и добровольческих отрядов, включенные в состав вооруженных сил 2) партизаны, личный состав ополчений и добровольческих отрядов, включая организованные движения сопротивления, если они отвечают 4-м требованиям, приведенным выше. 3) Население неоккупированной территории, которое при приближении неприятеля стихийно берется за оружие для борьбы со вторгающимися войсками 4) Вооруженные участники национально-освободительных движений, борющихся против колониализма, расизма и иностранного господства в осуществлении своего права на самоопределние (только для стран-участниц Дополнительного протокола I 1977).
Военные корреспонденты, поставщики и т.д., хоть могут и не являться комбатантами, имеют право на статус военнопленного. Право применять оружие закреплено только за комбатантами. Если гражданские лица принимают участие в военных действиях, они теряют свой статус и полагающуюся защиту. Комбатанты, попавшие во власть неприятеля, имеют право на статус военнопленного.
Наемники, то есть, лица, не являющиеся гражданином ни одной из воюющих сторон, специально завербованные для участия в вооруженном конфликте и фактически участвующие в вооруженном конфликте с желанием получить личную выгоду и не входящие в личный состав вооруженных сил стороны конфликта, не получают статуса комбатанта и военнопленного. Наемничество является преступлением [ст. 359 УК] и подлежит уголовному преследованию.
Права и обязанности военнопленных регулируются IV Гаагской конвенцией 1907 г. и III Женевской конвенцией (принята в 1929 г., пересмотрена в 1949 г.).
Статусом военнопленного обладает любой комбатант, попавший во власть неприятельского государства. Нарушение данным лицом международных норм ведения военных действий не является основанием для лишения его этого статуса, за исключением случаев шпионажа. Тем не менее, за совершение международных преступлений (но не за участие в боевых действиях) военнопленный может быть подвергнут уголовному преследованию.
Необходимо заметить, что наёмники и шпионы вообще не имеют права на статус комбатанта, а значит, и военнопленного.
В соответствии с нормами международного гуманитарного права, любое лицо из состава вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, попадающее во власть противной стороны в то время, когда оно занимается шпионажем, не имеет права на статус военнопленного, и с ним могут обращаться как со шпионом, то есть, его могут подвергнуть уголовному преследованию.
В отличие от шпиона, разведчик, то есть лицо из состава вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, которое от имени этой стороны собирает или пытается собирать информацию на территории, контролируемой противной стороной, не считается лицом, занимающимся шпионажем, если, действуя таким образом, оно носит форменную одежду своих вооруженных сил. Таким образом, в случае пленения, разведчик имеет право на статус военнопленного .
Лицо из состава вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, которое не проживает на территории, оккупированной противной стороной, и которое занимается шпионажем на этой территории, не утрачивает свое право на статус военнопленного, и с ним не могут обращаться как со шпионом, за исключением тех случаев, когда оно захвачено до того, как оно вновь присоединилось к вооруженным силам, к которым оно принадлежит.
Соответственно, с точки зрения международного права, разведчиками могут считаться только фронтовые разведчики, носящие форменную одежду своих вооруженных сил. Все агентурные разведчики являются, по определению, шпионами.
Вопросы, связанные с защитой гражданского населения и гражданских объектов во время вооруженных конфликтов, регулируются Четвертой Женевской конвенцией и Дополнительными протоколами 1977 г.
В соответствии с этими документами запрещается:
• делать мирное население, отдельных его представителей или мирные объекты целями наступления;
• проводить неизбирательные наступления (не направленные на конкретную военную цель или оружием, не допускающим возможность такого направления), а также наступления, в результате которых можно ожидать избыточное количество жертв среди мирного населения по сравнению с достигнутыми военными успехами;
• использовать голод мирного населения как средство войны;
• нападать на объекты, имеющие важную роль для жизнеобеспечения мирного населения;
• нападать на сооружения, содержащие опасные силы (плотины, дамбы, АЭС), если освобождение этих сил может привести к значительным потерям среди мирного населения (за исключением случаев, когда такие сооружения оказывают непосредственную поддержку вооруженным силам и нет другого разумного способа прекратить эту поддержку);
В то же время, наличие гражданского населения в определенном месте не является препятствием для проведения военных операций в этом месте. Использование гражданского населения в качестве «живого щита» прямо запрещено.
В протоколе также указано, что при планировании и проведении военных операций необходимо постоянно заботиться о том, чтобы избежать жертв среди мирного населения или, в крайнем случае, минимизировать их.
Международно-правовые акты в сфере МГП не содержат положений, касающихся деятельности журналистов во время войны. МГП защищает не деятельность журналистов, а людей, занимающихся этой деятельностью .
В результате анализа норм МГП можно прийти к выводу о том, что в зоне ВК могут работать 2 категории журналистов:
военные корреспонденты (ст. 4.A (4) ЖК III ) и
журналисты, находящиеся в опасных профессиональных командировках в районах ВК (ст. 79 ДП I ).
Согласно ст. 4 ЖК III военные корреспонденты - это 1) представители СМИ, 2) имеющие аккредитацию в вооруженных силах и 3) сопровождающие военные формирования, при этом, 4) не являясь их членами. Эта же статья говорит, что военные корреспонденты при попадании в плен пользуются такой же защитой, что и военнопленные.
Журналисты, находящиеся в опасных профессиональных командировках в районах ВК, не получают аккредитации в вооруженных силах, хотя могут сопровождать военные формирования, по крайней мере, прямого запрета на подобное сопровождение нет. Такие журналисты обладают статусом гражданского лица и, как следствие, пользуются защитой от нападения, если только они не совершают никаких действий, несовместимых с их статусом гражданского лица . Следует заметить, что норма ст. 79 ДП I отсылочная и раскрывается в статьях, в которых говорится о защите гражданского населения.
Защита журналистов подразумевает не только необходимость предпринимать те или иные действия, но и обязательство не прибегать к определенного рода действиям . Так, гражданские лица в соответствии со ст. 51 (2) ДП I (в т.ч. журналисты) не должны являться объектом нападения (воздержание от действий), в соответствии со ст. 52 ДП I гражданские лица имеют право на то, чтобы к их собственности относились с уважением, если она не имеет военного характера (действие).
3. СОБЛЮДЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ГУМАНИТАРНОГО ПРАВА. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЯ.
Назначение любой правовой нормы заключается в воздействии на поведение людей. Как мы уже выяснили, международное гуманитарное право предписывает, что нужно и что нельзя делать в условиях вооруженного конфликта, то есть определяет нормы поведения участников военных действий. Чтобы соблюдать эти нормы, их прежде всего надо знать. Поэтому государства-участники Женевских конвенций 1949 г. и Дополнительных протоколов к ним обязались как можно более широко ознакомить с текстами этих соглашений как военнослужащих, так все население в целом.
Человек, нарушивший нормы права, несет ответственность. В международном гуманитарном праве личная уголовная ответственность предусматривается за особо серьезные правонарушения, совершенные во время международного вооруженного конфликта, которые называются военными преступлениями. Укажем только некоторые из них: преднамеренное убийство, пытки и бесчеловечное обращение, нанесение ущерба здоровью лиц, пользующихся защитой международного гуманитарного права (например, раненых, больных, потерпевших кораблекрушение, военнопленных, гражданского населения), принуждение их служить в вооруженных силах противника, взятие заложников, незаконное перемещение гражданских лиц, вероломное использование эмблемы красного креста и красного полумесяца (когда это явилось причиной смерти, серьезного телесного повреждения или ущерба здоровью) .
Совершивший военное преступление может быть судим непосредственно на основе международного права. Так, после второй мировой войны Нюрнбергский трибунал для суда и наказания главных военных преступников приговорил 12 главных обвиняемых к смертной казни, а остальных к различным срокам заключения. В 90-х годах были учреждены два международных уголовных трибунала по бывшей Югославии и Руанде. Они уполномочены рассматривать дела о военных преступлениях, совершенных в рамках этих двух конкретных конфликтов. В 1998 г. на Дипломатической конференции в Риме был принят Статут (устав) Постоянного международного уголовного суда, в компетенцию которого в том числе будет входить преследование и наказание лиц, совершивших военные преступления.
В подавляющем большинстве случаев привлечение к ответственности лиц, совершивших военные преступления, осуществляют сами государства. Согласно четырем Женевским конвенциям 1949 г. и Дополнительным протоколам к ним 1977г. государства-участники этих договоров взяли на себя обязательство ввести в действие законодательство, необходимое для обеспечения эффективных уголовных наказаний для лиц, совершивших или приказавших совершить военные преступления.
Уголовный кодекс Российской Федерации включает статью 356 "Применение запрещенных средств и методов ведения войны", которая устанавливает уголовную ответственность за некоторые нарушения международного гуманитарного права.
...Непросто следовать принципам международного гуманитарного права. Это требует от человека большой работы над собой. Он должен подавить в себе чувство мести, увидеть в самых сложных ситуациях ценность человеческой жизни, помнить, что в условиях вооруженного конфликта безоружному человеку предоставляется определенный минимум гуманитарных прав. Понимание того, что соблюдение норм международного гуманитарного права, само их существование, является необходимостью, приходит тогда, когда человек осознает, что любой может оказаться во власти противника. В этой ситуации каждый предпочтет правовую защиту беззаконию и произволу.
Становится историей ХХ век. Человечество готовится жить в новом столетии. Каким оно будет? Удастся ли поставить заслон бесчеловечности, насилию? Наверное, во многом это зависит от нас, от нашего умения договариваться, жить по правилам, относиться друг к другу гуманно даже в условиях самого жестокого противостояния.
Чтобы обеспечить выполнение обязательств по международному гуманитарному праву в случае вооруженного конфликта, государствам-участникам Женевских конвенций 1949 г. и Дополнительных протоколов к ним необходимо еще в мирное время предпринять ряд мер, в частности: как можно более широко ознакомить с текстами Конвенций и Протоколов как военнослужащих, так и все население в целом; ввести в действие уголовное законодательство, предусматривающее наказания за военные преступления; предотвратить неправомерное использование эмблем красного креста и красного полумесяца, других знаков и эмблем, защита которых предусматривается Конвенциями и Протоколами; осуществить меры, содействующие опознаванию, определению местонахождения и защите лиц и объектов, находящихся под покровительством Конвенций и Протоколов.
С самого начала вооруженного конфликта обязанностью сторон является назначение держав-покровительниц (нейтральных государств, которым поручается с согласия другой стороны в конфликте защищать гуманитарные интересы сторон). Одной из важнейших функций держав-покровительниц является посещение лагерей для военнопленных и интернированных гражданских лиц. Правом посещать места, где находятся пользующиеся покровительством лица, обладает также МККК. Это делается для того, чтобы представители держав-покровительниц или МККК могли проконтролировать, как на практике стороны в конфликте соблюдают положения Женевских конвенций, предотвратить негуманное обращение с покровительствуемыми лицами и, если необходимо, содействовать улучшению условий их содержания .
Сторона в конфликте не может отказаться выполнять обязанности, вытекающие из гуманитарных конвенций, на том основании, что другая сторона нарушила свои обязательства, так как они не обуславливаются взаимностью и должны выполняться каждой стороной в конфликте при всяких обстоятельствах и без каких-либо условий.
За нарушение норм международного гуманитарного права наступает ответственность как на на международном, так и на национальном уровнях.
Государство несет международно-правовую ответственность за последствия всех противоправных действий каждого своего военнослужащего. Оно должно обеспечить восстановление законности и при необходимости возместить потерпевшей стороне причиненный ущерб.
Лицо, нарушающее международное гуманитарное право, не может рассчитывать на освобождение от ответственности и наказания, даже если это нарушение было совершено с санкции официальных властей. Со времени Нюрнбергского процесса лица, совершившие правонарушения, могут быть судимы непосредственно на основе международного права. В 90-х годах были учреждены два международных уголовных трибунала по бывшей Югославии и по Руанде. Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии, местонахождением которого является Гаага, был учрежден в феврале 1993 года согласно резолюции 808 Совета Безопасности ООН. Его юрисдикция ограничена рассмотрением деяний, совершенных на территории бывшей Югославии и охватывает 4 категории преступлений: серьезные нарушения Женевских конвенций 1949 г., нарушения законов и обычаев войны, геноцид, преступления против человечности. Трибунал вынес обвинительные заключения и официально предъявил обвинение значительному числу лиц. Международный уголовный трибунал по Руанде, местонахождением которого является Аруша (Танзания), был учрежден в ноябре 1994 года в соответствии с резолюцией 955 Совета безопасности ООН. Его юрисдикция ограничена деяниями, совершенными в Руанде или гражданами Руанды в соседних государствах в течение 1994 г. Она охватывает 3 категории преступлений: геноцид, преступления против человечности, нарушения статьи 3, общей для Женевских конвенций 1949 г., и нарушения Дополнительного протокола II.
В 1998 г. на Дипломатической конференции в Риме был принят Статут (устав) Постоянного международного уголовного суда. Статут Международного уголовного суда предусматривает четыре категории военных преступлений:
1. Серьезные нарушения Женевских конвенций 1949 г.
2. Другие серьезные нарушения законов и обычаев войны, совершенные в период международного вооруженного конфликта; к ним относятся отдельные серьезные нарушения, предусмотренные Дополнительным протоколом I, и некоторые другие деяния, отражающие реалии современных конфликтов.
3. Серьезные нарушения статьи 3, общей для четырех Женевских конвенций 1949 года.
4. Другие серьезные нарушения законов и обычаев войны, применяемые к вооруженным конфликтам немеждународного характера, большинство из которых уже запрещены Дополнительным протоколом II.
Согласно четырем Женевским конвенциям 1949 г. и I и II Дополнительным протоколам от 1977 г. государства-участники взяли на себя обязательство ввести в действие законодательство, необходимое для обеспечения эффективных уголовных наказаний для лиц, совершивших или приказавших совершить серьезные нарушения этих договоров. В Дополнительном протоколе I серьезные нарушения определены как "военные преступления" (ст. 85).
Серьезными нарушениями являются:
1) перечисленные ниже деяния, совершенные в период международного вооруженного конфликта и направленные незаконным действием или бездействием против лиц, которые не принимают участия в военных действиях и не обладают средствами для защиты, а также против раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, против медицинского и духовного персонала, санитарных формирований или санитарных транспортных средств, против военнопленных, отдельных гражданских лиц и гражданского населения, находящегося на оккупированной территории или в зоне военных действий, против беженцев и лиц без гражданства, против других лиц, пользующихся международной защитой в связи с вооруженным конфликтом:
• преднамеренное убийство
• пытки и бесчеловечное обращение, включая биологические эксперименты;
• преднамеренное причинение тяжелых страданий или серьезного увечья, нанесение ущерба здоровью;
• принуждение военнопленного или иного покровительствуемого лица к службе в вооруженных силах Державы противника;
• лишение военнопленного или иного покровительствуемого лица права на беспристрастное и нормальное судопроизводство;
• незаконная депортация, перемещение или арест покровительствуемых лиц;
• взятие заложников;
• произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не оправданное военной необходимостью.
2) перечисленные ниже серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные умышленно в период международного вооруженного конфликта и ставшие причиной смерти или серьезного телесного повреждения или ущерба здоровью:
• совершение нападения на гражданское население или на отдельных гражданских лиц;
• совершение нападения неизбирательного характера, затрагивающего гражданское население или гражданские объекты, когда известно, что такое нападение явится причиной чрезмерных потерь жизни, ранений среди гражданских лиц или причиной ущерба гражданским объектам, которые были бы чрезмерными по отношению к конкретному и прямому военному преимуществу, которое предполагается таким образом получить;
• совершение нападения на установки или сооружения, содержащие опасные силы, когда известно, что такое нападение явится причиной чрезмерных потерь жизни, ранений среди гражданских лиц или причиной ущерба гражданским объектам, которые были бы чрезмерными по отношению к конкретному и прямому военному преимуществу, которое предполагается таким образом получить;
• превращение необороняемых местностей и демилитаризованных зон в объект нападения;
• совершение нападения на лицо, когда известно, что оно прекратило принимать участие в военных действиях;
• вероломное использование отличительного знака красного креста, красного полумесяца и других защитных знаков, признанных международным гуманитарным правом.
3) ниже перечисленные деяния, совершенные умышленно в период международного вооруженного конфликта:
• перемещение оккупирующей державой части ее собственного гражданского населения на оккупируемую ею территорию или депортация или перемещение всего или части населения оккупированной территории в пределах этой территории или за ее пределы;
• неоправданная задержка репатриации военнопленных или гражданских лиц;
• применение практики апартеида и других негуманных и унижающих действий, оскорбляющих достоинство личности, основанных на расовой дискриминации;
• превращение ясно опознаваемых исторических памятников, произведений искусства или мест отправления культа, которые являются культурным или духовным наследием народов и которым специальным соглашением, заключенным, например, в рамках компетентной международной организации, предоставляется особая защита, в объект нападения, в результате чего им наносятся большие разрушения, когда не имеется свидетельства об использовании этих объектов противной стороной для поддержки военных усилий, и когда такие исторические памятники, произведения искусства или места отправления культа не находятся в непосредственной близости от военных объектов.
4) ниже перечисленные деяния, совершенные в период международного вооруженного конфликта и нанесшие ущерб, незаконным действием или бездействием, физическому или психическому здоровью любого лица:
• применение к лицам, находящимся во власти противной стороны, задержанным или каким-либо иным образом лишенным свободы в связи с вооруженным конфликтом, какой бы то ни было медицинской процедуры, которая не требуется по состоянию здоровья указанных лиц и не соответствует общепринятым медицинским нормам, применяемым при аналогичных, с медицинской точки зрения, обстоятельствах к гражданам стороны, производящей эту процедуру, которые не лишены свободы в какой бы то ни было форме, в частности, применение к таким лицам даже с их согласия: а) действий, влекущих физические увечья; б) медицинских или научных экспериментов; в) операций по удалению тканей или органов для пересадки.
Статьи 49, 50, 129 и 146 четырех Женевских конвенций соответственно предусматривают принцип универсальной юрисдикции национальных судов в отношении серьезных нарушений (см. также статью 85, часть 1 Дополнительного протокола I). Согласно этому принципу государства должны разыскивать лиц, подозреваемых в совершении или приказавших совершить те или иные серьезные нарушения, и привлекать их к собственному суду независимо от их гражданской принадлежности, гражданской принадлежности жертвы и независимо от места совершения преступления. Государства могут также выдавать подозреваемых другим государствам при условии, что последние располагают достаточными основаниями для предъявления обвинения этим лицам.
Уголовный кодекс Российской Федерации включает главу 34 (раздел XII) "Преступления против мира и безопасности человечества". Эта глава включает статью 356 "Применение запрещенных средств и методов ведения войны", которая устанавливает уголовную ответственность за некоторые нарушения международного гуманитарного права.
Согласно данной статье уголовная ответственность предусмотрена за совершение следующих деяний: жестокое обращение с военнопленными или гражданским населением, депортация гражданского населения, разграбление национального имущества на оккупированной территории, применение в вооруженном конфликте средств и методов, оружия массового поражения, запрещенных международным договором Российской Федерации.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Сторонники существования международного гуманитарного права утверждают, что международного право прав человека применяется лишь в мирное время, а международное гуманитарное право является единственным сводом правил, применяемых в период вооруженных конфликтов . Те ученые, которые утверждают о существовании самостоятельной отрасли прав человека, говорят о том, что МППЧ применяется как в мирное, так и в военное время .
Совет Безопасности ООН, Генеральная Ассамблея ООН и Комиссия по правам человека в своих резолюциях и решениях неоднократно высказывались о необходимости соблюдения в период вооруженных конфликтов как прав человека, так и гуманитарного права . Тем самым они подтверждали факт, что оба правовых режима могут применяться в одной и той же ситуации. Международный Суд ООН в своем консультативном заключении относительно правовых последствий строительства стены на оккупированной палестинской территории заявил, что "защита, обеспечиваемая конвенциями о правах человека, не прекращается во время вооруженного конфликта. Что же касается взаимосвязи между международным гуманитарным правом и стандартами в области прав человека, то существуют три возможные ситуации: одни права могут быть исключительно вопросами международного гуманитарного права; другие могут быть исключительно вопросами стандартов в области прав человека; третьи могут быть вопросами, охватываемыми обеими этими отраслями права Суд должен принять во внимание обе эти отрасли международного права, а именно стандарты в области прав человека и - как lex specialis - международное гуманитарное право" . В контексте данного заключения Суда можно сделать вывод, что международное право прав человека применяется во всех ситуациях, а МГП выступает как lex specialis. Такой вывод подтверждается деятельностью ряда договорных конвенционных органов. В 2001 году Комитет ООН по правам человека принял замечание общего порядка N 29 (2001) относительно отступления от обязательств в связи с чрезвычайным положением. В этих замечаниях Комитет четко указал, что Пакт применяется и в ситуациях, когда происходят международные и внутренние вооруженные конфликты, а Комитет по правам человека может рассматривать любые сведения о нарушениях прав человека в пределах своей юрисдикции даже в условиях вооруженных конфликтов.
Совет Безопасности ООН, Генеральная Ассамблея ООН и Комиссия ООН по правам человека неоднократно подтверждали правомерность применения МППЧ в условиях вооруженных конфликтов. Такую же позицию занимает и Европейский суд по правам человека, а также и Межамериканский суд по правам человека . Однако это положение разделяется не всеми государствами. Так, США не раз заявляли, что различные органы ООН не имеют право применять МППЧ в тех случаях, когда те или иные вопросы регулируются международным гуманитарным правом . Совершенно очевидно, что такая позиция имеет целью сузить применение правовых норм в условиях вооруженных конфликтов и тем самым оправдать нарушение ряда фундаментальных прав и свобод.
О сближении МППЧ и МГП однозначно свидетельствует Статут МУС. Согласно статье 21 "Применимое право" Суд применяет "международные договоры, принципы и нормы международного права, включая общепризнанные принципы международного права вооруженных конфликтов" (подп. "b"). Приведенная формулировка совершенно очевидно свидетельствует, что Статут МУС рассматривает МГП как часть МППЧ. Более того, согласно Статуту МУС применение и толкование права Судом "должно соответствовать международно-признанным правам человека и не допускать никакого неблагоприятственного проведения различия по таким признакам, как гендерный признак, возраст, раса, цвет кожи, язык, религия или вероисповедание, политические или иные убеждения, национальное, этническое или социальное происхождение, имущественное, сословное или иное положение" (п. 3 ст. 21).
Характерно, что юрисдикция Суда не ограничивается военными преступлениями. Она включает в себя преступление геноцида, преступление агрессии и преступления против человечности (апартеид, пытки, насильственное исчезновение людей и др.). Следовательно, под юрисдикцию подпадают все виды преступлений, охватываемые как МППЧ, так и МГП.
Анализ международно-правовых документов, решений ООН и региональных организаций позволяет сделать вывод о том, что МППЧ применяется в условиях вооруженных конфликтов как международного, так и немеждународного характера. При этом одновременное применение МППЧ и МГП позволяет наиболее полно защищать основные права и свободы человека.
Таким образом, МГП и МППЧ позитивно взаимодействуют друг с другом, постепенно интегрируясь в одну отрасль права - международное право прав человека. Думается, что процесс интеграции будет продолжаться еще длительное время, в ходе которого стирание граней между МГП и МППЧ приведет к созданию единой отрасли международного права.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Устав Организации Объединенных Наций (Нью-Йорк, 26 июня 1945 г.)
2. Всеобщая декларация прав человека (Нью-Йорк, 10 декабря 1948 г.)
3. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.)
4. Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.)
5. (Европейская) Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.)
6. Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (Нью-Йорк, 9 декабря 1948 г.)
7. Конвенция о статусе беженцев (Женева, 28 июля 1951 г.)
8. Конвенция о политических правах женщин (Нью-Йорк, 31 марта 1953 г.)
9. Даниленко Г.М. Международная защита прав человека. М., 2006
10. Защита лиц и объектов в международном гуманитарном праве. М., МККК. 2007
11. Иваненко А.В., Иваненко В.С. Социальные права человека и социальные обязанности государства: международный и внутригосударственный правовые аспекты. СПб., 2003
12. Имплементация норм международного гуманитарного права. М., МККК. 1998.
13. Калугин В.Ю., Павлова Л.В., Фисенко И.В. Международное гуманитарное право. Минск. 2008
14. Карташкин В.А. Права человека в международном и внутригосударственном праве. М., 1995. С. 36 - 58.
15. Ледях И.А. Принципы и нормы международного гуманитарного права - консолидирующая основа защиты прав человека в вооруженных конфликтах // Права человека и процессы глобализации современного мира / Под ред. Е.А. Лукашевой. М., 2005.
16. Права человека и вооруженные конфликты: Учеб. для вузов / Под ред. В.А. Карташкина. М., 2001. С. 1 - 104
17. Права человека. / Отв. ред. Е.А. Лукашева. М., 2002
18. Тиунов О.И. Международное гуманитарное право. М., 1999
19. Энтин М.Л. Международные гарантии прав человека: опыт Совета Европы. М., 1997.
 
« Пред.   След. »
Понравилось? тогда жми кнопку!

Заказать работу

Заказать работу

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
4 гостей
загрузка...
Проверить тИЦ и PR